Sharewood.biz - платное теперь бесплатно
  Рассказы инцест и не только...        22 мая 2018        94         0

Ебу сестру жены секс рассказы Видео…


ебу сестру жены секс рассказы

Видео ебет жену в бане: badtour2.ru — Порно фидео из частных коллекций, Развратные видео для утоления вашего желания

Видео ебет жену в бане

Недолго думая, я чувствовал свою благоверную на диван, друг пристроился рядом, и мы выебли мою суку по самые помидоры. Юену видео ебет жену в бане это спасибо. Он давно уже предлагает свою жену своим друзьям, для того чтобы они ее трахали.

Муж с уверенностью и своим другом решили снять небольшой бано светлячок в сауне. В этот раз мы втроем сидели в сауненакрыли стол, всё как нарастает. С мужем и любовником. Порно от первого лица с Если вы оцените и любите развратное порно видео, добавьте наш сайт в целости и заходите ежедневно. Ебём мою жену в комнате Моя жена часто жалуется на нехватку мужского естества.

Бесплатная видео — порнуха на тему » Ебут жену в бане «. Главная Последние Популярные Продолжительные. жену трахают в бане, секс с матом, ебут жену в бане, ебем мою жену, жена в бане.

Здесь проходят студенческие вечеринки, мальчишники и корпоративы, а потому секс в бане случается регулярно и записывается на видео со скрытых камер. В попку в бане с сестрой жены.

Бесплатная видео — порнуха на тему » Жену ебут в бане. жену ебут в бане, азиатская баня, жена в бане, ебут жену японские, японскую жену трахнули.

ебут пьяную жену. в сауне. жену с другом в бане. русские жены. вдвоем ебем мою жену. кончил в пизду моей жене. групповая ебля моей жены. Бесплатная видео — порнуха на тему » Ебут жену в бане «.

Бесплатная видео — порнуха на тему » Ебут жену в бане. жену трахают в бане, ебут жену в бане, полизать у жены, мою жену трахнули в бане, жена в бане.

Бесплатная видео — порнуха на тему » Жену выебали в бане «. Главная Последние Популярные Продолжительные. моя жена в ванной, секс с женой, ебут жену в бане, жену трахают в бане, ебля жены в бане.

Бесплатная видео — порнуха на тему «Мою жену трахнули в бане «. Главная Последние Популярные Продолжительные. мою жену трахнули в бане, ебут жену в кино, с тещей в бане, жену задом, жена любит в жопу.

Бесплатная видео — порнуха на тему » Ебут жену в бане. ебут жену в бане, жену трахают я снимаю, ванна, в бане трахнули мою жену и меня, вместе в ванне.

Бесплатная видео — порнуха на тему «Мою жену ебут в бане «. Главная Последние Популярные Продолжительные. мою жену ебут в бане, скрытая. 1 год назад.

трахнул жену азиатку, грудастые японские жены, японку трахают в бане. жена в бане, большие сиськи в магазине, частное большие сиськи, готовят голые, ебут японскую жену, голая повариха, с домработницей.

Порно видео жену ебу с другом. В отличие от других подобных сценариев, жену на этот раз ебет только муж, а друг семьи снимает все происходящее на камеру. В этот раз мы втроем заперлись в сауне. накрыли стол, всё как полагается. Велма и дафни в заброшенном замке 18 порно игра. Затем гость положил голую замужнюю шлюху на спину и начал трахать её сверху. Главная Новинки Лучшее видео По просмотрам По лайкам Набирающее популярность По категориям Минет Секс раком Брюнетки Надрачивают Блондинки Большой член Кончают в рот Секс дома Шатенки Секс втроем Комментарии. После этой процедуры мужик засунул палец в вагину и начал возбуждать жену. Скопируйте этот код для вставки на ваш сайт: Ебём мою жену в инновации Моя жена часто жалуется на кушетку мужского внимания.

Бесплатная видео — порнуха на тему » Жену ебут в бане. ебут жену японку, японку трахнул в магазине, уборка служанка голой, грудастые японские жены, жену ебут в бане. Бесплатная видео — порнуха на тему » Жену ебут в бане. жену ебут в бане, трахнул японскую жену, жену трахают в бане, баня жена, красивая жена.


Ебу сестру своей жены » Рассказы с частными фото

Ебу сестру своей жены

Я не надеюсь на ваше понимание и по-правде сказать — чихать хотел на ваше неодобрение. Просто захотелось рассказать одну историю из моей насыщенной жизни.

Итак. Я делаю то, о чем большинство из вас, малодушных, может только мечтать. И это отличает вас, тихих интеллигентов, от такого волчары, как я. Поэтому просто молча послушайте и завидуйте. Тоже по возможности молча!

Я ебу сестру своей жены. Нравственная сторона вопроса меня не интересует, да и вам ее затрагивать не советую, кто мало говорит — долго живет. Это не восточная мудрость — это мое жизненное кредо.

Ее зовут Настя. Настюшка. Настенка. Как обычно называют себя такие сладкие молодые девочки в каком-нибудь долбаном контакте. Еще и статусы пишут умильные, типа: Меня трудно найти, но легко потерять. Или «Не теряйте достойных ради доступных!». Бабы. что с них возьмешь?

Все прозаично на самом деле. Старшая сестра живет в большом городе с семьей, младшая приезжает учиться в институт и не толкать же родную кровиночку в общагу. И вот эта кровиночка начинает мозолить мне глаза. Надо сказать, девочка — чисто персик. Невысокая, ясные серые глазки, каштановые волосы до плеч, вся такая беззащитно-тоненькая, но с титьками. Одним словом, мышка серенькая, но хорошенькая по определению всезнаек америкосов.

А я ведь не евнух. Я мужик в расцвете сил и здоровья. Немного «за 30», мускулами Бог не обидел, а уж про мужскую силу вообще молчу, охоч я до этого дела с ранней молодости. И много бабе могу дать, не скорострел какой-нибудь. Поэтому трудно мне было не замечать эту девочку-целочку в своей собственной квартире. Но как к ней подкатить? Конечно, я мог ее прихватить в темном углу и насильно взять, деваться ей тут все равно некуда. Да и припугнуть мог, что расскажу супруге, как она сама ко мне домогалась. Влюбленные женщины слепы и готовы поверить всему, лишь бы оправдать мужчину в своих глазах. Но это было как то скучно. А я люблю, чтобы было интересно! Поэтому тянул время и раздумывал.

Ждать долго не пришлось. Как — то раз мне пришлось в разгар рабочего дня заехать домой за документами. По идее, никого дома быть не должно — супруга с дочкой уехали в парк, а свояченица еще на занятиях. Но с кухни доносился безутешный женский плач и я помчался туда. Настюшка рыдала на кухонном диванчике, худые плечи вздрагивали под тоненькой футболкой. Я машинально отметил, что лифчика на ней не было.

— Настя, что с тобой? Обидел кто? Так я разберусь! Эй, ну все, все, вытирай глазки!

Я сгреб девицу в объятья, мимоходом чувствуя, как напрягается член от близости молодого упругого тела. Мои руки успокаивающе гладили ее спину, то и дело, переползая границы приличия и лапая попочку, скрытую от моего взгляда коротенькой джинсовой юбкой.

— Дядя Сережа, все мужики козлы! Я рассталась с Андреем! Он. он хотел.

Она зарыдала пуще прежнего. Я уже почти усадил девушку к себе на колени и мечтал только об одном — задрать юбчонку и трахнуть ее прямо на кухонном столе.

— Ну, не реви. Что случилось то?

— Андрей. мы целовались. а потом он. расстегнул ширинку! Я ему дала пощечину, а он назвал меня дурой и ушел. Он, наверное, больше не придеееееет. а я его люблюююююююю.

Это был мой звездный час! Если бы девочка увидела сейчас мою довольную улыбку, она убежала бы куда глаза глядят.

— Настенька. Андрей мужчина, а ты сейчас не в своей деревне, а в большом городе, тут совсем другие нравы. Парень он видный. Так что — считай — нет у тебя больше кавалера. Мигом приберут к рукам ушлые девки. Не такие скромницы, как ты!

— Но что мне делать. Я люблю его и не хочу терять. Он нравится всем девочкам в группе и они только рады будут, что мы расстались. Дядя Сережа, как мне быть? Дайте совет!

— Ну что же, Настя. Я старше тебя и знаю мужчин. Могу конечно помочь тебе. Только готова ли ты обучаться? Понравиться искушенному мальчику вроде твоего Андрея ох как непросто. Если не хочешь прилагать усилия, то лучше сразу откажись от него, чтобы я не тратил на тебя свое время.

— Я на все готова ради него! Только скажите!

— Ну что же. Ты ведь понимаешь, что Андрей хотел от тебя? Вижу по глазам, что да. Мужчины очень любят минет и ценят девушек, которые им могут его предложить. Так что если ты научишься этому непростому искусству, то переплюнешь всех ваших красавиц в институте. Я конечно мог бы тебе рассказать, как это делается или даже показать порнофильм, но сама понимаешь, теория без практики пустой звук. Поэтому мне кажется самый быстрый способ познания — это только практика. Готова быть моей ученицей?

— Да! Что нужно делать?

— Для начала воспринимай меня не как знакомого тебе человека, а как лектора из института. Представь себе, что я строгий учитель, а то, чем мы с тобой будем заниматься в ближайшее время — всего лишь лекции. Я буду тебя направлять, ругать если нужно и хвалить, если ты будешь стараться. Вместо диплома ты получишь вечную любовь своего Андрюши. Но только уговор — это будет нашей маленькой тайной. Иногда успех какого-нибудь дела зависит именно от строгой секретности. Поняла? Ну, смотри и слушай внимательно.

Весь в предвкушении удовольствия я медленно расстегнул ширинку.

— Это методическое пособие. Тебе нужно взять его в руку и совершать возвратно-поступательные движения. Не торопись. Он очень чувствительный! Представь себе, что держишь в руках эскимо на палочке и начинай сосать его. И не бойся — я никому не скажу, чем ты занималась.

— Но. это наверное плохо, да? Я же не должна наверное этого делать.

— Ох, Настя. Я так и думал. Когда дошло до реального дела — ты струсила. Что ж. я пытался тебе помочь. А теперь сиди и рыдай по своей разбитой любви — а мне некогда, мне работать надо.

— Нет! Дядя Сережа, простите! Я все сделаю, как вы скажете!

Она робко прикоснулась к члену и стала его поглаживать, не глядя на меня. На щеках вспыхнул румянец.

— Давай, открой ротик и возьми головку. Так. осторожно. посасывай. да. не бойся — я сейчас буду двигаться у тебя во рту, не пугайся, это не больно и не страшно!

Она закрыла глаза и громко дышала от напряжения. Ее ротик был такой теплый и влажный, мне приходилось себя сдерживать, чтобы не начать долбить ее в полную силу. Я встал на путь растления, сладостный и опасный. Поэтому только контроль и выдержка! Иначе все испорчу.

— Вот так, умница! Ты просто молодец! Полижи головку языком. так. не стесняйся. теперь попробуй взять поглубже. так. еще. ручкой поработай! А теперь возьми в рот яйца. давай, лижи. оооо.

Она расслабилась и уже увереннее стала сосать. Я осторожно, чтобы не вспугнуть ее, начал поглаживать Настину попку. Она вроде была не против, поэтому я приподнял юбочку и обнажил стройные бедра в белых хлопковых трусиках.

— Настюша, ты все делаешь правильно. Но мужчина при этом вряд ли будет стоять столбом, он скорее всего будет трогать тебя. Ты должна быть к этому готова. Поэтому сейчас не пугайся, я буду тебя раздевать. Это все нужно для нашего урока, поверь. Без этого опыта ты все испортишь. Вот начнешь все правильно. Твой мальчик будет тобой восхищаться. А захочет тебе тоже сделать приятное — и ты ему снова влепишь пощечину.

Я задрал ей футболку и стал мять красивые упругие сиськи. Она и правда была без лифчика, сосочки уже торчали — вся эта ситуация ее явно будоражила. С одной стороны девушка понимала, что переходит некую грань, а с другой ее толкало любопытство и желание получить удовольствие.

— Теперь давай посмотрим на твои трусики. Очень милые! Ты не против, если я рассмотрю их поближе? Ты ведь мне доверяешь? Я твой наставник и не сделаю тебе ничего плохого.

Я потер ее губки через трусы, ткань была мокрая насквозь. О, как бы мне хотелось засадить в эту девственную щель! Но такого произвола я позволить себе не мог. Хотя кое какие мыслишки появились.

— Настенька. ты уже такая мокренькая. тебе приятно? Ты трогаешь себя? Ну, не стесняйся! Все девочки делают это, трогать себя полезно. А еще лучше, когда это делает другой человек. Например, твой наставник!

Я стянул с девушки юбку и стал потихоньку стягивать трусики. Она уже не сопротивлялась — была слишком возбуждена для этого. Попочка у нее была что надо — упругая и небольшая. Пися чисто выбрита, она уже сочилась смазкой, просто манила воткнуть в нее мою дубинку! И я бы точно это сделал — если бы в подъезде не громыхнули двери лифта. Настя вздрогнула, заметалась — и тут повернулся ключ в замке! Девушка покраснела и быстро натянула юбку, а я еле запихал торчащий хуй в тесные джинсы. Ну что ж. это только небольшая отсрочка!

Ночью я мучился от бессонницы, предвкушая те наслаждения, которые я собирался получить от этой невинной девушки. На следующий день я заехал за ней в институт. Настя смутилась и тихо сидела в машине. Я не приставал с разговорами надо было дать девушке время привыкнуть ко мне.

— Ну что, Настя, продолжим? Давай как в институте, прежде чем проходить новую тему, закрепим вчерашний материал.

Я расстегнул джинсы и совсем снял их. Мне хотелось, чтобы она не ограничивалась членом, а ласкала все мое тело. Сегодня девушка была не так скованна и мне захотелось пойти дальше.

— Настя, ты уже очень хорошо сосешь, еще несколько недель упорных тренировок, и можно будет мириться с Андреем. Но когда ты так хорошо станешь его ублажать минетом, парню захочется пойти дальше. Ты готова? Я имею в виду, заняться с ним сексом? Только так ты сможешь удержать этого парня. Уверен, он не будет долго ждать, когда ты переборешь свою застенчивость и может уйти к другой!

— Но как мне быть? Я еще девственница и хочу сохранить себя до свадьбы.

— Не плачь, это поправимо. Есть один вид секса, который нравится мужчинам даже больше, чем классический. Думаю, ты понимаешь, о чем я говорю.

— Вы имеете в виду. в попку. но это же больно! Девочки рассказывали, что это дикая боль и потом будут всякие неприятности.

— Настя, вот поэтому тебе повезло, что у тебя есть такой хороший наставник, как я. Доверься мне! Тебе понравится, я обещаю. Для начала я разработаю твой анус, чтобы он мог принимать в себя член. Не волнуйся! Давай ка снимай свои трусики и ложись на диван. Не красней. Мы делаем большое дело, это не прихоть, и тебе не должно быть стыдно. Ты же раздеваешься в больнице? Ну вот, представь себе, что я врач. И хочу тебе помочь в твоей проблеме.

Я помог девушке раздеться и уложил на диван. Потом медленно развел ее ноги и стал поглаживать их.

— Вот видишь. Совсем нечего стесняться, просто обычный осмотр. У тебя такая красивая попка! Уверен, все парни с курса хотят тебя! И ты будешь мне благодарна, потому что с таким опытом сможешь получить не только своего любимого Андрейку, но любого мужчину!

Я смазал указательный палец маслом и погладил розовую дырочку. О. предвкушение того, что эта девственная пещерка будет принадлежать мне — сводило с ума. Мой палец медленно входил и выходил, тугое колечко ануса так плотно обхватывало меня, что член уже просто рвался из штанов. Но терпение, Сергей. Терпение.

Я немного ускорил, она не возражала. И вот уже я трахаю ее в зад своим пальцем, теперь двумя. Настя закрыла глаза и стала дышать прерывисто. Ей явно нравилось, что я делаю с ней! Надо же, так повезло, девственница. Которая тащится от анала.

Чтобы закрепить эффект, я склонился над ее текущей щелью и стал легонько водить по ней языком.

Ее юная дырка просто свела меня с ума. Обычно я не заморачиваюсь на оральных ласках, но лизать эту благоухающую молодость плоть было очень приятно. Настя зажмурила глаза и закусила губку, потом не выдержала и стала тихонько вскрикивать.

Я не терялся и погружал пальцы в ее попочку все глубже, она только сильнее раздвинула ножки и стала сама насаживаться на мой таран. Пожалуй, можно было рискнуть присунуть в эту попку кое-что большее, чем пальцы.

Хуй у меня толстый и головка с трудом протиснулась в слишком узкую щель. Очарование прошло и девушка стала сопротивляться.

— Дядя Сережа, не надо, я передумала, не надо пожалуйста, нет!

— но Настенька, мы же не прошли самую главную тему, расслабься, я буду входить медленно и больно не будет. Тише, тише, моя хорошая, успокойся.

Девушка теперь ужа молча сопротивлялась, мне ее трепыхания были смешны, и я бы добился своего, если бы не телефонный звонок. Пока я отвлекся, девушка убежала в свою комнату и закрылась. Что ж. не будет же она сидеть там вечно? Маленькая сучка! Неутоленное возбуждение сделало меня агрессивным. Я был настроен решительно.

Весь вечер Настёна просидела в своей комнате. Наплела сестре, что-то про головную боль, отказалась от ужина и погасила свет. Я затаился, как охотник в засаде. Мы тоже засобирались спать, я прислушивался в темноте к сонному дыханию жены, и наконец мое ожидание было вознаграждено — моя малышка открыла свою комнату и прокралась в сторону туалета. Бесшумно, чтобы не потревожить супругу, я прокрался в Настину комнату и спрятался около двери.

Она вскоре появилась, с непривычки натыкаясь на мебель, и попала прямиком в мои объятья. Чтобы не переполошить весь дом, я крепко зажал ей рот и повалил на постель.

— Ну, не кричи, считай, что я оставил тебя после уроков за плохую успеваемость. И тебе придется очень сильно постараться, чтобы я был доволен. Так что лучше бы тебе расслабиться. В жопу я тебя все равно трахну, поняла меня? Но если расслабишься, может быть, получишь удовольствие!

Ее беспомощность меня так заводила, что член просто выпрыгивал из трусов. Она лежала на животе, а я сверху прижимал ее крепко к постели, не вырваться.

Без всякой нежности я начал вводить головку в теплый зад, девушка уже не дергалась, видимо, была парализована ужасом. Сама виновата — я же собирался ввести ее в мир анала долгим и приятным путем. Но раз не захотела по-хорошему.

Пользуясь ее неподвижностью, я стянул с девушки коротенькую сорочку, в которой она спала, и стал грубо мять напрягшиеся соски.

Настя заплакала. Я как-то читал статью, мол, женские слезы обладают каким — то удивительным свойством укрощать мужской гнев. Хрен то там! Меня ее слабость только еще больше распалила. Да и к этому моменту я настолько разъебал ее дырочку, что мог засовывать свой хуй по самые яйца, так что остановить меня в такой момент не мог бы даже конец света. Удовольствие было таким острым, что я снова и снова втыкал. Завтра бедняжка будет проклинать меня за свою стертую задницу. Ну ничего, подарю ей волшебный крем.

Я мог бы долбить ее несколько часов подряд, но правда пожалел. Для первого раза было достаточно. Еще несколько мощных толчков — и я спустил ей прямо в очко. Потом медленно вынул член — в свете фонаря было хорошо видно, как сперма вытекает из разработанной дырки.

— Настюша, а теперь давай вспомним первое занятие. Да, возьми член в рот и хорошенько очисти его от спермы. В следующий раз попробуешь глотать. К твоему сведению, мужчины очень ценят таких умелых девушек! Да, ты не ослышалась, моя милая хуесоска. Наши занятия с тобой не закончены. Я скорее сказал бы, что все только начинается. Считай, что это такая же обязательная программа, как в институте. Ну, не плачь. Тебе понравится, я обещаю!

Девушка свернулась калачиком на кровати и тихо лила слезы в подушку. Что ж, она хорошо потрудилась сегодня и должна быть вознаграждена!

— Настенька, раздвинь ножки. Не бойся, тебя ждет пятерка. Ну, вытри слезки и будь хорошей девочкой, не упрямься.

Я медленно, со знанием дела, начал лизать ее мокрое от смазки влагалище. Первое время по инерции девушка еще всхлипывала, но через несколько минут уже часто задышала и раздвинула ноги шире.

Я сосал ее крошечный клитор и легко, без нажима подрачивал девственную пещерку.

— Еще, дядя Сережа, еще. пожалуйста, еще.

Она бурно разрядилась мне в рот, сжимая и разжимая бёдра, я крепко держал ее, пока девушка корчилась от наслаждения. Наконец она затихла и удовлетворенно вздохнула.

— Вот видишь, глупая. Надо слушаться учителя! Я старше и значит — как минимум умнее тебя. И знаю толк в удовольствиях. Так что сейчас спи, а завтра мы с тобой продолжим наши лекции. Спи, моя красавица!

Я тихо вышел из комнаты и с удовольствием растянулся на своей постели. Эх, вот это жизнь! Эта девочка еще пару дней поосторожничает, а потом сама будет умолять трахнуть ее — с таким темпераментом долго ей не продержаться. А этот ее мальчик — стоит ей сравнить нас — и я уверен, что он будет быстро забыт. И тут еще приезжает в гости третья — самая старшая сестра. может для комплекта и ее оприходовать? Я подумаю о этом завтра.


Инцест — порно рассказы, отец ебет дочь, мать и сын порно, порно сестра брат, брат трахает сестру

Эротические и порно истории

Название: Дача

Автор: Admin

Мать заглянула в комнату семнадцатилетнего сына, где он спал в середине дня после принятия душа. На улице стояла дикая жара, и сон было единственно правильным действием в это время дня.

Она вскользь пробежала взглядом по комнате, и тут она заметила, что из под простыни, небрежно прикрывающей спящего, выглядывало одно яичко. » Почему спит раздетым? Ведь уже большой», — подумала мать. Она подошла к кровати, и хотела было поправить простыню, как почувствовала, что руки её не слушаются и наоборот стягивают с мальчика простынь, оголяя его достоинство.

Автор: Admin

Все началось, когда мне было лет пятнадцать и мастурбация уже не давала полного удовлетварения. И тут я начала подумавать о настоящем сексе, члене и всевозможных способов удовлетварения своей плоти.

Я была хороша собой, но мальчшки в моем классе казались мне детьми, у которых и потрогать то нечего, а учителя все сплошь старики, уже оттрахавшие почти всех училок в школе, включая старух и замужних.

Где то раз в месяц они устраивали у нас в школе туалетные вечера, когда поджидали у туалета старшеклассниц.


Люблю тещу и жену и трахаю их вместе — Читать эротические истории, смотреть порно

Читать эротические истории, смотреть порно

Люблю тещу и жену и трахаю их вместе

Reply любимая теща Сентябрь 18th, 2016 babka | просмотров: 39 124

Заболела жена. Кто не болеет? Но положили ее в больницу, а у меня на руках осталась трехлетняя дочь. И работа такая, что ни отгулов, ни отпуска сейчас не возьмешь. Куда мне с такой малюткой? Пришлось обратиться к теще с просьбой помочь в беде. Либо пусть к себе Катьку возьмет, либо к нам приедет, но что-то делать нужно. Теща приехала к нам.

Приходил с работы поздновато, играл с Катькой, общался с тещей. Она у меня женщина что надо. Родила Ленку, мою жену, едва ли не в восемнадцать и сейчас была в самом соку, даже не достигнув возраста «ягодки опять». И характером вышла. Спокойная, доброжелательная. И с зятем, со мной то есть, общий язык нашла быстро. Да у нас с ней и разница в возрасте не такая уж и большая. Ленка-то намного младше меня. Так что никаких трений не возникало, напротив, все было мило и прекрасно. Теща смотрела за Катькой, готовила, вела хозяйство. Так и жили.

Сдали объект заказчику, получили премию и нормальный рабочий день. Пришел домой рано. Играли с Катькой, привлекли к игре и тещу. Катька весело хохотала, догоняя бабушку, что бегала по комнате, на спине горячего скакуна, которого изображал папа. Держась за уши, чтобы не упасть с папиной, точнее с лошадкиной спины, колотила пяточками по бокам, пришпоривая скакуна. Шум, смех, радостные вопли дочери. Пришло время купания. Катька по всегдашней своей привычке устроила в ванне шторм и бурю.

Оба с тещей стояли мокрые и ждали, пока корабль с матросом Катькой пришвартуется к берегу. Мокрый халат облепил тещину фигуру, а фигура-то еще очень и очень недурна. Теща телосложением схожа с Ленкой, правда немного полнее, но это ее еще больше красит, придает очарование зрелой женщины. И лицом они схожи. Иной раз кажется, что две сестры — младшая и старшая. Груди у нее несколько больше Ленкиных, попа пошире. ну так Ленке до мамы еще почти двадцать лет, так что сровняются в будущем.

Да, мокренькая фигурка тещи навела на грешные мысли, тем более, что женщины у меня уже давненько не было. А теща, женским своим нутром почувствовав мой к ней интерес, быстренько утихомирила Катьку, извлекла ее из бурного океана и отправила нас спать, сказав, что ей надо переодеться в сухое, вон как захлюпали.

Катька спала, а мы с тещей сидели на кухне. С премиальных прикупил вина и вот сидели, дегустируя сей напиток, вели разговоры за жизнь. Слово за слово и перешли к семейным проблемам. Теща начала говорить, как она рада за свою дочь, какой ей хороший муж достался: любящий, внимательный, заботливый, ласковый. пусть уж зять не сердится и не обижается, ведь известно, что у матери и у дочери друг от друга секретов нет, потому она знает даже как у нас обстоят дела в постели.

Как посчастливилось Ленке иметь такого мужа-любовника, который и помоет женщину в ванне, до кровати на руках донесет, всю перецелует и поцелует даже ТАМ. Теща такого и в кино не видала, не то, что в жизни. Прожила жизнь с алкашом, который слова доброго несказал, не приласкал. Только орет. Хорошо хоть руки не распускает. Нет, повезло Ленке, очень повезло. А ее муж припрется пьяным и спать. А если и понадобится ему кончить, так навалится как боров раз в месяц, пошмурыгает пару минут, воняя перегаром, спустит и н

а боковую. Никаких тебе поцелуев, слов ласковых.

Теща рассказывала, а по щекам ее текли слезы, губы искривились в горькой усмешке, нос покраснел. Она всхлипывала, утирала слезы тыльной стороной ладони и продолжала свое повествование. А я смотрел на нее и думал, что вот ведь нормальная баба, а счастья-то и нет у нее. А много ли надо женщине? И я начал утишать женщину, говорить, что все наладится, все образумится. Гладил ее, как ребенка, по голове, целовал. Она еще горше зарыдала. Присев перед ней на корточки, целовал ее плачущие глаза, собирал губами слезинки, текущие пощекам, целовал припухшие губы. В какой-то момент эти губы ответили на мои прикосновения, а еще через мгновение мы слились в поцелуе, совсем не родственном.

Двое стояли посреди кухни и яростно целовались. Руки порхали по телам, ощупывая и оглаживая. Языки вели свой разговор, проникая в рот. губы ласкали губы. Халатик тещи сполз с плеч и теперь чудом держался на ее теле. В какой-то момент теща двинула плечами и халатик совсем спал, обнажив ее груди, немного обвисшие, но еще крепкие, пухленький животик. После ванны теща не надела лифчик и теперь ее груди, высвобожденные из плена одежды, сами упали в мои подставленные ладони. Я мял их, ласкал, не отрываясь от губ женщины. А потом присел немного и начал целовать соски, опустился к животику. Теща прижимала мою голову к себе, все шептала про какой-то грех, а я стягивал до конца халат и вот он упал совсем. Теща стояла передо мной, прикрытая лишь трикотажными трусиками. И сейчас эта деталь одежды была явно лишней.

Я потянул трусики вниз, обнажая лобок с рыжеватой порослью, спустил их почти до колен и страстно целовал животик, лобок, бедра. Потянув трусы еще немного вниз, спустил их до щиколоток и теща, переступила ножками через трусики, явно соглашаясь со мной, что они уже не нужны. Она стояла как Венера, вышедшая из морской пены. Тело зрелой женщины было прекрасно.

Полуприкрыв глаза теща просила меня не смотреть на нее, такую толстую и страшную. Женщина любит ушами и потому мои слова о том, что ее тело прекрасно, что оно — само совершенство, что еще очень и очень долго будет способно дарить радость и наслаждение мужчине, что не надо стесняться, а надо гордиться таким телом, такой фигурой. Говорил много еще чего, теперь уж и не упомню. Известно, что в этот момент язык мужчины становится без костей и слова сами льются, минуя мозг. А я все говорил, перемеживая свои слова поцелуями. А потом подхватил тещу на руки и понес в спальню. Она не сопротивлялась, отдавшись в полную волю мужчины. Обхватив меня за шею, целовала куда-то в ухо, что-то шептала.

Положив женщину на кровать, сам еще не раздевшись, вновь начал покрыватьее тело поцелуями. Целовал губы, шею, груди, живот, бедра и вновь губы. Теща лежала, слегка раздвинув ноги и я пальцем провел поее промежности, погрузил его в полуоткрытое влагалище, вынул, понюхал и лизнул, пробуя на вкус. запах был почти что Ленкин, а на вкус теща была немного другой. Еще раз погрузив палец во влагалище, вынул его и настойчиво сунул теще в рот, чтобы она попробовала, какого приятного вкуса ее киска. Она обсасывала палец, а я другой рукой уже гладил ее половые губы, клитор, что разбух и вылез, любопытствуя, из мантии розовой плоти.

Тещино влагалище было мокрым, горячим. Опустившись перед кроватью на колени, нежно поцеловал ее в эти полуоткрытые губы. Поцеловал так, как целуют ребенка, как целуют женщину в уголок губ или в глаза. Губы скользнули мотыльком, но теще этого хватило, чтобы напрячься, выгнуться и, раскрываясь, подставить под ласки свое сокровище, что женщины прячут от постороннего взора. А потом были ласки языком и губами. Описывать ее состояние — только время тратить зря. Это была рычащая пантера, это была трепетная лань, это был вулкан страсти и все одновременно. Она стонала и что-то выкрикивала, она рвала простыню и царапала мне спину, она была на пике блаженства.

Когда ее тело потряс оргазм, мигом очутился рядом с ней, прилег, обняв. Она натурально плакала, уткнувшись мне в грудь. А я гладил ее спину, плечи, целовал. Через некоторое время, так и не отрывая лица от груди, глухо проговорила, что она, конечно, сука и тварь по отношению к дочери, но она хочет еще. Помогла мне раздеться. Вернее просто сорвала с меня одежду и упала на спину, широко раскинув ноги и теперь уже полностью отдаваясь и наслаждаясь.

После третьего оргазма, лежа на измятых и скомканных простынях, говорила, что никогда не верила рассказам женщин о полетах в постели с любимым мужчиной. Но теперь убедилась сама, что такое возможно. Она уже побывала на седьмом небе и просто счастлива, что я показал ей такой полет. А теперь она немного устала и хотела бы, чтобы и я слетал туда и потому, раздвинув ноги, настойчиво потянула меня на себя. Сама, взяв член рукой, направила его в свою раскрытую щель. А когда я погрузился в нее, охнула, подняла ноги вверх и положила их мне на плечи. И я ворвался. Победители в захваченном городе не ведут себя так, как действовал я. Соскучившись по женскому теле, я рычал и буйствовал. Загонял член до самого упора, до самой матки, бешено двигал им во влагалище, стараясь заполнить каждый уголочек и закуточек этого пространства. И теща взвыла в очередной раз, содрогнулась в экстазе.

Редко так бывает, что сразу, впервые, мужчина и женщина кончают одновременно. У нас получилось.

Лежали, обнявшись. Я, выплеснув накопившееся напряжение, лениво поглаживал тещино тело. Она, запустив руку промеж нас, держала член, будто боялась, что он исчезнет. Водными процедурами пренебрегли, просто было так хорошо, что не хотелось вставать и куда-то идти, что-то делать.

Среди ночи проснулась Катька и захныкала. Подскочили вместе с тещей и рванулись в детскую. Напоив дочь, теща наклонилась над ее кроваткой и что-то напевала, покачивая Катьку. Ее попа, блестевшая в полумраке комнаты, ее покачивающиеся груди не оставили равнодушным член. Тем более, что осталось еще большое количество спермы, не выплеснутое в первый раз. И я, подойдя к теще, хозяйским движением раздвинул ее ягодицы, нащупывая вход в заветную пещерку. Она раздвинула ноги и еще ниже склонилась над кроваткой внучки, не переставая напевать. А я, теперь уже ласково и нежно, вошел в мокрое, горячее и ждущее меня тещино влагалище, стал двигаться там, придерживая тещины бедра. От моих толчков, глубоких и размеренных, она подавалась вперед, ее груди качались. Вскоре голос ее стал прерываться, песня сбиваться с ритма, а потом она замычала сквозь стиснутые губы, застонала.

Ленка всегда кончала по несколько раз, пока я доберусь до финиша. такой вот долгоиграющий. И теща успела кончить, а я еще и не разогрелся. Повернув тещу к себе, целовал ее, обняв за плечи. Она обхватила меня за шею и стояла навытяжку, на цыпочках. Так и дошли до спальни, не размыкая объятий. Рухнули на измятую постель. И я, целуя тещино тело, говорил примерно так:

— Какое-чмок!-сладкое тельце! Как-чмок!-мы его любим! Какие-чмок!-прелестные-чмок!-титечки! Какие-чмок!-тверденькие сосочки! Какой-чмок!- прелестный животик! И какая-чмок!-мокренькая-чмок!-писечка! И как-чмок!-она-чмок-ждет-чмок!-чтобы в нее-чмок! воткнули!

Ну и воткнули.

Утром, когда я вышел на кухню, теща готовила завтрак. Катька еще спала. Теща была веселой, счастливой. Она легко двигалась и даже что-то напевала. Стоя в дверях, пожелал ей доброго утра и с удовольствием наблюдал, как играют под халатиком ягодицы, как ходят туда-сюда бедра. И член немедленно отреагировал, оттопырив трусы и подав знать, что он не против нанести визит своей знакомой вагине. Когда теща наклонилась у стола, задрал ей халатик. Как и ожидалось, трусы на этот раз теща посчитала излишними и я, не встречая препятствий, смачно поцеловал ягодички, что пухленькими булочками показались из-под халатика.

Опять же властно, на правах победителя, проник промеж ног и убедился, что после бурной ночи там ничего не пропало, что все на месте. Теща стояла, замерев. ожидая, что с нею будет делать дальше ее хозяин, ее владелец. А он, несильно надавив на спину, принудил тещу согнуться ниже и начал поглаживать ее промежность, пальцами проникая в повлажневшее отверстие, а потом, оттянув резинку трусов и обнажив член, головкой провел промеж срамных губ и даже недалеко протолкнул эту самую головку, чтобы член мог пожелать доброго утра своей новой знакомой.

Развернув тещу к себе лицом, крепко, так, что у нее перехватило дыхание, поцеловал и, приподняв, усадил на кухонный стол. Положил на спину и откинул в стороны полы халата.

Теща скользила по столу и только руки, крепко сжимающие ее бедра, не давали ей соскользнуть совсем. Ее руки метались, то хватая себя за грудь, выпавшую из халатика, то скользили по столу, в поисках чего-то неизвестного, то пытались дотянуться до меня. А я вгонял в нее свою плоть, шлепая животом по ягодицам. Теща застонала, выкрикнула что-то и кончила, опередив меня. И я усилил натиск, стремясь догнать мамочку Ленки. Скоро проснется дочь и негоже ей наблюдать, как ее папа имеет ее бабушку на столе. Вот и я разрядился.

Смеясь, подмывались. Теща, присев в ванне, отбивалась от моих попыток помыть ее влагалище, сама пыталась помыть меня. Для двоих ванна была тесновата, но места для баловства хватало вполне.

Потом, когда теща, так и не одевшись, наклонившись вытирала пол, что мы, балуясь залили, старался прихватить ее за попу, за влагалище. она шутливо отбивалась, но явно была довольна.

Завтракали чинно. Вымыв замузганое личико дочери, собралисьв больницу к маме. Ленка радовалась, глядя на наше единение. Тихонечко просила не обижать маму. Потом, уединившись, о чем-то шепталась с матерью, пока мы с Катькой собирали листья в больничном скверике.

Дома теща рассказала, что дочь просила ее приглядеть за мной, дабы я не сорвался куда налево. И если уж возникнет такой момент, что я буду готов сорваться, (пусть только мама не обижается и поймет), попросила заменить ее. временно исполняя обязанности жены. Ей, конечно, стыдно говорить об этом, но она всегда считала мать своей подругой и больше ей обратиться с такой просьбой не к кому. А поиски на стороне чреваты возможностью увода из семьи хорошего мужика. И теща пообещала сделать все, о чем попросила дочь.

Уложив спать Катьку, легли, как супруги, в одну постель. Теперь наше сношение было неторопливым, но все таким же страстным. В теще проснулась женщина и эта женщина пыталась воспользоваться шансом, посланным ей судьбой. Вечером, перед сном, мы с тещей обсуждали на кухне (где же еще?) просьбу Ленки. И я плакал, нисколько не вру. Как она любила меня, если решилась на такую просьбу. И теща плакала, радуясь за свою дочь, за то, что у нее такой муж.

Ленку выписали из больницы. Теща уехала. О чем она рассказала Ленке и что утаила, я не знаю. Только Ленка стала часто посылать меня к матери под предлогом помощи. И когда я возвращался, она ни о чем не спрашивала. Только вот секс в этот день у нас был столь бурным, будто Ленка срывалась с цепи, будто изголодалась. И еще заметил, что мои командировки к теще совпадали с Ленкиными месячными.

Через какое-то время Ленка сама призналась мне, что подтолкнула маму в нашу постель, что немного ревнует, но, глядя на то, как мама расцвела, радуется за нее и не сколько не жалеет о содеянном. Ведь и ей меня хватает с избытком, а иногда даже бывает лишней моя активность. Хватает и маме и мама очень благодарна дочери за ее позволение попользоваться излишками. Только вот Ленка беспокоится, что я привыкну к маме и разлюблю ее, свою жену. Целуя, успокаивал, что дороже их с Катькой для меня нет никого на свете.

А спать с тещей мы не перестали. И часто, когда теща гостила у нас, Ленка сама посылала меня к ней, вначале насытившись до конца. И осталось только упасть в постель втроем. Но все что-то тормозило. А однажды, после застолья по поводу какого-то праздника, это произошло. И небо не упало на землю, и земля не разверзлась под ногами. Глядя на секс друг друга, женщины искончались, получая оргазм от малейшего прикосновения. Сплетение тел, когда не поймешь кто кого и как ласкает. Праздник секса, песня страсти.

А потом тесть сгинул по пьяной лавочке. теща перебралась к нам. Ее дом оставили под дачу. Примерно через год-полтора забеременела Ленка, а потом и теща. И теперь у Катьки сестренка и братик, который еще ей и дядя.


Недоступная для анала » Эротические порно рассказы и секс истории

Недоступная для анала

Степан нежно обнял свою жену:

— Мне очень жаль дорогая, но не нужно портить вечер из-за таких мелких пустяков. Продолжайте веселиться, я вернусь как только смогу.

Катерина вымученно улыбнулась:

— Без тебя нам так плохо.

Проводив мужа, она вернулась к своим привычным обязанностям хозяйки. Но время от времени вспоминала о сестре. Что делает Марина в этот день рождения?

Марина открыла дверь и впустила Степана. Она взяла его за руки и повела в крохотную столовую. Стол был уже накрыт на двоих.

— Конечно, — смутился Степан, — я совсем забыл, что сегодня твой день рождения. прости, Марина, я совсем забыл о подарке.

— Ну, что ты, милый, совсем не забыл. Только отдашь мне его чуть позже. А вообще-то. пойдём в спальню — отдашь мне свой подарок прямо сейчас. — сказала Марина, заманивая мужа сестры в постель.

Степан с тоской ждал той минуты. Он был мужчиной сильным и властным, но Марина подавляла его, заставляла чувствовать его импотентом. она привыкла, чтобы всё было только как хочет она, мнение других ей было абсолютно неинтересно. Если она занималась сексом, то была лидером, не допускавшем никаких вольностей для других. Степан страстно хотел её ( она была красавицей ), но одновременно люто ненавидел. Со своей женой он был нежен, но с её сестрой был просто зверем. Степан всегда хотел Марину анально, хотел отодрать эту сучку в её молодой и упругий зад, но Марина не допускала этого, она издевалась над ним и попросту унижала его.

Марина села на кровать, сняла брюки с Степана и принялась сосать его длинный член. Это она умела делать просто великолепно. Взяв член двумя пальцами, она мастурбировала основание, а ртом повторяла движения » вперёд-назад «.

— Ну вот, дорогой, — прошептала она нежно, медленно ложась на кровать и насаживая на себя налившийся кровью пенис, после чего стала ритмично двигать бёдрами. — Ах как хорошо. Но ведь ты не любишь просто обычный секс, ты ведь не можешь кончить, правда, бедняжка? И знаешь почему? Потому что ты любишь мою попку, и трахать любишь в попку, а тебе не дают анально. Ты ведь хочешь меня в зад, да? Хочешь трахнуть меня в задницу? Только ты этого никогда не получишь, слышишь никогда! — насмехалась Марина.

Степан медленно вводил член ей во влагалище. Её ноги были широко раздвинуты в стороны, пышная и увесистая грудь даже не колыхалась. Внезапно что-то взорвалось в мозгу Степана, глаза застлало багровой пеленой. Он вышел из Марины, перевернул её на живот, раздвинул ей ноги и вошёл. в зад! Крики ужаса и боли вырвались из уст его любовницы. Степан жестоко и беспощадно сажал ей в жопу свой огромный член. Он трахал её без всякой тени смущения. Да! Наконец-то он овладел этой огромной и восхитительной задницей.

— Что нравится сука? А? Говоришь, что я никогда не получу твою жопу? Да? Я уже трахаю тебя в твою девственную попку. На-на, получай! — орал Степан в ответ на душераздирающие, безумные крики Марины.

Она ощущала безумную боль. Никто никогда не имел её анально. Она была властная и гордая, а тут вдруг её трахают как последнюю потаскушку. Её зад, такой упругий, нежный и молодой, вдруг превратился в самое больное место на её теле. Марина обеими руками вцепилась в подушку, спрятав там красное от боли и унижения лицо, но её » тиран » был просто беспощаден. Схватив правой рукой за волосы Марину ( она была блондинка с длинными и пышными кудряшками ), Степан потянул её к себе. Он на секунду вышел из ее анала. Поставив Марину на колени, он выпрямил её, обнял за грудь, а затем вновь вогнал свой фаллос в зад. Новая волна боли пронзила Марину. Она стала кричать и брыкаться, пыталась выдернуться из крепких объятий Степана. Тогда любовник силой поставил её раком, сам вскочил на неё сверху и всё началось вновь. Марина кричала уже немного меньше, казалось ей всё равно. Степан вдруг содрогнулся, его член сильно напрягся, сам он сделал последний толчок и, высунув пенис из зада Марины, кончил прямо в её расширенное, огромное, чёрное дупло. Степан залил всю её жопу своей липкой спермой.

Марина замертво упала на постель.

— Вот так вот сучка! Будешь теперь знать, что такое настоящий секс! — засмеялся Степан.


Сестра жены – Измена. Читать историю на Сэфане

Сестра жены

Измена + наблюдатели и по принуждению

9 марта 2011

Как-то нас с женой пригласили на день рождения. А я только начал пить антибиотики, поэтому отказался идти и отпустил свою любимую одну. Тем более что она шла вместе со своей младшей сестрой (жене 32 сестре 24) Олей и ее мужем. Уходя жена сказала что ночевать Оля с Игорем будут у нас так как иначе ехать им надо домой на другой конец города. Пока они там гуляли надул я им большой матрас (мы только недавно переехали в новую двухкомнатную квартиру и старую кровать решили выбросить а новую еще не купили), и застелил постель.

Часа через 4 они вернулись. Когда они зашли, я слегка оторопел — жену такой пьяной со времен нашего студенчества не видел. Игорь был накачан так что на ногах еле стоял. Его жена глупо хихикала и снимая босоножки чуть не упала, хорошо что я рядом стоял и успел ее поддержать. Вернее даже сказать она завалилась на меня. Я схватил ее, и в какой то момент она своими грудями прижалась прямо ко мне. Запах алкоголя и духов окончательно выбил меня из колеи.

Я сразу вспомнил как лет 10 назад, когда мы только поженились, год жили у тещи. Ольке тогда было 14 лет. Как-то раз во время секса в комнату неожиданно вошла Ольга — она собиралась в школу и забыла какие-то вещи в комнате, где мы спали. Аня стояла на четвереньках, голова ее была уткнута в подушку и она тихонько постанывала, а я уже нарастил темп, до максимума чувствуя приближение оргазма. Начинал ее трахать тихо чтобы никто не услышал да куда там, шлепки яиц о попку да звуки хлюпающего влагалища наверно были слышны по всей квартире. Так вот в самый кульминационный момент я увидел, как открылась дверь и вошла Оля.

Она ошарашено смотрела, как я трахаю ее сестричку и не уходила стоя в нерешительности. Оказывается, ей нужна была шапка, которая лежала на кресле буквально в полуметре .


Эротические рассказы: Мою жену ЕБУТ….

Добавлено: 08-05-2013

Оценка читателей: 6.26

Это произошло летом, мы с женой были приглашены на юбилей к двоюродной сестре женушки, изрядно випили, веселились, моя супруга пьет только шампанское строит из себя культурную а в мыслях и желаниях я давно уже знаю что она хочет.

В последене время она меня все больше и больше ревнует хотя я честный семьянин, не гуляю есть конечно тайные желания отодрать хотябы этуже двоюродную сестру где нибуь, как ни будь, иногда сидим в гостях разговариваем и ее сестра ходит по комнате веляет бедрами но не бедра привлекают меня а ротик так и охото завести ее в ванну и толкнуть свой хуище ей в губы, если бы так получилось я бы с двух толчков кончил, улил бы ей весь рот.

Короче к концу вечеринки (юбилея) родствиников почти не осталось, понаехали друзья, однокласники, совсем нам не знакомые гоости. Кто то уже спал, музыка на полную, танцы до упада, к стати место где проходило торжество огромный особняк двух этажный, время 2 часа ночи, подходит ко мне молодой паренек и говорит — вон та телка кто такая и показывает на мою жену, я взял и с пьяну ляпнул — эта соска чтоли, дак это я привел подругу, он сразу обрадовался и говорит — ты не против если я с ней замучу ну в смысле пени дымит надо саляру слить, я сказал да пожалуста еби её если даст, а про себя подумал не чего у него не получится жена моя совсем трезвая и верная но хотя меня это возбудило и в штанах что то зашевелилось, у меня появилось желание посмотреть на это и чем больше я об этом думал в штанах все больше шевелилось.

Через минуту молодой человек уже танцевал с моей, пытаясь лапать нежно руками в непреступных местах, жена вроде бы и отмахивалась но все время поглядывала в мою сторону, я делал вид что не замечаю хотя сам все вижу и меня это стало ужасно возбуждать.

Молодой паренк снова подошол ко мне спросить к ее уломать, она вроде не хочет говорит что пришла с мужем, я сразу начал настаивать чтоб он ее выебал, мол она все выдумывает я когда в первый раз ее встретил и захотел выебать она так же говорила, ты просто попытайся ее на поить и уведи в баню или в летнюю кухню, найди предлог мол там тебя девченки завут, заведи ее и закрой дверь, потом накинся на ней и насилуй, еби, трахай, обязательно сразу сунь ей в рот ей нравится это, она конечно будет сопративлятся но до той поры пока ты не вталкнеш свой хрен ей пиздень, а там сам увидешь на что она способна.

Сам ему говорю это и не верю не ужели щас это все произайдет, меня это так возбудило, член стал как ломик, я просто хотел смотреть на это.

Вобщем все так и произошло, паренк предложил ей шампанское предварительно подсыпав туда чего то сильного и немного потанцевав увел ее на летную кухню, я последовал за ними.

Картина которую я увидел, это супер, они вошли на кухню он закрыл дверь а я на блюдал с улицы в окно, женушка начала возмущатся мол зачем мы сюда пришли открой а то я закричу, но парень оказался ловким да и супруга моя стояла еле на ногах видно сильный припорат добавил в шампансое я потом узнал что это возбудитель клитора, паренек сразу на кинулся на нее задрал ей платье, уранил на пол и не снимая трусиков всадил ей свой хрен прямо точно с первого разу в пиздень моя застонала от удовольствия и обмякла, мои чувства меня не обманули все таки она шлюшка.

паренк не долго поработа с пизденькой вытащил ствол, сел ей на груди приподнял голову и опять с первого толчка сунул в рот, жена начала страсно сосать, я был в шоке и это она? почему со мной такого не делала, вот они тайные желания честных жен, мой хуй был на пределе, но это еще не все паренек вдалбливал ей в рот свой хуище минуты три и кончил ей прямо в горло, потом встал вытер член об ее лицо и вышел, жена лежала потирая влогалише, я продолжал наблюдать, через минуту в кухню зашол какой то толсты мужик и увидев на полу голую в одних трусиках телку с раздвинутыми ногами, плавки не много на боку пизда открыта, телка постанывает, мужик не растерялся выключил свет, стянул не уклюжа штаны, подергал вялый свой членчик и на кинулся трахать мою женушку так же не снимая с нее трусиков, я не выдержал достал член и кончил на траву.

Оцените этот эротический рассказ:


Эротический рассказ — Родственницы — любовницы

Эротический рассказ — Родственницы — любовницы

Новинки

Популярное

Истории xxx

Так уж получилось, что в нашем бабьем царстве, один мужик за всё про всё. И этот мужик, естественно, я. А царство большое: мать — женщина тридцати пяти лет. Её младшая сестра двадцати лет. Моя старшая сестра шестнадцати лет. Мне пока четырнадцать. И хотя я достаточно развит физически, потому как сельская жизнь накладывает отпечаток, заставляя раньше взрослеть, всё же ещё пацан в свои четырнадцать. И наша младшая, общая любимица, двенадцати лет.

Зимой в селе скучно. С утра снег почистишь, если выпал, скотину накормишь и пора в школу собираться. Мать к этому времени печку растопит, завтрак приготовит, покормит всех. И тогда кто куда по своим делам. Мать с тёткой на работу, мы с младшей в школу, старшая в училище. Она у нас в скором времени фельдшером будет. Сельская интеллигенция, не фунт изюма.

По субботам топим баню. В баню первыми идём мы с матерью. Оба любители пара, в отличии от девок. Вот и паримся первыми, пока эти шлёнды баню не выстудили. Конечно, последнее время совместная помывка стала доставлять мне некоторые неудобства. С одной стороны вроде и мать, а с другой стороны голая женщина перед тобой. Да ещё когда лежит на полке, а ты её веником охаживаешь. А перед глазами холмы ягодиц, спина, сужающаяся к поясу, крепкие бёдра, стройные ноги. А уж когда на спину повернётся, караул кричи. Груди тяжёлые, красивые, слегка расплываются к бокам под своей тяжестью. Округлый живот с впадиной пупка.

И слегка выпирающий лобок в завитках рыжих волос. Дыхание перехватывает, воздуха не хватает. В ушах шум, в глазах звёздочки. И стараешься быстрее занять место матери, едва она освободит полок, упав лицом вниз и упираясь головкой писуна в горячие доски полка. В те самые, на которых только что лежала мать. Думается мне, что мать всё это замечала, да только вида не подавала, как мудрая женщина. И уходила из бани раньше меня, давая мне возможность одеться в предбаннике, не испытывая неудобства от того, что кто — то видит моё торчащее богатство. К слову сказать, в свои года обладал я именно богатством даже по меркам взрослых мужиков.

Вечерами у нас вообще скучно, особенно когда свет отключится. А это случается часто. Тогда свечи зажигаем и сидим при свечах, ровно в старые времена, когда ещё товарищ Ленин не замутил электрификацию всей страны. А так вечерами скуку лечим кто чем. То книги читаем, то играем во что — нибудь. Иногда в лото, чаще в карты. Обычный подкидной дурак. Играем на интерес. Задания разные. От мытья посуды и до чего фантазия дотянется. Только нельзя задавать что — то, что связано с откровенным издевательством. Хотя задание залезть под стол и оттуда орать " Я дурак! ", издевательством не считается. Но и такая игра надоедает со временем. Как — то после бани, в субботу, сели играть. Перед этим поужинали. А что за ужин после бани без стопочки. Мать с тёткой приняли внутрь водочки, мы со старшей сестрой красненьким обошлись, младшенькой газировки купили. Играли, играли, надоело. И спать ложиться рано. Тётка, хулиганистая особа, предложила играть на раздевание. Прямо так и предложила.

Кто скорее останется в чём мать родила. Причём остаётся сидеть за столом и продолжать играть. Только вот последующие проигрыши уже идут на желание. Так как наша женская часть царства ношением нижнего белья, особенно после бани, не заморачивалась, было решено, для выравнивания шансов девкам надеть трусы и бюзики. Всем по три детали одежды получается. Мать вроде как возмутилась, но потом согласилась. Каждый надеется остаться в одежде. К тому же и стесняться особо вроде бы и некого: все свои. По вечерам на кухне задницы моют, не стесняясь единственного мужика, а чего уж тут — то.

Игра пошла. Как — то так вышло, что вскоре все сняли платья. Все, кроме матери. И я рубашку снял. Потом младшенькой пришла пора чего — то снимать, да нечего. Лифчик по причине практического без титичья она не носила, а трусы вроде как вне очереди снимать получается. Пропустили после некоторых споров. А вот матери выпало сразу подряд и платье снимать, и бюзик. За ней и тётка грудь обнажила. А потом старшая осталась без лифчика и без трусов. Поломалась, но общим усилиям поддалась и стянула трусы, не вылезая из — за стола. Так что мне особо и не пришлось поглазеть на её голую письку. Да только обилие голых титек, осознание того, что сестра сидит без трусов, привели меня в некоторое приподнятое состояние. Точнее сказать, стояние. А за сестрой и матери пришлось трусы снимать. И исполнять танец в виде платы за очередной проигрыш. Голая женщина кружится в медленном танце по комнате, изгибая тело, подёргивая ягодицами, покачивая грудями. Это зрелище вообще выбило меня из колеи, так что в скоре остался я голышом.

А потом стоял на стуле и кричал, похлопывая руками себя по бокам, изображая петуха. И сестрички во все глаза смотрели на мой вздыбившийся писун. И мать с тёткой не отрывали своих взглядов. Младшенькая, оставшись голенькой и проиграв в очередной раз, ползала на четвереньках по полу, изображая из себя кота, ластилась ко всем, требуя погладить. И я с удовольствием гладил её голенькую попку, едва сдерживаясь, чтобы не запустить руку меж ног и не погладить голенькую, безо всякого намёка на растительность, писечку младшей сестры. да, ночью спать мне будет трудно. Тётке всё везло, но и у неё везение закончилось. Она не стала прятаться за стол. Встала, вышла из — за стола и стянула с себя трусы, спустив их чуть ниже колен, потом переступила ногами, сделала движение типа пнула что — то и трусы улетели куда — то в угол.

Провела руками от грудей до бёдер, оглаживая себя, даже повернулась, демонстрируя крепкие ягодицы, не спеша села на место. Потом играли ещё, дурачась над проигравшими. Задания становились всё смелее, сами чувствовали себя раскованнее. И тут отключили свет. Ещё немного посидели при свечах, уже не играя, а просто разговаривая. В полумраке тела блестели, отражали колеблющееся блики света. Пришла пора спать ложиться.

У нас тесновато. И потому тётка спит в одной комнате с сетрицами. Младшая со старшей на одной кровати, тётка на другой. Мы спим с матерью. Она ложится с краю, я у стеночки. Мать нашла свою ночнушку, надела. Я тоже в ночнушке сплю. Так заведено было уже давно, так и идёт пока что. Легли. Обычно либо мать поворачивается ко мне спиной и я её обнимаю, либо она обнимает меня. Сегодня она легла на бок, попросила обнять, погреть спину. И как прикажете греть, коли у меня торчит писун дальше некуда, в мамину попу упирается. Да ещё она не лежит спокойно, шевелится, задом двигает и от этого у меня ещё сильнее всё возбуждается. Пока шевелилась, сорочка задралась и в меня упёрлась голая мамина попа. К тому времени и у меня по какой — то причине рубашка задралась. И вот мой торчащий писун упёрся в мамину попу, почти в ложбинку меж ягодиц. Я замер, боясь пошевелиться. А мать прижимается всё сильнее.

И в какой — то момент согнулась, вроде как отстраняясь от меня, при этом её зад выставился и сильнее прижался ко мне, приподняла ногу и просунула меж ног свою руку. Нащупав мой торчащий конец, взялась за него и потянула куда — то. Я каким — то шестым, седьмым, либо не знаю даже каким чувством понял, что не надо сопротивляться, надо поддаться матери, следовать её молчаливым действиям. А она головкой писуна вдруг начала водить у себя меж ног. По мокрой и горячей расщелине. При этом её зад не лежал без действия. Она двигала им в такт прикосновений головки. А у меня в зобу дыханье спёрло, я замер, боясь нарушить сон. Ибо только во сне могло произойти такое. А мама, поводив немного по щели головкой писуна, решила, что пора пустить его дальше в глубь. И, направив в нужное место, надвинулась задом, надев свою писю на моего писуна. А мне природа уже подсказала, что надо делать дальше. Вцепившись в мамины бёдра, торопливо долбил мамину писюню, шлёпая животом по её попе.

Недолго музыка играла. Не знаю, продержался ли я хоть минуту, прежде чем выплеснуть в мать свою сперму. Первый раз моя сперма попала в женский орган. Раньше — то всё в руку. Нет, никогда не сравнится рука дрочащая с женской писькой. Мать вздохнула, но продолжала лежать, прижимаясь ко мне. А я вдруг ( именно вдруг ) с изумлением почувствовал, что у меня вновь, едва освободившись от порции спермы, поднимается конец. Набухает, наливаясь кровью, твердеет. И мать почувствовала это. Но почему — то отстранилась от меня, села на край постели. И, не успел я удивиться, сняла с себя рубашку. Потом повернулась ко мне, стянула рубаху с меня, чему я помог, подняв вверх руки. Стоя на коленях на кровати, слегка расставила ноги и вытерла меж ними подолом своей сорочки. А потом оседлала меня, сев точно на торчащий конец, правда придержав его слегка, упёрлась мне в грудь руками и начала раскачиваться, приподнимаясь и опускаясь. Иногда, прижав ко мне попу, делала ею вращательные движения и снова спуск — подъём, покачивания. Так же молча, не сказав ни слова, своими руками взяла мои и положила их себе на грудь. Только едва слышно прошептала, чтобы не давил сильно. Помягче и поласковее.

Мама раскачивалась на мне, получая давно забытое наслаждение, а у меня в голове билась одна единственная мысль: я ебу свою маму! И почему — то это не вызывало возмущения, либо стыда. Вроде как бы так и должно быть. Мать изредка падала мне на грудь, прижимаясь титями, отдыхала, не выпуская из себя конец. И даже лёжа на мне, продолжала медленно двигать задом, не прекращая получать наслаждение. А то, что ей это нравилось, не вызывало сомнения.

В ту ночь я узнал об одной особенности своего организма. Кончив первый раз, второй мог терпеть не кончая очень длительное время. Так что пусть и не совсем вышел я размером в то время, долгое стояние позволило матери получить полное наслаждение, испытать давно не получаемый оргазм. Прикусив свою ладонь, глуша таким образом рвущийся наружу стон, мать содрогалась телом, сидя на мне, потом упала на меня, придавив, и так лежала, отходя от потрясения.

А потом просто перекатилась на бок, прижалась, обняв, крепко поцеловала. В губы. В засос, как говорили мы тогда. И, скользнув рукой вниз, с изумлением нащупала всё такой же напряжённый писун. И раз уж пока что у меня стоит, воспользовалась этой оказией, упав на спину и разведя ноги, потянув меня на себя. И пока я стоял над ней, упираясь руками в боязни придавить, вновь сама поместила куда надо это так и не опавшее орудие. И сама подалась ко мне навстречу, насаживаясь. А потом обвила мои бёдра своими ногами и мы закачались на волах страсти.

Долго, очень долго мы наслаждались друг другом. Мама и на спине успела полежать, то задирая ноги к самой груди, то обвивая ими меня. И на боку, приподняв одну ногу и принимая меня в такой позе. На животе, высоко задрав попу и принимая меня сзади. И сверху сидела. За это время успела пару раз испытать оргазм. И когда лежала в очередной раз на спине, дождалась извержения семени от сына. Гладя по спине и по голове, что — то шепча мне на ухо, так и не отпустила, не дала слезть с неё. Мы в таком положении и заснули. По крайней мере я.

Век бы меня таким образом будили. Всю жизнь бы просыпался оттого, что на мне сидит и раскачивается женщина, даря наслаждение и получая его сама. В этот раз кончил быстро. Дождавшись, пока моё тело перестанет содрогаться от спазма удовольствия, слезла с меня. Полежала рядом. Неудовольствия, либо каких иных отрицательных эмоций от моего раннего семяизвержения не выразила. Встала с кровати, наклонилась, поцеловала и прошептала тихонечко

— Вставай. Пока девочки спят помыться надо.

Чтобы не шуметь, присел над тазиком. И мама сама помыла меня. А потом, присев и широко расставив ноги, подмывалась сама, а я смотрел на её раскрытый пирожок писюни. И она глядела мне в лицо, наблюдая за реакцией на свои действия. Это позже я понял, что в тот момент она оказывала мне полное доверие, совершая передо мной такой интимный акт.

Утро. Надо хозяйством заниматься. Пока мама растапливала печку, накормил скотину, прибрался во дворе. Зашёл домой. Пора и в школу собираться. девочки, и без того не особо меня стесняющиеся, после вчерашней игры в карты, совсем перестали делать хотя бы попытки прикрыть свои телеса. Старшая, задрав подол сорочки, почёсывала задницу, пока мать не шлёпнула её по этой самой заднице, прикрикнув, что та копается и запросто может опоздать на занятия. Быстро рассосались.

После школы мы с сестрой пришли домой вместе. Пока я то да сё по хозяйству, сестра дома делами занималась. Потом мы с ней сели за уроки. Этим делом мы занимаемся вместе. Сестра в своей любимой позе, встав коленями на стул и слегка высунув язык, писала в тетради. Я вышел попить водички, а когда возвращался, оказался сзади сестры. И открылся мне изумительный вид: голенькая попа торчала из — под задравшегося платья. И в самом низу, меж неплотно сомкнутых ног, выступал пельмешек сестричкиной писи. На пирожок пока ещё не тянула. Голенькая, без единой волосинки. И мне захотелось потрогать эту голенькую писюню. Прокашлявшись, попросил об этом сестру. Ожидал возмущения, криков и обещаний пожаловаться маме, но не того, что она мне милостиво разрешила это, потребовав взамен разрешения потрогать мою. Никого так рано не ожидали, да и двери закрыты на щеколду, поэтому мы с ней практически одновременно разнагишались. Сестра встала, слегка расставив ноги и я трогал, гладил и щупал её письку.

А она не теряла времени и трепала мою, сдвигая шкурку и обнажая головку. Трогать — то я трогал, да вот рассмотреть в таком положении сестричку не мог и попросил её лечь и раздвинуть ноги, чтобы мог я полюбоваться в таком виде на её голенькую писечку. И она легла, разведя ноги насколько могла, чуть ли не на шпагат. От этого наружные губки разошлись и открыли розовую внутреннюю часть пиписки. И я, присев перед кроватью на колени, гладил и ласкал эту молоденькую плоть. Разглядывал, раздвигая складки кожи. Попробовал просунуть внутрь палец и дошёл до преграды. Сестра откровенно тащилась от моих ласк. Ей нравилось всё то, что я проделывал с её писькой. А я пошёл дальше. Приподнявшись, начал головкой водить по раскрытой писюне. Сестра вначале сжалась, ожидая чего — то неприятного, но после расслабилась, даже начала двигать попой в такт моим движениям. И так играли до той поры, пока я не спустил на сестричкину писюню, залив её спермой. На её недовольное фуканье и фырканье, предложил просто пойти и подмыться.

Вечером, после ужина, мать, сославшись на усталость, рано пошла спать. Девки немного посидели и ушли к себе в комнату. Почему — то сегодня никто не предложил поиграть в карты, как вчера. Ну и не надо. Тоже спать пойду.

Сколько я себя помню, мытьё задницы перед сном в нашей семье — обязательная процедура. Вот и пошёл мыть. Старшая сестра вроде бы нечаянно зашла на кухню, когда я, присев над тазиком, поливал на себя из ковшика. Точнее на свою задницу. Обычно когда кто — то подмывается, стараемся не входить. А эта зашла и встала, рассматривая, как я подмываюсь. Я сказал, что вот когда она будет подмываться, я тоже встану и буду смотреть. Та фыркнула в ответ. Типа, вот, мол, цаца какая. Вчера с голой жопой ходил не стесняясь, а сегодня за скромничал, как красна девица. А если так хочется смотреть на то, как подмывается сестра, так она совсем и не против. Подумаешь, невидаль. Плюнул. Всё одно её не переспорить. В темноте не стал шариться в поисках рубахи, лёг так, голым.

Прижался к маминой спине, обняв её покрепче. Руки, суки, сами потянули сорочку, медленно задирая её и стягивая с попы. И едва попа обнажилась, прижался к ней. Писун, почуяв тепло, сразу подпрыгнул, напрягся. Двигаясь медленно, стараясь не разбудить мать, крепко спящую, судя по её сопению, Просунул писун в щель меж ягодиц, которые вначале напряглись, сжавшись, а потом вдруг неожиданно расслабились, пропуская меня внутрь. И попа мамы даже подалась навстречу, выпячиваясь, облегчая проникновение. И вот оно, попадание. Замер, погрузившись в писю одной лишь головкой. Мать вздохнула, подалась навстречу. И я провалился полностью. А потом. А что потом? Потом было то, что происходит меж мужчиной и женщиной во всём мире везде и всегда.

Ещё утром задал матери вопрос, который мучил меня с ночи. Спросил, кто мы теперь. В смысле мы теперь муж и жена? Или кто? И мать разъяснила, что мы с ней также и остались сыном с матерью, только теперь стали любовниками. А это даже круче, чем муж и жена. Только вот об этом нашем секрете совсем не обязательно знать никому, даже самым близким. И что теперь мы с ней имеем полное право пользоваться телами, читай писями, друг друга в любое время, как захотим. Вот мне и захотелось. И мама разрешила. Не говоря ни слова, просто расслабившись и слегка помогая движениями своего тела. А потом, когда я выстрелил в неё спермой, прижалась плотнее ко мне да так и заснули.

Утром вновь, как шпионы, тайком подмывались на кухне. Утреннего соития не было. Банально проспали. А дел ещё ого — го сколько.

Днём после школы вновь поиграли с сестрой в писько трогание. Теперь уж и она активно играла с моей писюлей, поражаясь её размерами. Для удобства одновременного рассматривания и возможности играть, легли на кровать в позе валетика, лицом к ногам другого. Она теребила меня, я её. От её писи пахло мылом, потому что она только что подмылась, смывая очередную порцию спермы, которой её одарил щедрый братец. И я спросил разрешения поцеловать этот бутончик. А писюня её действительно напоминала что — то среднее меж раскрытой раковиной и не раскрытым бутоном цветка.

Я не знал, что на мои поцелуи последует такая реакция. Поцеловав вначале нежно, привыкая к вкусу и новым ощущениям, стал целовать более страстно, А потом просто завладел писькой сестры, обхватив её за бёдрышки и впившись, всосавшись жадным своим ртом, одновременно двигая языком. Сестра извивалась, вначале стеная, а потом начала натурально кричать. Не от боли, от наслаждения.

Отдышались. Первый оргазм сестры произошёл от пока ещё не очень умелого действия ртом братика. И был он бурным. Она даже немного пописяла, не сдержавшись. Всё, теперь сестрица полностью стала моей. За такие сладкие муки готовая исполнить любую мою просьбу. И первой просьбой, кто бы сомневался, была просьба об ответной ласке. И первой женщиной, сделавшей мне минет, была сестра.

Вечером раскапывали погреб, доставали картошку себе и скотине, соленья — варенья. Процесс этот долгий. Управились уже по темноте. Я подавал снизу и вся труха, вся пыль досталась мне. Баню не топили, а грязь смыть надо. Мать поставила на кухне ванну и заставила меня залезть в неё. Сама принялась меня мыть, выгнав сетриц в их комнату. Ей помогала тётя, поливая, пока мать намыливала меня и смывала с меня мыльную пену. В четыре руки отмыли. И пошёл я спать чистенький, душистенький, благоухающий мылом и чистым телом.

И когда мать легла рядом со мной, голенькая, без сорочки, на правах любовника обнял её и поцеловал. Поцелуи затянулись. Мы обнимались, просто наслаждаясь поцелуями и жаром тел, доступностью прикосновений. Что — то расслабились, перестали соблюдать режим тишины. Мать не скрывала стоны, когда я навалившись на неё, яростно сношал сладкую дырочку. Кончив и передохнув, при этом не выпуская меня из себя, меняла позу. Больше всего ей понравилось отдаваться мне раком, в позе собачки. С этой стороны я проникал особенно глубоко, доставая до самого донышка. Всё же мелковат у пацана прибор для взрослой женщины.

Ни для кого в семье не осталось секретом, что мы с матерью стали жить половой жизнью. Тётке на то было откровенно плевать. Старшая сестра интересовалась этим с точки зрения медицины и девичьего любопытства. А младшей хватало наших занятий оральным видом сношений. Пробовали в попку с ней поснашаться, да отказались. Мелковата попка оказалась. Мы и смазывали, мы старались, да всё одно больно. Головку только одну и протолкнул. Так что перестали мы прятаться. И уже вечерами материны стоны оглашали дом не заглушаемые подушкой, либо ладошкой. Пусть завидуют. А уж в бане мы отрывались на всю катушку. Или дома, если отправляли девок в кино на вечерний сеанс. К этому времени я показал маме способ удовлетворения ротиком. Правда пришлось рассказать, откуда я это узнал. Она лишь попросила до поры до времени не трогать сестричку, потому что мала ещё, а я своим прибором запросто смогу ей что — нибудь нарушить. Раньше, до того как мы стали любовниками, даже и речи бы такой со мной не вела, если бы узнала. Просто выпорола бы ремнём и не пикнул бы. Не так уж и давно последний раз получал. А с другой стороны и мама решила попробовать порадовать меня своим ротиком. Особенно это пригодилось во время месячных. Три — пять дней воздержания, когда привык к ежедневному избавлению от спермы, слишком много. И мама отсасывала её излишки. Ну уж потом, когда у неё проходили критические дни, отсасывал уже я.

Вот и зима прошла, лето наступило. Летом хорошо. Говорят, что летом каждый кустик ночевать пустит. Нам ночевать не надо, а вот уединиться для утех — это дело. На стареньком мотоцикле уезжали куда — нибудь подальше от дома и там наслаждались на природе самыми природными процессами. Там можно было кричать, рычать и делать что угодно. Нет никого вокруг. Там матушка вела себя словно девочка молоденькая, полностью раскрепощаясь и отдаваясь со всей страстью. Она и внешне помолодела, расцвела. И чем мы только не занимались, убежав из дома. Сколько травушки измяли, катаясь по ней. Матушка располагалась в разных позах, представляя, что её то насилуют, то она соблазняет прохожего, то будто бы мы совсем древние люди. И чего только мы не перепробовали. С изумлением мама узнала, что и во время месячных можно получать удовольствие. Для этого существует ещё одна дырочка, природой предназначенная несколько для других целей, но вполне подходящая для получения удовольствия. И в эту дырочку сынок — любовник кончает быстрее ввиду её тесноты и горячести. Часто устав от механических движений члена в своей вагине, уже получив не одну разрядку, поворачивалась на живот, приподнимая попу и расслабляя её, подставляя для того, чтобы сынули быстрее кончил. А баночка вазелина всегда где — то рядом. Теперь и дома нам стало хватать мест, где мы могли заняться любовью. Часто в каком — нибудь закутке двора, даже в стайке со скотиной, задирал подол старенького домашнего платья и оголял мамин зад. И она выгибалась, как кошка, с удовольствием подставляя его.

С младшенькой у нас тоже всё ладненько получалось. К началу лета у неё начали отрастать титечки. Ещё совсем маленькие, просто бугорочки какие — то. И лобок начал покрываться пока ещё реденькими кудряшками волос, шелковистыми на ощупь. Месячные у неё уж давно пришли. Взрослеет девонька. К этому времени мы начали практиковать сношения меж ляжек. Она на животик ложится, предварительно смазав внутреннюю поверхность бёдер, впускает меня меж них, затем сжимает ножки. И я старательно елозю, пока не спущу. Сперма уже не вызывает у сестры брезгливого выражения лица. Физиология. На этот случай имеется влажное полотенце. Ещё нам, точнее ей, понравилось получать удовольствие от ласк её ракушечки головкой писуна. Ложится на спину, широко разведя ножки, а я вожу головкой от попы до клитора, раздвигая мантию внутренних губок, упираясь в клитор. Иногда погружаясь внутрь раковины и упираясь головкой в перегородку целочки. Часто отдавал этодело в руки сестрицы.

Ей удобнее водить моей писькой по своей. И к тому же знает, куда направить в данный момент и с какой силой прижать. А когда я предупреждал её о том, что вот сейчас кончу, быстро поворачивалась на живот и я кончал в её попу. Точнее не в саму, потому что мы так и не разработали её после первого неудачного опыта, а просто упирался головкой в дырочку и выстреливал тем, что накопилось к данному времени. В попку мы не баловались, но совсем от её использования не отказались. Когда сестра получала удовольствие от моих ласк ртом, часто проталкивал палец в её попку и шевелил им там, вызывая дополнительное наслаждение. Палец входил легко и не вызывал болезненных ощущений.

Маму выдвинули на повышение. И для этого ей надо ехать на курсы. На целых три месяца. Пока вернётся, уже и зима закончится. Но ехать надо, какими бы не были мотивы желания остаться дома. Наказав нам всё, что можно на все случаи жизни, оставив тётку за старшую, настонавшись и накричавшись последнюю ночь перед отъездом, поехала. Стало скучно. Привыкли, что мать всегда рядом, всегда решит любые проблемы, всегда поможет и подскажет. Да просто приголубит. Особенно грустно стало мне. Хотя токсикоз меня не мучил. Выручала сестричка, принимая сперму либо в рот, либо в попку, либо промеж ляжек.

На каникулы в ноябрьские праздники девочки поехали к бабке Мане. Дома остались мы с тёткой. Седьмого пошли на демонстрацию с коллегами по её и материной работе. Было весело. Люди радостные, подвыпившие, несут флаги, транспаранты, весело кричат. Вокруг музыка, весёлые и радостные лица. Тётку её коллеги затянули к себе в гости отметить праздник. Меня, соответственно, тоже. И хотя я водку не пил, красного вина хватило вполне. Не помню, как мы добирались до дома. Точнее, помню, но смутно и обрывками. Ещё умудрились скотину накормить, деловухи такие. А уж как спать легли, совсем из памяти вышибло. Проснулся среди ночи от жажды. В груди всё горит. Сходил на кухню, напился. В голове вновь зашумело и я поплёлся спать дальше. Почему тётка легла со мной, до сих пор ни она, ни я не знаем. Заваливаясь на постель с удивлением обнаружил голую женскую задницу. Тётя спала на животе, подогнув под себя одну ногу и выставив зад. Так соблазнительно спать рядом с озабоченным племянником не стоит. Чревато это.

Отработанным множество раз движением расположил эту попу так, как удобно мне, повернув тётю на живот. Тогда, кстати, я едва ли соображал, что это не материн, а тёткин зад. Разложив всё как надо, воткнул. Тётка, во сне сразу не поняв, что её сношают, только почувствовав в себе инородное тело, заворочалась, пытаясь спихнуть нахала, что без спроса забрался в её писю. Не тут — то было. Сколько раз играли с матерью в насильника, вот опыт и пригодился. Ухватившись за паха, прижавшись плотно к телу, яростно двигал задом, вгоняя в тётю свой инструмент. Она тоже дергала попой, пытаясь скинуть седока, только получалось это так, будто она подмахивает. И выбраться из — под меня не может, прижатая моей тушкой, только мычит в подушку. Надо заметить, что инструмент мой за последнее время значительно прибавил в размере. То ли постоянные занятия с мамой, то ли возраст уже, но стал он длиннее и толще. И не взрывался потоками спермы при первом же проникновении в жаркую дырочку писи.

Так что тётину писюню тиранил я долго. Она, брыкающаяся вначале, постепенно успокаивалась, приподняла задницу и начала получать удовольствие, поскольку процесс ей явно понравился. А я старался. Я уже понял, что это не мать, потому и старался не схалтурить, показать всё, на что способен и потому двигался со всеми приёмами, полученными в ходе общения с мамой. То замедляясь, то ускоряясь, изменяя ритм и темп, изменяя направления толчков, меняя глубину погружения, используя весь этот арсенал, добился того, что тётя завелась, а потом и приплыла, кончив вперёд меня. Поняв, что меня уже ничего не сдерживает, с силой вгонял в тётю свой уставший конец, стараясь спустить поскорее. И вот оно, чувство освобождения от распирания накопившейся жидкости.

И раз, и два, и три, и ещё сколько — то раз. Тётка — молодец. Умница. Кончив сама, помогла племяшу. уж потом столкнула меня со своей спины, развернулась лицом ко мне и строго спросила, зачем я всё это сделал. Прикинувшись овечкой, робко поинтересовался, что она имела в виду под словами "всё это сделал"? И она открытым текстом высказала мне, что негоже племянникам ебать своих тёток, да ещё так нахально, даже не спросив разрешения, пользуясь их полубессознательным состоянием. Мать так грубо никогда не называла этот процесс. Странно было смотреть, как сидит на кровати, подогнув под себя ноги, полуголая баба, с выпавшей из сорочки грудью, с писькой, виднеющейся меж сложенных калачиком ног, из которой, кстати, до сих пор вытекала сперма, и ругается матерными словами, наставляя на путь истинный нахала, посмевшего выебать её без спроса. Я лишь головой кивал и поддакивал, что да, что я всё понял, что в следующий раз буду спрашивать. Дождавшись перерыва на набор в грудь воздуха, невинно поинтересовался, получила ли тётя удовольствие и не означает ли её ругань то, что она осталась неудовлетворённая.

И если это так, то я готов исправить положение любым доступным мне способом на её усмотрение. Вот тут я чуток по морде не схлопотал. Выручила реакция и быстрота молодого тела. Проскользнув мимо фурии, рванул в комнату сестричек. А там банально попался. И завязалась тяжёлая битва. Точнее не битва, а её имитация. Куда тётке с её ростиком, с её телосложением против меня выстоять. И хотя она боролась отчаянно, всё же побеждал сильнейший. Обхватив её руками, прижимал к себе, блокируя её безуспешные попытки нанести мне ущерб путём пинков ногами, шлепками рук и даже парой укусов. Блин, больных, кстати. Сорочка с плеч сваливается, титечки обнажаются. И так приятно их прикосновение к моей голой груди. Я — то до сих пор в чём мать родила, то есть полностью голый. Кто мне дал время одеться? А с другой стороны это в плюс. Ей ухватиться не за что.

Барахтались, пока не упёрлись в кровать и не упали на неё почти что поперёк. В нижнем положении у тётки шансов не осталось совсем. Придавив её массой, поймав и заведя руки за спину, прижимался к титечкам, елозя по ним своей голой грудью. Сорочка сбилась, задралась почти до пупка, обнажив голенькую писю. Тётя отчаянно боролась, дрыгая ногами и потому ноги её оказались по разным сторонам от моего тела. Парень я молодой, сила есть и потому, едва кончив, захотел вновь. Точнее даже не я захотел. Мой писун, почуяв голенькую писю, начал набухать, наливаться кровью.

Тыкаясь во время борьбы то в ляжки, то в лобок, а то и прямо в писечку, категорически потребовал проникновения в эту мокрую и горячую пещерку, которую совсем недавно покинул. Как не выполнить требование этого террориста? На, получай, негодник! Не отпуская тётю, свободной рукой слегка подправил направление и опаньки! — мы в писе. Вошёл, прижался и замер, не шевелясь, чтобы тётя осознала своё поражение, прекратила борьбу и капитулировала. А она, воспользовавшись моим отвлечением, сумела высвободить руки и принялась отталкивать меня от себя, упираясь мне в подбородок. Фильмов насмотрелась, что ли? Я прижал голову к её груди. И от нечего делать, пережидая, пока схлынет запал атаки, принялся покусывать и целовать сосочки. Тётка шлёпала меня по спине, вертела задом, в попытках скинуть, а я просто подхватил её за бёдра и начал сношать, не обращая внимания на её действия. Даже интереснее так: не бревно какое тискаешь и дрючишь. На первый толчок тётя произнесла

— Ай!

На второй снова ай, а потом ой и ай начали чередоваться. И вскоре её шлепки по моей спине прекратились, перешли в поглаживания, а затем и в крепкие объятия. Ноги вначале обвили мои бёдра, а затем, через некоторое время, перекрестились на пояснице, пятками упираясь мне в ягодицы. И пяточки эти подталкивали меня, когда тётя приподнимала зад в попытках насадиться поглубже.

Она уж пару раз кончила, а я всё никак. Потом изошёл, её и себя замучил. И тётя взмолилась, попросила слезть с неё, иначе я вместо тёти вскоре получу камбалу плоскую. Оторвался от приятного занятия. Стою перед кроватью, а тётя села на край, осмотрела меня критически, осталась довольна осмотром и, приподняв руки, одним рывком сняла с себя измятую сорочку. Не говоря ни слова, повернулась ко мне спиной и встала на колени на краю кровати. Скрестила перед собой руки и легла головой на них. Зад приподнялся, открывая мокрую, покрасневшую и приоткрытую писюню. Большие губы разошлись, малые тоже ещё не сомкнулись, только что выпустив толстую дубинку моей письки. И всё это было покрыто блестящей слизью. Даже на волосах блестели капельки. И дырочка попы, розовая в отличии от маминой коричневой, была в смазке. Вот бы туда засунуть. Да грех жаловаться. И так тёткина пиписка была уже и мельче материной. А уж попа вообще на разработана. Мои размышления прервала тётя

— Ну что замер? Давай уж, кончай! Мужикам вредно перестаивать.

Надо, так надо. Вставил. Не спеша, с чувством всаживал в тётю то с размаху, разухабисто, то медленно. И она отвечала движениями своей задницы, подаваясь навстречу. Живот и ягодицы звонко шлёпали друг о друга. Пальцем начал массировать дырочку попы. Тётя напряглась, сжалась и даже на время замерла. А потом, поняв, что это не то, о чём она подумала, а всего лишь палец, расслабилась. А я круговыми движениями продолжал массаж вокруг дырочки, саму дырочку, проникая неглубоко. Постепенно, не торопясь, всунул в попу весь палец. И теперь через тонкую перегородку ощущал, как внутри тётиной письки ходит мой писун. И он тоже ощущал палец, находящийся в тёткиной заднице. Тётка расслабила зад. Подмахивает мне, сама сопит в две норки. И так прекрасно получается дырявить тётю с двух сторон.

Кончили практически вместе. тётя позже меня, для чего пришлось потискать её клитор, не вынимая палец их задницы.

Лежим уставшие на кровати. тётя на животе, свесив ноги, потому что даже с её ростом поперёк иначе не получается. Я рядом в той же позе.

— Грязная вся, липкая, хоть в баню иди.

— Давай я натоплю, сходим вместе.

— Ну да, и ты начнёшь приставать. Я тебе не мама, давать по первому требованию и в разных углах. И вообще, ты, по — моему, слегка прихамел.

Тётка рывком развернулась, села на кровати в любимой позе, сложив ноги калачиком. Продолжая обличать молодого и наглого племянника, не обращала внимания на то, что пися её раскрылась, показывая оному всю свою внутреннюю сущность. Волосы на лобке слиплись, на бёдрах засохла сперма. Я и сам не лучше выгляжу. Она что — то говорит, а я смотрю на её писюню, вспоминаю, как только что раком драл эту дырочку, наблюдая, как входит и выходит из неё толстое тело моего писуна, всё в соплях. Выходя до самой головки, багрово — красной от напряжения, вытягивая за собой мантию малых губ, рывком погружалась внутрь, заставляя тётку айкать и ойкать, Как палец извивался в её попе, заставляя извиваться и её тело. А она продолжала обличать племяша, падшего слишком низко, чтобы можно было надеяться на то, что хоть что — то путное из него получится.

-. И не думай, что я прямо так вот подставлю тебе. Жди! Как раз! И не надейся даже! — помолчала, собираясь с мыслями и слегка наморщив лобик, прикусила губку. — Ну, если только изредка. И то, если хорошо попросишь. Ты куда уставился?

— Смотрю, какая ты красивая.

— Прям уж, лиса, будешь мне тут.

Да только такие слова любую женщину не оставят равнодушной.

— И что во мне красивое?

— Всё! Лицо вон красивое. Волосы. Фигура. Тити красивые.

С этими словами потянулся рукой к титечке. Тётя шлёпнула по руке

— Но, но, без рук!

И не надо. Вторая рука змеёй метнулась вперёд, ухватилась за мокрую письку, сжала её. тётка ойкнула, сжала ноги. Поздно.

— Отпусти. Грязно же всё. — Видя, что я не реагирую, попросила жалобно. — Ну, пожалуйста.

На это как не ответить согласием. Отпустил.

— И вообще, вставай давай. Скотина поди уже с голоду подохла. Иди мойся.

— А ты?

— А я потом.

— Почему?

— По кочану. Смотреть, что ли, будешь?

— А хоть бы и так.

— Без хоть бы. Иди давай.

С голой жопой, с гордым видом пошёл на кухню. Долго отмывал все, засохшие на моём теле, следы нашей страсти. И на животе, и на лобке, и даже на ногах. Отмыл, оделся. Что — то дома прохладно весьма. Пока кувыркались, было незаметно, а сейчас вот заметил. Растопил печку. Тётя вышла на кухню в измятой сорочке.

— Ну ты скоро уйдёшь?

— Да пошёл уже, мойся давай.

Пока управился со скотиной, пока растопил баню, пока натаскал воды. Зашёл домой. тётя готовит что — то. Пахнет вкусно. Да и голодный я, честно говоря. Она оделась, как разведчик перед боевым выходом. Упаковала титьки в лифчик, майку — тенниску сверху. Нижняя часть тела запакована в трусы и трико. Серьёзно подготовилась к обороне. На любое моё прикосновение шипела рассерженной кошкой, только что не пускала в ход ногти.

Вечером в баню пошла. Мне строго — настрого наказала ни под каким видом к бане и близко не подходить. Тем более пытаться проникнуть внутрь. Это будет рассматриваться актом агрессии и последствия не заставят себя ждать. Не больно и надо. Спать всё одно в одном доме будем. Да если и не даст, то не велик


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *