Рассказы инцест и не только...        27 мая 2018        66         0

Лучший секс рассказ мать и сын «Папа, мама и сын» | Рассказы…


лучший секс рассказ мать и сын

«Папа, мама и сын» | Рассказы для взрослых | Эротические рассказы

«Папа, мама и сын»

Hезаметно пролетело лето, а вместе с ним и отпуск, который в этом году мы всей семьей провели дикарями в Kрыму.

Сидя сейчас на диване в комнате рядом с сыном, мы рассматривали альбом с только что сделанными фотографиями, оживленно обмениваясь мнениями: в памяти еще были свежи впечатления от морского отдыха. Hа большинстве фотографий (а фотографировал, в основном, я) присутствовали моя жена — Лена, и наш сын — Игорь. Ему недавно исполнилось шестнадцать, но вымахал он уже под метр восемьдесят два ростом, а занятия плаванием (с третьего класса) сделали его фигуру атлетической, с рельефной мускулатурой. Лена, для своих 35 лет, выглядела замечательно: невысокого роста; короткая стрижка; полноватые ноги; налитая, по-прежнему упругая, грудь, притягивающая к себе нескромные взгляды мужчин. Kупальник только подчеркивал Ленкины достоинства.

— Да-а-а, прекрасное было время, — с сожалением протянул Игорь, перелистывая последнюю страницу, — а сейчас снова в школу. Жалко Светка с нами в Kрым не поехала.

— А у тебя было что-нибудь с ней? — спросил я, включая телевизор.

— Hе было, — по лицу сына ярко разлился румянец, — ты ведь знаешь, па, я еще ни с одной девушкой не … — Игорь смутился еще больше.

Hадо сказать, что здесь он прав. Сын достаточно откровенен с нами. И Ленка и я знаем, что сексуального опыта у него нет. Воспитывали мы его достаточно строго, но, кажется, перегнули палку. Игорь страшно смущается, краснеет, когда мы всей семьей смотрим телевизор и в этот момент демонстрируются постельные сцены.

— Ладно, смотри Олимпиаду, как раз твое любимое плавание началось, — я увеличил громкость, заметив как жадно загорелись глаза сына при упоминании комментатором фамилий именитых пловцов, готовящихся к заплыву.

Через полчаса пришла с работы жена и вскоре мы все ужинали. Hо и во время ужина у меня не шел из головы разговор с сыном.

Должен признаться, что наши с женой сексуальные отношения были нормальными, но, по моему мнению, уж какие-то слишком будничные что ли. Мы перепробовали все позиции, занимались сексом в разных местах, но это все уже давно приелось, как и порнуха по видику перед сном или днем, в отсутствие сына.

Я предлагал Ленке познакомиться с кем-нибудь по объявлению в газете или через Интернет для секса втроем или свинга, но она даже слышать об этом не хотела, не то что разговаривать на эту тему. Единственное, что мне удалось, так это уговорить ее сфотографироваться в постели в обнаженном виде. При этом, она легла и закрыла себя руками так, что на фотографии самым сексуальным местом был ее живот.

И тут, именно за ужином, мне в голову пришла шальная мысль. Переводя взгляд с колышущихся под халатом (лифчик в доме она носила только если к нам кто-то приходил) полных грудей жены на склоненную над тарелкой голову Игоря и обратно, я подумал, что, если постараться, то можно одним выстрелом убить двух зайцев: и секс втроем; и дать пацану впервые в его жизни попробовать женщину. Hу, а то, что в роли секс-партнерши будет его родная мать, только создаст более острые ощущения.

Hа этом пути я видел одну громадную проблему — согласие на такой секс Ленка не даст никогда в жизни. Если уж она про постороннего мужика в нашей постели даже слышать не хотела, а тут сын с мужем. Значит, придется действовать обманом или силой: не пойдет же она в милицию заявлять, что ее изнасиловали сын и муж — засмеют. А потом как-нибудь помиримся, жена у меня отходчивая.

— Что-то я сегодня устала за день, — Ленка потянулась всем телом, поставив последнюю вымытую тарелку в сушку, — пойду приму душ перед сном.

Она ушла в ванную и вскоре оттуда зажурчала вода.

— Игорь, — я заглянул в комнату, — мы с мамой ложимся отдыхать. Так что выключишь телевизор и, если мы уже к тому времени заснем, погасишь ночник в нашей спальне.

Сын, поджав ноги, сидел на диване, целиком поглощенный трансляцией олимпийских соревнований по плаванию и, казалось, он где-то далеко.

— Ты слышишь? — снова спросил я сына.

— Да, не волнуйся, па, я все сделаю.

Kогда я зашел в спальню, Лена уже дремала, свернувшись калачиком под махровой простыней. Свет был погашен. Hо стоило мне лечь рядом, как она тут же перевернулась на бок, положила мне голову на плечо и, в ответ на мое поглаживание ее груди, сонно протянула:

Эксклюзивный материал. При копировании обязательна ссылка на VOOG. RU

http://voog. ru/rasskaz_1625543.html 2017-07-14T15:00:49+00:00 VOOG. RU Инцecт Hезаметно пролетело лето, а вместе с ним и отпуск, который в этом году мы всей семьей провели дикарями в Kрыму. Сидя сейчас на диване в комнате рядом с сыном, мы рассматривали альбом с только что сделанными фотографиями, оживленно обмениваясь мнениями: в памяти еще были свежи впечатления. VOOG. RU support@voog. ru Administrator Рассказы для взрослых | Эротические рассказы


Инцест. Порно — мать и сын

Инцест рассказ, порно — мать и сын

Хороший день! Меня зовут Дима, мне 17 лет, существую я в 2-ух комнатной квартире с матерью и отцом! Хочу поведать вам настоящую историю из моей жизни. Моя мать прекрасная дама, ей 37 лет, она стройная брюнетка, рост в каком месте то 1 метр 75 см, причёска расправе. Работает мать продавцом-консультантом в Media Markt. Папа прочный мужчина 40 лет, работает на развозке водителем автобуса.

В пятницу вечерком двое моих товарищей пришли ко мне поглядеть футбольный матч –(Наша родина – Португалия). 1-го моего друга манить Денис – тощий шатен не высочайшего роста, 2-ой Егор – спортивного телосложения блондин ростом в каком месте то 1 метр 78 см.

Мы посиживали и глядели матч, как внезапно с работы пришла моя мать, она сняла краги и куртку в передней и зашла ко мне в горницу поздороваться, на моей маме была одета белоснежная блузка, чёрная юбочка по колен и чёрные колготки либо чулки, мои товарищи произнесли здрасти тётя Оксана и она вульгарна к себе в горницу. Папа в этот день работал во вторую замену. Сообразно окончанию главного тайма Наша родина выигрывала 1-0, гол забил Кержаков на 5 минутке. В истоке другого тайма мать уже переодевшись в халатик зашла ко мне в горницу с села с нами глядеть футбол, мне это показалось удивительно так как мать никогда не обожала футбол.

Сообразно ходу матча я стал подмечать, как мои товарищи глядят на мамины лапти и меня ежели правдиво это незначительно волновало. В середине другого тайма Егор положил руку маме на ногу и стал руководить вершина книзу, мать не противилась, а лишь еще более приоткрыла свои лапти. Денис поглядел на меня и ожидал моей реакции, однако мне это нравилось. Чрез минутку Егор полез маме в промежность и она добровольно раздвинула лапти, Денис не утрачивая времени сел вблизи с матерью и стал разглаживать ее вторую ногу, Егор запустил руку ей в плавки и стал ублажать ее клитор от что мать истока охать, а Денис тем порой уже во всю теребил ее сисечки.

Опосля что двое моих товарищей поднялись на лапти и стали раздобывать свои возбуждённые члены, мать взглянув на меня брала член Егора в уста и истока извлекать, чрез секунд 30 Егор кончил маме в уста и сел на диванчик, мать принялась извлекать у Дениса, Денис также в каком месте то чрез это же время кончив маме в уста сел вблизи с Егором. Я подошёл к маме и практически сходу же кончил ей на грудь, мать вульгарна в умывальник. Егор произнес, что желает трахнуть мою маму, Денис поддержал его, правда и я был не супротив.

Когда мать зашла в горницу Егор спросил ее “Тётя Оксана сможете ли вы надеть одежду в которой сейчас пришли с работы? И оденьте чулки ежели у вас есть” Мать ответила, что может и спросила какие чулки ей надеть, на что Денис спросил какие у вас имеется, мать стала зачислять: Чёрные, телесные, в сеточку … !

Денис произнес чёрные и мать вульгарна к себе в горницу. Чрез 5 минут мать зашла в горницу, Егор встал, подошёл к ней и приподнял ее юбку опосля что стянул ее чёрные плавки, у матери была выбритая киска с полосой на лобке.

Егор поцеловал маму в засос и они стали сосаться. Опосля что мать подошла к диванчику, встала на четвереньки и стала извлекать сообразно очереди у меня и у Дениса, Егор пристроившись сзаду стал ебать ее в киску. Чрез 2 минуты

мама села на член Дениса, а я с Егором стали дарить ей в уста. Позже мы решили поябать маму во все дырки, я лёг на диванчик мать садясь на меня ввела мой член себе в анус, Егор вошёл в ее киску, а Денис стал ебать маму в уста !

Как мать стонала не глядя на то что у неё был член во рту, она заканчивала раз за разом! Мы изменялись некоторое количество раз и чрез некое время все поставили маму на колени и встав кругом неё стали дарить ей в уста, она сосала то у 1-го, то у иного и чрез минутку мы стали заканчивать маме на личико.

Всё личико, волосы были в моей сперме и сперме моих товарищей. Мать вульгарна в душь. Я проводил товарищей, более с ними мы покуда что не видались.

Поделиться в социальных сетях:

Смотреть — Инцест рассказ, порно — мать и сын


Мать соблазнила сына » Рассказы с частными фото

Мать соблазнила сына

Аня два года назад развелась со своим супругом и теперь живет вместе с сыном Витей. Ему 18 лет, а маме 36. Совсем недавно женщина начала обращать пристальное внимание на своего сынишку. Еще пару лет назад, когда жили с супругом, в семье могли кто угодно ходить по квартире полу раздетые, и никто на это не обращал внимания, а тут лето, и Анна предложила сыну ходить по квартире, без шмоток. Витя особо и не был против. Как то раз одним прекрасным утром, сын проснулся и увидел увлекательную картину. Мать прибирала у него в комнате абсолютно голой, его взгляд ходил по всему маминому телу, особенно его взгляд застыл на попке, и его член уже начал пульсировать от увиденного. Тут мама наклонилась за какой то вещичкой и ее ягодицы разошлись в стороны и сыну открылась ее шоколадная тугая дырочка и гладко выбритая киска. Член сына уже давно стоял от увиденного, Витя не выдержал, взял, обхватил рукой пенис и начал дрочить.


О нас с моей мамой » Эротические порно рассказы и секс истории

О нас с моей мамой

Не помню точно, когда я начал думать о своей матери, наверное, лет в восемнадцать. Первые эротический фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда довольно доступны. На них можно было постоянно смотреть, их можно было даже слегка потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность такая была. Конечно, она не ходила там, в эротичных ажурных чулках с поясом, не носила мини юбку и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло.

Именно тогда я стал настоящим извращенцем. Я сразу понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть прекрасная груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был ее родным ребенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью.

Она спокойно сидела в теплой вязаной кофте читала любимую книгу, я же видел ее голой с размазанной по губам помадой в очках залитых прозрачной спермой, и такие видения преследовали меня постоянно. Я быстро рос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал за ней подсматривать. Надо заметить, что, даже несмотря на довольно благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было очень сложно. Мама постоянно просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться ее просьбы.

Одной единственной возможностью оставалась ванная. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я «умных» мальчиков, отверстий в стенах в ней не было предусмотрено, поэтому я просто-напросто расширил напильником щель под дверью, так чтобы значительно увеличился угол обзора. То, что я тогда испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, быстро вытиралась после душа, описать словами просто невозможно. Это было что-то невообразимое. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь по всему телу. До сих пор, а с того времени прошло примерно десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает осторожно вытирать промежность.

Я думал увидеть, может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской рожи было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище матери, задница да еще с мокрой красной дыркой, белые груди, и все это — моя неприступная родная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна.

В общем, годам к восемнадцати я испытывал огромное половое влечение к собственной маме, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подружкам, матерям моих друзей, одноклассников, учителям. В голове сформировалась целая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в своей кровати, я думал о них, тасовал их как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то всем вместе. Одна из наиболее сильных юношеских фантазий — банальная баня (на самом деле даже ни разу в жизни там не был), где я «мылся» со всеми своими желанными персонажами.

Оргазм происходил в тот самый момент, когда мама подводила меня к стоящим раком учительницам, раздвигала одной из них отвислые половинки попы, вставляла мой вставший член и, стоя на коленях, смотрела на мою усиленную работу, а я потом долго кончал ей в лицо. В то время я стимулировал себя просмотром порнографии. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) и в помине не было. Все, что я мог тогда реально достать — это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных эротических журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих друзей, но все равно это было просто здорово.

Я, например, брал фото своей матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица вставлял поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего в этой сфере интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую свою кассету, по-моему называлась она «alt and gammal» студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же просто затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал интернет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

Как бы кому не показалось, но я действительно очень люблю свою маму, думаю, больше чем кто-либо другой любил на моем месте. Любовь сыновья, общепризнанная, переплетается во мне с любовью к матери как к женщине, половым влечением к ней. Вот парадокс: чем большее почтение я испытывал к своей матери, тем более сильно я ее хотел. Конечно, жизнь потом развела нас, я отслужил в армии, женился, мама тоже вышла замуж и стала жить у своего нового мужа, нормальная как у всех жизнь. Но самое главное внутри меня все осталось точно таким же как было, а после одного интересного случая я стал избранным в этом мире. На самом деле это не просто громкие слова, с кем произошло то же, что и со мной, меня обязательно поймут, действительно избранным. Это произошло 19 июля 1997 года, мне к тому времени уже было 27, маме через четыре месяца исполнится 51 год. Может кто и сильно удивиться, но не было никакой там бани или «потри мне спинку, мама» как любят предварять такие пикантные истории очевидцы-фантасты (хотя лично я ничего не имею против их творчества), я просто позвонил домой и сказал своей матери, что вечером заскочу, отметим одно грандиозное событие (я наконец-то с огромным трудом сделал загранпаспорт), и все закрутилось.

Я почему-то сразу понял, что-то должно случиться, то ли тон ее ответа по телефону, не знаю, но что-то мне подсказало. Скорее всего виноваты сложившееся обстоятельства, ни моих, ни ее мужа в Москве тогда не было (дачники), все складывалось как нельзя более лучше. Я заехал за ней на работу, купили бутылочку CAMРARI, дыню и домой. Стратегический план был у меня таков, кстати, советую всем соратникам: во-первых, после рюмки я за руль ни ногой, и мама это прекрасно знала, значит, была вероятность того, что мне тогда удастся остаться на ночь. Во-вторых, на трезвую голову бабу уложить в кровать намного сложнее, чем после двух-трех рюмок сладкого, но крепкого напитка, а собственную мамочку тем более, только так можно притупить ее психологические установки – табу, стереотипы и тому подобное. В-третьих, я стал сразу ухаживать за ней, подавал руку, поддерживал за ее талию, говорил приятные комплименты. Это совсем не страшно — сказать; «мама, я тебя люблю больше всех? у тебя новая прическа? ты великолепно выглядишь, похудела?» и все такое прочее. И это сразу сработало, она не отталкивала меня, начала немного со мной кокетничать. Интересная вещь — пока я покупал дыню, мама в машине подкрасила губы, ну чем не подтверждение моей правоты. Кстати, это я сейчас все так спокойно расписываю, как под микроскопом, а тогда это были не мысли, а какие то горячие волны желания внизу живота, которые подсказывали мне, что делать. Меня вела моя природа.

В общем, мы сидели на кухне часов до девяти вечера, и я постоянно думал об этом самом. Основная проблема для меня – с чего начать. Это должно было быть не резко, но в тоже время не слишком медленно и неуверенно. Я постоянно пытался создать какие-то околосексуальные ситуации, рассказал несколько очень откровенных анекдотов, пару раз в шутку прижался всем телом, обнимался, но начало никак не приходило. Наконец мама прилегла на диван, у нее слегка кружилась голова от вина. Я подошел с пледом, взял ее за ноги, чтобы переложить ее поудобнее и от прикосновения к теплой коже меня и начало заносить. Я сел рядом, ее ноги лежали у меня на коленях, нагнулся и просто стал их целовать. Мама мягко высвободилась, подтянув колени и слегка раздвинув ноги в стороны. Я, ни секунды не думая, тут же ткнулся лицом в открывшуюся мне промежность. В ту самую секунду я почему-то решил, что мама сделала это все специально, она была без трусов, значит действительно хотела. Цель всей моей жизни была тогда достигнута, я трогал губами влагалище, языком чувствовал горячий анус собственной матери, и небеса не обрушились на меня.

Я нежно ласкал ее не больше минуты и сразу же вставил. Наверное, тогда это был самый правильный ход из возможных, ведь она могла опомниться пока все не зашло чересчур далеко. Я вставил член и стал трахать ее, запросто, как собственную жену, и она не кусалась и не отбивалась от меня как от дикого зверя, лежала себе тихо и похрюкивала. Нагнувшись, я прошептал ей в ухо что-то вроде того, что я давно мечтал об этом и что, наверняка, она — тоже, на что мама ответила категорически — никогда раньше этого не хотела и теперь будет меня постоянно избегать. Мы разговаривали как обычно, если не думать о том, что мой половой орган по-прежнему торчал в ее влагалище.

Зазвонил неожиданно телефон. Такая вещь очень неприятна, когда дома трахаешь законную супругу, а тут я совсем перепугался, реальность могла отрезвить мать и испортить всю ситуацию. Она поговорила от силы всего минуты три (до сих пор не знаю, кто была эта сволочь), но вернуться к начатому было уже просто нельзя. Мы пошли на кухню пить чай. Самое интересное, мы общались так, как будто ничего между нами не произошло. Пришло время нам идти спать, и мама спросила, где мне постелить. Я ответил, что спать будем валетом, а иначе уеду на машине пьяным. Она засмеялась, сказала, что ей достался тот еще сыночек, и разложила для меня диван. Мы все-таки легли валетом, и я сразу же стал лизать матери пятки. Мы словно повторяли предыдущие действия: раскинутые в стороны ноги, straigНt sex, но, если первый раз еще можно было принять это действо за случайность, то сейчас меня хотели. Я взобрался на мать как кобель на шелудивую суку. Все длилось минут двадцать, и то, если бы я не пил, то кончил бы просто мгновенно.

Из всего того, о чем я мечтал больше десяти лет жизни, я смог поцеловать мать в губы (ей это явно не сильно понравилось, но языком поработала), полизать ей между ног и сами ноги, потрогать и поцеловать ее прелестные груди, вставить член ей в рот, обычным образом трахнуть и все. Во время полового акта она стонала, называла меня иногда Андреем (ее муж), в конце сказала: «выеби меня, сыночек, чтоб у меня завтра все жутко болело». На этой фразе я кончил ей на живот, кстати, получил замечание, так как оказалось, что ей нравится чувствовать сперму внутри себя. Пока она мылась, я уснул.

Теперь об избранности. То, что я в тот момент пережил, в нашей человеческой природе есть явление по-настоящему уникальное, необычное. Но это для человеческой природы, но не для меня. Да, я вступил в половые отношения со своей родной матерью, ну и что здесь такого криминального. Она же не будет от меня рожать детей, нарушая там какие-то генетические коды, мы просто получили интимное удовольствие друг от друга. Наша жизнь внешне совсем не поменялась, все по-прежнему.

К сожалению, такого рода сексуальная ориентация, а я повторяю, МНЕ НРАВИТСЯ СОВОКУПЛЯТЬСЯ С СОБСТВЕННОЙ МАТЕРЬЮ, осуждается крайне чрезвычайно. Инцест всех сильно отпугивает, мне кажется, я знаю почему, все думают о неком сексуальном насилии. Отличайте, пожалуйста, сексуальные отношения отцов-садистов с малолетними дочерьми от полюбовных отношений между родственниками. Инцест по желанию — это действительно здорово. Я думаю, что при стечении некоторых обстоятельств, любой желающий может трахнуть свою мамочку, просто некоторые не признаются, что хотели или хотят этого. Вот вы, к примеру, готовы ли со стопроцентной гарантией сказать, что, если ваша мать, очень сексапильная пожилая женщина, вихляя, как уличная сука, бедрами, подойдет к вам на высоких каблучках и, шурша прозрачным капроном, прижмется всем своим телом, готовы ли вы сказать, что в штанах ничего особенного не произойдет? Я уверен, что — нет.

Р. S. Знаю по себе, что тем более веришь написанному выше, чем суше и официальнее текст. К глубокому сожалению, образование мне не позволяет, все время хочется, ввернуть какой-нибудь красивый литературный оборот. Поверьте, все это истена, до последнего слова. Мы живем в Москве. Прошу прощения, если кого задела ненормативная лексика в моем рассказе.


Рассказы секс в машине мама и сын

Рассказы секс в машине мама и сын

Мама любит член сына — Порно рассказы — Alekseyip: Этот случай произошел. Эротические рассказы, секс расcказы, порнорассказы.

Вам понравятся подобные подборки:

Маму начало просто трясти что она готова была упасть прямо на пол, это было неописуемое зрелище. Ее халатик задрался и ему отчетливо было.

Марина с сыном Сашей жили в небольшом поселке. Кончилось это тем, что сын залил лицо маме своей спермой. Конкурс "Секс с другими".

Вчера у мамы был день рождения, 55 лет, и я наконец-то воплотил в. Я по быстрому добежал до своей машины. Умылась, почистила зубы, вышла, прохожу мимо комнаты сына и вдруг слышу. Первый секс с сестрой Пессимистическая соната оптимистки.

Потому как Ваша личность представляет из себя фаната сюжетов пылкого секс видео Мама с сыном в машине инцест порно рассказы, вы оказались.

Я много раз видел, секс, секс. Все животные ебут мама, сестер и от этого не мучаются. Прочти вот этот рассказ.

Много лет тому назад, Мы как то поехали купатся я моя мама и ее подруга. Порно рассказ «Мамина подруга. Я желаю тебя и я конечно через 1 час я кончил сильно много спермы ей в пизду. Мы пошли отдыхать в машине.

Порно рассказы: Рассказ про то, как спали с мамой. Я женат, есть сын.

Сын маме на практике показывает горловой секс. Я проснулся тёплой летней ночью от легка уловимых чьих то стонов.

Лучшие новые порно секс рассказы и эротические истории. Олег встретил меня на вокзале и привёз домой на своей машине. Веснушки на её лице светятся, возле неё постоянно рядом сын, пока муж не видит она. Мама, кстати учительница русского языка и литературы, погоревала, но « утешителя».


Русский сын ебёт свою жирную мать на даче — порно видео бесплатно онлайн

Мама зашила сыну штаны и отсосала его стоящий член

сергей says:

Похожа на мою бабушку, только у бабушки сиськи больше и полнее. Однажды видел, как ее в сарае раком ебал деревенский парень, даже не думал, что она еще ебется. Так интересно! Член встал у меня, если бы дала, я бы ее тоже выебал, такое тело молодое!

Никита says:

Отсасывает знатно, профи!


Сексуальная мама » Рассказы с частными фото

Сексуальная мама

Мы живём в большой трёхкомнатной квартире. Дома у нас очень уютно и красиво. Во всех комнатах, на кухне в ванной и туалете всё было сделано для дома, для жизни, радости и семейного счастья. И семья у нас была счастливая. Папа с мамой жили вместе уже 20 лет. У них был я — 18 летний сын и моя 19 летняя сестра, которая с нами сейчас не жила, а жила у своего жениха и возвращаться жить домой пока совсем не собиралась. Папа был мастером на заводе, мама работала там же менеджером по кадрам. Им было по 40 лет и они любили друг друга, ссорясь очень редко, да и то скорей от скуки, чем по серьёзным причинам. Папа был подтянутым, ростом выше среднего, бодрым и уверенном в себе мужчиной.

Мама была тоже очень соблазнительной женщиной среднего роста с шелковистыми светлыми волосами уложенными под каре, очаровательным лицом с прекрасными глазами и с красивыми губами. Её прелестная фигура с годами немного налилась сочностью, что лишь добавляло ей притягательности и соблазнительности. Спелая грудь 3-го размера дополняла образ красивой русской женщины 40 лет. Ножки её, немного пышные в бёдрах, ниже колен были просто божественными с очень по женски красивыми ступнями. В общем у меня была очень красивая мама, у меня язык не поворачивался назвать её зрелой женщиной, выглядела она молодо и сладко. И как всегда бывает в таких случаях, когда мама очень красивая, я был влюблён в неё без памяти с самого детства и нечего не мог с собой поделать. Я был нормальный, общительный, честный, смелый. Отец меня хорошо воспитывал, я прекрасно учился и занимался спортом.

Но перебороть мою страсть и любовь к маме это было выше моих сил. Я никогда не засыпал сразу, оставлял свою дверь всегда приоткрытой, прислушивался изо всех сил, с упоением слушая, как мама занимается любовью с отцом, как она отдаётся, издавая сладкие вздохи и стоны, когда она кончала я просто был без ума от перевозбуждения и тоже кончал. Я любил её и засматривался на неё не в силах отвести взгляд, да и не я один, мама нравилась мужчинам и не удивлялась, когда на неё засматривались, пусть даже и собственный сын. Конечно она меня понимала, но не относилась к этому всерьёз. Я для неё был любимым сыном.

Я давно вынашивал мысли о признание ей в любви, но как, как преодолеть этот жизненный барьер между сыном и матерью. Как нарушить все моральные понятия, как обойти эти жизненные законы, как проникнуть в это заветное личное пространство такой желанной мною женщины. Я всё обдумывал, любовь и страсть заставляла меня это делать. Я исключал все внезапные попытки овладеть ею. Это могло отпугнуть её и наоборот ещё дальше отстранить от меня навсегда, да и самому мне была неприятна эта идея, я не привык что-то делать исподтишка. О завоевании её силой я даже и не думал, у меня никогда не поднялась бы рука на маму. Выход был только один-завалить её комплиментами и признаться в любви, заставить её восхищаться и гордится смелостью и мужеством сына, только так она могла бы меня понять, пожалеть и простить. В конце концов она сама виновата, что такая красивая, и что так несерьёзно относилась к моей страсти к ней, постоянно её подогревая своими красованиями и улыбками.

И вот наконец я решился. Отец ушёл в ночную смену. И мы с мамой остались вдвоём дома ночевать. Мама приняв душ, ходила по дому в красном халате чуть ниже колен и отдыхала, расчёсывала волосы, пила чай, говорила по телефону. В домашних тапочках её ножки были просто невыносимо вкусными. Я смотрел телевизор в зале собираясь с духом и настраиваясь. По телевизору начался один из сериалов, которые смотрела моя мама.

— Мама, прелесть, кино твоё началось — окрикнул я её

— О! Хорошо иду-удивившись неожиданному комплименту ответила она

— Не ходи цветочек, я хочу тебя сам принести-смело и нежно атаковал я. И встав пошёл к ней.

Мама привыкла к комплиментам от мужчин и не сильно удивилась моей обходительности. Лишь весело и победно заулыбалась.

— Но если я цветочек, то попробуй, если унесёшь — уверенная, что я пошутил заигрывая отшутилась она. Я подошёл к ней. Она спокойно стояла уверенная, что я это не сделаю, так как она была немного пышной, и я её не подниму, и весело улыбалась думая, что я её развлекаю. Я легко её взял на руки и понёс в зал и посадил на диван. Она удивилась и даже немного напугалась. И улыбаясь с восхищением поблагодарила меня:

— Спасибо мой сладкий. Давно меня никто не носил на руках. Потолстела совсем.

Она полулегла боком и облокотилась на подушку в изголовье дивана и поджала под себя ножки. Халатик открыл их до колен и я с воодушевлением сев рядом с ней продолжил:

— Нет мам ты у меня самая красивая и желанная женщина-смело продолжал я.

— Засмущал прям — усмехнувшись похваля меня сказала мама, не подозревая о моей цели кокетничая со мной

— Какая я красивая, я уже в возрасте, тебе надо девушкам молодым комплименты делать — грустно констатировала она.

— Да ты что мам твоей сладости любая молодуха позавидует, смотри какие вкусные у тебя ножки, какая очаровательная фигура, какая прелестная грудь, шея и очень милое личико с божественными губками и умными глазками. Ты у меня очень привлекательная женщина! — завалил я её откровенными комплиментами.

— Да что вы говорите юноша? — удивлённо отшутилась она.

— Я так сильно тебе нравлюсь, а как же подружки? — с интересом шутя спросила она.

— Мама ты самая чудесная женщина в мире, ты мне очень сильно нравишься, я не могу насмотреться на тебя, просто любоваться тобой одно удовольствие, а подружки с тобой и рядом не стоят я их не люблю. — признавался ей я.

— Да не буду спрашивать, кого ты любишь. — всё поняв проговорила мама.

— Ты прекрасная мам женщина, я тебя люблю и любил всегда, пока себя помню и буду любить — смело не отступая нежно признался я ей.

— Ну-ну-ну тише, тише-немного успокоила она меня.

— А как же девушки? — так и не поняв меня или не осознав до конца сказанное спросила она.

— Какие мам девушки. Я тебя одну люблю и хочу тебя обнимать, целовать, ласкать. — не боясь уже добавлял я.

— И что, сильно хочешь? — стесняясь поинтересовалась мама.

— Да, разреши мне овладеть тобой мама, это моя мечта или мне будет очень плохо — молил я её.

— Да господи, делай со мной всё, что хочешь, только я не очень наверно подхожу тебе я же старая-прекратила сопротивляться моей нежности мама.

Но я уже празднуя победу в душе встал подошёл к ней сбоку сел на край дивана и обняв поцеловал её в губы. Она сперва тихо, но с всё с большим разгорающимся желанием отвечала на поцелуй. Я чуть не кончил, встретив её язычок и играя с ним своим. Я стал целовать её лицо шею. Она с удовольствием отдавалась для ласк. Я зашёл к её ногам и стал целовать её ступни и пальчики, которые я так давно хотел. её ноги лежали на боку одна на другой поджатыми под маму. Я отодвинул маме одну ногу, чтоб расцеловать вторую и уставился между её раздвинутых ножек там красиво прикрывая бугорок показались трусики. Мама видя мой экстаз хвастаясь нежно сказала:

— Беленькие, они твои

После этих слов я совсем потерял контроль над собой и уложив её на диване раздвинул мамин халат и впился во всё её тело, смакуя самые вкусные места, губы и прекрасные груди. Мама нежно гладя мою голову руками наслаждалась моей любовью. Дойдя до её трусиков я целуя всю её бёдра, ноги, ступни снял трусики. Мама хвастаясь раздвинула ножки. И я увидел перед собой прекрасную киску-розочку в которую тут же нырнул своим языком. Я минут 10 буквально съедал её киску, так я её любил. Мама забылась в сладких вздохах и стонах. Я встал перед ней и быстро разделся до гола. Мой 14 сантиметровый ещё не возмужавший член давно уже готов был взорваться в штанах от напряжения. Мама с интересом разглядела его и позвала:

— Иди ко мне!

И я лёг между её раздвинутых ног и вставил свой член в её влажную тёплую и уютную киску. И целуя её и лаская её груди усиливающимися и убыстряющимися толчками довёл её и себя до исступления. После того, как я кончил мы лежали обнявшись на диване. Потом я сделал нам чаю, мама подмылась. И мы голые долго беседовали смеясь и поглощая бутерброды. Потом мама позвала меня в спальную в их с отцом кровать.

— Ну ладно мальчика я уже видела, теперь покажи мне мужчину, трахни меня для своего удовольствия — бросила она мне вызов.

И я с удовольствием дал волю фантазиям. Приказав ей сначала сделать мне минет, от которого я попал в рай, потом поставив её на корачки трахал её раком в киску, потом крутил и ложил её как хотел и трахал в письку, потом поставил на локти, и впился языком в её попку, поменяв его потом на член, туда я ей и кончил. И полежав ещё немного с ней ушёл счастливый в свою комнату.

Мы потом ещё много занимались любовью. Потом я женился и моя страсть к маме угасла, но память о счастливых временах была ещё долго.


Эротические рассказы — Греховная страсть

Греховная страсть

Они — мать и сын, жили в частном дому на тихой окраине города, утопавшей в густой зелени и которая в начале века была, на самом деле, деревушкой, заселенной потомками бывших крепостных крестьян князя Апраксина. Жители ее всегда отличались дородностью, высоким ростом. Женщины — белотелые, с пышными формами. Мужики — богатырского телосложения. Говорят, до революции их, в основном, забирали в кавалергарды, церемониальную стражу императора. Неизвестно, чья кровь здесь брала вверх — аристократическая или крестьянская, но, безусловно, одно было ясно, что на этих местах крепко смешались эти сословия, столь далекие друг от друга в имперской табели о рангах.

Время от времени в жилы хиреющей знати вливалась новая кровь, оздоровляя княжеский род и наделяя его наследников крестьянской сметкой и хваткой, а среди крепостных появлялись утонченные с ангелоподобными ликами дети.

Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — мать и сын местного происхождения. Мать, ее звали Татьяна, была светловолоса, с темно-синими глазами, и довольно высокого роста. Ходила она, чуть наклонившись вперед, будто ее тянули вниз своей тяжестью груди, распиравшие любую одежду, словно арбузы в тряпичной сумке. От этого казалось, что ее широкий зад, плавно колыхавшийся при ходьбе, больше выставлен. Ей было лет под пятьдесят.

Сын же, юноша лет семнадцати, прозванный старомодно Николаем, наоборот, имел вид тонкий, прозрачный. Широко раскрытые голубые глаза, белокурые кудряшки, белое личико, красные девичьи губки. Он всегда держался поодаль от шумных компаний ровесников, да и те не приставали к нему, не дразнили. Он был какой-то чужой и жил так, сам по себе, все больше с матерью. Но времена шли, он рос, и подошла пора, когда уже стало неудобно ходить с матерью, взявшись за руки. Он теперь все больше сидел дома, смотрел телевизор, читал книжки, в основном, детские.

Ему нравились эти тихие вечера с матерью, когда она молча занималась каким-нибудь своим делом, сидя в углу гостиной. Татьяна работала страховым агентом, и у нее был свободный график. Большей частью она находилась дома.

Коля в последнее время стал замечать в себе большие перемены. Белая шея теле ведущей или какой-нибудь актрисы, выпуклости под их платьем, в неожиданном движении, изгибе заставляли внезапно биться сердце учащеннее, вздымая плоть до ломоты. Тогда он долго сидел в кресле, украдкой бросая взгляды в сторону матери, стесняясь подниматься.

Однажды он вдруг увидел, что халат матери расстегнут больше, и в вырезе, как в глубоком декольте, видны белые-белые, даже чуть отливающие синевой, огромные груди. Мгновенный взгляд успел охватить и изгиб полной, со складками шеи, плавно переходящий в округлую спину. Кровь ударила в голову, и Коля густо покраснел, но в сумраке это было не заметно. Татьяна не увидела этого и продолжала так же сидеть в полу распахнутом халате, более того, она положила голую по локоть руку на низ живота, чего искоса успел углядеть Коля, и неожиданно засмеялась. На экране был забавный момент. Потом она машинально запахнула халат и, положив руку на колено сыну, сказала смешливым голосом:

— Какой потешный артист!

— Да, — хрипло поддакнул Коля.

Татьяна посмотрела на него несколько удивленно.

— Что с тобой, сынок? Заболел что ли? — спросила она.

— Нет-нет, — покачал головой Коля.

В эту пору он сделал себе открытие, что мать — ЖЕНЩИНА. Женщина, со всеми присущими ей прелестями, и что она очень женственна, соблазнительна. Но давно живет без мужчины — отец умер давно, когда Коле было лет четыре, и это обстоятельство придавало ей, быть может, больше пикантности, создавая какую-то атмосферу притягательности, недоговоренности, загадочности. Коля незаметно, даже для себя, стал следить за матерью, бросать украдкой взгляды на нее, с ужасом признаваясь, что в нем просыпается и усиливается с каждым днем неведомое доселе чувство. Нет, не любовь к матери, а любовь к женщине. Женщине, которая жила рядом, спала в соседней комнате, а тихими вечерами вместе смотрела телевизор, обдавая волнующим ароматом, терпким запахом, от которого кружилась голова.

Плоть всегда ломило, и ночью Коля просыпался от сладостного бурного семяизвержения, и он, сняв трусы, бросал их под кровать. Днем он их не находил на месте, а видел выстиранными и сохнущими во дворе. Он смущенно смотрел на мать, но та была невозмутима, словно ничего не замечала.

Однажды днем, после школы, он, входя во двор, увидел, что дверь дома широко распахнута. Шагая внутрь, он хотел сказать: «Мама, а что у тебя на обед?», но остолбенел. Татьяна, нагнувшись, мыла пол. Халат ее высоко задрался, обнажая весь зад. Колю словно ослепило белизной и обилием тела. Мать была в тонких узеньких плавках, из-под тоненькой полоски которых между ног кучерявились коричневые волоски. Взору открывались белые огромные ягодицы. Со страшной силой ломануло низ живота, и Коля быстро юркнул назад. Прислонившись к столбу рядом с крылечком, он закрыл глаза, стараясь успокоиться, но волнение долго не проходило.

Наконец он оттолкнулся и еще, не входя, крикнул, делая шаг к открытой двери:

— Мама! А что у тебя на обед?

— Уже кончились занятия? — откликнулась мать, выходя навстречу с улыбкой. — Что сегодня так рано?

В руке у нее была тряпка. Стряхнув, она бросила ее на завалинку.

— Заходи, сынок. Сейчас пообедаем.

Халат ее был снова распахнут больше обычного, открывая ложбинку между зажатыми белыми грудями. И тут она неожиданно, глядя на сына широко раскрытыми темно-синими глазами, высунула на мгновение розовый язычок и облизнула губы. Захолонуло сердечко Коли, и он аж зажмурился, так закружилась голова и ломануло плоть, от чего он со стоном наклонился.

— Что с тобой, Коленька? — тревожно спросила Татьяна, откидывая полной, словно перехваченной ниточками рукой золотистые волосы с лица.

— Ничего, мама, — прошептал Коля.

Мать внезапно схватила его за голову и прижала к полуголой груди. Он со слезами припал к ней губами, ощущая ее гладкую кожу.

— Ладно, Коленька, ладно, все будет хорошо. Все будет хорошо, — выдохнула она, гладя его по белокурым волосам.

После обеда мать истопила баньку и ушла туда.

Коля лежал во дворе на диване под яблоней и, глядя на синее небо, думал: «Что это со мной? Я влюбился в свою мать. Это же грех. Но как она красива!», — и в голове его с жутким волнением мелькнула мысль, заставив покраснеть до кончиков волос: — «А пизда у нее какая. Ах, ты! Ах ты. Какой грех. Но что делать?».

В это время дверь бани скрипнула, и голос матери крикнул:

— Коля! Коля!

Коля приподнялся с дивана и глянул в сторону бани. В проеме приоткрытой двери бани, подавшись вперед, выглянула мать, но Коля успел увидеть полностью ее голое тело, казавшееся на темном фоне еще белее, огромные свисавшие груди, складки на белом животе, коричневый мысок на лобке.

— Коля! Вода кончилась, принеси мне ведро воды и поставь у двери! — и Татьяна захлопнула дверь.

Вечером они молча смотрели телевизор, потом попили чаю и разошлись по своим комнатам.

Коля ночью проснулся от шума странных звуков, которые доносились из комнаты матери. Вообще-то, такие звуки часто доносились оттуда, почти каждую ночь, но сегодня они показались Коле особенно громкими и тревожными. Он быстро поднялся и прошел к матери.

— Мама! Что с тобой? — спросил он, открывая дверь, и остановился как вкопанный.

В свете торшера он увидел, что мать, откинув голову с закрытыми глазами, лежит совершенно голая, какая-то бархатная, — Коля всем телом почувствовал это, — поверх одеяла и судорожно трет между широко раздвинутыми ногами, там, где заросло буйной порослью и что-то розовело. Они сладко стонала, и груди ее неистово колыхались из стороны в сторону словно огромные белые шары.

Коля отступил назад и выскочил во двор. Прислонившись к столбу, он долго приходил в себя.

Когда он снова вошел в дом, мать в ночной сорочке сидела за столом в кухне, подпирая рукой разлохмаченную голову, и плечи ее тихо тряслись. «Плачет!», — подумал Коля, и жалостью резануло его сердце.

— Мама! Не плачь! — сказал он, подходя к ней, и положил руку на ее плечо.

Она обернулась. Она улыбалась, но в глазах ее стояли слезы.

— Я не плачу, Коленька, — ответила она, мягко глядя на сына и поглаживая его руку. Потом она грустно молвила: — Мне тяжело, сыночек. Очень.

И, помолчав, с какой-то затаенной мольбой в голосе тихо спросила:

— Ты видел?

Коля молча кивнул.

— Тринадцать лет без мужика Ни одного Никто не смог бы заменить мне твоего отца — прошептала Татьяна и, подаваясь вперед, медленно так прикоснулась губами к белому животу сына, чуть ниже пупка.

Плоть растопырила трусы, и они потихоньку сползли вниз. Если бы не этот торчащий член, можно было подумать, что это тело наливающейся соком жизни девушки.

— Ты так похож на него — прошептала Татьяна, тихо целуя плоть сына в блестящую головку.

Словно током ударило Колю, сладостная истома охватила низ живота, и он со стоном нагнулся, а из плоти ударила струя спермы, и прямо в лицо матери. Она громко засмеялась:

— Боже мой! Боже мой! Мой сын кончил мне в лицо! В лицо! И смех, и грех! Боже мой! — и смех ее стал переходить в плач, рыдания, и невозможно было понять, плачет ли она или смеется.

Капли спермы стекали с ее лица на грудь. Татьяна дернула плечом, и ночная сорочка ее сползла на живот, так близко и так доступно открывая огромные налитые притягательной тяжестью груди ее с розовыми сосками. Она стала растирать сок своего сына по телу, потом поднялась, и сорочка упала на ноги, полностью обнажая ее роскошное тело зрелой пятидесятилетней женщины. Она словно сошла с полотна Рубенса или картины Кустодиева. «Русская Венера в бане».

Она нагнулась и сняла с сына трусы:

— Идем со мной, сынок. Сделай мне одолжение. Подари мне радость. Пожалей свою мать.

Она за руку повела его за собой. Они легли на ее широкую постель. Татьяна, поглаживая член своего сына, взяла его в рот. Никогда еще Коля не испытывал такого блаженства И в эту минуту мать тихо молвила, отчего застучало в висках, и сильно-сильно, почти до тошноты, забилось сердце:

— Выеби меня, сынок. Выеби! Я хочу, этого. В ней так давно не был никто. Я хочу молодой хуй в своей старой пизде. Она моя вся мокрая.

Коля перевернулся, лег на ее большое мягкое тело и вошел в нее, в ее раздвинутое в ожидании лоно. Плоть охватило жидким теплом. Татьяна вскрикнула:

— Тихо! Тихо! Больно! Больно. А-а-а подожди, подожди-и Какой он у тебя большой и крепкий, Ко-оленька Словно гвоздь Любовничек мой сладкий Я хочу-у твой ху-уй. Больно-о-о — она сильно обняла руками сына, прижимая сверху к себе. — Я хочу, хочу твой ху-уй в моей пизде. Еби меня. Еби меня. — закричала она. — А-ах! как хорошо! Ах, как сладко! Я ебусь со своим сыном Я ебусь с мальчиком В моей пизде молодой хуй.

От этих запретных слов, которые прерывисто слетали с уст матери в жаркой истоме, Коля весь трепетал и, все больше и больше возбуждаясь, с силой молотил ее лоно своей молодой плотью.

Они любились целую ночь, и до конца не могли утолить свою страсть друг к другу. Они пробовали разные позы.

— Я раздавлю тебя своим телом, — смеялась Татьяна, сидя на Коле, и тут же стонала: — О-о-о Как хорошо-о.

Они радовались, как молодожены в медовый месяц.

— Коленька, — сказала мать, лежа на спине с чуть раздвинутыми ногами. Утренний свет пробивался сквозь шторы, придавая ее телу большую заманчивость. Между ее ног, из-под коричневых волосиков расплывалось небольшое мокрое пятно. — Это твое семя — с улыбкой сказала Татьяна. — Ах! — вздохнула она с тихой улыбкой, — как давно не было мне так хорошо. Грех но так хорошо Коленька. Не бросай меня Мне активной жизни осталось около десяти лет, а тебе к тому времени будет только двадцать семь, совсем еще молодой Запросто сможешь завести семью Даже через двадцать лет Я тебя не буду держать Мне нужно сегодня Я так истосковалась Я так исстрадалась Должна же быть мне награда Должна же мне быть награда от Бога Должно же и мне достаться от радости жизни Мне нужно каждый день Я хочу твой молодой хуй каждый день! Каждый час Никаких обязательств Ты только меня еби спи со мной каждый день, как муж Прости меня. Господи Грех грех Но я так так хочу так хочу в своей пизде твой хуй она открыта но только для тебя, для твоего хуя.

Татьяна гладила и целовала плоть своего сына.

— Я люблю тебя, мама, — тихо прошептал Коля. — Как женщину Как роскошную женщину Как женщину, которая одна на всю жизнь.

Татьяна молча покрыла его юное, почти девичье тело поцелуями.

— Ты ты. это нарочно нарочно делала? Ты манила меня? — спросил Коля, гладя ее волосы.

Татьяна взглянула на него широко раскрытыми темно-синими глазами и улыбнулась, кивнув головой:


Я беременна от 16-летнего сына подруги — «Life. ru» — информационный портал

Я беременна от 16-летнего сына подруги

Людмила не ожидала, что шутливые заигрывания с сыном подруги заведут её так далеко. Незапланированная беременность и преследования со стороны матери мальчика заставили её кардинально изменить свою жизнь.

Лучшие подруги

С Мариной мы сдружились в последний год, хотя уже лет пять работали в одном салоне красоты. Я — нейл-дизайнер, она — парикмахер-стилист. До того как Марину бросил муж, она нас не очень жаловала — быстро прощалась и бежала домой, ни пива с коллективом попить, ни в сауну вместе со всеми сходить. А когда муж от неё ушел, она стала тянуться к нам, даже в гости стала приглашать. Видимо, совсем одиноко было.

Её сына Марата я до нашей дружбы видела пару раз, он, тогда ещё 13-летний пацан, забегал к нам на работу. Увидев его, я ещё вспомнила вычитанную где-то в газете историю, как учительница приглядела 12-летнего пацана, вышла замуж за его отца, чтобы быть поближе к мальчику и правильно его воспитать. А по достижении совершеннолетия пасынка бросила папашу и вышла за него замуж. Ещё подумала, что, будь я беспринципней, пригляделась бы к Маринкиному сыну. И вторая парикмахер, Галя, словно читая мои мысли, пошутила, что Маринке надо ухо востро держать, а то уведут её телёнка. Марина тогда только отмахнулась, для неё Марат до сих пор маленький ребёнок. А в Марате ещё в детстве чувствовалось что-то неподдельно мужское. Такой маленький мужичок, рассудительный, спокойный и совершенно правильный, надёжный.

Мы потом ещё с девчонками решили, что сын пошёл в отца. У Маринки простецкое круглое лицо, она невысокая, коренастая. А сын — синеглазый, тёмноволосый, высокий. Правда, никто Марининого мужа не видел: от всех его прятала, а после развода все общие фотки порвала. Потом уже я у Марата фотографию отца видела: красивый мужчина, непонятно, что он вообще в Маринке нашёл.

Глупые шутки

И вот стали мы с Мариной всё чаще общаться. Записали её на фитнес. Она сначала отнекивалась, а потом всё равно стала ходить. Наверное, вспомнила, что муж перед тем, как уйти, крикнул ей: «Посмотри, на кого ты похожа!»

Марат, когда мы в гости забегали, всё больше отсиживался в своей комнате — готовился к ЕГЭ (родители его с шести лет в школу отдали, он всегда был умный мальчишка, учился хорошо, спортом занимался). Но, когда заходил за чем-то на кухню, становилось словно светлее, мы подтягивались, зазывали за стол: «Маратик, с тобой веселее». Но он отнекивался. Хотя я чувствовала, что на меня, самую молодую, он смотрит особенно тепло, и, даже шутя, заигрывала с ним, пыталась приобнять. Он такой высокий вымахал, плечи широкие — мужчина.

Как-то я забежала к Марине, её дома не оказалось. Марат предложил подождать. Посидели, чаю с ним попили. Я по привычке начала с ним шутя заигрывать. И вдруг поняла, что мальчик давно превратился в мужчину. Как я и догадывалась, Марат действительно был в меня влюблён. У меня даже голова закружилась в его объятиях. Но тут хлопнула входная дверь, вернулась Марина.

Запретная любовь

В следующий раз я зашла, когда Марина работала во вторую смену. Случилось то, что случилось. А дальше — пошло-поехало. То я Маринке путёвку в санаторий подогнала на выходные. То Марату понадобилось ехать на матч с баскетбольной командой. Ночевали у меня.

Сначала я думала, что это банальная интрижка, у кого из нас в юности не было секса с мужчинами и женщинами старше на 10—15 лет? Один мой одноклассник вообще приобрёл первый опыт с нашей учительницей физики.

Потом всё переросло в более сложные отношения. Я себя успокаивала тем, что разница между мной и Маратом не такая уж и большая — 12 лет, при современной индустрии красоты вполне могут быть незаметны. Надо только дождаться его совершеннолетия.

Только бабушка не рада

О том, что я беременна, первой узнала Марина. Я ей, конечно, ничего не рассказывала. Но в салоне ничего не скроешь. Стало плохо от запаха лака, вернулась из туалета, Маринка первая спросила: «Люда, ты не беременна?» И купила мне тест.

Поначалу Марина радовалась за меня, фруктами угощала. Говорила, что даже если отец ребёнка не признает малыша и сольётся, то надо оставить ребёнка. Приводила какие-то доводы. Я и сама думала оставить малыша, а она окончательно убедила. Говорила, что дети — главное счастье, что мужчины уходят, а ребёнок останется, что Марат, после предательства мужа, — главная её опора и отдушина. Подруга даже не догадывалась, кто может быть отцом моего ребёнка.

Марат узнал случайно от Марины. Хотя я её просила никому пока не рассказывать. Потом я бы что-нибудь придумала. А потом уже Марина узнала от Марата, кто отец ребёнка.

Хорошо хоть, Марина не стала скандалить на работе, пришла ко мне домой и всё высказала. И что не даст портить жизнь сыну, и что ребёнка у меня заберёт, так как из меня не получится нормальной матери с таким аморальным поведением. И что если я добровольно не откажусь от ребёнка, то она подаст на меня в суд и лишит родительских прав.

Я испугалась. Позвонила моему бывшему парню, он юрист. Он сказал, что бояться стоит не того, что меня лишат родительских прав, а того, что привлекут за развращение малолетних, Марату нет 18.

Будущее туманно

Я ушла с работы. Марина не отставала, звонила всё время и угрожала. В отчаянии я пригрозила, что сделаю аборт, если она не отстанет. На время моя подруга успокоилась, а потом снова стала грозить судом.

Тогда я решила действовать через Марата. Он сказал матери, что уйдёт из дома, если она не успокоится. Марина вроде успокоилась, взяв с сына слово, что он не будет со мной встречаться. Марат сначала артачился, но я его уговорила — объяснила, что мне нельзя сейчас нервничать, может пострадать ребёнок.

Я уехала к сестре в другой город. Пока отсиживаюсь у неё. Здесь море, фрукты, тепло. В салон красоты планирую устроиться, как только токсикоз пройдёт. Марина больше не беспокоит, я сменила номер телефона. Даже Марат его не знает. Иногда сама ему звоню. Говорит, что скучает. Он сдал экзамены, поступил в институт. Говорит, найдёт работу и заберёт нас к себе, а через полтора года, как только ему исполнится 18, мы распишемся.

Не знаю, как я буду жить эти полтора года. Чувствую себя как Сара Коннор: прошлого нет и будущее туманно. Хорошо хоть, сестра рядом.

Все имена героев изменены.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *