Рассказы инцест и не только...        27 мая 2018        27         0

Любовь матери секс рассказы Любовь мамы и сына


любовь матери секс рассказы

Любовь мамы и сына. Часть вторая – Инцест. Читать историю на Сэфане

Любовь мамы и сына. Часть вторая

24 марта 2015

Участники рассказа достигли возраста 18 лет. Не пытайтесь повторить

Мнe былo oчeнь тяжeлo. Я oчeнь ругaлa сeбя зa тo, чтo сдeлaлa тeм утрoм, мeня мучилa сoвeсть и я, кaк мoглa, избeгaлa сынa. Рaньшe, слoвa мoeгo мaльчикa «мaм», «мaмoчкa», «мaмуль» вызывaли у мeня рaдoсть, нeжнoсть, тeплoту. Я oбнимaлa свoeгo сынoчкa, цeлoвaлa eгo в губки, в щeчку, прижимaлa к груди, и гoвoрилa: мaльчик мoй я тeбя тaк люблю. a oн в oтвeт: я тoжe тeбя люблю, мaмуль. и мнe былo тaк хoрoшo. Тeпeрь жe эти слoвa рaзрывaют мнe сeрдцe и. прoсти мeня, мoй мaльчик. вoзбуждaют мeня. У мeня нaчинaeтся нaстoящaя тeчкa. В гoлoвe рoждaются ужaсныe мысли: oн сидит нa дивaнe, я стoю пeрeд ним нa кoлeнях и сoсу eгo прeкрaсный, рoднoй члeн, a oн стoнeт и шeпчeт: сoси eгo, мaмуль, сoси. В тaкиe мoмeнты я крaснeю, бeгу в свoю кoмнaту, зaкрывaюсь и пoгрузившись в мир свoих грязных, нo (мнe тaк тяжeлo признaвaть прaвду) дикo слaдких фaнтaзий, дo бoли тeрзaю свoю вoзбуждeнную, гoлoдную плoть.

Этo прoстo кoшмaр кaкoй-тo.


Любовь матери — эро рассказы на FOTOBAB. ru

Любовь матери

Я никогда не смела, спросить мать о тех находках, что как всякий любопытный ребенок, копаясь в маминой спальне, находила. Это были разные, как я в последствии узнала, предметы садо-мазо атрибутики. Хлысты, кляпы, веревки. До того дня я могла лишь догадываться, зачем моей маме всё это.

Однажды когда матери не было дома, в дверь позвонили. Это оказалась женщина. Высокого роста, с миловидной внешностью с ярко черными волосами. Я раньше видела её у нас дома. Мать представляла её как свою сослуживицу по работе. Я помнила её имя: Ада. Так вот, эта женщина сказала, что нам с ней надо поговорить. О чем мы будем разговаривать я, и представить не могла. Ада почти сходу сообщила, что моя мать её рабыня. Когда вам говорят что, мол, я госпожа твоей матери вы испытываете шок. Первое время именно в этом состоянии шока я и находилась.

— Уже почти три года как твоя мать стала моей рабыней. Ты спрашиваешь как? Конечно не сразу. Сначала я просто соблазнила её. Мы стали спать вместе. Ну а потом я просто помогла раскрыться её тайным желаниям. Я младше твоей матери на 11-ть лет. Мне 27 лет. Как вижу, ты не глупенькая девушка и должна понимать, что твоей матери нравиться, когда её унижают, причиняют боль. Но сегодня я уже многим пресытилась, поэтому придумала кое-что новое. За эти три года я полностью выдрессировала твою мать, я могу делать с ней всё что захочу. Теперь она даже не просто рабыня — она вещь. Что бы тебе, было, понятно скажу, что могу продать её, могу просто убить.

Я знаю, у вас происходят часто конфликты с ней, так вот при правильном подходе ты сможешь извлекать и моральное и физическое удовольствие оттого, что я тебе предложу. В общем: я хотела бы, что бы ты была второй госпожой моей рабыни.

Я физически почувствовала, как мои глаза округляются.

— Но ведь она моя мать!

— Именно поэтому я здесь.

— А она всё это знает.

— Нет, это будет сюрприз для неё.

— О боже! — не сдержавшись, прошептала я.

— Думай. Если ты откажешься, я продам ее, какому ни будь мужику маньяку. И поверь мне, твоя мать не станет возражать. Она сделает все, что бы угодить мне.

Хорошо давай так, я зайду сегодня, когда придет твоя мать и покажу тебе как всё происходит, а ты будешь решать спасать тебе мать или нет.

После того как Ада ушла я не могла ничего делать кроме как опять и опять воссоздавать в памяти недавний разговор. После того, что я узнала о матери, я не стала её ни презирать, не ненавидеть. Это был её выбор, она была взрослым человеком.:Проанализировав свои желания и ощущения, я быстро поняла, что то, что нравиться матери мне совершенно чуждо.

Да, Ада была права, в последнее время мы стали часто ссориться с матерью. Ада сказала, что при правильном подходе я смогу извлекать удовольствия оттого, что стану ей командовать. Когда я стала думать об этом то мои, какие то робкие попытки возбуждения подавлялись огромным страхом и волнением за своё и будущее матери. Вообще моя мама

←пред. |след.→


Мама в душе » Эротические порно рассказы и секс истории

Мама в душе

Говорят, что каждый мужчина имеет неосознанное влечение к своей родной матери и думает о ее сексуальных достоинствах. Я тоже не был исключением; я был увлечен ей. Я хотел трахать ее, пока коровы не пришли домой, но я никогда не думал, что это может случиться по настоящему. Мы очень любили друг друга с тех пор, как я могу это припомнить, но это никогда не было для нас сексуальными отношениями. Она никогда не давала мне даже намека, пытаясь сказать: «Да, дуг, ты можешь трахнуть свою мать.» У меня была одна привычка — дрочить в душе, представляя, что моя мыльная рука была влагалищем матери. Я представлял ее сладкий стон удовольствия, когда я выстреливал мою сперму глубоко прямо в ее матку. Мать была очень сексуальной женщиной и могла бы дать фору женщинам лет двадцати и даже моложе. У неё была большая грудь, и что никогда не прекращало поражать меня, что она все еще была достаточно упругой, по крайней мере, она проступала через ее сорочку. Я только мечтал прижиматься к ней каждую ночь и прятать свое лицо в этих огромных кувшинах плоти.

Как-то ночью я был в душе, яростно гоняя свой член, думая, как несправедлива моя жизнь. Почему это так неправильно, трахать свою мать?

У нас была всего лишь одна ванная в доме, и у меня вошло в привычку не закрывать за собой двери. Моя мать, должно быть, наполовину спала, поскольку она обычно стучит, перед тем как войти, но этой удивительной ночью, она вошла и увидела меня дрочащим, как безумец свой восьми дюймовый пенис.

Мама жутко обеспокоенно сказала: «Мне жаль, Дуг. Я должна была наверно постучать,» и повернулась, чтобы выйти.

Сейчас или никогда, подумал я, так что выпалил «Не уходи, мама. Прости мне эти слова, и я надеюсь, что ты не остановишь меня. Я должен заняться сексом с тобой. Я мечтаю о тебе каждую ночь и всегда возбуждаюсь от одной мысли обо мне и тебе трахающихся постоянно, каждый день и ночь. Другие юные девушки, кажется, просто не возбуждают меня. Я хочу опытную любовницу, мама. Я хочу тебя.» Она выдержала все эти безумные, потрясенная, даже не зная, что сказать. Она вдруг засмеялась, и я подумал, что, действительно зря это сказал. Это длилось несколько мгновений, пока она не заговорила. «Ты действительно очень красив, и я была одинока и несчастна, после того, как твой отец уехал. Почему бы и нет? Я держу пари, твой большой член действительно хочет почувствовать, что находится внутри моего нежного влагалища.»

Она слегка улыбалась мне и нежно посмотрела на мой задравшийся к верху член, в то время как я только смотрел на нее ошеломлённо. Она стянула через голову сорочку, и я впервые в своей жизни мог увидеть ее восхитительный сексуальный орган, выставленный для меня на обозрение.

Она медленно зашла в душ и принялась мыть меня, уделяя большое внимания моему стоящему члену. Я вспомнил, как несколько лет тому назад, когда мне было восемь, мать, вымыла меня, когда я сломал обе руки. На сей раз, однако, было в тысячу раз лучше чем тогда, это уже не была материнская любовь, а то, что двое возлюбленных делают, чтобы доставить друг другу настоящее удовольствие. Я, в свою очередь, сразу сосредоточился на её полной груди, облизав её полностью. Мои глаза, с трудом оставляли её, пока моя мать не подняла мою голову, приглашая к Французскому поцелую. Это было просто фантастически.

Мой член, был настолько тверд, что я мог бы трахать отверстие в плиточной стене. Я больше не мог терпеть, я поднял маму и осторожно посадил ее припухлыми половыми губками себе на возбужденный член. Я увидел, что быстро моя любовь передалась маме, поскольку она кончила буквально через несколько секунд после того, как я вошел в нее. Это сделало меня безумно счастливым, потому что я мог доставить своей матери настоящий оргазм. Я целовал ее шею и сосал ее соски, в то же время, трахая ее влажную, жирную пизду. Наши мыльные тела тёрлись друг о друга, только добавляя ощущений, тогда как, волны спермы начали подниматься через весь мой член. Я был готов кончить. «Ты хочешь, чтобы я выстрелил, мама?», спросил я ее.

«Если ты хочешь, ребенка от меня, кончи прямо в меня.» Сказала она, и я не думаю, что я мог бы любить мою мать больше, чем в тот момент. Мысль о детях от моей матери послала меня в легкое забвение, поскольку я выплеснул четыре волны спермы прямо в её матку. Двадцать лет прошло, и теперь мне — тридцать восемь, и я все еще живу у себя дома. Можете смеяться, но я никогда не буду выезжать и оставлять мою родную маму. Мы все еще трахаемся, как озабоченные подростки, и у нас есть красивый ребёнок. Всё, что я хочу сказать — то, что на всем свете нет такого влагалища, которое могло сравниться с тем, что породило Вас.


О нас с моей мамой » Эротические порно рассказы и секс истории

О нас с моей мамой

Не помню точно, когда я начал думать о своей матери, наверное, лет в восемнадцать. Первые эротический фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда довольно доступны. На них можно было постоянно смотреть, их можно было даже слегка потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность такая была. Конечно, она не ходила там, в эротичных ажурных чулках с поясом, не носила мини юбку и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло.

Именно тогда я стал настоящим извращенцем. Я сразу понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть прекрасная груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был ее родным ребенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью.

Она спокойно сидела в теплой вязаной кофте читала любимую книгу, я же видел ее голой с размазанной по губам помадой в очках залитых прозрачной спермой, и такие видения преследовали меня постоянно. Я быстро рос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал за ней подсматривать. Надо заметить, что, даже несмотря на довольно благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было очень сложно. Мама постоянно просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться ее просьбы.

Одной единственной возможностью оставалась ванная. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я «умных» мальчиков, отверстий в стенах в ней не было предусмотрено, поэтому я просто-напросто расширил напильником щель под дверью, так чтобы значительно увеличился угол обзора. То, что я тогда испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, быстро вытиралась после душа, описать словами просто невозможно. Это было что-то невообразимое. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь по всему телу. До сих пор, а с того времени прошло примерно десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает осторожно вытирать промежность.

Я думал увидеть, может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской рожи было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище матери, задница да еще с мокрой красной дыркой, белые груди, и все это — моя неприступная родная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна.

В общем, годам к восемнадцати я испытывал огромное половое влечение к собственной маме, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подружкам, матерям моих друзей, одноклассников, учителям. В голове сформировалась целая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в своей кровати, я думал о них, тасовал их как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то всем вместе. Одна из наиболее сильных юношеских фантазий — банальная баня (на самом деле даже ни разу в жизни там не был), где я «мылся» со всеми своими желанными персонажами.

Оргазм происходил в тот самый момент, когда мама подводила меня к стоящим раком учительницам, раздвигала одной из них отвислые половинки попы, вставляла мой вставший член и, стоя на коленях, смотрела на мою усиленную работу, а я потом долго кончал ей в лицо. В то время я стимулировал себя просмотром порнографии. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) и в помине не было. Все, что я мог тогда реально достать — это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных эротических журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих друзей, но все равно это было просто здорово.

Я, например, брал фото своей матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица вставлял поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего в этой сфере интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую свою кассету, по-моему называлась она «alt and gammal» студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же просто затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал интернет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

Как бы кому не показалось, но я действительно очень люблю свою маму, думаю, больше чем кто-либо другой любил на моем месте. Любовь сыновья, общепризнанная, переплетается во мне с любовью к матери как к женщине, половым влечением к ней. Вот парадокс: чем большее почтение я испытывал к своей матери, тем более сильно я ее хотел. Конечно, жизнь потом развела нас, я отслужил в армии, женился, мама тоже вышла замуж и стала жить у своего нового мужа, нормальная как у всех жизнь. Но самое главное внутри меня все осталось точно таким же как было, а после одного интересного случая я стал избранным в этом мире. На самом деле это не просто громкие слова, с кем произошло то же, что и со мной, меня обязательно поймут, действительно избранным. Это произошло 19 июля 1997 года, мне к тому времени уже было 27, маме через четыре месяца исполнится 51 год. Может кто и сильно удивиться, но не было никакой там бани или «потри мне спинку, мама» как любят предварять такие пикантные истории очевидцы-фантасты (хотя лично я ничего не имею против их творчества), я просто позвонил домой и сказал своей матери, что вечером заскочу, отметим одно грандиозное событие (я наконец-то с огромным трудом сделал загранпаспорт), и все закрутилось.

Я почему-то сразу понял, что-то должно случиться, то ли тон ее ответа по телефону, не знаю, но что-то мне подсказало. Скорее всего виноваты сложившееся обстоятельства, ни моих, ни ее мужа в Москве тогда не было (дачники), все складывалось как нельзя более лучше. Я заехал за ней на работу, купили бутылочку CAMРARI, дыню и домой. Стратегический план был у меня таков, кстати, советую всем соратникам: во-первых, после рюмки я за руль ни ногой, и мама это прекрасно знала, значит, была вероятность того, что мне тогда удастся остаться на ночь. Во-вторых, на трезвую голову бабу уложить в кровать намного сложнее, чем после двух-трех рюмок сладкого, но крепкого напитка, а собственную мамочку тем более, только так можно притупить ее психологические установки – табу, стереотипы и тому подобное. В-третьих, я стал сразу ухаживать за ней, подавал руку, поддерживал за ее талию, говорил приятные комплименты. Это совсем не страшно — сказать; «мама, я тебя люблю больше всех? у тебя новая прическа? ты великолепно выглядишь, похудела?» и все такое прочее. И это сразу сработало, она не отталкивала меня, начала немного со мной кокетничать. Интересная вещь — пока я покупал дыню, мама в машине подкрасила губы, ну чем не подтверждение моей правоты. Кстати, это я сейчас все так спокойно расписываю, как под микроскопом, а тогда это были не мысли, а какие то горячие волны желания внизу живота, которые подсказывали мне, что делать. Меня вела моя природа.

В общем, мы сидели на кухне часов до девяти вечера, и я постоянно думал об этом самом. Основная проблема для меня – с чего начать. Это должно было быть не резко, но в тоже время не слишком медленно и неуверенно. Я постоянно пытался создать какие-то околосексуальные ситуации, рассказал несколько очень откровенных анекдотов, пару раз в шутку прижался всем телом, обнимался, но начало никак не приходило. Наконец мама прилегла на диван, у нее слегка кружилась голова от вина. Я подошел с пледом, взял ее за ноги, чтобы переложить ее поудобнее и от прикосновения к теплой коже меня и начало заносить. Я сел рядом, ее ноги лежали у меня на коленях, нагнулся и просто стал их целовать. Мама мягко высвободилась, подтянув колени и слегка раздвинув ноги в стороны. Я, ни секунды не думая, тут же ткнулся лицом в открывшуюся мне промежность. В ту самую секунду я почему-то решил, что мама сделала это все специально, она была без трусов, значит действительно хотела. Цель всей моей жизни была тогда достигнута, я трогал губами влагалище, языком чувствовал горячий анус собственной матери, и небеса не обрушились на меня.

Я нежно ласкал ее не больше минуты и сразу же вставил. Наверное, тогда это был самый правильный ход из возможных, ведь она могла опомниться пока все не зашло чересчур далеко. Я вставил член и стал трахать ее, запросто, как собственную жену, и она не кусалась и не отбивалась от меня как от дикого зверя, лежала себе тихо и похрюкивала. Нагнувшись, я прошептал ей в ухо что-то вроде того, что я давно мечтал об этом и что, наверняка, она — тоже, на что мама ответила категорически — никогда раньше этого не хотела и теперь будет меня постоянно избегать. Мы разговаривали как обычно, если не думать о том, что мой половой орган по-прежнему торчал в ее влагалище.

Зазвонил неожиданно телефон. Такая вещь очень неприятна, когда дома трахаешь законную супругу, а тут я совсем перепугался, реальность могла отрезвить мать и испортить всю ситуацию. Она поговорила от силы всего минуты три (до сих пор не знаю, кто была эта сволочь), но вернуться к начатому было уже просто нельзя. Мы пошли на кухню пить чай. Самое интересное, мы общались так, как будто ничего между нами не произошло. Пришло время нам идти спать, и мама спросила, где мне постелить. Я ответил, что спать будем валетом, а иначе уеду на машине пьяным. Она засмеялась, сказала, что ей достался тот еще сыночек, и разложила для меня диван. Мы все-таки легли валетом, и я сразу же стал лизать матери пятки. Мы словно повторяли предыдущие действия: раскинутые в стороны ноги, straigНt sex, но, если первый раз еще можно было принять это действо за случайность, то сейчас меня хотели. Я взобрался на мать как кобель на шелудивую суку. Все длилось минут двадцать, и то, если бы я не пил, то кончил бы просто мгновенно.

Из всего того, о чем я мечтал больше десяти лет жизни, я смог поцеловать мать в губы (ей это явно не сильно понравилось, но языком поработала), полизать ей между ног и сами ноги, потрогать и поцеловать ее прелестные груди, вставить член ей в рот, обычным образом трахнуть и все. Во время полового акта она стонала, называла меня иногда Андреем (ее муж), в конце сказала: «выеби меня, сыночек, чтоб у меня завтра все жутко болело». На этой фразе я кончил ей на живот, кстати, получил замечание, так как оказалось, что ей нравится чувствовать сперму внутри себя. Пока она мылась, я уснул.

Теперь об избранности. То, что я в тот момент пережил, в нашей человеческой природе есть явление по-настоящему уникальное, необычное. Но это для человеческой природы, но не для меня. Да, я вступил в половые отношения со своей родной матерью, ну и что здесь такого криминального. Она же не будет от меня рожать детей, нарушая там какие-то генетические коды, мы просто получили интимное удовольствие друг от друга. Наша жизнь внешне совсем не поменялась, все по-прежнему.

К сожалению, такого рода сексуальная ориентация, а я повторяю, МНЕ НРАВИТСЯ СОВОКУПЛЯТЬСЯ С СОБСТВЕННОЙ МАТЕРЬЮ, осуждается крайне чрезвычайно. Инцест всех сильно отпугивает, мне кажется, я знаю почему, все думают о неком сексуальном насилии. Отличайте, пожалуйста, сексуальные отношения отцов-садистов с малолетними дочерьми от полюбовных отношений между родственниками. Инцест по желанию — это действительно здорово. Я думаю, что при стечении некоторых обстоятельств, любой желающий может трахнуть свою мамочку, просто некоторые не признаются, что хотели или хотят этого. Вот вы, к примеру, готовы ли со стопроцентной гарантией сказать, что, если ваша мать, очень сексапильная пожилая женщина, вихляя, как уличная сука, бедрами, подойдет к вам на высоких каблучках и, шурша прозрачным капроном, прижмется всем своим телом, готовы ли вы сказать, что в штанах ничего особенного не произойдет? Я уверен, что — нет.

Р. S. Знаю по себе, что тем более веришь написанному выше, чем суше и официальнее текст. К глубокому сожалению, образование мне не позволяет, все время хочется, ввернуть какой-нибудь красивый литературный оборот. Поверьте, все это истена, до последнего слова. Мы живем в Москве. Прошу прощения, если кого задела ненормативная лексика в моем рассказе.


Огромное удовольствие для мамы » Эротические порно рассказы и секс истории

Огромное удовольствие для мамы

Катя сидела на диване рядом со своим сыном и смотрела порно.

Оба они были совершенно раздеты и ласкали друг друга, лежа на кровати.

Катя страстно сжимала своими миниатюрными пальчиками здоровенный член сына, пока он ласкал ее еще вполне упругие груди с обворожительными сосками.

«Тебе нравится, мой дорогой?» Мамин кулачок скользил по его возбужденному члену.

«Он такой упругий сегодня у тебя! Это мамино тело так сильно возбудило тебя, дорогой. Я еще не очень старая, правда? Тебе нравятся мои груди?»

«Боже мама, я сейчас просто кончу в твой кулачок! Никто не выглядит прекраснее тебя! Дай мне показать, как я хочу тебя! Возьми Его в рот!»

Катя встала на колени перед стоящим сыном. Нежно поцеловав головку пениса, она нежно повела языком по ней и, приоткрыла свои губы и проглотила ртом эту восставшую мужскую плоть.

Ее подруги, если бы увидели ее сейчас просто обмерли бы.

Ей недавно исполнилось 41 год. Она было довольно крупной рыжеволосой теткой. Так случилось, что она жила без мужа и одна воспитывала своего сына, которому отдавала все свое свободное время и возможности.

Но она была все еще полна соками любви и страсти.

И сейчас ее 17-ти летний сын возвращал ее к жизни своим большим членом.

Она готовила на кухне обед. И он мог подойти к ней сзади и задрав вверх подол платья (она никогда не носила дома нижнего белья) всаживал свой здоровый член по самые яйца в нее.

Она была постоянно готова принять его и в попку также.

Вот и сейчас, она с наслаждением сосала свой любимый член.

«Так мама, так! Соси его, пожалуйста! Соси мой большой торчащий член! Мне нравится это безумно! Как прекрасны твои алые губы на нем! Соси его! Соси!»

Эти соло еще более распаляли ее страсть и она продолжала страстно поглощать ртом член сына.

«Я люблю своего маленького сына», думала она «Я его Мать и его член нуждается в моей нежной ласке.»

Степа вытащил член из ее рта.

«Давай мать, садись на меня сверху! Я хочу трахнуть тебя!»

«О да, мама хочет, чтобы твой огромный член погрузился в нее!» воскликнула она.

Катя села верхом на бедра сына.

Степа резко поднял свои бедра от кровати и Катя почувствовала как член вошел в нее.

«Ох! Он такой большой! Ты меня разорвешь!»

«О да, тебе нравится чувствовать меня в себе. Правда!»

«Да! Да! Очень!»

И она начала бешенную скачку на этом вздыбленном члене.

Она потеряла счет тому, сколько раз испытала оргазм.

Почувствовав, как горячие потоки спермы заполняют ее изнутри, она вздрогнула в последнем экстазе и просто упала на грудь сына обессилено.

Соки любви смешавшись в ней и вытекали по его, все еще находящемуся в матери, члену на ее половые губы и орошали его бедра.

Это был самый обычный вечер в доме Катерины.


Сексуальная мама » Рассказы с частными фото

Сексуальная мама

Мы живём в большой трёхкомнатной квартире. Дома у нас очень уютно и красиво. Во всех комнатах, на кухне в ванной и туалете всё было сделано для дома, для жизни, радости и семейного счастья. И семья у нас была счастливая. Папа с мамой жили вместе уже 20 лет. У них был я — 18 летний сын и моя 19 летняя сестра, которая с нами сейчас не жила, а жила у своего жениха и возвращаться жить домой пока совсем не собиралась. Папа был мастером на заводе, мама работала там же менеджером по кадрам. Им было по 40 лет и они любили друг друга, ссорясь очень редко, да и то скорей от скуки, чем по серьёзным причинам. Папа был подтянутым, ростом выше среднего, бодрым и уверенном в себе мужчиной.

Мама была тоже очень соблазнительной женщиной среднего роста с шелковистыми светлыми волосами уложенными под каре, очаровательным лицом с прекрасными глазами и с красивыми губами. Её прелестная фигура с годами немного налилась сочностью, что лишь добавляло ей притягательности и соблазнительности. Спелая грудь 3-го размера дополняла образ красивой русской женщины 40 лет. Ножки её, немного пышные в бёдрах, ниже колен были просто божественными с очень по женски красивыми ступнями. В общем у меня была очень красивая мама, у меня язык не поворачивался назвать её зрелой женщиной, выглядела она молодо и сладко. И как всегда бывает в таких случаях, когда мама очень красивая, я был влюблён в неё без памяти с самого детства и нечего не мог с собой поделать. Я был нормальный, общительный, честный, смелый. Отец меня хорошо воспитывал, я прекрасно учился и занимался спортом.

Но перебороть мою страсть и любовь к маме это было выше моих сил. Я никогда не засыпал сразу, оставлял свою дверь всегда приоткрытой, прислушивался изо всех сил, с упоением слушая, как мама занимается любовью с отцом, как она отдаётся, издавая сладкие вздохи и стоны, когда она кончала я просто был без ума от перевозбуждения и тоже кончал. Я любил её и засматривался на неё не в силах отвести взгляд, да и не я один, мама нравилась мужчинам и не удивлялась, когда на неё засматривались, пусть даже и собственный сын. Конечно она меня понимала, но не относилась к этому всерьёз. Я для неё был любимым сыном.

Я давно вынашивал мысли о признание ей в любви, но как, как преодолеть этот жизненный барьер между сыном и матерью. Как нарушить все моральные понятия, как обойти эти жизненные законы, как проникнуть в это заветное личное пространство такой желанной мною женщины. Я всё обдумывал, любовь и страсть заставляла меня это делать. Я исключал все внезапные попытки овладеть ею. Это могло отпугнуть её и наоборот ещё дальше отстранить от меня навсегда, да и самому мне была неприятна эта идея, я не привык что-то делать исподтишка. О завоевании её силой я даже и не думал, у меня никогда не поднялась бы рука на маму. Выход был только один-завалить её комплиментами и признаться в любви, заставить её восхищаться и гордится смелостью и мужеством сына, только так она могла бы меня понять, пожалеть и простить. В конце концов она сама виновата, что такая красивая, и что так несерьёзно относилась к моей страсти к ней, постоянно её подогревая своими красованиями и улыбками.

И вот наконец я решился. Отец ушёл в ночную смену. И мы с мамой остались вдвоём дома ночевать. Мама приняв душ, ходила по дому в красном халате чуть ниже колен и отдыхала, расчёсывала волосы, пила чай, говорила по телефону. В домашних тапочках её ножки были просто невыносимо вкусными. Я смотрел телевизор в зале собираясь с духом и настраиваясь. По телевизору начался один из сериалов, которые смотрела моя мама.

— Мама, прелесть, кино твоё началось — окрикнул я её

— О! Хорошо иду-удивившись неожиданному комплименту ответила она

— Не ходи цветочек, я хочу тебя сам принести-смело и нежно атаковал я. И встав пошёл к ней.

Мама привыкла к комплиментам от мужчин и не сильно удивилась моей обходительности. Лишь весело и победно заулыбалась.

— Но если я цветочек, то попробуй, если унесёшь — уверенная, что я пошутил заигрывая отшутилась она. Я подошёл к ней. Она спокойно стояла уверенная, что я это не сделаю, так как она была немного пышной, и я её не подниму, и весело улыбалась думая, что я её развлекаю. Я легко её взял на руки и понёс в зал и посадил на диван. Она удивилась и даже немного напугалась. И улыбаясь с восхищением поблагодарила меня:

— Спасибо мой сладкий. Давно меня никто не носил на руках. Потолстела совсем.

Она полулегла боком и облокотилась на подушку в изголовье дивана и поджала под себя ножки. Халатик открыл их до колен и я с воодушевлением сев рядом с ней продолжил:

— Нет мам ты у меня самая красивая и желанная женщина-смело продолжал я.

— Засмущал прям — усмехнувшись похваля меня сказала мама, не подозревая о моей цели кокетничая со мной

— Какая я красивая, я уже в возрасте, тебе надо девушкам молодым комплименты делать — грустно констатировала она.

— Да ты что мам твоей сладости любая молодуха позавидует, смотри какие вкусные у тебя ножки, какая очаровательная фигура, какая прелестная грудь, шея и очень милое личико с божественными губками и умными глазками. Ты у меня очень привлекательная женщина! — завалил я её откровенными комплиментами.

— Да что вы говорите юноша? — удивлённо отшутилась она.

— Я так сильно тебе нравлюсь, а как же подружки? — с интересом шутя спросила она.

— Мама ты самая чудесная женщина в мире, ты мне очень сильно нравишься, я не могу насмотреться на тебя, просто любоваться тобой одно удовольствие, а подружки с тобой и рядом не стоят я их не люблю. — признавался ей я.

— Да не буду спрашивать, кого ты любишь. — всё поняв проговорила мама.

— Ты прекрасная мам женщина, я тебя люблю и любил всегда, пока себя помню и буду любить — смело не отступая нежно признался я ей.

— Ну-ну-ну тише, тише-немного успокоила она меня.

— А как же девушки? — так и не поняв меня или не осознав до конца сказанное спросила она.

— Какие мам девушки. Я тебя одну люблю и хочу тебя обнимать, целовать, ласкать. — не боясь уже добавлял я.

— И что, сильно хочешь? — стесняясь поинтересовалась мама.

— Да, разреши мне овладеть тобой мама, это моя мечта или мне будет очень плохо — молил я её.

— Да господи, делай со мной всё, что хочешь, только я не очень наверно подхожу тебе я же старая-прекратила сопротивляться моей нежности мама.

Но я уже празднуя победу в душе встал подошёл к ней сбоку сел на край дивана и обняв поцеловал её в губы. Она сперва тихо, но с всё с большим разгорающимся желанием отвечала на поцелуй. Я чуть не кончил, встретив её язычок и играя с ним своим. Я стал целовать её лицо шею. Она с удовольствием отдавалась для ласк. Я зашёл к её ногам и стал целовать её ступни и пальчики, которые я так давно хотел. её ноги лежали на боку одна на другой поджатыми под маму. Я отодвинул маме одну ногу, чтоб расцеловать вторую и уставился между её раздвинутых ножек там красиво прикрывая бугорок показались трусики. Мама видя мой экстаз хвастаясь нежно сказала:

— Беленькие, они твои

После этих слов я совсем потерял контроль над собой и уложив её на диване раздвинул мамин халат и впился во всё её тело, смакуя самые вкусные места, губы и прекрасные груди. Мама нежно гладя мою голову руками наслаждалась моей любовью. Дойдя до её трусиков я целуя всю её бёдра, ноги, ступни снял трусики. Мама хвастаясь раздвинула ножки. И я увидел перед собой прекрасную киску-розочку в которую тут же нырнул своим языком. Я минут 10 буквально съедал её киску, так я её любил. Мама забылась в сладких вздохах и стонах. Я встал перед ней и быстро разделся до гола. Мой 14 сантиметровый ещё не возмужавший член давно уже готов был взорваться в штанах от напряжения. Мама с интересом разглядела его и позвала:

— Иди ко мне!

И я лёг между её раздвинутых ног и вставил свой член в её влажную тёплую и уютную киску. И целуя её и лаская её груди усиливающимися и убыстряющимися толчками довёл её и себя до исступления. После того, как я кончил мы лежали обнявшись на диване. Потом я сделал нам чаю, мама подмылась. И мы голые долго беседовали смеясь и поглощая бутерброды. Потом мама позвала меня в спальную в их с отцом кровать.

— Ну ладно мальчика я уже видела, теперь покажи мне мужчину, трахни меня для своего удовольствия — бросила она мне вызов.

И я с удовольствием дал волю фантазиям. Приказав ей сначала сделать мне минет, от которого я попал в рай, потом поставив её на корачки трахал её раком в киску, потом крутил и ложил её как хотел и трахал в письку, потом поставил на локти, и впился языком в её попку, поменяв его потом на член, туда я ей и кончил. И полежав ещё немного с ней ушёл счастливый в свою комнату.

Мы потом ещё много занимались любовью. Потом я женился и моя страсть к маме угасла, но память о счастливых временах была ещё долго.


Эротические рассказы — Греховная страсть

Греховная страсть

Они — мать и сын, жили в частном дому на тихой окраине города, утопавшей в густой зелени и которая в начале века была, на самом деле, деревушкой, заселенной потомками бывших крепостных крестьян князя Апраксина. Жители ее всегда отличались дородностью, высоким ростом. Женщины — белотелые, с пышными формами. Мужики — богатырского телосложения. Говорят, до революции их, в основном, забирали в кавалергарды, церемониальную стражу императора. Неизвестно, чья кровь здесь брала вверх — аристократическая или крестьянская, но, безусловно, одно было ясно, что на этих местах крепко смешались эти сословия, столь далекие друг от друга в имперской табели о рангах.

Время от времени в жилы хиреющей знати вливалась новая кровь, оздоровляя княжеский род и наделяя его наследников крестьянской сметкой и хваткой, а среди крепостных появлялись утонченные с ангелоподобными ликами дети.

Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — мать и сын местного происхождения. Мать, ее звали Татьяна, была светловолоса, с темно-синими глазами, и довольно высокого роста. Ходила она, чуть наклонившись вперед, будто ее тянули вниз своей тяжестью груди, распиравшие любую одежду, словно арбузы в тряпичной сумке. От этого казалось, что ее широкий зад, плавно колыхавшийся при ходьбе, больше выставлен. Ей было лет под пятьдесят.

Сын же, юноша лет семнадцати, прозванный старомодно Николаем, наоборот, имел вид тонкий, прозрачный. Широко раскрытые голубые глаза, белокурые кудряшки, белое личико, красные девичьи губки. Он всегда держался поодаль от шумных компаний ровесников, да и те не приставали к нему, не дразнили. Он был какой-то чужой и жил так, сам по себе, все больше с матерью. Но времена шли, он рос, и подошла пора, когда уже стало неудобно ходить с матерью, взявшись за руки. Он теперь все больше сидел дома, смотрел телевизор, читал книжки, в основном, детские.

Ему нравились эти тихие вечера с матерью, когда она молча занималась каким-нибудь своим делом, сидя в углу гостиной. Татьяна работала страховым агентом, и у нее был свободный график. Большей частью она находилась дома.

Коля в последнее время стал замечать в себе большие перемены. Белая шея теле ведущей или какой-нибудь актрисы, выпуклости под их платьем, в неожиданном движении, изгибе заставляли внезапно биться сердце учащеннее, вздымая плоть до ломоты. Тогда он долго сидел в кресле, украдкой бросая взгляды в сторону матери, стесняясь подниматься.

Однажды он вдруг увидел, что халат матери расстегнут больше, и в вырезе, как в глубоком декольте, видны белые-белые, даже чуть отливающие синевой, огромные груди. Мгновенный взгляд успел охватить и изгиб полной, со складками шеи, плавно переходящий в округлую спину. Кровь ударила в голову, и Коля густо покраснел, но в сумраке это было не заметно. Татьяна не увидела этого и продолжала так же сидеть в полу распахнутом халате, более того, она положила голую по локоть руку на низ живота, чего искоса успел углядеть Коля, и неожиданно засмеялась. На экране был забавный момент. Потом она машинально запахнула халат и, положив руку на колено сыну, сказала смешливым голосом:

— Какой потешный артист!

— Да, — хрипло поддакнул Коля.

Татьяна посмотрела на него несколько удивленно.

— Что с тобой, сынок? Заболел что ли? — спросила она.

— Нет-нет, — покачал головой Коля.

В эту пору он сделал себе открытие, что мать — ЖЕНЩИНА. Женщина, со всеми присущими ей прелестями, и что она очень женственна, соблазнительна. Но давно живет без мужчины — отец умер давно, когда Коле было лет четыре, и это обстоятельство придавало ей, быть может, больше пикантности, создавая какую-то атмосферу притягательности, недоговоренности, загадочности. Коля незаметно, даже для себя, стал следить за матерью, бросать украдкой взгляды на нее, с ужасом признаваясь, что в нем просыпается и усиливается с каждым днем неведомое доселе чувство. Нет, не любовь к матери, а любовь к женщине. Женщине, которая жила рядом, спала в соседней комнате, а тихими вечерами вместе смотрела телевизор, обдавая волнующим ароматом, терпким запахом, от которого кружилась голова.

Плоть всегда ломило, и ночью Коля просыпался от сладостного бурного семяизвержения, и он, сняв трусы, бросал их под кровать. Днем он их не находил на месте, а видел выстиранными и сохнущими во дворе. Он смущенно смотрел на мать, но та была невозмутима, словно ничего не замечала.

Однажды днем, после школы, он, входя во двор, увидел, что дверь дома широко распахнута. Шагая внутрь, он хотел сказать: «Мама, а что у тебя на обед?», но остолбенел. Татьяна, нагнувшись, мыла пол. Халат ее высоко задрался, обнажая весь зад. Колю словно ослепило белизной и обилием тела. Мать была в тонких узеньких плавках, из-под тоненькой полоски которых между ног кучерявились коричневые волоски. Взору открывались белые огромные ягодицы. Со страшной силой ломануло низ живота, и Коля быстро юркнул назад. Прислонившись к столбу рядом с крылечком, он закрыл глаза, стараясь успокоиться, но волнение долго не проходило.

Наконец он оттолкнулся и еще, не входя, крикнул, делая шаг к открытой двери:

— Мама! А что у тебя на обед?

— Уже кончились занятия? — откликнулась мать, выходя навстречу с улыбкой. — Что сегодня так рано?

В руке у нее была тряпка. Стряхнув, она бросила ее на завалинку.

— Заходи, сынок. Сейчас пообедаем.

Халат ее был снова распахнут больше обычного, открывая ложбинку между зажатыми белыми грудями. И тут она неожиданно, глядя на сына широко раскрытыми темно-синими глазами, высунула на мгновение розовый язычок и облизнула губы. Захолонуло сердечко Коли, и он аж зажмурился, так закружилась голова и ломануло плоть, от чего он со стоном наклонился.

— Что с тобой, Коленька? — тревожно спросила Татьяна, откидывая полной, словно перехваченной ниточками рукой золотистые волосы с лица.

— Ничего, мама, — прошептал Коля.

Мать внезапно схватила его за голову и прижала к полуголой груди. Он со слезами припал к ней губами, ощущая ее гладкую кожу.

— Ладно, Коленька, ладно, все будет хорошо. Все будет хорошо, — выдохнула она, гладя его по белокурым волосам.

После обеда мать истопила баньку и ушла туда.

Коля лежал во дворе на диване под яблоней и, глядя на синее небо, думал: «Что это со мной? Я влюбился в свою мать. Это же грех. Но как она красива!», — и в голове его с жутким волнением мелькнула мысль, заставив покраснеть до кончиков волос: — «А пизда у нее какая. Ах, ты! Ах ты. Какой грех. Но что делать?».

В это время дверь бани скрипнула, и голос матери крикнул:

— Коля! Коля!

Коля приподнялся с дивана и глянул в сторону бани. В проеме приоткрытой двери бани, подавшись вперед, выглянула мать, но Коля успел увидеть полностью ее голое тело, казавшееся на темном фоне еще белее, огромные свисавшие груди, складки на белом животе, коричневый мысок на лобке.

— Коля! Вода кончилась, принеси мне ведро воды и поставь у двери! — и Татьяна захлопнула дверь.

Вечером они молча смотрели телевизор, потом попили чаю и разошлись по своим комнатам.

Коля ночью проснулся от шума странных звуков, которые доносились из комнаты матери. Вообще-то, такие звуки часто доносились оттуда, почти каждую ночь, но сегодня они показались Коле особенно громкими и тревожными. Он быстро поднялся и прошел к матери.

— Мама! Что с тобой? — спросил он, открывая дверь, и остановился как вкопанный.

В свете торшера он увидел, что мать, откинув голову с закрытыми глазами, лежит совершенно голая, какая-то бархатная, — Коля всем телом почувствовал это, — поверх одеяла и судорожно трет между широко раздвинутыми ногами, там, где заросло буйной порослью и что-то розовело. Они сладко стонала, и груди ее неистово колыхались из стороны в сторону словно огромные белые шары.

Коля отступил назад и выскочил во двор. Прислонившись к столбу, он долго приходил в себя.

Когда он снова вошел в дом, мать в ночной сорочке сидела за столом в кухне, подпирая рукой разлохмаченную голову, и плечи ее тихо тряслись. «Плачет!», — подумал Коля, и жалостью резануло его сердце.

— Мама! Не плачь! — сказал он, подходя к ней, и положил руку на ее плечо.

Она обернулась. Она улыбалась, но в глазах ее стояли слезы.

— Я не плачу, Коленька, — ответила она, мягко глядя на сына и поглаживая его руку. Потом она грустно молвила: — Мне тяжело, сыночек. Очень.

И, помолчав, с какой-то затаенной мольбой в голосе тихо спросила:

— Ты видел?

Коля молча кивнул.

— Тринадцать лет без мужика Ни одного Никто не смог бы заменить мне твоего отца — прошептала Татьяна и, подаваясь вперед, медленно так прикоснулась губами к белому животу сына, чуть ниже пупка.

Плоть растопырила трусы, и они потихоньку сползли вниз. Если бы не этот торчащий член, можно было подумать, что это тело наливающейся соком жизни девушки.

— Ты так похож на него — прошептала Татьяна, тихо целуя плоть сына в блестящую головку.

Словно током ударило Колю, сладостная истома охватила низ живота, и он со стоном нагнулся, а из плоти ударила струя спермы, и прямо в лицо матери. Она громко засмеялась:

— Боже мой! Боже мой! Мой сын кончил мне в лицо! В лицо! И смех, и грех! Боже мой! — и смех ее стал переходить в плач, рыдания, и невозможно было понять, плачет ли она или смеется.

Капли спермы стекали с ее лица на грудь. Татьяна дернула плечом, и ночная сорочка ее сползла на живот, так близко и так доступно открывая огромные налитые притягательной тяжестью груди ее с розовыми сосками. Она стала растирать сок своего сына по телу, потом поднялась, и сорочка упала на ноги, полностью обнажая ее роскошное тело зрелой пятидесятилетней женщины. Она словно сошла с полотна Рубенса или картины Кустодиева. «Русская Венера в бане».

Она нагнулась и сняла с сына трусы:

— Идем со мной, сынок. Сделай мне одолжение. Подари мне радость. Пожалей свою мать.

Она за руку повела его за собой. Они легли на ее широкую постель. Татьяна, поглаживая член своего сына, взяла его в рот. Никогда еще Коля не испытывал такого блаженства И в эту минуту мать тихо молвила, отчего застучало в висках, и сильно-сильно, почти до тошноты, забилось сердце:

— Выеби меня, сынок. Выеби! Я хочу, этого. В ней так давно не был никто. Я хочу молодой хуй в своей старой пизде. Она моя вся мокрая.

Коля перевернулся, лег на ее большое мягкое тело и вошел в нее, в ее раздвинутое в ожидании лоно. Плоть охватило жидким теплом. Татьяна вскрикнула:

— Тихо! Тихо! Больно! Больно. А-а-а подожди, подожди-и Какой он у тебя большой и крепкий, Ко-оленька Словно гвоздь Любовничек мой сладкий Я хочу-у твой ху-уй. Больно-о-о — она сильно обняла руками сына, прижимая сверху к себе. — Я хочу, хочу твой ху-уй в моей пизде. Еби меня. Еби меня. — закричала она. — А-ах! как хорошо! Ах, как сладко! Я ебусь со своим сыном Я ебусь с мальчиком В моей пизде молодой хуй.

От этих запретных слов, которые прерывисто слетали с уст матери в жаркой истоме, Коля весь трепетал и, все больше и больше возбуждаясь, с силой молотил ее лоно своей молодой плотью.

Они любились целую ночь, и до конца не могли утолить свою страсть друг к другу. Они пробовали разные позы.

— Я раздавлю тебя своим телом, — смеялась Татьяна, сидя на Коле, и тут же стонала: — О-о-о Как хорошо-о.

Они радовались, как молодожены в медовый месяц.

— Коленька, — сказала мать, лежа на спине с чуть раздвинутыми ногами. Утренний свет пробивался сквозь шторы, придавая ее телу большую заманчивость. Между ее ног, из-под коричневых волосиков расплывалось небольшое мокрое пятно. — Это твое семя — с улыбкой сказала Татьяна. — Ах! — вздохнула она с тихой улыбкой, — как давно не было мне так хорошо. Грех но так хорошо Коленька. Не бросай меня Мне активной жизни осталось около десяти лет, а тебе к тому времени будет только двадцать семь, совсем еще молодой Запросто сможешь завести семью Даже через двадцать лет Я тебя не буду держать Мне нужно сегодня Я так истосковалась Я так исстрадалась Должна же быть мне награда Должна же мне быть награда от Бога Должно же и мне достаться от радости жизни Мне нужно каждый день Я хочу твой молодой хуй каждый день! Каждый час Никаких обязательств Ты только меня еби спи со мной каждый день, как муж Прости меня. Господи Грех грех Но я так так хочу так хочу в своей пизде твой хуй она открыта но только для тебя, для твоего хуя.

Татьяна гладила и целовала плоть своего сына.

— Я люблю тебя, мама, — тихо прошептал Коля. — Как женщину Как роскошную женщину Как женщину, которая одна на всю жизнь.

Татьяна молча покрыла его юное, почти девичье тело поцелуями.

— Ты ты. это нарочно нарочно делала? Ты манила меня? — спросил Коля, гладя ее волосы.

Татьяна взглянула на него широко раскрытыми темно-синими глазами и улыбнулась, кивнув головой:


Эротические рассказы. Волшебный эликсир

Начну рассказ с того, чтобы заверить вас о том, что это чистейшая правда. Я живу в одном из провинциальных городов в России, мне 19 лет, ростом я где-то 175-177. Я расскажу вам всю историю слегка урезав ее. Моей маме 38 лет, рост 158 см. грудь 4 размера, слегка полновата, но попка отменная. Отец умер когда мне было лет 10, с тех пор у мамы не было ни одного мужчины, да и с отцом были ссоры из-за отсутствия интима.

Я давным давно интересовался инцестом и меня возбуждало подобное порно и рассказы, но о маме как о женщине или объекте инцеста я не думал, пока. однажды проходя мимо душа не увидел как она намыливает свое тело. грудь. животик. а дальше все! Более я не увидел! Именно это меня и задело. Мама была строгой и могла бы спокойно дать мне в нос или написать заявление в полицию если бы я полез к ней. Хоть я и не был бандитом, и на себе этого не испытывал, но ее поведение ко мне наталкивало на этот вывод, я просто предполагал.

Как и все парни, я украдкой смотрел на маму, когда она снимает или одевает лифчик. но мама, если видела подобное, пресекала быстро! Что я только не пытался делать, ходил по дому в трусах, даже делал вид что мол член случайно вывалился из трусов когда я лежу, но все тщетно. К тому же она никогда сильно не напивалась, не приходила домой сильно пьяной, а если и была пьяная то чуть-чуть, и то, всегда засыпала в нижнем белье и пижаме, плюс спала она чутко, могла проснуться от любого шороха, даже будучи выпевшей! Я вспомнил как однажды видел ролик по рен-ТВ, когда там еще показывали порно, а не эротику как сейчас. Оно называлось «шпанская мушка».

Приближался новый год, денег у меня не было я полазил по секс-шоп магазинам с доставкой, и нашел дешевый эликсир Шпанской мушки, мне позвонили, утвердили данные, и я. засомневался, и попросил перезвонить через час, я был совестливым человеком, и меня бы мучила подобная ноша, тем более я знал что совершаю грех, но с другой стороны я же не пользуюсь ей! Если не получится, и шпанская мушка окажется фигней, значит такова судьба.

Мне перезвонили через час, и я дал согласие, но доставка стоила почти столько же, сколько и посылка! выходило почти 900 рублей, а не 452 как должно было быть, но мне предложили внести предоплату, и доставка в таком случае будет стоить 100 рублей. Я внес деньги. и на следующее утро мне позвонили, я удивился, думал что суть их звонка в том, что оплата по карте не прошла, но мне сказали что эликсира шпанской мушки у них нет! но есть более сильный препарат, а доплатить за него я смогу на почте, я конечно стал сомневаться, пришлось бы вносить еще 700 рублей — большие деньги для студента! но доставка в таком случае оказывается для меня бесплатной из-за их оплошности. Я дал добро.

Наступил новый год. На Новый год опять напоить маму мне не удалось, было изобилие напитков, но пила она мало, и даже выпив абсента, хмель не смог ударить ей в голову. Прошел Новый год, наступил 2015 год и я поехал в отдохнуть в деревню, а когда приехал, то уже и забыл о своей посылочке! Но пришла смс на телефон, а потом и извещение и я пошел на почту!

Я много сомневался пока нес посылку до дома, а вдруг в коробке пусто, афродизиаки плохие или они просто не подействуют. В общем придя домой я развернул заветный флакон! да! он был мал, но по инструкции хватало 4-6 капель! я решил добавить их в чай, на половину кружки, а когда мама захочет свежего чайку, я просто залью готовый чай наполовину с кипятком. И вот настал тот заветный вечер. Я знал что просто так она не возбудится, и хоть дрочил я лет с 11, но меня еще ни разу не ловили! я решил что пусть она меня будто поймает, но мне было бы стыдно, вот так дожидаться ее надрачивая член, и я решил выбрать другой вариант, — притворится спящем, а член надрочить и вынуть из трусов, будто бы я спал, а он выпал. Я делал так и раньше, было ноль реакции, но это было раньше, а теперь под действием препарата это должно сработать! Мы попили чая и я зевнув отправился в зал, спать, а мама осталась на кухне. Я лег и дожидался когда она вновь войдет в зал, с кухни, где я спал. Прошло минут 50, но с кухни не доносилось ничего кроме лязгов от мытья посуды, но вдруг я услышал шаги. Ура! подумал я! мама вошла в зал, и стала подходить ближе ко мне, она тяжело дышала, и кралась на цыпочках, она коснулась одним пальцем моего член, и я подумал что если она возьмет его в руку, я ее поймаю на горячем и тут она мне сможет отвертется и я ее трахну! но потрогав член несколькими пальцами в ней взял верх материнский инстинкт и она накрыла меня одеялом! включилась вода на кухни, ну то есть в ванной, она была там же, рядом, и отделяла ванную от кухни всего одна большая, плотная штора. Моя мать никогда не мастурбировала, даже в душе, уж я то видел, часто подсматривал за ней в ванной, ни разу не ловил! даже порно она не смотрела, DVD у нас не было, а когда я проверила историю посещения в браузере, там были лишь одноклассники, и какие нибудь безобидные фильмы.

Я тихонько встал и на цыпочках пошел посмотреть за мамой в щелку шторки! я решился на отчаянный шаг, мама из душа обычно выходит без трусов, а одевает их у себя в комнате, а грязные несет в стиральную машинку, которая находится там же, на кухню! и я подумал что как она выйдет, я ее повалю на пол и вставлю член в эту долгожданную киску. Но увидел я другое, у мамы была привычка, она могла мыть голову, стоя раком и не залезая в ванную, при этом снимала с себя одежду, что бы не намочить ее. И этот случай была такой! Ранее я видел подобное, но разглядеть мне удавалось грудь, соски и одну половинку попки, и то еле еле, встав на цыпочки! но было видно что она без трусов! Мама защелкивала шторы прищепкой, и в этот раз сделала! я подошел к середине шторы, сначала я хотел просто распахнуть резко штору, схватить маму за бедра и силой войти в киску, но я не хотел насилия. Я стал обратно к дырке и тер головку своего члена, все надеялся что поймаю ее на мастурбации, все таки препарат был сильным, мало ли, но и в этот раз она не стала этого делать, вот она уже почти смыла шампунь, и я стал отходить щели в шторе.

Я пошел за компьютер. И уже придумал что сделаю на этот раз, обычно массаж я маме не делал, но иногда она просила ей мазать спину мазью, потому что она у нее часто болела от напряженной работы, иногда я сам проявлял инициативу, особенно было круто когда мама ходила дома в трусах и длинной футболке, она задирала ее верх что бы я намазал спину, и я мог увидеть часть ее груди и аппетитную попку в трусиках, но киску я никогда не видел, и это очень нервировало меня! В этот раз я предложил ей намазать спину, она согласилась, но сказала что после того как оденется! Да. она одела свою закрытую пижаму! И вот когда она позвала меня, я вошел, она стала ложиться на живот, задрала верх пижамы от вернувшись от меня и легла, если она ложилась в штанах от пижамы я часто приспускал их, дабы намазать поясницу и не испачкать пижаму. Я стал мазать крем, будто ни в чем не бывало приспустил штаны я понял что


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *