Рассказы инцест и не только...        27 мая 2018        133         0

Мать к солдату секс рассказ "Армия…


мать к солдату секс рассказ

"Армия и секс" — рассказ мобилизованного украинца — Жизнь — Главред

"Армия и секс" — рассказ мобилизованного украинца

Мобилизованный украинец рассказал о том, что делают солдаты в условиях нехватки секса.

Будни солдата: многие месяцы вдали от семьи, в мужской компании mil. gov. ua

Украинский военный . который пришел в армию по мобилизации, рассказал, как некоторые солдаты выходят из ситуации с нехваткой секса.

Свой рассказ блогер Макс Колесников выложил в Facebook .

«На днях взвод тербата, который нас охраняет, привез себе ш***ву. Ой, сорри, «медсестру». Видели это многие, в том числе комдив. Я стал свидетелем его диалога с командиром тербатчиков. Комдив был в состоянии серьёзного ох**ния, и высказал его в весьма жесткой военной манере, но пресечь это мероприятие полностью таки не смог. Хотя бы ее поселили не в расположении. Конечно, был обещан порядок, и отсутствие происшествий на почве конфликтов в очередь на приём к «медсестре». По словам нашего водителя, который обычно обо всем таком осведомлен, процесс приёма идёт», — рассказал он.

Тем временем, мобилизованные солдаты от всей этой ситуации «фаломорфировали чуть более чем полностью».

«Взрослые мужики + много работы на свежем воздухе + обильное питание + оружие и его применение — женщины = весьма взрывоопасная смесь. Тестостерон повыше, чем на тренировке у качков. Напряжение растёт пропорционально квадрату времени после последней побывки дома, а большинство тут уже довольно давно», — объяснил блогер.

Также он пояснил, что состояние солдата через несколько месяцев вдали от семьи характеризует фраза одного командира артиллерии: «яйца звенят как колокола». При этом «количество разговорчиков и шуточек на тему секса и около него постепенно растёт».

«Кстати, то же самое нарастание напряженности и таких разговоров было в учебке», — добавил блогер, отметив, что после двух месяцев самая неаппетитная женщина кажется привлекательной.

«Кто-то, конечно, выходит на поиски платного секса. Как правило, это рождает очередные волны ржаки — кто-то что-то обязательно ляпнет, или протупит, тем более в селе оно почему-то все очень смешно, ну или, по крайней мере, нам так кажется. Вернусь в Киев — протестирую на знакомых, пока постить не буду — это жёсткая солдафонщина, хотя я так же ржу, как и все)», — рассказал он.

При этом блогер добавил, что недавно был свидетелем замечания от начальства одному знакомому офицеру из соседней части.

«Начальство сделало замечание за то, что якобы у него хранится на компе порнуха. Первая реакция — Леха, дай посмотреть! Но Леха сказал, что под порнухой начальство имело в виду фотки Меган Фокс. Я бы ещё понял, если бы это были фотки Саши Грей.

В общем, начальство строго бдит за нашим целомудрием, все звенит, служба идёт, скорей бы отпуск)», — резюмировал Колесников.


Баллада о солдате (1959) — КиноПоиск

Баллада о солдате

«Баллада о солдате» — самый известный фильм Г. Чухрая и один и главных советских фильмов о войне, выработавший особую мировоззренческую оптику восприятия Великой Отечественной в нашем кинематографе последующих десятилетий. Главный нововведением «Баллады о солдате» стал перенос зрительского внимания с внешних конфликтов (между противоборствующими сторонами) на внутренние (разворачивающиеся в душах героев). Чухрай одним из первых среди советских режиссеров расширил экранное восприятие той войны — от политического противостояния до нравственного.

Конечно, любой советский военный фильм до появления «Баллады о солдате» также выступал моральным оправданием освободительной борьбы советского народа, прославлял его подвиг и возмущался бесчеловечностью нацистов. В этом смысле военный фильм — это всегда история борьбы между добром и злом. Однако, до выхода фильма Чухрая судьба рядового солдата редко ставилась в центр повествования и раскрывалась перед нами с такой человечностью и теплом.

В таких фильмах, как «Баллада о солдате» война является лишь фоном, необходимым, но второстепенным, в истории простого человека, вступая, не больше не меньше, в полемику с фашистской концепцией «сверхчеловека» (которая, кстати, реанимирована сегодня в массовом кино про «супергероев»). Ницшеанская концепция «сверхчеловека», лежащая в основе нацистской антропологии, является рецепцией языческих представлений о мироздании: надмирного Бога нет, или Он недоступен, значение имеет лишь горизонтальная жизнь, представляющая собой перманентную войну стихий, богов, людей.

В этом смысле любая языческая космогония — это социал-дарвинизм, пронизывающий все уровни бытия, возведенный в превосходную степень Боги, герои, люди сражаются друг с другом не зная жалости, пытаясь обхитрить, обокрасть, уничтожить. Значение в этой войне всех против всех имеет лишь твой частный интерес, здесь никто никому не доверяет, коалиции сил легко модифицируются, бывшие враги становятся временными друзьями. Вплоть до ближайшего предательства кого-либо из них. Закону этой нечеловеческой жестокости подчиняются и боги, и люди.

Ницшеанский «сверхчеловек» — своего рода эманация образа языческого героя, который больше чем человек, этакий полубог (вспомним, что в большинстве мифологических систем герои, тот же Геракл, — дети либо самих богов, либо плод их «любовных» союзов с людьми), соответственно все, что делает человека человеком, воспринимается этим «полубогом» как извне навязанные рамки. Не будем вдаваться в другие аспекты ницшеанской философии — они известны и образуют весьма стройную систему, в основе которой — мизантропия.

Уже христиан первых веков не удивляла кровожадность язычества, ведь им был ясен инфернальный источник его вдохновения, была понятно, почему в глазах жрецов люди — всего лишь биологический материал для жертвоприношений, был понятен корень той ненависти к простому человеку и апологии кастовости, которые всегда делают язычество эзотеричным. Когда языческое мировидение, вкупе с антропологией, оказалось реанимировано в оболочке светской кабинетной теории, его поначалу восприняли как благородный, аристократический бунт против буржуазного омассовления, против посредственности и мещанства (так воспринимали теории Ницше Н. Бердяев, Л. Шестов, А. Белый). Потребовалось десятилетие нацистского кошмара, чтобы показать миру, кто есть кто.

В ленте Чухрая мы видим диаметрально противоположную картину мира — «маленький человек» защищает свою землю, в его каждодневном подвижническом труде, не имеющим ничего общего со «сверхчеловеческим героизмом», раскрывается подлинное достоинство богоподобной личности. 19-летний рядовой Алеша не ищет подвигов, они сами его находят в будничной реальности повседневного противостояния смерти.

На фронтах Великой Отечественной сражались две картины мира, два способа проживания жизни = христианский и языческий. Христианство предлагает совершенно иное отношение к человеку и миру, чем язычество — оно кладет в основу мироздания не жертвоприношение другого человека во имя твоего личного интереса, а добровольное бескорыстное самопожертвование во имя любви к другому. Сам Бог подает пример такого поведения, воплотившись, пострадав и умерев ради всех, в том числе и тех, кто Его ненавидит.

Путь Христа — это путь кенозиса, предельного Самоумаления, Самоуничижения. Творец мира принимает образ раба, умирая самой позорной смертью, но то, что в глазах Его врагов выглядит поражением, оказывается Его победой. Спаситель неоднократно говорит о самоумалении как пути спасения для любого человека, который просто обязан стать «маленьким», иначе не спасется: «кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою» (Мф. 20:26), «всякий, возвышающий сам себя, смирится, а смиряющий себя возвысится» (Лк. 18:14), «кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Мк. 10:15).

На фронтах Великой Отечественной вступили в бой «маленький человек» и «сверхчеловек». Один спасал, другой — губил. «Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10:10). Герой «Баллады о солдате», проходящий долгий, полный опасностей путь, чтобы обнять мать, вскоре разлучится с ней, и уже не встретится в этой жизни. Когда, досмотрев картину до конца, вспоминаешь ее начальные кадры, где лицо тщетно ждущей своего сына матери отмечено печатью, как скорби, так и надежды, в памяти почти что звучит песнопение Великой Пятницы: «Не рыдай Мене, Мати, зрящи в гробе».

«Баллада о солдате» — это не только галерея чистых лиц, это не только дыхание молодости, жажда любви и жизни, противопоставленная бесчеловечности и смерти, но и притча о человеческом достоинстве, которое в полной мере раскрывается лишь тогда, когда личность отдает себя без остатка, самоумаляется, стесняет свои интересы ради другого, когда становится «маленькой». Именно эти маленькие люди при Божием содействии остановили бесноватых изуверов-сверхлюдей, добротой, любовью и сочувствием победили злобу, ярость и безжалостность.

«Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12:21). Фильм Григория Чухрая — баллада о победе «маленького» человека, своим добродетельным крестным самоотвержением повторившим путь Христа и именно потому одолевшим врага в той великой Войне.


Долбит раком мою мать » Рассказы с частными фото

Долбит раком мою мать

Здравствуйте, меня зовут Алексей, хочу рассказать историю из своей жизни, которая начала приобретать особые краски. Я был обычным подростком, достаточно хорошо учился в школе, но речь пойдет не совсем обо мне. Моя мать залетела в раннем возрасте, и вышла замуж за тогдашнего своего парня, который, собственно, и трахнул её. Прожив какое-то время вместе, мой отец запил, и мы съехали с матерью в небольшой поселок, купив небольшой домик.

Мою мать зовут Ольга. Женщина с золотым и покладистым характером, очень скромная и добрая, отзывчивая. Обладая замечательным характером, она так же имела отличное тело. Грудь 4-ого размера, круглая попа, отличные бедра, она не была худой, нет, она была именно сочной. с сочными формами. На неё оглядывались все мужчины на улице.

Мы жили бедно в этом поселке, мать подрабатывала бухгалтером на каком-то заводе, и денег катастрофически не хватало. Но однажды к нам в дом пришел некий Армен. Это был худощавый кавказец, с которым у матери закрутился роман. Спустя какое-то время он стал у нас жить. Этот тип не нравился мне, а я ему, но я старался не показывать этого матери, чтобы не расстраивать её. Армен был дальнобойщиком, зарабатывал приличные деньги и приносил их в дом, хотя я уверен, что далеко не всю часть. Мать бросила работать, Армен не позволял ей ходить на работу, он говорил, что женщина должна работать по дому и ублажать своего мужчину, вернувшегося с работы. Я случайно услышал эту речь, проходя мимо кухни, и когда он договорил свою фразу, он хлопнул маму по попе. Он часто уезжал в рейс, иногда больше месяца не бывал дома. Поэтому приехав, он мог сутки драть мою мать. Мне казалось, что он даже засыпал на ней, а утром, проснувшись, продолжал её иметь.

Они совсем не стеснялись меня, точнее он. я всегда слышал мамин шёпот в перерывах между стонами, шлепками, мычанием и т. д. что надо бы потише, но он не слушал. Очень странное чувство переполняло меня, когда я слушал, как за стеной просто ебут мою мать. Меня это очень возбуждало, и я дрочил. Изредка я видел как мать выходила из комнаты, с синими и распухшим губами и с походкой в раскоряку, чтобы сделать Армену кофе. Она выходила с очень виноватым и стыдливым видом, но с не менее удовлетворенным.

Через какое-то время Армен обнаглел в край. Иногда я видел в дверную щель, как в зале, совершенно не стесняйся того, что я могу войти, он сидел на диване, а мать, расположившись у него в ногах, двигала головой в области его паха, а он пил пиво и совершенно не обращая внимания на мою мать, смотрел футбол. Еще был случай, когда я вернулся со школы раньше. Видимо, они не услышали как я зашел, и спокойно Армен имел мою мать на кухне. Я заглянул туда, он стоял ко мне спиной, а перед ним, нагнувшись, стояла моя мать. Минут через 5 он развернул её к себе, поставил на колени и дал в рот. Обхватив руками её голову, он, потрахав немного рот, начал кончать. Сперма стекала с её подбородка и капала на пол. Я сильно возбудился, поэтому просто развернулся и пошел к себе, чтобы снять напряжение.

Короче говоря, Армен пользовался моей матерью когда хотел и как хотел. Но наивность моей матери мешала ей увидеть то, что ему нужны были от нее только её рот и шикарная попа. При мне он брал её грудь, залезал под халат, прижимался к ней сзади. Он меня ужасно раздражал.

Однажды, я вообще не смогу заснуть из-за стонов за стеной, в перемешку с вскриками. За стеной творилась вакханалия, как будто мать имела рота солдат. Я не выдержал и решил посмотреть, что происходит в спальне. Я немного приоткрыл со скрипом деверь, на который они не обратили внимание, и увидел, как Армен долбит раком мою мать. По ходу происходящего, я понял, что трахает он её в попу. У меня член встал колом. Вынув член из мамы, он поднес его ко рту, но мать отказывалась брать его после анала, он выругался на своем языке, и продолжил трахать её. Трахал он её с большей агрессией. когда дело подходило к концу, он опять поднес член к маминому лицу, все что я слышал в этот момент: «Только не в ро. », после было мычание. Армен трахал мать в горло, а потом начал кончать, прижав её лицо к паху. Сначала мама покорно глотала и была неподвижна, в тусклом свете ночника я разглядел, что у неё из глаз бегут слёзы, но потом, от нехватки воздуха, она стала вырываться. Он не спешил её отпускать, но когда лицо мамы начало синеть, отпустил её голову. Она начала сильно откашливаться. Начала ругаться на него, этот чурбан ударил её по лицу, и подойдя к ней, вставил в рот снова налившийся кровью член. Довольно долго он трахал её лицо, после чего он положил её на живот, сам лег сверху и начал иметь. Кончив в неё, он лег рядом, повернулся набок, и начал засыпать. Мать обездвиженная и без сил лежала и плакала, потом встала и одев халат вышла из спальни, я в этот момент быстро свалил в свою комнату. Минут через 5 я зашел на кухню, где сидела моя мать. Посмотрев на меня она поняла, что я в курсе произошедшего в спальне. Глаза её стали наливаться слезами. Она попросила оставить её.

Утром Армен собрал вещи и уехал в рейс. больше мы его не видели. Снова начались проблемы с деньгами. Но это уже другая история.


Изнасилования и проституция в российской армии. Шокирующие факты.: zampolit_ru

Изнасилования и проституция в российской армии. Шокирующие факты.

По данным Международной комиссии ООН по борьбе с сексуальной эксплуатацией людей, Россия – один из лидеров по вовлечению солдат в проституцию и порнобизнес. По данным газеты «Собеседник», солдаты в России становятся проститутками по разным причинам. Одних заставляют, другие торгуют собой по собственному желанию (платя часть выручки за возможность свободного выхода из части). Удовлетворяют клиентов «салаги» (особенно «наклоняют» учившихся в вузах).

По данным международного гей-гида Spartacus, прямо в центре Москвы можно на ночь купить солдата или курсанта. Приводятся даже «комментарии бывалых», которые советуют совершить секс-тур по подмосковным воинским частям. Здесь, мол, офицеры на КПП выносят фотоальбомы, и желающий крепкой «мужской дружбы» выбирает себе бойца по вкусу. Цены, если верить гиду, колеблются от 100 долларов до 500 долларов за ночь, пишет газета «Комсомольская правда». Позднее суд потребовал, чтобы газета опубликовала опровержение своего материала о проституции в одной из военных частей внутренних войск.

Как рассказал солдат воинской части в Щелково, «когда я стоял на посту, ко мне подошли деды и силой затащили в каптерку.

В каптерке каждый из них по очереди меня отымел. На следующий день многие стали косо смотреть в мою сторону. Я сразу просек, что слухи разлетелись по всей части. Ко мне подошел офицер и в лоб заявил: «Завтра обслужишь двух клиентов». Я понимал, что если скажу «нет», то потом буду харкать кровью, но все же ответил отказом. Услышав «нет», офицер бросил мне в лицо фотографии (деды засняли изнасилование) и сказал: «Не обслужишь — карточки увидит твоя мать».

Другой солдат Илья стал проституткой на втором месяце службы. Ему пришло письмо от любимой. Сержанту не понравилось, что солдат не дал ему первым прочитать это письмо. «Он мне сказал, что девчонки мне больше не понадобятся. Вчетвером поволокли меня за казарму на заброшенную спортплощадку, где шли ремонтные работы и все завалено мусором. Там меня поставили на колени, привязали к фонарному столбу, запрокинули голову, несколько раз ударили в пах, так что у меня пропала всякая охота сопротивляться или кричать. Открыли мне рот и по очереди поимели. Когда пришел в себя, уже лежал на невысокой деревянной лавчонке из двух досок, под которые были положены кирпичи на такую высоту, чтобы трахать. Испугался жутко, что-то мямлил, просил отпустить, но, по-моему, только распалил своих насильников. Когда пришел в себя, уже смеркалось. Три дня провалялся в карантине, прямо в казарме. Потом вновь началось принуждение», — рассказал солдат.

Некоторые солдаты, не выдержав насилия, кончают с собой. Военные списывают самоубийства на «неуравновешенную психику солдат».

В 2007 году в правозащитную организацию «Солдатские матери Петербурга» обратился солдат из воинской части номер 3727 в Санкт-Петербурге. Эта часть расположена в двух шагах от Дворцовой площади и Эрмитажа.

По его словам, помимо вымогательств, пыток электрическим током, избиений металлическими табуретами, старослужащие заставляли новичков заниматься проституцией. Старослужащие регулярно требовали приносить им деньги. Если денег для «дедов» не было — отправляли в город попрошайничать, если приносили мало — били и предлагали пойти более простым путем — заниматься мужской проституцией.

При этом, как заявил радиостанции «Эхо Москвы» правозащитник Руслан Линьков, руководство штаба внутренних войск и военная прокуратура были в курсе происходивших в этой части событий. В создании клиентской сети участвовали высокие чины из командования части. Он заявил, что клиентами солдат-проституток были даже генералы внутренних войск и сотрудники ФСБ. Как заявила сопредседатель «Солдатских матерей» Элла Полякова, в списке так называемых «клиентов» были «полковники ФСБ, генералы в отставке».

Гомосексуализм стремительно превращается в одну из самых острых проблем армейской жизни.

Сексуальное насилие со стороны "дедов" и офицеров все чаще становится причиной самоубийств, побегов из воинских частей и попыток кровавой мести.

Если еще 10 лет назад из 200 случаев суицида в армии лишь 5–6 были связаны с этой заразой, то сегодня их число выросло в 2 раза.

С разгулом педерастии так или иначе связано и каждое десятое дезертирство. Впрочем, нередко бывает и так, что солдаты мирятся со своей участью и в качестве сексуального раба тихо дотягивают до дембеля.

Военные и гражданские врачи пришли к выводу, что насильственный или добровольный "казарменный гомосексуализм" часто становится причиной тяжелых психических расстройств и нервных срывов.

То, что вы сейчас прочитаете, не литературное произведение. Это часть официального доклада общественной правозащитной организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга", предоставляемого в Совет Европы, в ООН, президенту и премьер-министру РФ.

В «Солдатские матери Санкт-Петербурга» обратилась мать пропавшего солдата Р. Согласно рассказу матери, Р. находился в роте связи штаба округа внутренних войск с мая 2005 года. А 8 августа 2006 года он бесследно исчез. По словам Р. его жестоко избили и заставили идти к «клиентам». Первый «поход» привел к тому, что Р. замкнулся в себе и перестал общаться с окружающими. Молодого человека продолжали и далее жестоко избивать, понуждая «работать». Позже Р. нашёлся и дал следующие показания «Солдатским матерям»:

"Учебная часть была в г. Кирове. Номер части не помню, там было все нормально. После полугода службы отправили служить в Санкт-Петербург, ул. Миллионная, д. 33, в/ч 3727. Первые три дня никто не трогал. Потом сослуживец П. вечером объявил всем вновь прибывшим, что нужно сдавать деньги дедам. Сами деды деньги никогда ни у кого не брали, деньги мы передавали через П. Потом начались вымогательства сигарет, нужно было ходить в самоход за спиртными напитками, приносить деньги. Если не было денег, нужно было уходить из части и искать. У каждого «духа» (солдата первого года службы) в части был свой «дед». У меня «дедом» был Г. Деньги требовали почти каждый день от 50 руб и до 1000 руб. или называли дату и к определенной дате – сумму, которую надо было где-то достать.

Если не было денег, уходил в самоход и помогал разгружать машины. Если не находил деньги – меня били. Бил весь старший призыв. Пробивали «лосей» табуреткой, за один раз могли нанести от 10 до 20 ударов. Если избиение происходило в столовой – били железными табуретками. Били руками и ногами, могли по одному человеку наносить удары несколько человек сразу. Избивал Т. Л. П. М.

Пытали ТА-57 (телефонный аппарат 57 года выпуска), к большим пальцам ног привязывали оголенные провода, и крутили ручку аппарата, между проводами возникал ток. При этом надо было стоять, человека трясло, невозможно было спокойно стоять на полу, ощущения напоминали судороги, а тем, кто крутил аппарат было смешно. За ночь могли разбудить несколько человек и так пытать.

«Прокачивали», заставляли отжиматься, приседать, пока не надоест старослужащим. Если кто-то из молодого призыва что-то делал не так, за это отвечали все военнослужащие его же призыва, подвергались избиениям и издевательствам. Старослужащие в столовой не ели, повара готовили им отдельно.

«Сушили крокодилов», нужно было висеть между дужками кровати.

Те, кто не мог достать деньги, ходили в Катькин сад, там они занимались проституцией, у кого была гражданка, те переодевались, у кого не было, шли так. Кто хотел, брал список клиентов, который был почти у каждого в части, у кого был телефон. Из 70 человек в роте могли находиться в расположении всего 30 человек, остальные были «на заработках». Дисциплины в части нет, мне за ночь удавалось около 4 раз сходить в магазин. Офицеры знали о том, что происходит в части, это продолжается уже несколько лет.

Зимой перенес воспаление легких, потому что в казарме температура была +13, две недели ходил в сан. часть, там давали какую-то таблетку и отправляли обратно, потому что в сан. части из лекарств была только зеленка. Потом обратился в санчасть штаба округа, оттуда госпитализировали в госпиталь внутренних войск, там проводили ВВК, признали годным и отправили обратно в часть. Лечащий врач делал три снимка, чтобы определить воспаление легких. После этого болел еще стрептодермией, обращался в санчасть, там мазали зеленкой и ни какой мед. помощи не оказывали.

Был свидетелем избиения Н. в бытовой комнате, когда его избил П. удары наносились ногами. Н. часто били.

Повар части С. был свидетелем многих избиений, которые происходили в столовой.

Прослужил год. 6 августа ушел в увольнение, уходил один, одет был по форме, вечером надо было вернуться в часть. Гулял по городу, был возле магазина «Перекресток» у ст. м. «Сенная площадь», познакомился с тремя парнями, во дворе какого-то дома они меня избили, очнулся уже ночью без телефона и военного билета. Побоялся возвращаться в часть, дошел до ст. м. «Балтийская», сидел на лавочке. Там подошли…, предложили заработать денег, сказали, что надо строить дом около г. Гатчины. Вместе со мной согласился еще один человек, мужчина 30 лет, звали его Александр, он был из Карелии. Ехали на Фольксвагене, приехали в деревню, вокруг был лес, елки, камни. Видел рядом еще три дома, старые срубы, одноэтажные.

Утром следующего дня приступил к работе, рыл котлован, мешал цемент, носил кирпич. Жил в бараке, где еще было сначала 10, потом 8 человек. Кормили пшенкой и гречкой. Дом охраняли 6 человек, которые, когда напьются – били. Видел как одного человека избили битой, связали и положив в багажник машины – увезли. На зиму выдали старую одежду.

Больше года находился в рабстве у неизвестных людей. Убежал оттуда вместе с парнем Алексеем, он был из Подмосковья. Убежали когда охранники были пьяные. Вышли и пошли в лес, шли целый день, ночью зажигали огонь и грелись, так ночевали два дня, потом вышли к железной дороге, сели на товарный поезд, ехали, пока не сняла охрана, остановились перед границей и легли спать в лесу. Утром пошел к речке, чтобы умыться, когда пришел, не нашел Алексея. Пошел к Волосово, оттуда до Гатчины, шел по трассе, сел в электричку и доехал до С-Пб, оттуда на электричках и попутках добрался домой…»

В январе 2007 года в организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга» пришел мужчина, который принес письменное свидетельство молодого человека из роты связи штаба внутренних войск Северо-Запада России. На многочисленных страницах в хронологической последовательности педантично описано все, что происходило с молодым человеком в этой части и чем живет «коллектив» военнослужащих в/ч 3727.

Прибыв из «учебки» в часть № 3727, Н. примерно месяц находился в весьма комфортных и нормальных условиях. Другие солдаты постоянно из части куда-то уходили и возвращались из города с деньгами. Где-то через месяц после того, как Н. прибыл в в/ч 3727, старослужащие ночью жестоко избили Н. когда тот находился в наряде, мыл полы в столовой. Около пятнадцати ударов металлической табуреткой по голове оказались весомым аргументом для того, чтобы Н. согласился взять у старослужащих мобильный телефон и список телефонов «клиентов». Для закрепления преподанного урока, Н пытали электрическим током. «Били током телефонного аппарата 57 года выпуска. Прилагали к одной руке провод, а потом к другой, и начинали крутить ручку. Меня так начало трясти, что чуть после этого не стал заикаться. При мне был случай, когда рядовой Моисеев ходил ночью и бил всех током… вставлял иголки между пальцев и било током так, что человек спавший на втором ярусе подпрыгивал с криком и падал на пол. Я просто всю ночь не спал. Одного солдата держали, закрыв ему рот, и били током и это все видел дежурный офицер, но емудо этого не было никакого дела».

Н. должен был ежедневно звонить по списку «клиентов», предлагать свои услуги, ездить, обслуживать и привозить оттуда деньги. Тысяча рублей в обязательном порядке отдавалась старшему «деду». Часто имели место случаи, когда «клиенты» приезжали на своих машинах непосредственно к воротам казармы на Миллионной, 33 (возле Эрмитажа), обращались к постовому на воротах с просьбой вызвать солдата такого-то роста и телосложения. Дежурный звонил дневальному в казарму, тот среди ночи будил солдат и отправлял «на работу». Молодые люди выходили прямо через ворота части, а когда режим пропуска усиливался, они вылезали через окна столовой (переодеваясь там в гражданскую одежду).

О клиентах Н. тоже говорит в своих объяснениях. Среди них был некий генерал-майор в отставке, у которого в квартире на столе стоит собственная фотография в генеральской форме в обнимку с Жириновским и какими-то мальчиками. Клиент-«генерал» в первое же общение с Н. сообщил, что Н. у него не первый, что к нему ходили и «дедушки» Н. и «дедушки» «дедушек» Н. и «дедушки» «дедушек» «дедушек»… Лет пять – семь обслуживают… Полковник ФСБ из Москвы возил Н. в сауну. Чекист напился, показывал свое служебное удостоверение и делился горестями: он «отмазал» своего сына от армии, а теперь, его «сыну то нравится, когда отец его насилует, то не нравится…».

Н. указал несколько городских адресов, куда ездил к «клиентам». Пушкинская 13, Мойка 16… Дело поставили на такой поток, что даже ребят, находившихся на излечении в госпитале внутренних войск на улице Бабушкина (метро «Елизаровская»), заставляли «отрабатывать» проституцией. За больными солдатами приезжали машины, останавливались у задних ворот клиники и ждали, когда молодые люди в больничных пижамах и тапочках перепрыгнут через забор.

Н. считает, что офицеры и командование внутренних войск не могли не знать о том, что происходило в части. Не обнаружить в части еженощное отсутствие 10-15 военнослужащих вряд ли возможно. Н. считает, что офицеры получают проценты от «бизнеса». Впрочем, это лишь догадки Н.

Когда солдат из Петербурга передислоцировали в часть в пригородное Лемболово (филиал роты связи штаба округа внутренних войск), офицеры ежедневно оформляли солдатам «увольнительные» в город. По словам Н. старослужащие регулярно требовали приносить по 1000 рублей. Н. «стрелял» деньги в электричках. Но когда денег было мало, приходилось заглядывать в специальную записную книжку с адресами «клиентов». «Тебе говорят принести денег, и ты смотришь по своему блокнотику, к кому поехать, чтобы эти деньги достать. Не принесешь – не будешь спать сутки», – рассказывает Дима – «записные книжки со списками клиентов передавались от поколения к поколению». Иногда из 35 срочников с узла связи в Лемболово одновременно не ночевали в казарме по 10 солдат. Кроме того, по словам Н. в части в Лемболово офицеры заставляют солдат сутками разбирать на драгоценные металлы военные радиостанции, потом незаконно торгуют этими драгметаллами. Н. лично двое суток, вместе с еще 10 солдатами, без сна таскал радиостанции на «разборку» и фасовал драгметаллы, которые офицеры потом загрузили в машину и увезли в неизвестном направлении.

Военная прокуратура имеет весьма детализированное представление о происходящем. Когда осенью 2006 года разгорелся скандал в связи с демонстрацией по каналу НТВ записи «дембельского альбома» старослужащих полка внутренних войск, дислоцированного в Петербурге на Измайловском проспекте (на пленке «деды» били молодых солдат, отнимали у них деньги, а один из солдат признался в занятиях проституцией), прокурор спецпрокуратуры, курирующей Северо-Западный округ внутренних войск, господин Рева Александр Григорьевич, лично признал в беседе сопредседателю организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элле Поляковой и правозащитнику Русланом Линьковым, что ему известны факты проституции в роте связи штаба округа.

Для того, чтобы закрепить весь массив информации о бизнесе штаба округа внутренних войск, журналисты нескольких газет и радиостанции «Эхо Москвы» совместно с «Солдатскими матерями» провели ряд исследований. Была предпринята попытка «контрольной закупки» солдата на КПП части. Она не увенчалась успехом. Вероятно, из-за того, что время оказалось ранним, и перед воротами стоял автомобиль высокопоставленного генерала из штаба. Спустя два дня журналист из радио «Эхо Москвы» специально гулял напротив тех же ворот. Примерно в 20 часов 30 минут из части вышли четыре солдата в форме. По Миллионной улице они дошли до магазина. Корреспондент следовал за ними. Из лавки, военнослужащие направились прямиком в «Катькин сад». Там одного из них очень быстро «сняли» и увезли в частной машине. Остальные погрузились в маршрутку и уехали в сторону метро «площадь Александра Невского». Последующее наблюдение было решено не производить, т. к. было известно, что «клиентура» подбирает солдат в последнем вагоне поезда метро, движущегося от «Алексанра Невского» в сторону «площади Восстания» и «Невского».

Есть и более «продвинутые» варианты «работы с клиентской базой». Как поведал Н. в Интернете, на определенной странице даются специальные объявления. Без ссылки на страницу в интернете, достаточно привести несколько цитат из «рекламы» такого рода:

Про интернетных солдат и курсантов.

Сообщение послал(а): Доведение до катарсиса

Дата: 24 января 19:02

Неужели никто из здравомыслящей интернет-аудитории не понимает, что это УЖЕ НЕ СОЛДАТЫ И КУРСАНТЫ, а проститутки! Секс с парнями в форме интересен, когда они взяты от КПП, в роте или в общественном туалете и у них нет сутенера, рекламирующего их на досках. Это будоражит тогда, когда это у парня ВПЕРВЫЕ с мужиком, и обоих от этого ЛИХОРАДИТ!.

1)4000 тыс рублей за 14-сантиметровый "активный" ромкин член — это, простите, смешно. У моего кота покойного был больше!

2)Тут уже писали про пропавшие деньги и возможный ремонт.

3)Вы общались когда-нибудь с курсантами? Ни один не признается никогда перед сослуживцами, что он общается с геями. А тут прямо они кучками ездят, все из роты одной. Заставляет задуматься, кто они, прАтивные!

4)Теперь и сертоловские солдаты туда же. Но в отличие от части с Мужества хотят наравне с курсантами 4000 рублей, хотя тщедушнее существ в форме я давненько не видел.

5)Ну когда же закончится эта интернет-истерия с солдатами. Когда же до разумных голов пользователей дойдет, что их обслуживают те же пидовки. только в камуфляже.

"Где лучшие пидовки?" — У нас в клубе!-снимайте гламурных девочек!

Курсанты, вечер. ночь !

Сообщение послал(а): сейчас

Дата: 6 января 16:28

по 20 лет. тел.

Сообщение послал(а): курсанты

Дата: 12 января 13:46

саша.24/180/73/17/4.крепкий, не манерный, уни-акт.

ден.18/176/64/20/5.уни-акт. с большим

рома.21/174/64/16/4.5.уни-пас.

встреча 2000 — 5000.т. р.

тел…

где тусуются курсанты/солдаты с мужества?

Сообщение послал(а): вч

Дата: 24 января 22:03

долго искал — но не нашел. где часть знаю — непонятно время и точное место. Буду рад любой информации. Могу составить

компанию. авто есть.

Уни-Питер 21/180/72/17 Дорого! мдв ваше.

9 февраля 2008 года сопредседатель организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова вместе с мамой пропавшего солдата Р. посетила в/ч 3727. Без присмотра офицеров удалось поговорить с солдатами лишь пару минут. Один из них дал знать, что «в части уже две недели действует особый режим из-за того, что ожидается некая провокация». (Не исключено, что слух о проводимом расследовании просочился в штаб внутренних войск). Командиры части нахваливали свое подразделение. Когда Элла Полякова спросила, есть ли среди собранных в зале солдат, молодые люди М. и К. (их упоминал Н. как тех, кто был в тот период задействован в организации процесса «обслуживания клиентов»), офицеры сообщили, что М. комиссован с гепатитом, а К. – с ВИЧем…

Офицеры отрицают факты проституции, пыток током, избиений металлическим табуретом по голове, похищения с целью вывоза на рабские работы за город. А один из заместителей военного прокурора Ленинградского военного округа в интервью радио «Эхо Москвы» заявил, что занятие проституцией – личная жизнь солдат, в которую командование частей и прокуратура не имеют право вмешиваться, так как существуют конституционные права граждан на неприкосновенность личной жизни.

Журналистам военные говорили, что солдат Н. психически невменяем, что его словам нельзя доверять. Факт пропажи из этой же части №3727 на Миллионной улице в Петербурге солдата Р. военные не связывают с насилием в отношении военнослужащего.

«Солдатские матери Санкт-Петербурга» предоставили военным прокурорам большой пакет документов, подтверждающих преступления против молодых людей во внутренних войсках и непосредственно в воинской части №3727 при штабе внутренних войск Северо-Западного округа. В распоряжении военных прокуроров оказался и солдат Н. Он полностью подтвердил следователям свои показания. Рассказал об избиениях и вымогательстве, о сложившейся за многие годы системе сексуального рабства солдат. Однако следователи не посчитали доказательства, представленные «Солдатскими матерями», убедительными. По версии следствия, Н. – не жертва преступления, а преступник, самовольно покинувший воинскую часть 3727, где отсутствовали неуставные отношения и царил порядок с образцовым бытом. К солдату Н. был приставлен специальный адвокат, который с правозащитниками категорически не пожелал общаться. По словам Н. адвокат убеждал его пойти на «сотрудничество» со следствием, обещая мягкое решение проблем молодого человека. Параллельно из руководства внутренних войск пошли «утечки» в СМИ, дескать, Н. не в армии сделали сексуальным рабом, а он пришел в вооруженные силы, уже будучи геем и ему самому нравилось заниматься проституцией. Одновременно, на официальном уровне, командование внутренних войск не уставало твердить, что разговоры о проституции и насилии в их частях – ложь и клевета на российскую армию, попытка срыва грядущего военного призыва, провокация против первого вице-премьера Иванова (курирующего силовой блок).

До скандала с проституцией, руководство в/ч 3727 представило в военный госпиталь, где молодой человек Н. проходил освидетельствование военно-врачебной комиссией (на предмет годности или негодности к военной службе), характеристику, в которой утверждалось, что Н. к службе практически не приспособлен. А сразу после публикаций в СМИ о творившемся в элитной части при штабе округа внутренних войск, на словах, рассказывая журналистам, что основной свидетель и потерпевший – псих и ему веры нет, на деле, военные добились признания Н. годным к службе в вооруженных силах и возбудили против него уголовное дело по обвинению в дезертирстве. Из госпиталя Ленинградского военного округа №442, молодого человека перевезли в воинскую часть внутренних войск при специальной прокуратуре внутренних войск на улице Якубовича в Санкт-Петербурге. После того, как против Н. возбудили уголовное дело, он попытался покончить жизнь самоубийством — с помощью стекла он пытался разрезать себе сонную артерию прямо в воинской части при прокуратуре. Его удалось спасти в последний момент. Затем Н. отправили на судебно-психиатрическую экспертизу в специализированную клинику на Обводном канале. Там Н. совершил еще одну попытку самоубийства.

Н. был признан вменяемым и в упрощённом порядке признан судом виновным в самовольном оставлении воинской части. Н. пошёл на сотрудничество со следствием и признал что самовольного оставил часть без стечения тяжёлых обстоятельств. «Солдатские матери» считают, что молодой человек мог дать данные показания против себя только вследствие психологического или физического насилия.

Как следует из первичных опросов допросов Н. следователями военной прокуратуры, молодой человек полностью подтверждал всю информацию, рассказанную ранее «Солдатским матерям». Он утверждал, что вынужденно покинул внутренние войска, подробно объясняя причины своего поступка.

Однако, когда после того, как в отношении молодого человека в качестве меры пресечения был выбран арест, Н. стал давать показания, что проституция, избиения и рабский труд являются выдумкой, которую он рассказал «Солдатским матерям» с целью избежать наказания за «самоволку». Солдат Н. потом еще не однократно отказывался от этих показаний, при чём делал эти отказы в те редкие моменты, когда ему доводилось перевестись из-под опеки военного следствия в ведомство судмедэкспертов и психиатров.

В «упрощенном» судебном процессе солдат ни слова не сказал об издевательствах над ним в войсковой части № 3727, не сообщил ничего об этих фактах военному суду и адвокат солдата. В то время, когда Н. находился под арестом, он расторг соглашение с адвокатом, который ранее представлял его интересы. Н. был назначен государственный адвокат, который и «представлял» интересы Н. в суде.

Также в «Солдатские матери Санкт-Петербурга» в разное время поступали следующие обращения из части 3727:

Военнослужащий А. Л. утверждал, что в части 3727 вымогали деньги. Позже мать сообщила, что на обидчиков возбудили уголовное дело, однако сын просил, чтобы это дело закрыли.

Военнослужащий В. Б. утверждал, что в части 3727 постоянно подвергался издевательствам со стороны старослужащих, из-за его замедленной реакции над ним постоянно насмехались, причиняли ему нравственные страдания.

Военнослужащий И. К. обращался в связи с тем, что хотел расторгнуть контракт. Утверждал, что служил в одной части с Н. полностью подтверждает его слова о проституции в части. Говорит, что солдатам давали списки с номерами телефонов, куда они потом ездили.

Военнослужащий И. Т. утверждал, что был избит в части старослужащими. Отец по телефону сообщил, что сейчас все хорошо, сына отвезли обратно в часть, того, кто его бил, перевели в другую часть.

Командование войсковой части внутренних войск РФ № 3727 подало в суд иск к организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» с просьбой компенсировать войсковой части потерю деловой репутации. Ущерб был оценен в 2 млн. рублей. От командования части подпись под иском поставил командир в/ч № 3727 Александр Борк. «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» удивил предмет иска: какая может быть у войсковой части «деловая репутация»? Войсковая часть позиционирует себя как не занимающаяся коммерческой деятельностью (в реальной жизни это, на взгляд организации, не так). Договоры со сторонними организациями, как и имущество воинской части, оформляются на имя Российской Федерации, а не на конкретную часть, таким же образом подписываются «контракты» с военнослужащими.

2 июня 2008 года Куйбышевский Федеральный Центрального района Санкт-Петербурга вынес решение о том, что за «потерю деловой репутации» «Солдатские матери Санкт-Петербурга должны заплатить в/ч 3727 15 тыс. рублей, а газета «Комсомольская правда» — 7 тыс. рублей.

Судья Панова отказала правозащитникам из организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и газете «Комсомольская правда» в ряде ходатайств о приобщении к материалам дела ряда важнейших, с точки зрения «Солдатских матерей», доказательств. Судья отказалась просматривать видеозаписи с признаниями солдат о фактах неуставных отношений, в которых солдаты сами рассказывают о том, к чему их принуждали. Также не были приобщены к материалам дела свидетельские показания еще одного потерпевшего солдата, в которых он подробно рассказывает обо всем, что с ним происходило в части 3727 и полностью подтверждает ту информацию, которую правозащитникам сообщил потерпевший солдат Н. Отказ Суда исследовать и приобщать к рассматриваемому делу о «деловой репутации» части внутренних войск №3727 документальные доказательства и видео-свидетельства нарушил принцип состязательности сторон.

На взгляд организации, произошедшее в Куйбышевском суде Центрального района Санкт-Петербурга является важнейшим прецедентом для всего журналистского сообщества в России. Военные настояли на том, что права журналистов на свободное получение и распространение всесторонней информации, имеющей общественное значение, может быть ограничено. Теперь, если руководствоваться решением Судьи Пановой, журналисты не смогут сообщать о фактах неуставных отношений и пыток в вооруженных силах до того момента, пока какую-нибудь информацию им не предоставят сами военные начальники или военное же правосудие. В противном случае, воинские части будут душить средства массовой информации своей "деловой репутацией".

Напомним, что существует решение Европейского Суда по Правам Человека по заявлению исландского журналиста Торгера Торгерсона против Исландии. Правосудие этой страны в 80-ых годах прошлого века обвинило Торгерсона в диффамации – информацию журналиста о противоправных действиях полицейских Рейкьявика, избивавших граждан, исландские суды признали порочащей репутацию полиции. А Европейский Суд по правам человека выступил на стороне журналиста и в своем окончательном решении констатировал: «Суд полагает, что признание заявителя виновным и обвинительный приговор могут воспрепятствовать открытой дискуссии по общественно значимым вопросам» (пункт 68 решения). Материалы этого дела доступны на русском языке здесь: http://www. echr. ru/documents/doc/6032305/6 032305.htm.

«Солдатские матери Санкт-Петербурга» подали кассационную жалобу на решение судьи Пановой в Городской Суд Санкт-Петербурга. 9 сентября 2008 года Городской суд Санкт-Петербурга оставил в силе решение Куйбышевского суда. В настоящее время жалоба находится на рассмотрении Европейского суда по Правам Человека в Страсбурге.

P. S. По этическим мотивам не все материалы по данному делу вошли в доклад.

Интернет переполнен сообщениями, предложениями. Так что если кто-то всё ещё сомневается, то пусть попробует набрать через поисковик и убедиться самостоятельно, что всё описанное правда.


Отпуск солдата. | Порно рассказы, бесплатые секс истории. Откровенные порнорассказы

piskagolay. com — Голые девушки » Отпуск солдата.

Что на уме у солдата? Мысли о том, как лучше послужить Родине? Вот уж нет. Мысли простые и незатейливые. Вкусно и сытно пожрать. Поспать, желательно на мягкой постели. Хотя подходящими считаются любые условия, лишь бы можно было вытянуться в горизонтальном положении. И предел мечтаний — выебать бабу. Если с первыми двумя желаниями куда ни шло, то с третьим полная жопа. Не женская пышная, а та, что хрен вам, а не исполнения мечтаний. И если вдруг случится поиметь какую женщину, то ни один воин, по крайней мере из нашего гарнизона, не станет расспрашивать её о возрасте, разглядывать телосложение, искать недостатки. У бабы есть лишь один недостаток: невозможность в данный момент отдаться солдату.

Не случилось. За полтора года ни разу не случилось. Уже психоз наступает. Готов изнасиловать любую. А тут вдруг объявляют отпуск. Заслужил. За что — не важно. Десять суток, не считая дороги. Это же уйма времени. Как не сорвался в поезде — сам себя не пойму. Столько женского пола вокруг. Но доехал до дома без приключений. Дома охи, ахи, мать, сестрички. Разбудил их. Поезд в шесть утра приходит, а от полустанка до нас пешим порядком пятнадцать минут. Так что выскочили из дома в ночных сорочках, голожопые. Обнимают, целуют, на шее виснут. А у меня в штанах бунт поднялся. И понимаю, что мать, сёстры, а вот естество своё требует. Тем паче, что запах от них идёт сладкий, постельный. И спросонья мягкие, нежные. Справился.

Накормили, напоили. Пока то да сё, мать баню истопила. Сто лет не мылся в своей бане, не парился с веничком, не млел на полке. Матушка собрала вещички чистые после бани надеть. Чуть ли не со мной собралась в баню, ни на шаг не отпускает.

Вечером гости, как водится. Благо день пятничный, два выходных впереди. С одним выпить надо, со вторым, с третьим. А пить отвык. Да и не привыкал особо. Вот и захорошело. Матушка, чтобы никто не мешал, вместе с сестрой помогла до сенника добраться. Расстелила какую-то дерюжку и уложила сражённого врагом бойца. Упал и выпал из реальности.

Проснулся часа через два. В голове ещё шумело, но в целом уже что-то соображал. Выбрался на свет Божий. А света Божьего и нет. Вечер уже. В доме гости гамят из тех, кто наиболее крепок. У нас за огородом речка бежит. Махонькая, воробью по колено. Но купаться место есть. Я и пошёл туда. Искупался. И так хорошо стало. Протрезвел, повеселел. Есть совершенно не хочется, можно завалиться спать, набираясь впрок. И в сенник, на своё место.

А там занято. Кто-то спит уже. Темно, ни хрена не видать. На ощупь определил, что женщина. А кто такая, чего здесь делает, кто её знает. Нет, что делает как раз понятно. Спит. А вот кто она? Ушёл бы, право слово, да не судьба. Пока ощупывал, совершенно случайно наткнулся руками на задницу. Полную. Как раз такую, о какой мечталось на службе. Потряс тётку. Нет, будить совсем не хотел.

Мысли как раз об обратном: проверить, крепко ли спит. Крепко. Лежала она не совсем сподручно, да это дело поправимо. Перевернул, поставил в нужную позу. Даже не мычит. Задрал подол и стянул трусы. Пахнуло теплом, немного мочой, специфическим запахом не совсем чистой пизды. А мне не до жиру. Вот она, живая, тёплая, мокрая и раскрытая пизда. А что не реагирует на мои прикосновения, так оно мне и не надо. Мне бы воткнуть. Быстро избавился от своей одежды. Трусы, сука, мокрые после купания, еле стянул. И навалился на бабу. Ох и всадил! С размаху. Хорошо попал сразу. Коли бы промазал, так и сломал бы к едрене фене хуй-то. Напрочь. А вот дальше совсем нехорошо получилось.

Кончил. Быстро кончил. И пока сокрушался по этому поводу, едва избавившись от шума в голове, хуй снова вскочил. И я по проторённой дорожке вставил его внутрь, в тепло и сырость, в раскрытый зёв пизды. Теперь уж не спешил. Стоя на коленях сзади женщины, держась за бёдра, наяривал и наяривал, стараясь насладиться каждым мигом близости. Что-то хлюпало у неё внутри, смазка и предыдущая порция спермы вытекали под напором погружающейся головки, размазывались по её заднице и по моему животу, намочили волосы на лобке. А я всё вгонял и вгонял, торопясь кончить, пока тётка не очухалась и не проснулась. Хотя навряд ли так скоро проснулась бы.

Натянув трусы и штаны, огородом пробрался к реке. Искупался, застирал трусы. Пришёл во двор. Матушка, пробегая мимо меня с бутылками в руках, спросила

— Ты где был? Чё мокрый-то?

— Купался.

— Ночью? А русалки?

— Ма, да мне бы хоть одну поймать, так не она меня бы защекотала, я бы её затискал и того. этого.

— Болтун! Иди вон поешь. Щас последних разгоним.

— Ага. Разгонишь их, как же.

Разогнали. Кто смог — тот ушёл. Кто не смог — того уволокли. Кого не смогли уволочь, того у нас положили. Заполнили весь наш небольшой дом спящими телами. Сестрички ушли ночевать к родственникам, а нам с матерью место досталось в бане. Точнее в предбаннике на лежаке, на котором иногда днём отдыхали в редкие минуты передышки от работы. Мать застелила, скомандовала мне ложиться, сама в баню зашла. За день пропотела, бегая туда-сюда. Вышла из бани в платье на голое тело. Плохо вытерлась и платье прилипло к телу, даже подол до конца не опустился. Прилегла с краю.

— Ох, устала от беготни. А ты?

— А я, мам, выспался.

— Чё, совсем не хочешь?

— Почему? Ещё посплю.

— Тогда спи. Обними меня и спи.

Она повернулась спиной, положила ладони под щёку, согнула ноги в коленях и прижалась спиной. Через тонкую ткань платья горячее тело грело мне живот. Мягкая мамина попа упиралась прямо в лобок. Коли не та баба в сеннике, сейчас бы уже стоял товарищ и ничем бы его было не успокоить. Обнял её за живот, под самыми грудями, прижал, поцеловал в затылок.

— Как я тебя люблю!

— И я тебя! Спи.

Сон снится. Будто я кого-то ебу. И так сладко, так хорошо. Вот сейчас кончу. В армии такой сон предвещал стирку трусов утром. Проснулся. А это не сон. И правда ебу. И не кого-то, а маму. И она помогает мне, двигая навстречу задом. Мысль о том, что это не правильно, что так нельзя, умерла, не успев толком возникнуть. Потому что всё затмило чувство распирания в головке. такое впечатление, что она вот-вот лопнет от напряжения, что взорвётся и разлетится на мелкие осколки, сработав вроде гранаты. И одновременно с этим распиранием сладостное чувство, которое от головки передалось вверх по стволу, скользнуло куда-то в низ живота, отдалось в заднем проходе и звоном раздалось в голове. И я, прижавшись плотнее к мягкой попе, замер, со стоном, с рычанием извергая из себя, как мне показалось, потоки спермы. И мать замерла, сжавшись в комок, содрогнулась всем телом, плотно прижимаясь

— А-а! А-а! Ааааа.

Придя в себя, избавившись от звона в голове и тьмы в глазах, попытался отодвинуться от попы. Мать завела руку за спину, прижала мою задницу

— Лежи!

Хуй, опадая, медленно покидал мокрую пещерку, скользил, выходя наружу. Вот вышел весь, уронил головку, скользнув по ягодице и оставив на ней мокрый след. Мама развернулась ко мне, обняла, прижалась, поцеловала крепко, не материнским поцелуем. Так женщина целует любимого мужчину. Оттолкнула, повернулась на спину и потянулась, закинув вверх руки, выгибаясь всем телом. Платье задрано до груди, пухлый живот оголён, низ его украшает темный треугольник волос, уходящий куда-то меж сомкнутых плотно ног.

— Ма. Я.

— Молчи.

— Я.

Повернулась, прижалась всем телом, обняла, поцеловала

— Сладкий ты мой! Грешница я, но ещё бы разок!

В голове что-то щёлкнуло, что-то провернулось. Она же у меня ещё молодая женщина, а уж сколько лет одна, без мужика. Тело просто истосковалось по ласке. И любила она сегодня не сына, а мужчину. Возбуждение, алкоголь, что-то ещё так подействовало, что женщина совершила грех с точки зрения морали. Сладкий грех. И, наклонившись над откинувшейся на спину матерью, начал целовать губы, лицо, шею.

— Погоди!

Села на нашем ложе, которое и кроватью не назовёшь, потянула через голову платье, откинула его в сторону, вновь упала на спину, подставляя под ласки и поцелуи всё тело от головы до кончиков пальцев на ногах. И принимала эти ласки и поцелуи, стонала от возбуждения и наслаждения, теребила ласкающего её мужчину, иногда впиваясь ногтями, а потом просто потянула на себя, разведя в стороны и высоко задрав ноги, торопливо толкала крепко схваченный рукой ствол в себя, сердилась, что он не попадает и счастливо вздохнула, когда он попал по назначению, подалась вперёд до упора лобком в лобок, замерла на мгновение и начала быстро-быстро работать задом, с бешенной скоростью насаживаясь на такой желанный сейчас хуй. И быстро кончила. Вскрикнув и прижавшись, мелко-мелко задрожала, крепко прижала перекрещенными ногами, выгибаясь навстречу будто стараясь проглотить своей пиздой всего любовника.

А потом она стояла на четвереньках и подавалась навстречу бесстыдно выставленным задом, сидела верхом и скакала, а её груди болтались из стороны в сторону и я ловил их руками, тянул на себя, стараясь впиться губами в сосок, лежала на боку, высоко задрав одну ногу и принимая в себя до упора весь ствол, стояла раком, упираясь грудью в постель и высоко задирая зад. У меня что-то заколодило и я не мог кончить, терзал это тело до тех пор, пока она не взмолилась, не попросила пощадить её. И когда отпустил, прижала ладонь к пизде, прикрывая вход в неё, сомкнула ноги и проговорила-простонала

— Наеблась. Продрал, так продрал. На завтра не встану. Болит всё.

— А чего же не сказала раньше?

— Ты же не кончил.

Мама, как же я тебя люблю! Терпела боль, давая возможность сыну кончить. Отвёл в сторону её руку, прикрывающую вход, склонился, развёл губки и поцеловал. Она выгнулась, подаваясь навстречу

— Ещё!

Ласки губ и языка не приносили боли, доставляли одно лишь наслаждение. Она металась по постели, выгибалась и стонала, вскрикивала. А потом просто кончила в очередной раз. И теперь точно знала, как помочь сыну, как довести его до оргазма.

Вытерев тыльной стороной ладони капельку спермы с уголка губ, сказала

— А ты вкусный. Измучил совсем. Давай поспим маленько. Скоро вставать. Только оденемся, вдруг кто зайдёт.

Оделись, легли, обнявшись. Мать вдруг хихикнула

— Ты чего?

— И выебал мамку, и накормил.

— Ма.

— Молчи. Это я так. Сладкий ты мой. Спи давай. Сил набирайся.

Немного помолчала

— А ты. это.

— Чего?

— Ты ещё мне это. ну.

— Ма, пизду поцеловать? Так я хоть щас.

-Нет, нет, не сейчас! Потом.

Потом так потом. Потом наступило днём, когда мы остались вдвоём в сарае. Девчата куда-то убежали, а мы прибирались у скотины. И когда прибрались, когда мать стояла, наклонившись на загородку, задрал подол. Трусы, как совершенно не нужная деталь туалета, отсутствовали. Поцеловав одну и вторую ягодицы развёл их в стороны и протолкнул одеревеневший хуй в мокрую щель. Слегка подвигал туда-сюда. Потом вытащил и примостился меж ног, присев на колени. Мама слегка присела, раздвинув ноги, надвинула мокрую и пахучую пизду на лицо

— Ну что ты, не надо, не надо! Кто зайдёт!

Губы говорили одно, а тело делало совершенно иное. Зад вращался, стараясь подставить всё, что имелось меж ног под ласкающие язык и губы. А потом, когда кончила, стояла раком, опираясь на прясло и выставив зад, терпеливо сносила толчки, изредка ойкая при наиболее глубоком проникновении.

Десять дней пролетели, как один миг. Прощай, родимый дом. Вот он я. Привет, войска! Ещё целых шесть месяцев! Всего-то шесть месяцев!

Осень. По знакомой дорожке иду домой. Темно. Земля припорошена снегом. Вот и дом.

-Здравствуй, мама! Я вернулся!

Охнув, повисла на шее, осыпала поцелуями. И вновь в одной сорочке. Только сестричек не хватает, в городе на учёбе. Крепко обнял, прижал, подхватил на руки и понёс в дом. Холодно на крылечке почти голой. А дома, едва скинув шинель и всё остальное, целовал такое родное тело. А потом лежали, отдыхая, набираясь сил перед новыми подвигами на любовном фронте. Зашевелились, передохнув.

— Лежи, устал и так. Я сама.

Упираясь в грудь руками, приподняла зад

— Расправь хорошо. Ага. Ну вставь! Не балуйся.

И, едва поймав краешком губ головку, резко села, не давая ей выскользнуть.


Приключение » Секс порно рассказы и эротические истории из жизни

Приключение

Моей маме 41 год, она среднего роста, стройна фигура и уругое тело, грудь среднего размера с большими темными сосками. Попка очень упруга это я заметил давно, так как часто видел маму в купальнике. Я давно заметил что мама меня привлекает как женщина и по этому стал испытывать большой интерес к ней.

Началось все с подсматривания за нее когда она принимает ванную через винтеляцию. Конечно я не просто смотрел как она моется а дрочил на нее.

Мама довольно современный человек и как и многие пользуется Интернетом. Мне стало интересно о чем она общается с мужчинами в Интернете и решил взломать ее пароль на почте. У меня это получилось. Я стал просматривать ее письма и замер в шоке.

Я увидел фото где мама голая и эти фото она отправляла мужчинам, но больше удивления было когда я увидел фото которые ей прислал один из тех мужчин. На них была мама с ним и в разных позах, тогда я узнал что мама очень спасобная в сексе так как я не думал что она в сексе позволяет все и еще и фоткать это. Но признаться меня это сильно возбудило. Присмотревшись на фото я понял что они сделаны у нас на даче, где я бываю редко а мама говорила что любит проводить там время занимаясь цветами. Я решил дождаться когда мама вновь собирется на дачу. Долго ждать не пришлось.

Однажды вечером мама пришла домой и за ужином сказала что поедит на выходные на дачу. Я сказал конечно. Хотя сам этого очень хотел давно. Я решил что поеду на дачу когда мама уедит и посмотрю чем она там занимается.

Наступил этот долгожданный день. Мама уехала и поехал почти сразу за ней, взяв у друга машину. Подьехав к даче, я припарковался недалеко, чтобы видеть дом. Ничего такого я не увидел мама разгуливала в купальники занимаясь делами в саду. Через час ожидания мама ушла в дом и через какое то время подьехала машина из которой вышли два мужчины лет 40. мама вышла их встречать уже одетая в юбочки чуть ниже колена и кофтачке и чулочка как я понял уже потом. Они поцеловались и прошли в дом.

Через какое то время решил пойти посмотреть в окно, уже было довольно темно. Подойдя к окну, я аккуратно заглянул на кухню где горел свет. Они сидели и выпивали, мила беседуя, мне было хорошо слышно их голоса. Через какое-то время один из мужчин, которого звали Стас, предложил мама потанцевать. Они начали танцевать медленный танец и я увидел что руки Стаса уже гладят мамину талию и попку. Другой мужчина которого звали Игорь сидел и смотрел как они танцуют. Стас уже видать завелся и уже целовал маму. Но мама его остановила и сказала не при нем. Меня это удивила так как думал что она их позвала обоих для этого. Потом они сели и выпили. После чего мама сказала что отойдет в комнату, уйдя, через минут 5 за ней пошел Стас. Я пошел к окну комнаты. Мама и Стас там говорили. Маму кстати зовут Ирина.

Ирина я хочу тебя.

Ну Стас мы же не одни он может войти.

Ирина не переживай он все поймет.

После чего они начали целоватся. Стаса руки скальзили по всему телу мамы и потом он задрал маме юбку и я увидил родную попку на ножках были чулочки и трусики одеты ярко красного цвета. Я уже не мог просто смотреть и достал челен и начал дрочить. Он сжимал мамину попку. Потом он снял с неё кофточку и начал целовать ее грудь. Это продолжалось не долго и мама опустилась на корточки перед ним. Ой как её попка натянулась. Она расстегнула штаны и достала член Стаса, я никогда не видел такого челена, он был длинным и толстым как палка.

Мама начала сосать у него и в этот момент я кончил так что даже немного голова закружилась. Мама сосала его очень страстно, то водя его в рот, то проводила по нему язычком. потом он приподнял маму за плечи поцеловал и развернул ее облакотив на столик. Не снимая трусков он начал слюною смазывать мамину киску. Затем я увидел как этот огромный член погружается в мамину киску. Он начал быстрами движения двигатся в маме. От чего она начала стонать. Продолжалось это не долго и, выйдя из маминой киски, он направил член маме в попку. Я был удивлен что он так легко вошел, он начал трахать маму в попу, шлепая ладонью по попе маме. Мама вскрикивала и в этот момент вошел Игорь. Сказал что-то случилось. Увидив Игоря мама стала прикрыватся и очень засмушалась, а Стас стоял не прикрывшись.

Игорь сказал: — ах вот чем вы тут занимаетесь, — и мама опустила голову.

А Стас сказал: — а ты хочешь пресоеденится?

Мама подняла глаза и смотрела на Стаса с ужасом.

Игорь ответил что да.

На что мама сказала не надо.

В ответ Стас сказал что тебе понравится Ириша.

Мама ничего не ответила.

Игорь ничего не говоря достал член который был почти такого же размера как и Стаса.

Мама поникуя начала говорить не надо.

На что Стас сдернул с мамы то, чем она прикрывалась и сказал сейчас мы тебя будем трахать. Мама встала попыталась выйти из комнаты но рука Игоря остановила ее.

Мама стала говорить не надо и пыталась вырвать свою руку из его захвата.

Но Игорь дал пошечину маме и взял за волосы, на маминых глазах появились слезы.

Странно, но меня это не разжалобило, а на против еще сильнее завело. Игорь держа маму за волосы наклонил к своему члену, и начала пихать маме в рот. В это время Стас вышел из комнаты, я не предал этому значения смотрев как Игорь дает маме в рот. Через минут 5 я чуть не умер от страха когда я почувствовал руку у себя на плече. Это был Стас.

Он сказал парень ты что тут делаешь?

Я не мог ответить и промолчал.

Он посмотрел в окно и увидел Игоря с мамой и сказал нравится смотреть как мужики женщин трахают?

Я чуть слышно произнес это моя мама.

Стас улыбнулся и спросил: — а она знает что ты смотришь за ней?

Я ответил — нет и стал просить что бы он не говорил.

На что он улыбнулся и посмотрев на мой член сказал что хочешь маму свою трахнуть?

Я нечего не ответил опустив глаза.

Я спросл у него зачем вы насилуете мою маму?

Стас ответил что она шлюха и сама этого хочет.

Я сказал что это не так, хотя понимаю что так оно и есть.

Следуший вопрос Стаса меня шокировал.

Ты хочешь помочь маме?

Я ответил да.

На что он сказал что тогда пойдем в дом.

Я молча пошел за ним.

Мы пришли на кухню и он предложил выпить чтобы успокоиться, я подумал что он не будет маму насиловать.

Он молча подошел ко мне и достал свой член и сказал, ну давай помогай маме.

Я как будто потерял дар речи и втот момент по моим рубам Стас провел челеном.

Я не знал что делать.

На что Стас сказал ну тогда пойдем будешь смотреть как твою маму трахают.

Я испугался от того что мама может увидить меня и не вольно открыл рот.

И сразу во рту оказался челен.

Стас сказал соси.

Я начал облизывать его зязыком он был еще мягкий, но размер не меньше. Я взял рукою его челен и стал придерживать водя по головке челена губами и чувствовал как он увеличивается. Не знаю почему но мой член стал тоже вставать.

Стас сказал, а ты смотрю умеешь это делать и спросил наверное делал кому то раньше?

Я ответил что нет.

Стас сказал полизать ему яица я не стал уже задумыватся и говорить нет. Начал их полизывать, а Стас начал дрочить челен. Челен Стаса уже стоял как дерево и он сказал снимай штаны.

Я посмотрел на него удивленными глазами и подумал про себя, я не выдержу такого челена в попе. Совсем забыл уже о маме что он через комнате. От туда донасились стоны. Я встал и не ловким движением стал снимать штаны.

Стас увидев мой челен который стоял. Сказал да тебе нравится.

Стас сказал повернись, что я и сделал. Он пощупал мою попу и шлепнул по ней от чего я вскрикнул. Стас сказало встать на четвереньки и я встал Потом почувствовал что он плюет мне на анус. Я знал что сейчас произайдет и пытался расслабится но ничего не выходило от его прекосновений попа напрягалась. Потом я почувствовал как его челен упирается мне в анус но войти он не мог. Он взял с плеты ростительное масло и облив свои пальцы вел их в меня я немного дернулся но боли не было.

Затем я опять почувитвовал упор его челена и начал ощушать как он растягиваем мне анус. Мне стало больно и невольно сказал не надо. На что он вел еще глубже я громко вскрикнул и тут он начал вгонять в меня свою палку у меня от боли потекли слезы и я сильно стонал и вкрикивал. Я уже не понимал что происходит. Тут я услышал скрип двери и не всилах ничего сделать просто посмотрел в ту сторону.

Вышел Игорь и сказал а это кто.

Стас сказал что сынок Ирки.

Игорь не поверил и пошел в комнату.

После чего он вышел с мамой маму как поролезавало она видела на я стою на четвереньках голых и меня трахает мужик что недавно трахал ее.

Мама крикнула вы что делаете вам меня мала.

Подняв глаза я сказал мама не надо кричать уже ничего не изменишь. Я хотел тебе помочь.

И тут я почувствовал что в меня как кипеток что то вливается. Это кончал Стас. После чего он вышел из меня а я еще лежал так минуты три. Мама подошла и стала гладить меня говоря бедненький это я веновата. В это время мужики ушли я даже не заметил.

Я посмотрел на маму она была голая и на ее лице были капли спермы. Я поднялся и ушел в комнату на верх. И просто лег у меня жудко выло в анусе и в итоге я уснул. Среди ночи я почувствовал что кто то рядом седит и плачет. Открыв глаза я увидел маму. Я приподнялся обнял ее и сказал не плачь мама и почувствовал что мой челен встает я попытался закончить обьятья что бы мама не почувствовалша что мой челен упирается в нее. Но мама не отпускала. Я еще раз сказал что бы не плакала и сказал что люблю ее. Она начала меня целовать в шеки и тут ее холат распахнулся и я увидил так близко эти груди и не мог ответи взгляда.

Мама это заметила но почему то не стала прикрывать.

А шепотом сказала ты хочешь меня? Я немного помолчал и сказал что да. шаблоны dle


Пьяная мать » Рассказы с частными фото

Пьяная мать

Тот момент, когда ты еще молодой и смотришь, как твою маму ебут или же сам трахаешь ее, без сомнений является переломным. Думаю, в первом случае это сложней и намного интересней.

Мне тогда было 20, а моей маме 39. И в нашей ситуации тот самый вариант номер 1. Наш отец с нами не живет, да и не жил никогда, насколько я помню. Как только он узнал о беременности мамы, сразу свалил. Вот так мы и жил вдвоем. Сначала было трудно, но оптом втянулись. Этим летом подруга мамы с мужем, сыном и приятелем пригласила нас на пикник. Нам не хотелось идти, но и оказываться было не хорошо. И я даже рад, что мы не отказались. Хотя так считаю только я, ведь не мои дырки пострадали. После этого я не раз постоял. что все, что ни делается – все в жопу, письку и рот.

В шесть часов мама заканчивала прихорашиваться, я успело сбегать за алкоголем и едой. Вскоре вся компания зашла за нами, и мы отправились на уютную поляну у ручья. Тетя Лена на траву постелила покрывало, ее муж быстро пристроил мангал. А я с дядей Юрой и Вадимом начали душить вино и разговаривали о том, что чем занимается.

За разговорами пролетело больше часа. На жаре градус сильно давил, музыка орала на весь лес, а пьяная мать танцевала так, что ее сарафан задирался, и было видно приспущенные трусики. Ее немаленькая грудь шаталась в такт, готова порвать лифчик и вывалиться. Но мать этого не замечала. А муж тети Лени продолжал наполнять рюмки.

Вскоре я отлучился поссать и по синьке чуть не заблудился. Когда вернулся, на поляне никого не обнаружил. Потом слышу, у ручья смех, вижу, Вадим поднимается с непонятной улыбкой. Я конечно же спросил, куда все подевались.

— Ты расслабься, сейчас самое интересное будет. Юрец у ручья твою мать ебет.

Я сначала не понял и переспросил.

— Так и есть. Она что-то там мычит, наверно еще и не поняла, что ее ебут. Кстати, пизда у тети Люды нормальная такая, узкая. Если хочешь, пошли поучаствуем.

Наверно это покажется странным, но я нормально отреагировал на все это. Когда мы спустились к ручью, я увидел, как моя мать еле стояла, держалась за дерево и блевала, а сзади ее насиловал дядя Юра. Трахал как шлюху. Мой член выпирал настолько, что шорты трещали по швам.

С другой стороны на коленях стояла тетя Лена и сосала хер мужу. Когда увидела нас, пригласила присоединиться. Я был в шоке, но Вадя долго не думал, стащил трусы и подошел к своей маме. Она без слов принялась сосать, а ее сын закатил глаза от наслаждения. Тем временем моя мать продолжала принимать громадный член Юры в свою дырку. Она кричала все громче, лицо покраснело. А Юра так лупил по ягодица, что они стали лиловыми. Я не хотел контакта со своей мамой, поэтому стащил шорты и подошел к сосущем станку. Пришлось потрудиться, чтобы от избытка алкоголя сразу не кончить. Вадя был очень удивлен и решил ответить мне. Облив лицо моей матери водой, он принялся трахать ее в рот. Она не сопротивлялась, не давилась, было просто овощем.

Потом и дядя Юра воспользовался ртом моей мамы. Вскоре я один трахал тетю Лену, а все остальные насаживали мою мать. Ее пизда расширилась и сочилась, а жопа была розовой. Я то и дело наблюдал как мой член проникает в пизду взрослой женщины или то, как трахают мою мать.

Вскоре ее обкончали во все дырки, и она обессилено лежала на траве. А я кончил на лицо уже просто Лены. Казалось, что все, кроме моей матери, были довольны пикником.


Три случая — Инцест, порно рассказы, порно инцест, bywtcn, инцест мама с сыном, инцест мать сын

Эротические и порно истории

Три случая

Автор: Admin

Так случилось, что в моей жизни были 3 случая, которые подходят под понятие ИНЦЕСТ. Правда 2 из них по биологическим понятиям, отнести к этому нельзя, но по человечески…

И так первый мой случай:

1978год. Мне было лет 17, у меня была женщина на 8 лет старше меня и с ней я стал и мужчиной, и устраивала она меня во всём. Познакомились мы с ней случайно в кинотеатре. Как я сейчас понимаю она сама захотела «мальчика», ну и вообщем соблазнила меня. Она была разведена и у неё был ребёнок. Приходил я к ней когда хотел и она всегда была безотказна. Никаких сексуальных запретов у нас не было.

Я это рассказываю к тому, чтобы вы поняли, что острой нужды искать что — то у меня не было. Есть у меня дядька, сейчас уже глубокий старик, а тогда ему было примерно, как мне сейчас. Работал он на вагонах — рефрижераторах и подолгу отсутствовал. У него была дача и он во время командировок всегда просил, чтоб я помогал там его жене. Я не отказывался и никогда никакой мысли или подозрения с её стороны у меня даже не мелькало.

И вот так получилось мы с ней приехали на дачу в будний осенний день. Вроде было тепло и мы работали, как обычно я в плавках, она в купальнике. И вдруг, как из ведра полил дождь. Мы с ней бегом в домик. Она предложила немного выпить самогоночки, чтоб не простынуть. Выпили. Она говорит: «Давай я тебя оботру самогонкой, тогда точно не простынешь?» Я без всякой задней мысли согласился. Она начала меня расстирать. В 2 словах опишу её. Обычная женщина, тогда ей было 37, и конечно же с лишним весом. Невысокая, с приличными грудями и задницей. А я всю жизнь прозанимался плаванием и выглядел неплохо, да ещё и 17 лет.

Короче расстирает она меня и как — то оно, да ещё после выпитого начало размаривать. Я прилёг, она рядом расстирает грудь. И вдруг я почувствовал поцелуй. Открыл глаза, а она меня целует в грудь опускаясь ниже. Очень приятно, начал у меня вставать. Она рукой через плавки гладит член, яйца. Потом решилась и оттянула плавки, и давай его целовать. Сосала она очень умело, с жадностью. Долго я терпеть не мог и кончил ей в рот. Она всё проглотила, и продолжила. Потом я ебал её в грудь и она старалась поцеловать или лизнуть головку. Молодой был и она старалась. Несколько раз разряжался и она мне снова и снова поднимала. Поимел её во все дырки. Но кончал только в рот, так ей нравилось. Потом мы с ней объяснились. Она мне сказала, что уже года 3 подумывала обо мне, но не решалась. И вот сегодня, подвыпив не удержалась.

С того дня стали мы с ней тайными любовниками чтоли. Первое время даже во время семейных торжеств, как — то умудрялись уединиться. В основном в рот я ей давал. Даже в армию она ко мне приезжала 2 раза, а я служил в Москве. Не специально конечно, но совмещала покупки и бурный секс с «голодным» солдатом. После армии стали встречаться всё реже. Так эпизодически. В основном она подгадывала когда она одна и звонила, чтоб я приехал. Сейчас ей уже за 60 и изредка она мне звонит. Уже ничего кроме орального секса ей не надо. Но исполняет по прежнему мастерски.

В армию меня призвали в 20 лет. служил в Москве. Жена моего дядьки меня несколько раз навещала и мы неплохо проводили время, кроме того была у меня постоянная подружка.

Но так случилось, что за месяц до дембеля меня закрыли на 3 года. За что к теме рассказа не относится. Я очень страдал от отсутствия женщины, и где — то к середине срока мне стало совсем невмоготу. Онанизм не помогал, петужи вызывали отвращение. На свидания ко мне приезжала только мама. И вот на одном длительном свидании, когда мы уже легли спать. Я начал ей рассказывать, что так мол и так немогу. Начал умолять её помочь мне, клялся, что никто и никогда не узнает. Вообщем много чего говорил. Она молчала и я думал, что она уснула. Постепенно я замолк и сам начал дремать, как вдруг она проговорила: «Иди сюда!». Я подошёл к её койке страшно трясясь от волнения. Она сама протянула ко мне руки и начала меня гладить и ласкать, говоря, что всё понимает и конечно же поможет.

У нас не было никаих поцелуев, оральных тлт упаси Б-г анальных дел. Просто секс, в разных позах и сколько хочешь, но только вагинальный. До конца срока, на каждом личном свидании я с натуплением темноты изголодавшись подолгу трахал маму.

Когда я вышел мы ещё некоторое время продолжали иногда трахаться. но через полгода я встретил свою нынешнюю жену и всё у нас прекратилось. Мы никогда, до самой её смерти (царствие небесное) не вспоминали об этом. Но я навсегда остался ей благодарен за то, что сделала для меня.


Эротические рассказы. Долгожданное посещение

Шел седьмой месяц моей службы. Часть была в полных дебрях. Повсюду только лес и одна дорога. До ближайшего населенного пункта очень долго ехать. Именно поэтому моя мама и девушка приехали ко мне далеко не сразу. Долго собирались, но тот день все-таки настал. Было воскресение. Офицеров в части не было, за исключением тех, кто находился на дежурстве. В это время часть по сути была в наших руках. Ходи, делай что хочешь, естественно в рамках.

Я уже шел к КПП, когда увидел Леру. Ее мелированные волосы, стрижка под «каре», стильной небрежностью так и притягивали к себе. Немного пухленькие губы, пирсинг на брови, не портил ее красоту, а наоборот, чем-то даже притягивал. Она знала как за собой ухаживать. Одетая в белую кофту, обтягивающие джинсы и черную куртку, она о чем-то говорила с каким-то солдатом. Издалека я точно не видел, но она улыбалась ему, и пока я спускался громко рассмеялась. Ничего не понимая поспешил за ней. Спросив одного из дежурных по КПП с кем она разговаривает получил ответ: — «Не знаю. Мироха просто подошел поговорить». Мироху я знал. Мы с ним были не друзья, но общались довольно неплохо. Было и такое что приходилось выручать друг друга.

Поспешив на площадку я увидел, что Лера идет с Мирохой куда то в лес. В лес мы могли ходить. Потому что старослужащие, это раз, а два — потому что все равно никуда не убежим. И действительно. У нас в части никогда никто не сбегал, даже те, кому жилось туго. Проследив за ними я хотел было окрикнуть свою девушку, но остолбенел, увидев, что рука Мирохи легла на ягодицу Леры, а она никак на это не отреагировала. Сказать, что я был в шоке, значит не сказать ничего. Выйдя на небольшую поляну я спрятался в кустах и увидел, как Мироха начал обнимать мою девушку.

— Ничего себе у Коляна девка — улыбаясь заметил он и рука полезла Лере между ног — И какая доступная. Даже уламывать не пришлось.

— Ну а как ты думаешь? Ты парень красивый, почему бы и нет?

— А твой то как?

— А он ничего не узнает. После того как он ушел, чуть было с ума не сошла. Сначала ждала, мучилась, а затем плюнула на это дело. Уже со всеми его друзьями переспала.

— Вот же шлюха — Ехидно заметил Мироха, хлопнув ей по заднице, но Лера прервала его налетев на него с поцелуем. Руки Мирохи жадно гуляли по телу Лизы, да и сама девушка терлась об него. Мироха приступил к обнажению моей невесты. Я же не мог ничего поделать. Тело не слушалось меня, и в душе наступило жуткое любопытство, которое постепенно начало меняться на возбуждение, такое сильное что жгло душу.

Раздев Леру, Мироха сам стал снимать с себя форму — Прямо тут? На земле?

Лера оглянулась улыбнувшись — Ну а почему бы и нет?

Она легла на траву. Я видел все сбоку. И ее пышную грудь и то как она закусывала губу, предчувствуя совокупление, и как покорно раздвинула ноги перед моим товарищем. Мироха тут же пристроился и стал вводить свой член в нее, взяв ее за грудь руками. Лера тихонько постанывала закрыв глаза и держала Мироху за плечи. Через какое-то время солдат разогнался и стала иметь мою девушку куда сильнее и быстрее предыдущего. Лера уже полноценно стонала. Мироха навис на ней оперившись руками в траву. Девушку от его ударов подбрасывало, но она была на пике блаженства, судя по ее лицу. Скрестив ноги на его спине (оооо она умела это делать), Лера почувствовав очередное усиление его толчков, открыла глаза, умоляюще подняла брови домиком, поскуливая как сучка и вцепившись ногтями в траву. Мироха разогнался на полную, а затем задрожал и зарычав стала кончать прямо в Лизу. Их стоны оргазма сошлись воедино, и парень повисев немного, стал вставать с нее.

— Вот это я понимаю. Классная соска. — с этими словами он помог подняться Лере.

— Спасибо — Улыбаясь ответила Лера. — Надеюсь, ты не против того, что я принесу Коле «подарочек» от тебя?

— Да нет конечно, пусть воспитывает на здоровье — Поржав, одобрил Мироха.

Я был в шоке. Моя Лера гордилась званием шлюхи и ей было это приятно?

Мои мысли развеял шум травы и резкий поворот голов Леры и Мирохи к месту откуда вышла моя мать. Миниатюрная женщина, среднего возраста, выглядевшая для него, ну очень хорошо. Аккуратная грудь, черные волосы, свисающие с плеч, довольно большая попа, которая даже меня иногда заводила, не смотря на то, что влечение к матери я никогда не испытывал. Оглядев раздетую Леру и Мироху в одних штанах мать осматривая парня спросила:

— И как он?

— Горяч, Владислава Витальевна! — Ответила Лера улыбаясь моей маме.

Мать осмотрев Мироху двинула к ошарашенному парню и повисла у него на плечах, положив его руки себе на ягодицы. Пребывающий в шоке Мироха сначала не мог осознать своего счастья, но затем начал двигать по ее попе руками впившись поцелуем в губы. Мать явно была не против. Внутри меня словно разразился гром, только теперь от похоти и желания увидеть что будет дальше. Закончив с поцелуем, мать немедленно опустилась перед Мирохой и стянула с него штаны.

— Ого! Это твоя подруга? — Восхищенно спросил Мироха, когда мама взяла его член в рот и начала движения головой.

— Это мама Коли — Хихикая ответила Лиза, встав за спину Мироха и обняла его.

— Классно сосет — С придыханием похвалил маму Мироха, взяв в кулак ее черные волосы и притянул ее голову к своему паху, введя член глубоко в горло. Лера целовала шею моего сослуживца и и гладила ему живот и грудь, в то время как мать послушно держа член в горле подняла свои глаза наверх. Мироха увидев ее взгляд начал грубо насаживать ее ртом на свой член. Гортанные звуки матери заставили мой член окаменеть, а сам я задрожал. Насилуя мою мать в горло, солдат приглушенно матерился, казалось полностью забыв про Леру. Через какое-то время, он задрожал и полностью прижал голову мамы к паху. По ее зажмуренным глазам я понял, что он кончает ей в глотку. Истощившись, Мироха вытащил член из ее рта и похлопал по щеке.

— Хороша, ничего не сказать.

Мама проглотив остатки семени встала и улыбнулась — Ты тоже хорош, настоящий самец — На ее щеках присутствовал румянец. Было видно что мама почувствовала себя очень молодой, хотя и на вид ей не дашь больше тридцати.

— Ну и девки же у Коляна, я прям не ожидал — Похвалил то ли меня, то ли их Мироха, одеваясь.

— Да мы тут приехали навестить его, но я устала ждать, а тут подошел ты — Кокетливо проворковала Лера.

— Где он? — Спросила мать

— А он с капитаном поехали в город на день. Он у него вроде ремонт в квартире делает. Капитан ему ништяки всякие делает.

Мироха был прав, но он не знал, что Капитан отправил меня обратно, как только мы отъехали от части на сотню метров, так как у него появились дела поважнее на выходные. Вернулся я обратно и узнал, что ко мне приехали. Паспорта у Леры и мамы не забирали, так как на территорию части они не заходили, будучи на стоянке, поэтому же никто их ясное дело и не регистрировал.

— Эх. Получается зря в такую даль съездили. — Расстр


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *