Рассказы инцест и не только...        27 мая 2018        110         0

Правдивые рассказы о сексе матерями Мать-одиночка: истории…


правдивые рассказы о сексе матерями

Мать-одиночка: истории о женщинах, родивших для себя

Мать-одиночка: истории о женщинах, родивших для себя

Иногда женщина просыпается утром и понимает, что хочет ребенка — целовать розовые пяточки, кормить грудью. Вот только если мужа нет и не предвидится, она принимает решение родить для себя. Что из этого получается – в нашем материале.

«Коллега родила в 40 первого и единственного ребенка без мужа. Во-первых, у неё (тьфу-тьфу-тьфу) всё в порядке со здоровьем. Во-вторых, у неё до сих пор (коллеге сейчас 54 года) жива мама и вполне дееспособна, чтоб помогать с дочкой. В-третьих, есть две квартиры, одну сдает. Она ушла на пенсию досрочно, т. к. фирму нашу ликвидировали, и она так и не смогла найти работу».

«Давайте я расскажу про свою близкую знакомую. Итак, к 34 годам она осталась одна, без мужа и детей и решила, что вполне себе родит и вырастит ребенка одна. На тот момент у нее была отдельная квартира, машина, нормальная работа. Она находит мужчину, заводит отношения и беременеет. На сроке 10-12 недель рвет с ним все отношения, переезжает жить к маме, квартиру сдает для будущих накоплений на малыша. Продолжает работать и копить. Уходит в декрет, рожает, отцу ребенка не сообщает, записывает дочь на себя. Продолжает жить у мамы, т. к. на деньги от сдачи квартиры они живут. Ребенком занимается только она, никто не помогает, у мамы своя жизнь. Хватает её ровно на 3 месяца умиления. Дальше возникает нытьё и раздражение. Она устала, ей все надоело, никто не помогает, хочу замуж, хочу на работу и т. д. И вот ребенку 1,5 года, фирма где она работала — банкрот. Отдает свою кроху в ясли, но работу все равно найти не может, т. к. мама такой крохи мало кому нужна в качестве нестабильно работающего человека. С мамой конфликт, т. к. маме уже надоел бардак и маленький ребенок и она предлагает дочери съезжать к себе на квартиру. Но на что тогда жить. И все остается по-прежнему — недовольство, усталость, нытьё ребенка, претензии мамы. Вот вкратце во что вылилось её горячее желание родить для себя».

«У меня близкая подруга решила в 33 года "родить для себя". Рассчитывала, что мама ее будет сидеть с дитем, а она деньги зарабатывать. Обманным путем забеременела, родила… А мама ее заболела и умерла. Пришлось подруге самой и деньги зарабатывать, и ребенка взращивать. Поверьте, несчастны оба — и она, и ее сынишка, которому уделяется мало внимания, в силу того, что маме надо пахать, а она сама как загнанная лошадь…»

«Моя личная история. С первым мужчиной у меня была большая любовь с 16-19, жили в гражданском браке, так как молодые, потом тяжело разошлись, были причины. Потом я встретила мужчину моей мечты в 20 лет и прожила с ним год, перед свадьбой он погиб… После этого не встречала мужчину, за которого бы хотела замуж, были разные, в то числе, и влюбленности, но все не то, не для семьи, первые 2 были слишком идеальны. А ребенка хотела лет с 16. НО сначала слишком молода была. А в 23 твердо решила родить для себя, без ребенка уже не могла, при виде младенцев плакала от умиления. И забеременела от любовника, на тот момент встречались месяца 2, ничего кроме секса, ресторанов и разговоров ни о чем, нас не связывало. Ему потом сказала, он типа сказал, нафиг тебе это надо, мы так мало знакомы и т. д. Я сказала, что мне ничего от него не надо, в том числе, и советов. Я родила дочку, себе, и только тогда поняла, что ВОТ ОНО СЧАСТЬЕ! Вот уже ей 4 года, я — мать — одиночка, сама могу обеспечить себя и ребенка, иногда трудно, но это того стоит. Плюс помогают родители и мои друзья всегда подарки дарят. У меня появилось столько новых друзей с детьми и интересов. Мужское внимание у ребенка есть, так как у меня много друзей-парней. Про папу говорю, кто-то рождается и у него уже есть папа, а кто-то потом находит, она обещала помочь найти. Сейчас мне 28 лет, пока не замужем, не спешу. Ребенок-то уже есть, внимания от поклонников хватает-выгляжу отлично и самодостаточна, замуж выйду только по большой взаимной любви».

«У меня подруга тоже считала, что рожает для себя. Обеспечена, заработки хорошие. Говорила, будет поддерживать хорошо, нет так нет. Когда появился ребенок, она напрочь забыла свои же слова, стала плакать от невнимания, переживала то, что любовник почти не приходит, не интересуется ребенком. Потеряла работу в это же время. Просила у него деньги, он не давал. В суд побежала доказывать, что он отец. Он ее такими помоями облил — что она девка последняя, куча любовников и с чего вы вообще взяли, что это мой ребенок. От теста увильнул грамотно, суд отказал ей. Сейчас ребенку уже 5 лет, справляется конечно. Глаза только грустные, как у побитой собаки».

Если вы хотите поделиться опытом и рассказать о материнстве, тогда присылайте свои истории на почту: nastya@mamamobil. ru


Нездоровые отношения внутри семьи. Реальная история. — Всё обо всем

Нездоровые отношения внутри семьи. Реальная история.

22 июня 2014, 12:41

Я мама сына. Он еще пока очень маленький, и я только набираюсь опыта в воспитании будущего настоящего мужчины. Я точно знаю, каким я хочу его видеть, какие качества хочу привить. Может быть еще не совсем понимаю как этого достичь, но, думаю, полезная литература, мудрый папа и собственное чутье, подскажут мне как добиться желаемого. Но я точно уверена какие методы воспитания и общения с ребенком я применять не буду.

Есть у меня коллега, 37 лет. Назовем ее Н. Пришла она к нам 3 года назад. Вся такая правильная, утонченная, этакая мисс «совершенство». Если кто-то из вас смотрел Отчаянные домохозяйки, Бри ВанДэКамп воплоти)) Сначала мы мало знали о ней, но она всячески пыталась показать, какая у нее идеальная семья, муж — само обаяние, сын подросток — маленький гений. Несколько месяцев мы так и думали. И в один прекрасный день, она, подняв высоко голову, сообщила нам что разводиться. Муж ушел к другой женщине. Оказалось, что уже 4 года он крутил роман с со своей коллегой, и практически жил на две семьи. Н утверждала, что не догадывалась о романе мужа, и его признание для нее явилось шоком. Я в это не верю. И это не только мое мнение. После родов она очень сильно растолстела, за собой не следила. Не работала, так как сын, как она утверждала, часто болел, поэтому сидела дома и хранила очаг. Была этакой наседкой, пеклась обо всех с такой фанатичностью, что укус комара мог послужить поводом для вызова бригады реанимации. Те, кто знал ее мужа, а это моя другая коллега, говорила что мужа эта ее педантичность и маниакальная забота просто вымораживали. И к воспитанию сына она его не подпускала, считая что кататься на лыжах в мороз, может отразиться на неокрепших легких сына. И прочее, ну вы поняли примерно, о чем я. Плюс, ее неопрятный вид. Итог — муж стал задерживаться на работе. Все чаще и чаще, потом длительные командировки, ну а исход вы знаете. Н конечно, попыталась как то исправить ситуацию, похудела на 40(!) кг, купила модных шмоток, сделала стрижку, и стала постоянной клиенткой в салоне красоты. Но поезд ушел, издав прощальное тутууууу… Но до этого, Н почувствовав скорый уход мужа, вышла по знакомству к нам на работу. Ведь источник средств к существованию, потек в другой кармашек. Но Н уверяла, что все не так, и она правда ничего не знала до дня, когда он ей сообщил эту страшную новость. Ну да ладно, если ей так легче держать «лицо», пусть будет так.

И вот осталась она вдвоем с сыном. Этакая брошеная, несчастная, но сильная женщина. И гордая. Уверяла, что от бывшего мужа ей ничего не надо. Правда, отхапать двухкомнатную квартиру и приличные алименты, ей ее гордость не помешала.

Сын тяжело перенес этот развод. Было бы легче, если бы она преподнесла это как то иначе, но Н сделала все, что бы сын возненавидел отца. Но делала это ненавязчиво, не говоря в открытую не общаться и не любить его, но каждый день по несколько раз повторяя как же больно сделал ей и ему их папа. А так как сын в матери души не чает, ее психологический прием удался, и чадо стал полностью игнорировать отца и порывался даже поменять фамилию на мамину. Душещипательная конечно история.

В общем, Н стала теперь полноправно опекать сына в одиночку. Их духовная связь действительно всегда была очень тесная. А у ребенка начало становления личности, 12 лет. Его стали интересовать многие вещи, и мать в открытую обсуждала с ним интимные темы. Ребенок в 12(!) лет знал что такое орга. зм, клито. р, секс в целом от своей матери. Он ходит при ней дома без трусов, говоря, а чего мне стесняться, ты же мне самый близкий человек. Она запросто может щеголять по квартире без лифчика. Сын подбирал матери нижнее белье под платье на корпоратив, а поняв что ничего не подходит, купил ей комплект! В 13 лет она положила ему в портфель пачку презервативов. В 13 лет! Ребенку презервативы в портфель. И она считает, что ее методы воспитания правильные. Когда она узнала что у меня будет сын, настаивала, чтобы я брала в будущем пример с нее, и вела себя так же. Ведь это так сближает мать и сына! Я просто в шоке от ее поведения! Мой муж считает что у них там крайне не здоровая атмосфера в семье. И я считаю так же.

Сейчас ее сыну 14, и она требует в деталях рассказывать сына о том, что он делает со своей подружкой на свиданиях. И он рассказывает ей все. Об эрекции, и прочих метаморфозах организма.

На мой взгляд, это отвратительно! А она гордиться собой. Я не ханжа, и не считаю что закрывать глаза ребенку до 18 лет, когда в кино показывают поцелуи, правильным. Но ходить голой и и творить то что творят они… Мне этого не понять никогда! Да, разговоров о сексе не миновать, но не в таких количествах, не в таких подробностях, и главное — не в таком возрасте! Хотя я никогда не расспрашивала родителей о подобном. В моей семье это было не принято, и ничего, мы с сестрой выросли и сами все узнали. И душевной травмы, от того что в юношестве родители не посвятили нас на счет половой жизни, у нас нет. В общем, задела меня эта тема. А как считаете вы, есть ли что-то аморальное в ее поведении, или для вас это тоже норма, и это я не догоняю, и ничего не смыслю в воспитании подростков.

p. s. Все написанное — с ее слов! Тут нет моих догадок и предположений, рассказала только то, что рассказала мне она.


О нас с моей мамой » Эротические порно рассказы и секс истории

О нас с моей мамой

Не помню точно, когда я начал думать о своей матери, наверное, лет в восемнадцать. Первые эротический фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда довольно доступны. На них можно было постоянно смотреть, их можно было даже слегка потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность такая была. Конечно, она не ходила там, в эротичных ажурных чулках с поясом, не носила мини юбку и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло.

Именно тогда я стал настоящим извращенцем. Я сразу понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть прекрасная груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был ее родным ребенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью.

Она спокойно сидела в теплой вязаной кофте читала любимую книгу, я же видел ее голой с размазанной по губам помадой в очках залитых прозрачной спермой, и такие видения преследовали меня постоянно. Я быстро рос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал за ней подсматривать. Надо заметить, что, даже несмотря на довольно благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было очень сложно. Мама постоянно просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться ее просьбы.

Одной единственной возможностью оставалась ванная. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я «умных» мальчиков, отверстий в стенах в ней не было предусмотрено, поэтому я просто-напросто расширил напильником щель под дверью, так чтобы значительно увеличился угол обзора. То, что я тогда испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, быстро вытиралась после душа, описать словами просто невозможно. Это было что-то невообразимое. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь по всему телу. До сих пор, а с того времени прошло примерно десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает осторожно вытирать промежность.

Я думал увидеть, может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской рожи было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище матери, задница да еще с мокрой красной дыркой, белые груди, и все это — моя неприступная родная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна.

В общем, годам к восемнадцати я испытывал огромное половое влечение к собственной маме, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подружкам, матерям моих друзей, одноклассников, учителям. В голове сформировалась целая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в своей кровати, я думал о них, тасовал их как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то всем вместе. Одна из наиболее сильных юношеских фантазий — банальная баня (на самом деле даже ни разу в жизни там не был), где я «мылся» со всеми своими желанными персонажами.

Оргазм происходил в тот самый момент, когда мама подводила меня к стоящим раком учительницам, раздвигала одной из них отвислые половинки попы, вставляла мой вставший член и, стоя на коленях, смотрела на мою усиленную работу, а я потом долго кончал ей в лицо. В то время я стимулировал себя просмотром порнографии. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) и в помине не было. Все, что я мог тогда реально достать — это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных эротических журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих друзей, но все равно это было просто здорово.

Я, например, брал фото своей матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица вставлял поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего в этой сфере интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую свою кассету, по-моему называлась она «alt and gammal» студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же просто затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал интернет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

Как бы кому не показалось, но я действительно очень люблю свою маму, думаю, больше чем кто-либо другой любил на моем месте. Любовь сыновья, общепризнанная, переплетается во мне с любовью к матери как к женщине, половым влечением к ней. Вот парадокс: чем большее почтение я испытывал к своей матери, тем более сильно я ее хотел. Конечно, жизнь потом развела нас, я отслужил в армии, женился, мама тоже вышла замуж и стала жить у своего нового мужа, нормальная как у всех жизнь. Но самое главное внутри меня все осталось точно таким же как было, а после одного интересного случая я стал избранным в этом мире. На самом деле это не просто громкие слова, с кем произошло то же, что и со мной, меня обязательно поймут, действительно избранным. Это произошло 19 июля 1997 года, мне к тому времени уже было 27, маме через четыре месяца исполнится 51 год. Может кто и сильно удивиться, но не было никакой там бани или «потри мне спинку, мама» как любят предварять такие пикантные истории очевидцы-фантасты (хотя лично я ничего не имею против их творчества), я просто позвонил домой и сказал своей матери, что вечером заскочу, отметим одно грандиозное событие (я наконец-то с огромным трудом сделал загранпаспорт), и все закрутилось.

Я почему-то сразу понял, что-то должно случиться, то ли тон ее ответа по телефону, не знаю, но что-то мне подсказало. Скорее всего виноваты сложившееся обстоятельства, ни моих, ни ее мужа в Москве тогда не было (дачники), все складывалось как нельзя более лучше. Я заехал за ней на работу, купили бутылочку CAMРARI, дыню и домой. Стратегический план был у меня таков, кстати, советую всем соратникам: во-первых, после рюмки я за руль ни ногой, и мама это прекрасно знала, значит, была вероятность того, что мне тогда удастся остаться на ночь. Во-вторых, на трезвую голову бабу уложить в кровать намного сложнее, чем после двух-трех рюмок сладкого, но крепкого напитка, а собственную мамочку тем более, только так можно притупить ее психологические установки – табу, стереотипы и тому подобное. В-третьих, я стал сразу ухаживать за ней, подавал руку, поддерживал за ее талию, говорил приятные комплименты. Это совсем не страшно — сказать; «мама, я тебя люблю больше всех? у тебя новая прическа? ты великолепно выглядишь, похудела?» и все такое прочее. И это сразу сработало, она не отталкивала меня, начала немного со мной кокетничать. Интересная вещь — пока я покупал дыню, мама в машине подкрасила губы, ну чем не подтверждение моей правоты. Кстати, это я сейчас все так спокойно расписываю, как под микроскопом, а тогда это были не мысли, а какие то горячие волны желания внизу живота, которые подсказывали мне, что делать. Меня вела моя природа.

В общем, мы сидели на кухне часов до девяти вечера, и я постоянно думал об этом самом. Основная проблема для меня – с чего начать. Это должно было быть не резко, но в тоже время не слишком медленно и неуверенно. Я постоянно пытался создать какие-то околосексуальные ситуации, рассказал несколько очень откровенных анекдотов, пару раз в шутку прижался всем телом, обнимался, но начало никак не приходило. Наконец мама прилегла на диван, у нее слегка кружилась голова от вина. Я подошел с пледом, взял ее за ноги, чтобы переложить ее поудобнее и от прикосновения к теплой коже меня и начало заносить. Я сел рядом, ее ноги лежали у меня на коленях, нагнулся и просто стал их целовать. Мама мягко высвободилась, подтянув колени и слегка раздвинув ноги в стороны. Я, ни секунды не думая, тут же ткнулся лицом в открывшуюся мне промежность. В ту самую секунду я почему-то решил, что мама сделала это все специально, она была без трусов, значит действительно хотела. Цель всей моей жизни была тогда достигнута, я трогал губами влагалище, языком чувствовал горячий анус собственной матери, и небеса не обрушились на меня.

Я нежно ласкал ее не больше минуты и сразу же вставил. Наверное, тогда это был самый правильный ход из возможных, ведь она могла опомниться пока все не зашло чересчур далеко. Я вставил член и стал трахать ее, запросто, как собственную жену, и она не кусалась и не отбивалась от меня как от дикого зверя, лежала себе тихо и похрюкивала. Нагнувшись, я прошептал ей в ухо что-то вроде того, что я давно мечтал об этом и что, наверняка, она — тоже, на что мама ответила категорически — никогда раньше этого не хотела и теперь будет меня постоянно избегать. Мы разговаривали как обычно, если не думать о том, что мой половой орган по-прежнему торчал в ее влагалище.

Зазвонил неожиданно телефон. Такая вещь очень неприятна, когда дома трахаешь законную супругу, а тут я совсем перепугался, реальность могла отрезвить мать и испортить всю ситуацию. Она поговорила от силы всего минуты три (до сих пор не знаю, кто была эта сволочь), но вернуться к начатому было уже просто нельзя. Мы пошли на кухню пить чай. Самое интересное, мы общались так, как будто ничего между нами не произошло. Пришло время нам идти спать, и мама спросила, где мне постелить. Я ответил, что спать будем валетом, а иначе уеду на машине пьяным. Она засмеялась, сказала, что ей достался тот еще сыночек, и разложила для меня диван. Мы все-таки легли валетом, и я сразу же стал лизать матери пятки. Мы словно повторяли предыдущие действия: раскинутые в стороны ноги, straigНt sex, но, если первый раз еще можно было принять это действо за случайность, то сейчас меня хотели. Я взобрался на мать как кобель на шелудивую суку. Все длилось минут двадцать, и то, если бы я не пил, то кончил бы просто мгновенно.

Из всего того, о чем я мечтал больше десяти лет жизни, я смог поцеловать мать в губы (ей это явно не сильно понравилось, но языком поработала), полизать ей между ног и сами ноги, потрогать и поцеловать ее прелестные груди, вставить член ей в рот, обычным образом трахнуть и все. Во время полового акта она стонала, называла меня иногда Андреем (ее муж), в конце сказала: «выеби меня, сыночек, чтоб у меня завтра все жутко болело». На этой фразе я кончил ей на живот, кстати, получил замечание, так как оказалось, что ей нравится чувствовать сперму внутри себя. Пока она мылась, я уснул.

Теперь об избранности. То, что я в тот момент пережил, в нашей человеческой природе есть явление по-настоящему уникальное, необычное. Но это для человеческой природы, но не для меня. Да, я вступил в половые отношения со своей родной матерью, ну и что здесь такого криминального. Она же не будет от меня рожать детей, нарушая там какие-то генетические коды, мы просто получили интимное удовольствие друг от друга. Наша жизнь внешне совсем не поменялась, все по-прежнему.

К сожалению, такого рода сексуальная ориентация, а я повторяю, МНЕ НРАВИТСЯ СОВОКУПЛЯТЬСЯ С СОБСТВЕННОЙ МАТЕРЬЮ, осуждается крайне чрезвычайно. Инцест всех сильно отпугивает, мне кажется, я знаю почему, все думают о неком сексуальном насилии. Отличайте, пожалуйста, сексуальные отношения отцов-садистов с малолетними дочерьми от полюбовных отношений между родственниками. Инцест по желанию — это действительно здорово. Я думаю, что при стечении некоторых обстоятельств, любой желающий может трахнуть свою мамочку, просто некоторые не признаются, что хотели или хотят этого. Вот вы, к примеру, готовы ли со стопроцентной гарантией сказать, что, если ваша мать, очень сексапильная пожилая женщина, вихляя, как уличная сука, бедрами, подойдет к вам на высоких каблучках и, шурша прозрачным капроном, прижмется всем своим телом, готовы ли вы сказать, что в штанах ничего особенного не произойдет? Я уверен, что — нет.

Р. S. Знаю по себе, что тем более веришь написанному выше, чем суше и официальнее текст. К глубокому сожалению, образование мне не позволяет, все время хочется, ввернуть какой-нибудь красивый литературный оборот. Поверьте, все это истена, до последнего слова. Мы живем в Москве. Прошу прощения, если кого задела ненормативная лексика в моем рассказе.


О той войне. Мамины рассказы. Часть 2 : Наталия Сидо для ТерСО

О той войне. Мамины рассказы. Часть 2

— Мамуля! Ну, а с папой как у вас все получилось?

— Да как-то так. Сама не знаю, почему он меня выбрал. На него всегда все женщины внимание обращали. Было в нем что-то такое. Сексуальная дуга, наверное.

— Мам! Какая дуга? Это что-то новенькое. Я не слышала про дугу эту.

— Я недавно прочитала в журнале. Есть люди такие. Они притягивают к себе внимание. И желание вызывают. Сексуальное.

— Какая ты у меня продвинутая стала. Раньше слово «секс» не знала. А теперь вот и про дугу читаешь.

— Да теперь, какую газету или журнал не открой, там все больше про секс написано. Так что я на старости лет специалистом стану. Так вот у папы была дуга. Точно тебе говорю. Поэтому женщинам так нравился. А вот у нас с тобой нет такой дуги.

— Мамуля! Видимо, по женской линии передается дуга эта. Так. С дугой разобрались. Так как с папой все сложилось?

— Он всегда в центре внимания был. Вроде и не такой уж красавец, но видный. Волосы густые, вьющиеся, темные, глаза зеленые. Энергичный такой! Как он стихи читал. А сколько он их помнил. Папа твой «Василия Теркина» всего наизусть знал. И читал лучше любого артиста.

А еще он таким мотанистом был… Не было ему равных в этом.

— Мам! Каким мотанистом?

— Ты помнишь, когда мы к дедушке в совхоз ездили, там вечерами все собирались, по кругу, приплясывая, ходили и частушки пели. Неужели не помнишь?

— Помню. Действительно весело было. По очереди частушки пели. Все смеялись, обсуждали что-то. Да, точно, вспомнила – мотаня. Так они называли эти свои песни с танцами.

— Да. У них эта мотаня вместо программы «Время» была. Все новости в частушках рассказывали: кто, куда, зачем, когда, с кем. Про всех все споют. И каждый знал, что, если что не так, жди. Обязательно прославят. На весь совхоз. Так вот и у нас в полку мотаня тоже прижилась. Папа научил. Он самые смешные частушки сочинял. Так что он не только в совхозе первый парень был. В полку тоже.

— Так вы и там, на фронте, частушки пели? И тоже, как в программе «Время»? Все про всех?

— И пели. И танцевали. И шутили. Вот я с папой согласна: самый правдивый фильм о войне «В бой идут одни старики». Очень жизненный. У нас, правда, не было оркестра. Но гармонисты были. Правдивый – потому что не про войну. Он про жизнь на войне. Так папа говорил.

— Да, папа очень этот фильм любил. И мне тоже это говорил.

— Наташа! Война войной, а человек все равно живет. В любых условиях. Если бы одни страдания, то все бы мы от болезней умерли. От горя из-за бесконечных смертей, трудностей и от страха. Но человек привыкает. Ко всему. Даже к смерти…

Так и жили. Наступление, бои, смерти. Потом — тишина, отдых, танцы, песни. Потом опять наступление, смерти…

— Так. Все. Не плачь…Воды принести? Может быть, приляжешь?

— Нет. Все. Давай уж про любовь доскажу.

Все знали, что Абрамов рано женился, в 19 лет. Он в школе работал. Там и познакомился со своей женой. Она старше его была. На пять лет. И уже до войны у него две дочери родились. А потом Геннадий узнал, что жена его сошлась с его лучшим другом, когда тот после ранения вернулся с фронта. Так ваш отец сразу потерял и жену, и друга. Говорят, что застрелиться хотел. Очень переживал. Все знали об этом. Его даже в отпуск отпустили. Развелся он. Мне потом бумажку показывал – председатель сельсовета подпись поставила, да печать шлепнула.

— А как узнал?

— Боря, его младший брат, написал. Потом, когда уже взрослый стал, переживал очень. Винил себя. Но что с мальчишки спрашивать. Ему было 14 лет. Не понимал тогда, что нельзя солдату писать такое. Это же как выстрел в душу.

— Да. Чтобы понять, уточни: любовь у вас после поездки папы домой началась?

Он и до отпуска за мной ухаживать пытался. Но я даже и не смотрела в его сторону. А вот после отпуска – да. Геннадий ухаживать активно начал.

Мы все чаще разговаривали. Танцевали. Даже поцеловались несколько раз. У меня все впервые с папой вашим было: и танец, и поцелуй, и любовь. Он во всем первый в моей жизни был и единственным на всю жизнь остался.

Наш комвзвода меня отговаривал. Даже упрашивал с Абрамовым не связываться: «Зачем тебе мужик с двумя детьми. Ты даже не представляешь, что это такое. Сама еще девочка и сразу двое детей. Вон сколько ребят – молодых, холостых. Ты только улыбнись, глазком подмигни. Все твои будут». Да, так и говорил.

Ты знаешь, как-то странно получилось. Когда только пришла в полк, никто на меня внимания не обращал. Тощая, маленькая. А потом я изменилась. Лицом-то никогда красавицей не была. А вот фигуру мою всю жизнь хвалили. Да и грудь у меня вдруг выросла. Еле в гимнастерке помещалась. Я так стеснялась, потому что мужики все на грудь больше смотрели, чем в глаза. Так что, да. Были ухажеры. Только мне им улыбаться не хотелось.

— Так как все у вас произошло? Расскажи. Интересно же.

— Да так и произошло. Из-за особиста.

— Какого особиста?

— Приехал к нам в часть с проверкой майор из особого отдела дивизии. ЧП было какое-то. Я и не помню даже. Он все выискивал что-то. Как же мы их боялись. Как же их не любили.

— Мам! Давай дальше. Не будем про особиста.

— А как не будем, если он после беседы с моим отделением велел мне к нему в землянку прийти в десять вечера. Но об этом никому не говорить. А глазами так и шарил по мне. Я сразу поняла, что дело плохо. Не пойди – накажут. Майор приказал. Должна выполнять приказ. А пойти — тоже беда. Вот почувствовала неладное. Так я перепугалась. И не знала, что делать.

Ну, тут уже судьба вмешалась. Иду, реву, а навстречу Геннадий.

Что, чего, рассказывай. Ну, я и рассказала. Он тогда и говорит: «Все. Есть только один выход. Сейчас к командиру идем. Попросим, чтобы расписал нас».

— Как расписал? Вместо ЗАГСа?

— Да имели они право такое. Тоже бумажку давали. С подписью и печатью. Я тогда тоже думала, что эта бумажка что-то стоит. Потом, после войны поняла, что это так – филькина грамота.

Да ладно. Ты сейчас злиться начнешь, что я опять не о том.

— Не буду злиться. Но дальше рассказывай. Интересно.

— Да я тебе уже рассказывала. Отец говорит: выходи за меня, а я говорю, что не хочу. У тебя дети. Он меня и дурой назвал, и говорил, что потом жалеть буду, предупреждал, что от особиста просто так не отвяжешься. А потом достал пистолет из кобуры и на меня наставил: «Да или нет? Быстро решай». Ну, под дулом пистолета действительно быстро решила. Согласилась.

Пошли к командиру. Папа сначала сам зашел. Потом меня позвал. Бумажку командир нам вручил. Поздравил. Сказал, что свадьбу устроим после наступления. Сейчас не до этого.

— А особист?

— Мы с папой к 22 часам уже вместе пришли. Майор удивился. А папа сказал, что не может жену в такое время одну отпустить. Пришел проводить. Подождет на улице. Особист сказал, что уже все выяснил. Можете идти. Мы ушли. Папа к своей землянке меня подвел. «Подожди здесь. Я сейчас». Он еще с двумя офицерами жил. Они как пули вылетели. Поздравили меня и ушли. Вот так я замуж и вышла.

Больше ничего не спрашивай. Все равно не скажу.

12. Я не просил воевать

Мы возвращались с дачи. Еле втиснулись в электричку. Мама была уставшая, но очень довольная: картошку посадили. Успели до 9 Мая. Почему именно до этого праздника надо было ее посадить каждую весну, мама мне так и не смогла объяснить. Надо и все.

Народу в вагоне становилось все больше, стояли практически на одной ноге. Видела, что мама очень устала. Боялась, что плохо еще станет. Ей тогда было около 70-ти. Не старушка, конечно, но и не юная особа.

— Молодой человек! – обратилась к парню лет 20-ти. — Не могли бы вы место уступить моей маме. Она очень устала, а ехать еще полтора часа.

— Я тоже устал. Сидела бы дома, раз устает.

— Молодой человек! Я обратилась к вам с просьбой. Нет, так нет. Только комментарии совершенно излишни.

— Наташа, не надо, я постою, все нормально, — вмешалась мама.

— Да что же нормального? Ты участник войны, пожилой человек, стоишь, а юный «герой» сидит да еще советы дает.

— А мне какое дело: воевала она или нет. И что я от их победы получил? Я ее не просил воевать и немцев побеждать.

У мамы потекли слезы. Я растерялась и уже не рада была, что решила о маме заботу проявить. В это время несколько более пожилых людей встали, освобождая для мамы место. Она всхлипывала и повторяла: «Нет, нет. Я не сяду. Я постою. Спасибо».

В это время стоявший рядом мужчина взял юного «героя» за воротник, поднял с места и спокойно сказал: «Присаживайтесь, мамаша. А мы покурить выйдем или воздухом подышим. Мне кое-что объяснить парню надо».

— Не надо, не объясняйте, не обижайте его, — запричитала мама.

— Ох, надо, мамаша. Очень надо. Но бить не буду. Не волнуйтесь. Потому что боюсь убить этого поддонка. Не хочу руки об него марать.

— Простите меня, бабуля. Я не хотел Вас обидеть, — сказал парень и стал пробираться к выходу. Люди, слышавшие этот разговор, возмущались, и много разных слов в его адрес сказали.

— Да не расстраивайтесь Вы так. Идиот. Натуральный. Вы расскажите нам что-нибудь. Ехать долго. Завтра праздник такой замечательный. Расскажите, — сказал мужчина, вмешавшийся в наш разговор с парнем. – Вы завтра к Большому театру пойдете?

— Нет, не пойду. Мы с мужем несколько раз ходили. Никого там из наших друзей не встретили. Очень расстраивались. И перестали. Да и муж уже умер. А вот к Могиле Неизвестного солдата поеду. Я всегда там 9 Мая бываю. Куплю цветочки, чтобы на могилу положить.

— А что ж так? Почему никого не встречали?

— Да я перед войной на Кавказе жила. В Адлере призывалась. Наши однополчане в тех краях в основном живут.

— Ну, не плачьте. Пожалуйста. Ну, расскажите что-нибудь. Ведь было что-то забавное на фронте.

— Все было. Ну, ладно. Расскажу один эпизод. Вроде смешной.

Мы получили паек. В тот день нам сухофрукты выдали: изюм, чернослив, финики. Идем с девочками, такие радостные, веселые. Еще бы – вкуснятину нам дали. Придем, по маленьким мешочкам разложим и распределим, чтобы на месяц хватило. В это время слышим – летят.

— Кто летит? – спросила девочка лет семи, сидевшая у бабушки на руках рядом с мамой.

— Самолеты фашистские летят, деточка. Летят и бомбы сбрасывают. Взрывы, гул. Так страшно стало. Ну, одна из наших девочек крикнула: «Давайте сюда. Скорее! В дом!». Забежали мы, дурехи, в этот пустой дом. А взрывы все ближе и ближе. Окна из дома выбило. Даже комья земли залетели.

— Все. Конец. Сейчас нас накроет, — сказала одна из девушек. – Да я хоть перед смертью наемся. В последний раз.

И стала она быстро-быстро в рот запихивать изюм, чернослив. Ну и мы все тоже. Глотаем, почти не жуем. Словно боимся, что у нас немцы сейчас этот изюм отнимут. Даже и не плакали, и бояться перестали. Нас человек десять было. Вот и представьте картину – девушки в форме сидят на полу и горстями изюм с черносливом уплетают. А рядом взрывы, самолеты низко летающие…

Только доели – и бомбежка прекратилась. В наш дом бомба не попала. Тихо так стало. Поняли, что живы остались. И тогда уже другая девушка как закричит:

— Да что же ты нас заставила все съесть! Как целый месяц без сладкого будем? Да я тебя сейчас сама убью. Ты провокатор.

Мы ее за руки схватили, кто-то ее обнял. А потом все как заревем… Всем так жалко стало, что все съели. Так ревели. А потом смеяться стали. Долго успокоиться не могли.

— Мам! Я думаю, что это у вас массовый психоз был. Так бывает. Коллективный страх разные формы иногда принимает.

— Да, уж не знаю, про этот коллективный психоз. Но вот на следующий день мы на дежурство уж точно коллективно выйти не могли. Не в форме были.

— Не понял, мамаша, почему не в форме?

— Да потому, что по килограмму чернослива съели. А он ведь как слабительное действует. Над нами потом весь полк смеялся. Вот опозорились как. Правда, ребята нам свой изюм и финики отдали. А чернослив мы у них не стали брать. Наелись надолго.

Вот такой смешной случай. Или не очень. Что-то вы и не смеетесь даже…

13. Участники войны обслуживаются без очереди

Я позвонила в дверь и очень удивилась, когда увидела маму в пальто, сапогах, с накрашенными губами.

— Мамуль! Ты куда? Я же к тебе…

— Ой, как хорошо, что ты успела. Я тебе звонила, но не застала. Дема сказал, что уже уехала. А я забыла совсем, что мне к врачу надо.

— Что-то болит? Что случилось?

— Да у меня все болит, но ничего не случилось. На диспансеризацию вызывают. Надо идти. Так бы и не пошла. Но им для отчетности надо. Мне медсестра звонила и очень просила. Ну как же забыла… Но я обещала. Надо идти.

— Пойдем вместе. Я тебя провожу.

— Нет. С тобой не пойду. И не убеждай. Сказала — нет.

— Ты можешь мне объяснить, что вдруг так сурово: «Нет. Не пойду»?

— А ты меня опять без очереди заставишь к врачам заходить. Помнишь, как было года три назад?

— А что было? Тебе положено как участнику войны без очереди не только к врачу проходить. В чем проблема?

— В том и проблема, что стыдно мне без очереди проходить. Там бабули сидят постарше меня. И дедули тоже. Я вот не совсем еще старая. Могу и постоять.

— Ну, да. Можешь. 80 лет – разве это возраст? Вон и губки накрасила. Молодец! Только все равно я тебя не пойму: это право тебе государство предоставило. Не самое доброе к своим гражданам, кстати.

— Перестань свою Родину критиковать. Она такая, какая есть. Не выводи меня из себя. Все. Я пошла. А ты или оставайся, меня жди, или домой езжай. С тобой не пойду. Все.

— Ждать не буду. Это точно. Ты туда на весь день уйдешь. Провожу тебя, вернусь, уберу в квартире и уеду.

— Убирай, если так хочется. Как будто я сама не могу. Что ты из меня старуху беспомощную делаешь?

Мы вышли на улицу. Немного успокоились. Обе.

— Мама! Ты можешь мне спокойно объяснить, почему ты не пользуешься своим правом проходить без очереди? Так спокойно, без обид. Я действительно хочу понять.

— Ну как не понять? Да, нам, участникам войны, много льгот дали. И за это я очень благодарна государству. Но в той очереди сидят пожилые люди, такие же, как я. Они тоже войну пережили. Да, они не воевали, они в тылу были, а кто-то и в оккупации, под немцами. Им что, легко было? Они разве не страдали, не голодали, не работали как проклятые? На них тоже бомбы падали.

Я даже и не знаю, что легче: самой в бой идти или ждать и переживать за того, кто в бою. Вот представь хоть на секунду, что твой сын на войне. Как с этими мыслями матери жить? Да уж точно – лучше самой под пули, чем ребенок твой. А представь, как разрывались сердца матерей, когда детей накормить нечем. Всем досталось. Поэтому и не могу подойти и сказать: «Я такая героическая, участник войны, а вы тут сидите, ждите, вы люди второго сорта». Понимаешь? Не могу.

— Но в той очереди к врачу не только пожилые. Там и молодых много.

— Да, много. Но у них времени мало. Работа, дети, семьи. А мне торопиться некуда. Подожду. Вот именно поэтому никогда и нигде без очереди не прохожу. И не уговаривай. Никогда так не делала и не буду.

Да, было, когда папу попросила льготами воспользоваться: машины вам купить, дачный участок взять… Но папа не разрешил. Я разозлилась сначала. А потом поняла, что прав он. Мы 20 лет после войны жили и даже не думали, что особенные какие-то. Потому что Победа общая была. Одна на всех. И все хорошую жизнь заслужили. Да и после мы с папой так думали. Квартира у нас была. Не голодали, одеты, обуты, вас всех выучили. А что еще надо? А про машины и дачи для вас папа так сказал: «Пусть сами получают. Не маленькие». Больше я и не просила.

День Победы сразу после войны праздником стал. Но вот настоящим – как выходной день, с салютами и парадами только к 20-летию Победы.

Это Брежнев так решил. Знаешь, он у нас в армии начальником политотдела был, а потом уже начальником политуправления 4-го Украинского фронта. Да и после войны папа с ним немного служил. И я так тебе скажу: все сейчас над ним издеваются, все смеются. А он нормальный мужик был. Его уважали в армии. Простой, общительный, человечный. И вот именно он день Победы праздником сделал. Да, только при нем стали заботиться о фронтовиках и тех, кто в тылу работал. Потому что сам воевал. И знал, что это такое. Мы на Малой земле вместе были. Но об этом даже и не спрашивай. Про то, что там было, я даже вспомнить боюсь. Там действительно земля кровью пропитана.

Все. Иди. Не жди меня. Все равно не буду без очереди к врачу заходить. Всем досталось. Все заслужили уважения. И те, кто на фронте были, и те, кто в тылу работали.

14. Награды — наше наследство

К 20-летию Победы всем участникам войны первый памятный значок дали. А я не получила… И только тогда пожалела, что документов у меня никаких нет о том, что воевала.

— А как так получилось, мам, никак не пойму. Все квитанции собираешь об оплате, все пуговки в коробочке хранишь. А вот такие важные документы потеряла.

— Меня осенью 44-го демобилизовали. Беременная была. Бумаги все были. Из Польши две недели домой добиралась. Приехала, в военкомат пришла. Все бумаги оформила. Просила, чтобы на работу устроили. Да кто ж беременную возьмет. Уехала в Поляну.

Там дом мамин, огород. В горы ходила, орехи собирала, чтобы зиму пережить. Папа немного денег присылал. Половину детям своим, что-то себе оставлял, остальное мне. Потом Вадик в январе 45-го родился…

Наташа! Мне не до чего было. В роддоме четыре пеленочки дали. Одеяльце дома нашлось. Еще от Марусиных ребят. Ни простыней, ни наволочек, ни штор… Ничего в доме не сохранилось. Четыре года пустовал… Зима, дров нет, холодно. Постираю пеленочку и себя обмотаю, чтобы на теле быстрее высохла. В горы за дровами уйти не могу: снег по пояс, да и Вадика одного не оставишь. В саду яблони и черешни кое-какие срубила, штакетник с забора весь сожгла… Вот тогда и затерялись документы у меня. Все. И партбилет тоже. Я хотела потом в партии восстановиться, но мне сказали, что за потерю билета исключают. Поняла, что уже сама себя исключила. Жалела…Я же в 43-м, перед наступлением вступила… «Прошу считать меня коммунистом, если погибну». Не погибла. А коммунистом быть перестала.

Ребенка вырастить надо было. Хорошо, что два года грудью кормила. А то бы и не знаю…

— Понимаю, что время трудное было. Но потом почему не восстановила документы? Когда жизнь наладилась, когда мы выросли?

— А зачем? Вы и так знали, что воевала. Другим и говорить не хотела. Льготы мне эти не нужны были. Да и не было долго никаких льгот. Тогда вся страна льготная бы стала. На всех их и не наберешь, льгот этих самых. Не знаю. Не думала я об этом. Пока вот Дема не усомнился, что я солдат.

— Да, помню, как отказался он тебя поздравлять с 23 февраля, потому что у тебя медалей нет. Но с медалями, кстати, я тоже не поняла: почему у тебя их не было.

— Я потом поняла, что все от командиров зависело. Надо было представления к наградам писать. А наши, как теперь понимаю, ленились, не писали. Или не считали, что мы что-то героическое совершаем. Да и мы так считали. Обычная служба. Что в ней геройского? Нам даже положенные, за оборону Кавказа и Киева, не выдали. Не знаю почему. Не до этого было. Всем.

Очень расстроилась, когда мой внук любимый не признал меня как солдата. Поняла, что внукам уже доказательства нужны. Как же я счастлива была, кода мне удостоверение участника войны вручили. Когда награды получила. Я даже и не знала, что они у меня есть. Какая же ты молодец, что помогла в архиве все разыскать.

— Да, мамуля. Помню ту ситуацию. Так мне стыдно было. Едем к вам, объясняем, что праздник, День советской армии, что будем поздравлять дедушку и бабушку, потому что они солдаты, на войне воевали. А он учудил – дедушку поздравлю, а бабушку нет. У дедушки есть военная форма, а у бабушки нет. У дедушки есть медали, а у бабушки не. Значит, не солдат. Медали ему понадобились…

— Когда умру, ты все награды мои Деме отдай. Это благодаря ему они появились. Вот смолчал бы ребенок, так и не пошевелилась бы. Это мое наследство ему. Папины награды Вадику отдала. Он сын. Ему положено. А больше нам с папой оставить в наследство вам и нечего. Выучили вас всех. Это да. Вот работали всю жизнь, лодырями не были, папа должности большие занимал, не пил, не кутил, я всегда экономная была, а так ничего и не заработали.

Вы не обижайтесь на нас за это. Мы прожили так, как прожили. Одно могу тебе сказать – старались быть честными, порядочными, чтобы не стыдно было вам и людям в глаза смотреть.

В последние годы жизни мама часто говорила, что хочет умереть как солдат, которому пуля в сердце попала. Чтобы самой не мучиться, да и нам в тягость не быть.

Именно о такой награде за свою жизнь просила Бога.


Секс рассказы — ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ.!!

ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ.

Добавлено: 04-06-2013

Оценка читателей: 6.65

Так вот помоему сюда я должна ответить про свою историю. Я ехала в отпуск к своей маме. Дети уже гостили там, с начала каникул. Тогда в поезде попутчиками на нижних полках, оказались мама и сын, возвращавшиеся с моря. Так вот они там отдыхали 10 дней, без дороги! Как они рассказали, сын с невесткой сделали маме подарок на 50 лет (ей было в апреле) Я бы может и не подумала даже. но они были так похожи ( сын на мать) очень редкое сходство! Чаще сын похож копия на папу. Но они были мордовцы, ехали до Рузаевки! В купэ мы познакомились, они стали меня вином южным угощать. и так настойчиво это делал сын, что я сначала подумала он хочет приударить за мной.

Ему 26 лет. а жена его осталась дома за хозяйку на две квартиры и ребенку 3 годика. А мама отказывалась ехать на море одна. Вот и пришлось сыну сопровождать ее. С мужем она не жила уже 4 года. Говорит спился он. Так вот похоже на море это все и произошло. хотя могу ошибаться. А в поезде я ничего подозрительного не заметила кроме как мне показалось, мама его совсем не стеснялась ну иногда делая движения ногами,(халатик был коротким).

Но вот когда мы (или я) уже хорошо были под шафэ я попросилась лечь спать. Сын вышел покурить, я оставшись в футболке и трусах легла на верхнюю полку, как раз над его мамой. Сколько я проспала не помню. но проснулась от какой то возни и показалось, что моей полки кто то толкнулся..Я присмотрелась. окно плотно занавешено, хотя стекло опущено вниз.

Но когда проезжали фонари было немного видно. Я осторожно посмотрела в низ и честно обалдела. Сын стоял на коленях на полу и орудовал помоему ртом у мамы между ног. А ее одна нога свешена на пол другую мне не видно. Но я сразу уловила запах секса в купэ. его ни с каким другим не спутать.

Честно признаюсь я оцепинела и просто наблюдала что будет дальше. Хмель как рукой с меня сняло. И не скрою, накатило страшное возбуждение. Мать Ивана(так звали его а она Татьяна) даже чуть слышно толи мычала, толи стонала. Тут поезд остановился. Я отодвинула голову и вроде сплю. Боялась быть замеченной. Но правда остановка была короткой..но в свете фонарей в купе было сумрачно. но зато постоянно одинаково видно. Так вот на них остановка помоему вообще не повлияла.

Я слышу возня продолжается, я думаю одним глазком хоть гляну. но они так увлеклись что им не до меня. как раз сын пристраивался уже на настоящий акт, а обе ноги мамы расставлены по обеим сторонам от него, как бы она полулёжа была поперек своей полки. мне кроме ее ног самой не было видно уже. так вот как поезд тронулся. они как раз и начали.

Боже, что творилось со мной. в голове кавардак. вспомнила своего сына(ведь ему 17 дочке 13) не понимаю как. но похоже «кончали » мы одновременно. когда они сдавленно застонали разом я поняла что у самой рука в трусах между ног и там все потекло тоже. я тоже(стыдно признаться) кончила. )))потом ноги матери убрались а сын возился в ее сумочке. Далее учуяла запах влажных салфеток в перемешку с запахом секса. что там происходило не поняла. но помоему они вытирали гениталии. До утра я больше не уснула. а они наоборот улеглись оба и спали чуть не до 9 утра.

Так вот когда они сходили, я им сказала. вроде старалась ничего не выдать. «Еслиб не ваше такое сильное сходство, Вас можно было принять за любовников». Иван так улыбнулся и произнес неужели. А Таня покраснела и предложила обменяться телефонами. Вот теперь жду смс. от них пока нету. Я им первая написала, отчет пришел, но твета нет! А я дома совсем с ума сошла от подозрения к сыну и дочке. В каждом ихнем движении мерещется инцест между ними. ((((((

Да, мои подозрения подтвердились. Мы с програмистом с моей работы вскрыли папки детей. Я правда смотрела их сама. Но я была шокирована увиденным. Они там прятали свои порно фото! Снимали сами себя цыфровиком в режиме таймера. Конечно сцен секса нет, но минет и ласки руками ДА! Я сразу поговорила с дочкой! она очень перепугалась и рассказывала все до мелочей о чем я спрашивала! Оказывается изучать себя, играя в доктора, они начали с её 18 летия. А секс с проникновением случился ровно в 18 лет.

Сын разрешил ей попробовать коктэйль по поводу ее ДНЮХИ. и закончилось соитием в шалаше. Самое страшное для меня, она признается, что больше всего ей нравится, когда он выстреливает внутри неё (кончает). Да слава Богу, у нее и сейчас в 18 лет нет месячных. Но я их разлучила 20 августа. Сын на учебе в другом городе. Так вот после второго разговора с сыном, я поняла, что он очень страдает без общения с ней. а скорее без секса. Он подлец начал намекать мне, что если не позволяю с ней. придумай что нибудь сама.

Я его отлупила. Но я давно замечала, что он подсматривает за мной. А когда были у мамы в Чувашии, я в огороде утром была только в белье. Огурцы рвала в позе «дачника». и смотрю, он в туалет прошмыгнул. Долго не выходил. а потом я позже туда зашла, а на стене, что в мою сторону на огород, потёки свежей спермы. Я тогда ничего не сказала. Еще не знала про их тайну. ) Но вот завтра сын приедет снова и снова будет тяжелый разговор. А еще мне написала мама, попутчица из купе.

Но мы пока только в телефоне смс общение. Но она призналась. на мои каверзные вопросы. У них и дома уже было продолжение. Наверное соглашусь, что инцестом можно заболеть. или захотеть. Уж очень возбуждающая тема. Простите за откровения. Вероника.

Оцените этот рассказ о сексе:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *