Sharewood.biz - платное теперь бесплатно
  Рассказы инцест и не только...        27 мая 2018        145         0

Рассказы матерей о сексе со своими сыновьями…

 

Мамы и сыновья

Прогулка наша завершилась так, как я и ожидала. Зеленная лужайка перед домом, зеленная травка. Надувной бассейн. На травке брошены два покрывала. На одном лежит Лариса, на другом я. На нас сверху устроились наши мальчики, на мне Вадик, а на Ларисе Толик и с нескрываемым удовольствием, совершают с нами половой акт. Никто даже не разделся толком. Мы с Ларисой только подобрали вверх подолы платьев, и стянули трусики, они так и болтаются у каждой из нас на одной ноге. А мальчики, только приспустили штанишки.

Мы с Ларисой родные сестры. Она старше меня на два года. Обе уже незамужние. Мой муж покинул нас пять лет назад и ушел к другой, оставив нам с сыном все, что у нас было. А у Ларисы муж окончательно спился и куда-то сгинул. Она пыталась его искать через милицию, да все безрезультатно. Мальчики наши сыновья. Толик мой сын, а Вадик сын Ларисы. Они друг другу двоюродные братья, но почти всегда вместе, как родные. Вадик старше Толика всего на один год.

Я первый раз удовлетворяю Вадика. Он заметно волнуется. А его волнение мне приятно. До этого я отдавалась только Толику. А вот Лариса успела с обоими, и даже одновременно. Мне сам Толик рассказывал как они имели ее вдвоем. Один спереди в ротик, а другой сзади туда, куда и положено. И даже менялись местами.

Вообще все это затеяла сама Лариса. Она читает всякую чушь о целебной медицине, и о медицинских аспектах секса. Она вбила себе в голову, что мы с ней должны иметь полноценную половую жизнь. Поначалу она пыталась познакомиться сама с мужчиной, и обязательно познакомить меня. Сколько времени она потратила на знакомства через интернет, но все было не то. Попадались либо женатые, которые искали приключений, либо мальчишки, которым интересно пощекотать свои ощущения, короче ничего путного для нормальных, длительных отношений.

Вадик мощно двигает во мне членом. Я ерзаю под ним, доставляя ему дополнительные приятные ощущения. Интересно, мой Толик сейчас меня ревнует?

И вот, однажды, Лариса сообщила мне новость, которая вначале меня потрясла. Она отдалась своему Вадику. Она рассказала как это произошло. Она почувствовала, что Вадик хочет, и что он не прочь, и сама создала ситуацию. Она зашла к нему в ванную, когда он мылся и был абсолютно голый. Начала его намыливать жидким мылом, трогать конечно, за всякие места. А уж когда она стала намыливать ему член и массировать его ладошкой, то получила сильную эрекцию. Там в ванной она ему и подставила письку, повернувшись к нему попой, и перегнувшись пополам. Она с восхищением рассказывала мне про то, какой у Вадика сильный и мощный, и как он радовался, как волновался, как быстро кончил, и как стал с ней спать вместе. Она восторгалась тем, что Вадик, в отличие от ее пропавшего мужа хочет часто и много. Он способен по пять, а то и по шесть раз за день к ней приставать и ее домогаться. Лариса расписывала мне, что у Вадика и сперма такая молодая, и что она несет в себе много полезных, питательных веществ, и что она даже на вкус приятная. Я была ошеломлена. Я спросила Ларису, не боится ли она, что кто-то узнает, и что ее Вадик, теперь имея в ее лице, женщину для настоящего секса, может утратить интерес к сверстницам и никогда не жениться. Лариса беспечно отмахнулась от этого. Ну и пусть, сказала она, пусть если и женится, то не ради секса, а только если найдет себе достойную пару, а то в ЗАГС тащат, потому что стоит, а потом не знают как им жить совместно.

Лариса обняла меня и предложила мне соблазнить Толика. Но я была не готова к этому. Я боялась, и я не представляла себе, как я такое смогу сделать. А Лариса мне все разъясняла про пользу таких отношений. И в конце нашего разговора предложила мне помощь. Я отрицательно замотала головой. А она только засмеялась. — ну, давай я сама дам твоему Толику, а потом он войдет во вкус и сам тебя захочет — сказала она мне.

Я только пожала плечами в ответ. Конечно, у меня отсутствуют эти отношения с мужчинами, а иногда их хочется. Бывает, что я сама себя трогаю в ванной. Но вступить в такие отношения с собственным сыном? А Лариса не унималась. Она рассказывала мне, что и нашим мальчикам это полезно. Их организмы уже созрели. Они уже видят эротические сны. У них происходят поллюции. Они уже возбуждаются, но не имея возможности полноценно кончать, они занимаются онанизмом, а если не могут кончить, в смысле, облегчить себя семяизвержением, то у них болят животики. А это очень вредно. Я слушала ее, кивала головой, но все равно, не могла себе и мысленно представить, что мой сын Толик совершает со мной акт моего оплодотворения.

Вадик двигает членом в каком-то непредсказуемом ритме. Он то выводит член наружу и замирает. Его член подрагивает, приятно щекоча меня там. Потом он резко вонзается и делает несколько толчков вперед-назад, и снова медленно выходит. Я слегка задираю ножки выше, предоставляя ему полную свободу действий. Я кошу взглядом в сторону своего Толика и Ларисы. Толик усердно двигает задницей, а Лариса что-то ему шепчет на ушко, и тоже двигает своей попой. Она болтает своими ножками, которые задрала вверх. На ней черные чулочки и Толик гладит рукой ее бедро, обтянутое этими чулочками.

Спустя некоторое время, Лариса сообщила мне следующую сенсационную новость. Она отдалась моему Толику. Я была в шоке, слушая ее. Она все продумала и все спланировала. Она даже предупредила Вадика, и тот тактично и с пониманием, ушел в кино, оставив их наедине. Правда, по возвращению из кинотеатра, он совершил с Ларисой три половых акта подряд. Видимо, его сильно возбудило то, что затеяла мама. А она, пока

Вадик отсутствовал вела с моим Толиком беседу о важности секса в жизни мужчин и женщин. Вела ее до тех пор, пока Толик сам не полез к ней под юбку. Лариса рассмеялась, довольная своим успехом. Она трогала член Толика, который сама вынула у него из штанов и продолжала свои рассуждения о том, что природа мудро устроена, и что этот половой орган не должен простаивать просто так. Потом она сделала ему минет. Толик кончил ей в рот, а чуть позже, когда у него вновь произошла эрекция, уже сам стал ее просить дать ему. Она, конечно, не отказала.

С тех пор, Толик стал частенько забегать в гости к Ларисе и Вадику. Я знала, зачем он это делает, но делала вид, что не знаю. И еще я стала замечать на себе его вожделенные взгляды. Лариса оказалась права. Мальчик вошел во вкус и уже желал и меня. Я уже отвыкла от таких откровенных взглядов. Я смущалась. Но мне было томительно приятно чувствовать, что меня хочет мужчина, и что у него встает в присутствии меня. То, что он мой сын уже притуплялось и не мешало испытывать волнение, при котором ножки сами размыкаются и у меня влажнеет там.

Вадик впивается губами в мои губы. Половой акт длится уже минут двадцать. Вадик умело получает удовольствие. Он не суетится, не торопится кончить. Он размеренно, и соблюдая заданный им самим, ритм двигает своим стержнем во мне. Я начинаю испытывать приближение оргазма. Толик тоже умеет меня доводить до него. А вот с мужем я очень редко испытывала такое. И даже то, что Толик сейчас рядом со мной имеет Ларису, придает какую-то дополнительную остроту чувств.

И однажды случилось то, что видимо и должно было случиться. Был поздний вечер. Толик вел себя странно. Смотрел на меня и был рассеян. До этого, он почти каждый день бывал в гостях у Ларисы. Но Ларочка уже неделю как была в отъезде. Она уехала по путевке, в санаторий. Мальчики, наверное, с нетерпением ее ждали и места себе не находили. Взгляд Толика меня раздевал. Я была под ним как под жестким рентгеновским излучением. Я уже постелила постель себе и ему, и вдруг сама сказала

— хочешь, сегодня, будем спать вместе?

Толик даже вздрогнул. Сглотнул и сразу ответил

— хочу.

Мы с Ларисой родные сестры. Она старше меня на два года. Обе уже незамужние. Мой муж покинул нас пять лет назад и ушел к другой, оставив нам с сыном все, что у нас было. А у Ларисы муж окончательно спился и куда-то сгинул. Она пыталась его искать через милицию, да все безрезультатно. Мальчики наши сыновья. Толик мой сын, а Вадик сын Ларисы. Они друг другу двоюродные братья, но почти всегда вместе, как родные. Вадик старше Толика всего на один год.

Я первый раз удовлетворяю Вадика. Он заметно волнуется. А его волнение мне приятно. До этого я отдавалась только Толику. А вот Лариса успела с обоими, и даже одновременно. Мне сам Толик рассказывал как они имели ее вдвоем. Один спереди в ротик, а другой сзади туда, куда и положено. И даже менялись местами.

Вообще все это затеяла сама Лариса. Она читает всякую чушь о целебной медицине, и о медицинских аспектах секса. Она вбила себе в голову, что мы с ней должны иметь полноценную половую жизнь. Поначалу она пыталась познакомиться сама с мужчиной, и обязательно познакомить меня. Сколько времени она потратила на знакомства через интернет, но все было не то. Попадались либо женатые, которые искали приключений, либо мальчишки, которым интересно пощекотать свои ощущения, короче ничего путного для нормальных, длительных отношений.

Вадик мощно двигает во мне членом. Я ерзаю под ним, доставляя ему дополнительные приятные ощущения. Интересно, мой Толик сейчас меня ревнует?

И вот, однажды, Лариса сообщила мне новость, которая вначале меня потрясла. Она отдалась своему Вадику. Она рассказала как это произошло. Она почувствовала, что Вадик хочет, и что он не прочь, и сама создала ситуацию. Она зашла к нему в ванную, когда он мылся и был абсолютно голый. Начала его намыливать жидким мылом, трогать конечно, за всякие места. А уж когда она стала намыливать ему член и массировать его ладошкой, то получила сильную эрекцию. Там в ванной она ему и подставила письку, повернувшись к нему попой, и перегнувшись пополам. Она с восхищением рассказывала мне про то, какой у Вадика сильный и мощный, и как он радовался, как волновался, как быстро кончил, и как стал с ней спать вместе. Она восторгалась тем, что Вадик, в отличие от ее пропавшего мужа хочет часто и много. Он способен по пять, а то и по шесть раз за день к ней приставать и ее домогаться. Лариса расписывала мне, что у Вадика и сперма такая молодая, и что она несет в себе много полезных, питательных веществ, и что она даже на вкус приятная. Я была ошеломлена. Я спросила Ларису, не боится ли она, что кто-то узнает, и что ее Вадик, теперь имея в ее лице, женщину для настоящего секса, может утратить интерес к сверстницам и никогда не жениться. Лариса беспечно отмахнулась от этого. Ну и пусть, сказала она, пусть если и женится, то не ради секса, а только если найдет себе достойную пару, а то в ЗАГС тащат, потому что стоит, а потом не знают как им жить совместно.

Лариса обняла меня и предложила мне соблазнить Толика. Но я была не готова к этому. Я боялась, и я не представляла себе, как я такое смогу сделать. А Лариса мне все разъясняла про пользу таких отношений. И в конце нашего разговора предложила мне помощь. Я отрицательно замотала головой. А она только засмеялась. — ну, давай я сама дам твоему Толику, а потом он войдет во вкус и сам тебя захочет — сказала она мне.

Я только пожала плечами в ответ. Конечно, у меня отсутствуют эти отношения с мужчинами, а иногда их хочется. Бывает, что я сама себя трогаю в ванной. Но вступить в такие отношения с собственным сыном? А Лариса не унималась. Она рассказывала мне, что и нашим мальчикам это полезно. Их организмы уже созрели. Они уже видят эротические сны. У них происходят поллюции. Они уже возбуждаются, но не имея возможности полноценно кончать, они занимаются онанизмом, а если не могут кончить, в смысле, облегчить себя семяизвержением, то у них болят животики. А это очень вредно. Я слушала ее, кивала головой, но все равно, не могла себе и мысленно представить, что мой сын Толик совершает со мной акт моего оплодотворения.

Вадик двигает членом в каком-то непредсказуемом ритме. Он то выводит член наружу и замирает. Его член подрагивает, приятно щекоча меня там. Потом он резко вонзается и делает несколько толчков вперед-назад, и снова медленно выходит. Я слегка задираю ножки выше, предоставляя ему полную свободу действий. Я кошу взглядом в сторону своего Толика и Ларисы. Толик усердно двигает задницей, а Лариса что-то ему шепчет на ушко, и тоже двигает своей попой. Она болтает своими ножками, которые задрала вверх. На ней черные чулочки и Толик гладит рукой ее бедро, обтянутое этими чулочками.

Спустя некоторое время, Лариса сообщила мне следующую сенсационную новость. Она отдалась моему Толику. Я была в шоке, слушая ее. Она все продумала и все спланировала. Она даже предупредила Вадика, и тот тактично и с пониманием, ушел в кино, оставив их наедине. Правда, по возвращению из кинотеатра, он совершил с Ларисой три половых акта подряд. Видимо, его сильно возбудило то, что затеяла мама. А она, пока

Вадик отсутствовал вела с моим Толиком беседу о важности секса в жизни мужчин и женщин. Вела ее до тех пор, пока Толик сам не полез к ней под юбку. Лариса рассмеялась, довольная своим успехом. Она трогала член Толика, который сама вынула у него из штанов и продолжала свои рассуждения о том, что природа мудро устроена, и что этот половой орган не должен простаивать просто так. Потом она сделала ему минет. Толик кончил ей в рот, а чуть позже, когда у него вновь произошла эрекция, уже сам стал ее просить дать ему. Она, конечно, не отказала.

С тех пор, Толик стал частенько забегать в гости к Ларисе и Вадику. Я знала, зачем он это делает, но делала вид, что не знаю. И еще я стала замечать на себе его вожделенные взгляды. Лариса оказалась права. Мальчик вошел во вкус и уже желал и меня. Я уже отвыкла от таких откровенных взглядов. Я смущалась. Но мне было томительно приятно чувствовать, что меня хочет мужчина, и что у него встает в присутствии меня. То, что он мой сын уже притуплялось и не мешало испытывать волнение, при котором ножки сами размыкаются и у меня влажнеет там.

Вадик впивается губами в мои губы. Половой акт длится уже минут двадцать. Вадик умело получает удовольствие. Он не суетится, не торопится кончить. Он размеренно, и соблюдая заданный им самим, ритм двигает своим стержнем во мне. Я начинаю испытывать приближение оргазма. Толик тоже умеет меня доводить до него. А вот с мужем я очень редко испытывала такое. И даже то, что Толик сейчас рядом со мной имеет Ларису, придает какую-то дополнительную остроту чувств.

И однажды случилось то, что видимо и должно было случиться. Был поздний вечер. Толик вел себя странно. Смотрел на меня и был рассеян. До этого, он почти каждый день бывал в гостях у Ларисы. Но Ларочка уже неделю как была в отъезде. Она уехала по путевке, в санаторий. Мальчики, наверное, с нетерпением ее ждали и места себе не находили. Взгляд Толика меня раздевал. Я была под ним как под жестким рентгеновским излучением. Я уже постелила постель себе и ему, и вдруг сама сказала

— хочешь, сегодня, будем спать вместе?

Толик даже вздрогнул. Сглотнул и сразу ответил

— хочу.

Когда мы погасили свет и вместе легли, некоторое время тихо и неподвижно лежали. Я слышала его учащенное дыхание. Потом он робко и осторожно положил свою горячую ладошку мне на ножку и она подрагивая поползла по ней вверх. Я развела ноги. Когда его ладошка горячо накрыла мою письку, я тоже протянула руку и наткнулась на его твердый член. Некоторое время мы с ним так и лежали. В моей руке пульсировал его плотный, тугой член, наполненный желанием, а его ладошка и его пальчики медленно копались в моей влажнеющей письке. Толик прижимался животиком ко мне. А потом, он вздохнул и сделал движение, пытаясь встать, я лежала неподвижно, и Толик улегся на меня сверху. Я широко развела ноги, освобождая ему место между ними. Толик умело ввел в меня свой плотный член. Меня кольнула его умелость. Это его Лариса научила, а не я. Член мощно вошел и стал совершать свою работу. Вначале все происходило молча, а потом Толик зашептал. Он стал мне рассказывать какая я красивая, и как он мечтал об этом. То есть, о том, чтобы я ему дала. Я что-то отвечала, и переспрашивала. Оргазма я тогда не испытала, но приятное чувство, что я желанна, и что я доставляю удовольствие мужчине, который мечтал об этом удовольствии, оказалось сравнимо с ощущением истинного оргазма.

В ту ночь, мы с Толиком, практически и не спали. Я даже не догадывалась, что он такой неутомимый, и что он так много хочет. За ту ночь, он кончил в меня раз пять. Он осмелел. И начал фантазировать. Он еще раз овладел мной в той же самой позе. А потом лег сбоку от меня и просунул свои ножки под мои, которые я согнула в коленках. В этой позе его член снова прикоснулся к мой писке, и Толик не упустил возможности его в меня

ввести. Потом я стояла на четвереньках, уткнувшись головой в подушку, а Толик сзади прижимался животом к моей попе и яростно, в бешенном темпе работал во мне членом. Я даже не успевала двигать попой ему в такт. Потом он сидел сверху на мне. прямо на моих сиськах, и внимательно смотрел как его член наполовину вошел мне в ротик. Я его сосала. Интересно, что мне не было противно. Он трогал сзади себя мою письку. Я развела ноги, чтобы ему было удобно. А уж совсем под утро, когда в окошке стало светлеть, я попыталась встать, чтобы сходить на кухню и налить себе и ему по стакану сока. Толик обхватил меня и повалил навзничь, и снова меня взял. Вот тогда я испытала оргазм. Я извивалась под ним, и кричала чтобы он так делал со мной всегда. А он в ухо мне бормотал, что никому меня не уступит, и будет сам меня ебать всегда. Да, он это слово много раз повторил, и у меня не возникло желания ему возразить, или попросить, чтобы он это слово больше не говорил. Наоборот, меня как током било каждый раз, когда он его произносил. Мне хотелось, чтобы он меня ебал. Именно, ебал. Не овладевал, и не совершал со мной половой акт, а элементарно, нагло и ненасытно ебал.

Так начались наши отношения. Удивительно странные. Удивительно нежные. С элементами ревности. С элементами влюбленности. Я перестала себя вести с ним как мама. Я стала замечать, что я с ним кокетничаю, и даже капризничаю. Спать мы стали только вместе. Толик перестал так часто бегать в гости к Ларочке. Лариса, разумеется, все поняла. И снова, и снова развеивала мои сомнения, утверждая мне, что все правильно. А я все-таки сомневалась в том, что это правильно, но уже не могла жить иначе, и по другому. Я стала посещать магазины. Я покупала себе новые чулочки, трусики, бюстгальтеры. Мне теперь есть, перед кем красоваться, кого соблазнять, и кого удивлять своими обновками. Так прошло почти полгода.

А сегодня мы все вместе выбрались на нашу общую дачу. На шашлыки. Эту дачу купили наши мужья, сложившись вместе. Мы редко здесь бываем. Мы ничего здесь не сажаем. Тут только домик и зеленная, густая трава. Вкопанный мангал. Недостроенная баня. Надувной бассейн. Мальчики возились у мангала, а мы с Ларисой нанизывали мясо на шампуры. Мальчики о чем-то шептались. А мы с Ларочкой беседовали ни о чем. Вспоминали наших непутевых мужей. Нашего папу, который утонул уже двадцать лет тому, маму, которая умерла пережив папу на пятнадцать лет. Лариса рассказывала о своей работе.

Мальчики расстелили два покрывала. Мы подумали что это они готовят место, где мы все будем сидеть. Но получилось не так. Толик подошел к нам и протянул руку Ларисе.

— я приглашаю вас на танец — сказал он. мы с Ларисой засмеялись. Она послушно встала и пошла с ним. Толик подвел ее к покрывалу, и обняв за талию, сначала усадил ее, а потом уложил, и сам улегся на нее сверху.

Мы с Вадиком молча наблюдали за ними. Вадик стоял рядом со мной, а я все еще сидела на складном стульчике. Толик откинул на Ларисе подол платья, и стянул с нее трусики, оставив их болтаться на одной ноге. Потом он стал устраиваться на ней сверху. Лариса, лежа под Толиком, развела ножки, и сама задрав на себе подол платья выставила свои ноги в черных чулочках, вверх. Толик спустил на себе штанишки. На короткое мгновение я успела увидеть его член. Он у него стоял. Лариса ахнула и оголенная задница Толика стала совершать движения.

— это такой танец? — спросила я, испытывая внезапное чувство ревности

— да — нейтрально сказал Вадик — давайте потанцуем и мы с вами, тетя Надя — предложил он — у нас ведь два покрывала.

Я пожала плечами. Я ничего не сказала, но тоже встала, и Вадик обняв меня за талию увлек ко второму покрывалу. Покрывала расстелены рядом. Совсем рядом. Когда я на него легла, рука Ларисы коснулась моей и мы сцепились с ней пальчиками. Вадик также как и Толик, стянул с меня трусики, и спустил на себе штанишки. А я также как и Ларочка, задрала ножки вверх, предварительно задрав повыше свой подол. На мне тоже чулочки, только не черные, а светло-коричневые с зигзагообразным узором. Вадик умело воткнул в меня свой прут и начал делать свои движения. Сначала мальчики двигали членами каждый в своем ритме, а мы с Ларочкой так и держали друг друга за руки, сцепившись пальчиками. Меня еще не покинуло чувство ревности, но появилось и злорадное чувство мести. Пусть Толик увидит как Вадику нравится это делать со мной. А потом мальчики стали вслух считать — «раз, два, три», и одновременно оба, в такт своему счету стали двигать в нас своими членами. Наши с Ларочкой сиськи стали колыхаться синхронно. Лариса радостно засмеялась

— вот так танец — сказала она.

А потом Вадик скомандовал

— кончаем, вместе!

Мальчики воткнули члены до упора и замерли. В меня брызнула сперма Вадика, а Ларочка охнула, в нее кончил мой Толик.

Мальчики вернулись к мангалу. А мы с Ларисой привели себя в порядок. Отряхнулись и подкрасились. Трусики, Ларочка, предложила пока не надевать. Вадик с Толиком расстелили еще одно покрывало, уже для стола.

— а эти два? — уточнила я — их может тоже использовать?

Мальчики засмеялись, и Толик мне ответил

— эти пусть так лежат, они еще нам пригодятся.

— понятно — не стала спорить я.

Толик разлил по бокалам красного вина. А Вадик сказал тост

— за наших мам! За самых прекрасных, любимых и очаровательных дам!

Мы поднесли бокалы к губам, а я не удержалась и погрозила Толику пальчиком, дескать развратник ты у меня. Он сделал виноватое лицо, вроде как извиняется.

— а еще танцы будут в нашей программе? — спросила Лариса

— Конечно же! — хором ответили мальчики — кавалеры будут приглашать дам и наоборот!

— ясно — сказала я и протянула пустой бокал Вадику — ваши дамы желают расслабиться.

Вадик налил мне еще вина и сказал

— Да пусть будут много танцев и много любви!

— ура! — закричали мы хором.

Странные мы. Неправильные. Бессовестные. Ну и пусть.

Когда мы погасили свет и вместе легли, некоторое время тихо и неподвижно лежали. Я слышала его учащенное дыхание. Потом он робко и осторожно положил свою горячую ладошку мне на ножку и она подрагивая поползла по ней вверх. Я развела ноги. Когда его ладошка горячо накрыла мою письку, я тоже протянула руку и наткнулась на его твердый член. Некоторое время мы с ним так и лежали. В моей руке пульсировал его плотный, тугой член, наполненный желанием, а его ладошка и его пальчики медленно копались в моей влажнеющей письке. Толик прижимался животиком ко мне. А потом, он вздохнул и сделал движение, пытаясь встать, я лежала неподвижно, и Толик улегся на меня сверху. Я широко развела ноги, освобождая ему место между ними. Толик умело ввел в меня свой плотный член. Меня кольнула его умелость. Это его Лариса научила, а не я. Член мощно вошел и стал совершать свою работу. Вначале все происходило молча, а потом Толик зашептал. Он стал мне рассказывать какая я красивая, и как он мечтал об этом. То есть, о том, чтобы я ему дала. Я что-то отвечала, и переспрашивала. Оргазма я тогда не испытала, но приятное чувство, что я желанна, и что я доставляю удовольствие мужчине, который мечтал об этом удовольствии, оказалось сравнимо с ощущением истинного оргазма.

В ту ночь, мы с Толиком, практически и не спали. Я даже не догадывалась, что он такой неутомимый, и что он так много хочет. За ту ночь, он кончил в меня раз пять. Он осмелел. И начал фантазировать. Он еще раз овладел мной в той же самой позе. А потом лег сбоку от меня и просунул свои ножки под мои, которые я согнула в коленках. В этой позе его член снова прикоснулся к мой писке, и Толик не упустил возможности его в меня

ввести. Потом я стояла на четвереньках, уткнувшись головой в подушку, а Толик сзади прижимался животом к моей попе и яростно, в бешенном темпе работал во мне членом. Я даже не успевала двигать попой ему в такт. Потом он сидел сверху на мне. прямо на моих сиськах, и внимательно смотрел как его член наполовину вошел мне в ротик. Я его сосала. Интересно, что мне не было противно. Он трогал сзади себя мою письку. Я развела ноги, чтобы ему было удобно. А уж совсем под утро, когда в окошке стало светлеть, я попыталась встать, чтобы сходить на кухню и налить себе и ему по стакану сока. Толик обхватил меня и повалил навзничь, и снова меня взял. Вот тогда я испытала оргазм. Я извивалась под ним, и кричала чтобы он так делал со мной всегда. А он в ухо мне бормотал, что никому меня не уступит, и будет сам меня ебать всегда. Да, он это слово много раз повторил, и у меня не возникло желания ему возразить, или попросить, чтобы он это слово больше не говорил. Наоборот, меня как током било каждый раз, когда он его произносил. Мне хотелось, чтобы он меня ебал. Именно, ебал. Не овладевал, и не совершал со мной половой акт, а элементарно, нагло и ненасытно ебал.

Так начались наши отношения. Удивительно странные. Удивительно нежные. С элементами ревности. С элементами влюбленности. Я перестала себя вести с ним как мама. Я стала замечать, что я с ним кокетничаю, и даже капризничаю. Спать мы стали только вместе. Толик перестал так часто бегать в гости к Ларочке. Лариса, разумеется, все поняла. И снова, и снова развеивала мои сомнения, утверждая мне, что все правильно. А я все-таки сомневалась в том, что это правильно, но уже не могла жить иначе, и по другому. Я стала посещать магазины. Я покупала себе новые чулочки, трусики, бюстгальтеры. Мне теперь есть, перед кем красоваться, кого соблазнять, и кого удивлять своими обновками. Так прошло почти полгода.

А сегодня мы все вместе выбрались на нашу общую дачу. На шашлыки. Эту дачу купили наши мужья, сложившись вместе. Мы редко здесь бываем. Мы ничего здесь не сажаем. Тут только домик и зеленная, густая трава. Вкопанный мангал. Недостроенная баня. Надувной бассейн. Мальчики возились у мангала, а мы с Ларисой нанизывали мясо на шампуры. Мальчики о чем-то шептались. А мы с Ларочкой беседовали ни о чем. Вспоминали наших непутевых мужей. Нашего папу, который утонул уже двадцать лет тому, маму, которая умерла пережив папу на пятнадцать лет. Лариса рассказывала о своей работе.

Мальчики расстелили два покрывала. Мы подумали что это они готовят место, где мы все будем сидеть. Но получилось не так. Толик подошел к нам и протянул руку Ларисе.

— я приглашаю вас на танец — сказал он. мы с Ларисой засмеялись. Она послушно встала и пошла с ним. Толик подвел ее к покрывалу, и обняв за талию, сначала усадил ее, а потом уложил, и сам улегся на нее сверху.

Мы с Вадиком молча наблюдали за ними. Вадик стоял рядом со мной, а я все еще сидела на складном стульчике. Толик откинул на Ларисе подол платья, и стянул с нее трусики, оставив их болтаться на одной ноге. Потом он стал устраиваться на ней сверху. Лариса, лежа под Толиком, развела ножки, и сама задрав на себе подол платья выставила свои ноги в черных чулочках, вверх. Толик спустил на себе штанишки. На короткое мгновение я успела увидеть его член. Он у него стоял. Лариса ахнула и оголенная задница Толика стала совершать движения.

— это такой танец? — спросила я, испытывая внезапное чувство ревности

— да — нейтрально сказал Вадик — давайте потанцуем и мы с вами, тетя Надя — предложил он — у нас ведь два покрывала.

Я пожала плечами. Я ничего не сказала, но тоже встала, и Вадик обняв меня за талию увлек ко второму покрывалу. Покрывала расстелены рядом. Совсем рядом. Когда я на него легла, рука Ларисы коснулась моей и мы сцепились с ней пальчиками. Вадик также как и Толик, стянул с меня трусики, и спустил на себе штанишки. А я также как и Ларочка, задрала ножки вверх, предварительно задрав повыше свой подол. На мне тоже чулочки, только не черные, а светло-коричневые с зигзагообразным узором. Вадик умело воткнул в меня свой прут и начал делать свои движения. Сначала мальчики двигали членами каждый в своем ритме, а мы с Ларочкой так и держали друг друга за руки, сцепившись пальчиками. Меня еще не покинуло чувство ревности, но появилось и злорадное чувство мести. Пусть Толик увидит как Вадику нравится это делать со мной. А потом мальчики стали вслух считать — «раз, два, три», и одновременно оба, в такт своему счету стали двигать в нас своими членами. Наши с Ларочкой сиськи стали колыхаться синхронно. Лариса радостно засмеялась

— вот так танец — сказала она.

А потом Вадик скомандовал

— кончаем, вместе!

Мальчики воткнули члены до упора и замерли. В меня брызнула сперма Вадика, а Ларочка охнула, в нее кончил мой Толик.

Мальчики вернулись к мангалу. А мы с Ларисой привели себя в порядок. Отряхнулись и подкрасились. Трусики, Ларочка, предложила пока не надевать. Вадик с Толиком расстелили еще одно покрывало, уже для стола.

— а эти два? — уточнила я — их может тоже использовать?

Мальчики засмеялись, и Толик мне ответил

— эти пусть так лежат, они еще нам пригодятся.

— понятно — не стала спорить я.

Толик разлил по бокалам красного вина. А Вадик сказал тост

— за наших мам! За самых прекрасных, любимых и очаровательных дам!

Мы поднесли бокалы к губам, а я не удержалась и погрозила Толику пальчиком, дескать развратник ты у меня. Он сделал виноватое лицо, вроде как извиняется.

— а еще танцы будут в нашей программе? — спросила Лариса

— Конечно же! — хором ответили мальчики — кавалеры будут приглашать дам и наоборот!

— ясно — сказала я и протянула пустой бокал Вадику — ваши дамы желают расслабиться.

Вадик налил мне еще вина и сказал

— Да пусть будут много танцев и много любви!

— ура! — закричали мы хором.

Странные мы. Неправильные. Бессовестные. Ну и пусть.

 

О нас с моей мамой

Не помню точно, когда я начал думать о своей матери, наверное, лет в восемнадцать. Первые эротический фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда довольно доступны. На них можно было постоянно смотреть, их можно было даже слегка потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность такая была. Конечно, она не ходила там, в эротичных ажурных чулках с поясом, не носила мини юбку и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло.

Именно тогда я стал настоящим извращенцем. Я сразу понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть прекрасная груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был ее родным ребенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью.

Она спокойно сидела в теплой вязаной кофте читала любимую книгу, я же видел ее голой с размазанной по губам помадой в очках залитых прозрачной спермой, и такие видения преследовали меня постоянно. Я быстро рос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал за ней подсматривать. Надо заметить, что, даже несмотря на довольно благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было очень сложно. Мама постоянно просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться ее просьбы.

Одной единственной возможностью оставалась ванная. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я «умных» мальчиков, отверстий в стенах в ней не было предусмотрено, поэтому я просто-напросто расширил напильником щель под дверью, так чтобы значительно увеличился угол обзора. То, что я тогда испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, быстро вытиралась после душа, описать словами просто невозможно. Это было что-то невообразимое. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь по всему телу. До сих пор, а с того времени прошло примерно десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает осторожно вытирать промежность.

Я думал увидеть, может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской рожи было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище матери, задница да еще с мокрой красной дыркой, белые груди, и все это — моя неприступная родная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна.

В общем, годам к восемнадцати я испытывал огромное половое влечение к собственной маме, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подружкам, матерям моих друзей, одноклассников, учителям. В голове сформировалась целая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в своей кровати, я думал о них, тасовал их как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то всем вместе. Одна из наиболее сильных юношеских фантазий — банальная баня (на самом деле даже ни разу в жизни там не был), где я «мылся» со всеми своими желанными персонажами.

Оргазм происходил в тот самый момент, когда мама подводила меня к стоящим раком учительницам, раздвигала одной из них отвислые половинки попы, вставляла мой вставший член и, стоя на коленях, смотрела на мою усиленную работу, а я потом долго кончал ей в лицо. В то время я стимулировал себя просмотром порнографии. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) и в помине не было. Все, что я мог тогда реально достать — это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных эротических журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих друзей, но все равно это было просто здорово.

Я, например, брал фото своей матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица вставлял поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего в этой сфере интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую свою кассету, по-моему называлась она «alt and gammal» студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же просто затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал интернет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

Как бы кому не показалось, но я действительно очень люблю свою маму, думаю, больше чем кто-либо другой любил на моем месте. Любовь сыновья, общепризнанная, переплетается во мне с любовью к матери как к женщине, половым влечением к ней. Вот парадокс: чем большее почтение я испытывал к своей матери, тем более сильно я ее хотел. Конечно, жизнь потом развела нас, я отслужил в армии, женился, мама тоже вышла замуж и стала жить у своего нового мужа, нормальная как у всех жизнь. Но самое главное внутри меня все осталось точно таким же как было, а после одного интересного случая я стал избранным в этом мире. На самом деле это не просто громкие слова, с кем произошло то же, что и со мной, меня обязательно поймут, действительно избранным. Это произошло 19 июля 1997 года, мне к тому времени уже было 27, маме через четыре месяца исполнится 51 год. Может кто и сильно удивиться, но не было никакой там бани или «потри мне спинку, мама» как любят предварять такие пикантные истории очевидцы-фантасты (хотя лично я ничего не имею против их творчества), я просто позвонил домой и сказал своей матери, что вечером заскочу, отметим одно грандиозное событие (я наконец-то с огромным трудом сделал загранпаспорт), и все закрутилось.

Я почему-то сразу понял, что-то должно случиться, то ли тон ее ответа по телефону, не знаю, но что-то мне подсказало. Скорее всего виноваты сложившееся обстоятельства, ни моих, ни ее мужа в Москве тогда не было (дачники), все складывалось как нельзя более лучше. Я заехал за ней на работу, купили бутылочку CAMРARI, дыню и домой. Стратегический план был у меня таков, кстати, советую всем соратникам: во-первых, после рюмки я за руль ни ногой, и мама это прекрасно знала, значит, была вероятность того, что мне тогда удастся остаться на ночь. Во-вторых, на трезвую голову бабу уложить в кровать намного сложнее, чем после двух-трех рюмок сладкого, но крепкого напитка, а собственную мамочку тем более, только так можно притупить ее психологические установки – табу, стереотипы и тому подобное. В-третьих, я стал сразу ухаживать за ней, подавал руку, поддерживал за ее талию, говорил приятные комплименты. Это совсем не страшно — сказать; «мама, я тебя люблю больше всех? у тебя новая прическа? ты великолепно выглядишь, похудела?» и все такое прочее. И это сразу сработало, она не отталкивала меня, начала немного со мной кокетничать. Интересная вещь — пока я покупал дыню, мама в машине подкрасила губы, ну чем не подтверждение моей правоты. Кстати, это я сейчас все так спокойно расписываю, как под микроскопом, а тогда это были не мысли, а какие то горячие волны желания внизу живота, которые подсказывали мне, что делать. Меня вела моя природа.

В общем, мы сидели на кухне часов до девяти вечера, и я постоянно думал об этом самом. Основная проблема для меня – с чего начать. Это должно было быть не резко, но в тоже время не слишком медленно и неуверенно. Я постоянно пытался создать какие-то околосексуальные ситуации, рассказал несколько очень откровенных анекдотов, пару раз в шутку прижался всем телом, обнимался, но начало никак не приходило. Наконец мама прилегла на диван, у нее слегка кружилась голова от вина. Я подошел с пледом, взял ее за ноги, чтобы переложить ее поудобнее и от прикосновения к теплой коже меня и начало заносить. Я сел рядом, ее ноги лежали у меня на коленях, нагнулся и просто стал их целовать. Мама мягко высвободилась, подтянув колени и слегка раздвинув ноги в стороны. Я, ни секунды не думая, тут же ткнулся лицом в открывшуюся мне промежность. В ту самую секунду я почему-то решил, что мама сделала это все специально, она была без трусов, значит действительно хотела. Цель всей моей жизни была тогда достигнута, я трогал губами влагалище, языком чувствовал горячий анус собственной матери, и небеса не обрушились на меня.

Я нежно ласкал ее не больше минуты и сразу же вставил. Наверное, тогда это был самый правильный ход из возможных, ведь она могла опомниться пока все не зашло чересчур далеко. Я вставил член и стал трахать ее, запросто, как собственную жену, и она не кусалась и не отбивалась от меня как от дикого зверя, лежала себе тихо и похрюкивала. Нагнувшись, я прошептал ей в ухо что-то вроде того, что я давно мечтал об этом и что, наверняка, она — тоже, на что мама ответила категорически — никогда раньше этого не хотела и теперь будет меня постоянно избегать. Мы разговаривали как обычно, если не думать о том, что мой половой орган по-прежнему торчал в ее влагалище.

Зазвонил неожиданно телефон. Такая вещь очень неприятна, когда дома трахаешь законную супругу, а тут я совсем перепугался, реальность могла отрезвить мать и испортить всю ситуацию. Она поговорила от силы всего минуты три (до сих пор не знаю, кто была эта сволочь), но вернуться к начатому было уже просто нельзя. Мы пошли на кухню пить чай. Самое интересное, мы общались так, как будто ничего между нами не произошло. Пришло время нам идти спать, и мама спросила, где мне постелить. Я ответил, что спать будем валетом, а иначе уеду на машине пьяным. Она засмеялась, сказала, что ей достался тот еще сыночек, и разложила для меня диван. Мы все-таки легли валетом, и я сразу же стал лизать матери пятки. Мы словно повторяли предыдущие действия: раскинутые в стороны ноги, straigНt sex, но, если первый раз еще можно было принять это действо за случайность, то сейчас меня хотели. Я взобрался на мать как кобель на шелудивую суку. Все длилось минут двадцать, и то, если бы я не пил, то кончил бы просто мгновенно.

Из всего того, о чем я мечтал больше десяти лет жизни, я смог поцеловать мать в губы (ей это явно не сильно понравилось, но языком поработала), полизать ей между ног и сами ноги, потрогать и поцеловать ее прелестные груди, вставить член ей в рот, обычным образом трахнуть и все. Во время полового акта она стонала, называла меня иногда Андреем (ее муж), в конце сказала: «выеби меня, сыночек, чтоб у меня завтра все жутко болело». На этой фразе я кончил ей на живот, кстати, получил замечание, так как оказалось, что ей нравится чувствовать сперму внутри себя. Пока она мылась, я уснул.

Теперь об избранности. То, что я в тот момент пережил, в нашей человеческой природе есть явление по-настоящему уникальное, необычное. Но это для человеческой природы, но не для меня. Да, я вступил в половые отношения со своей родной матерью, ну и что здесь такого криминального. Она же не будет от меня рожать детей, нарушая там какие-то генетические коды, мы просто получили интимное удовольствие друг от друга. Наша жизнь внешне совсем не поменялась, все по-прежнему.

К сожалению, такого рода сексуальная ориентация, а я повторяю, МНЕ НРАВИТСЯ СОВОКУПЛЯТЬСЯ С СОБСТВЕННОЙ МАТЕРЬЮ, осуждается крайне чрезвычайно. Инцест всех сильно отпугивает, мне кажется, я знаю почему, все думают о неком сексуальном насилии. Отличайте, пожалуйста, сексуальные отношения отцов-садистов с малолетними дочерьми от полюбовных отношений между родственниками. Инцест по желанию — это действительно здорово. Я думаю, что при стечении некоторых обстоятельств, любой желающий может трахнуть свою мамочку, просто некоторые не признаются, что хотели или хотят этого. Вот вы, к примеру, готовы ли со стопроцентной гарантией сказать, что, если ваша мать, очень сексапильная пожилая женщина, вихляя, как уличная сука, бедрами, подойдет к вам на высоких каблучках и, шурша прозрачным капроном, прижмется всем своим телом, готовы ли вы сказать, что в штанах ничего особенного не произойдет? Я уверен, что — нет.

Р. S. Знаю по себе, что тем более веришь написанному выше, чем суше и официальнее текст. К глубокому сожалению, образование мне не позволяет, все время хочется, ввернуть какой-нибудь красивый литературный оборот. Поверьте, все это истена, до последнего слова. Мы живем в Москве. Прошу прощения, если кого задела ненормативная лексика в моем рассказе.

 

Добавление комментария

* * *

2012-07-14 05:34:03

Глава 4.

«Я клянусь мама, это было на самом деле! «, прошептал Димка, водя хуем по губам матери, стоящей перед ним на коленях. Димка смотрел телевизор, в то время как его член ритмично ходил промеж маминых губ.

Наташа в третий раз за сегодняшний вечер отсасывала у сына. После того, как придя домой, Димка рассказал, как он трахнул Екатерину Дмитриевну, Наташа была вне себя от ревности. Она чувствовала следы Катиных выделений на члене сына, и это бесило ее. Она раскрыла рот еще шире, чтобы полностью заглотить Димин хуй.

«Сынок, но у меня ведь получается лучше, чем у Екатерины Дмитриевны? «, на секунду отвлеклась Наташа от члена сына.

«Мам, не отвлекайся, соси быстрее. «, ответил Димка, руками прижимая мамину голову к бедрам и проталкивая член прямо в Наташино горло, «я сейчас опять кончу! «. Хотя ей приходилось нелегко, Наташа терпеливо выдерживала член сына в своем горле. Сделав еще несколько движений, Димка привычно начал кончать в мамин рот. Наташа так же привычно глотала сперму сына, стараясь не выплюнуть ни капли. Когда она подняла голову, только небольшие белесые следы оставались в уголках рта. Димкин член опять стоял, готовый к действию.

Димка неторопливо встал, и, обойдя маму сзади, надавил ей на плечи. Наташа быстро наклонилась, упершись руками в диван и предоставив свою вагину в распоряжение сына. Димка взял маму за бедра, приготовившись вставить ей. Вдруг он замер. «Черт, сегодня должен прийти Пашка! «»Что?», простонала Наташа.

«Пашка, сын тети Людмилы, я должен помочь ему по математике. Он может нас застать! «.»Хрен с ним! Мы что нибудь придумаем! «, закричала обезумевшая от похоти Наташа, «не останавливайся, трахай меня! «.

Ни слова ни говоря, Димка смочил член слюной и вставил его в гостеприимную мамину щелку. Наташа немедленно задергалась от удовольствия, пронзаемая молодым крепким членом. Димка трахал маму и смотрел, как его набухший член медленно появляется и волосатой маминой вагины и входит обратно в нее, заставляя ее буквально сочиться смазкой. Сжав Наташины бедра руками, Димка ускорил движения, трахая мать все быстрее и наслаждаясь видом своего члена натягивающего до конца мамину пизду.

«Мама, тебе нравится. «, спросил он, засовывая палец в расщелину Наташиных ягодиц. Почувствовав в своей заднице палец сына, Наташа еще больше задергалась, подмахивая Димке изо всех сил. Димка тем временем засунул в мамину попку еще один палец, и начал трахать маму вразнобой, загоняя в ее пизду свой член на всю глубину и вытаскивая пальцы из задницы, и наоборот.

Чувствуя неудобство, вызываемое пальцами сына, Наташа запротестовала. «Дима, перестань, мне неприятно. «.»Ну. «, заныл сын, «а вот Екатерина сама мне в задницу предлагала потрахаться», схитрил Димка. Услышав о сучке — преподавательнице, Наташа не выдержала.

Неожиданно, она выскользнула с члена сына, упала на пол, и, раздвинув руками свои ягодицы, простонала. «Димочка, давай, вставь мне в попку. Еби меня. Не жалей! «, предоставляя свой задний проход к услугам сына.

Димка без возражений взгромоздился на мать, просовывая член ей в задницу. Наташа сжала зубы, чувствуя, как толстый Димкин член пролезает в нее, раздирая ее внутренности. Димка, тем временем не стеснялся, и вовсю пытался всунуть свое хозяйство в узкую мамину попку. Член проскользнул между ее пухлых ягодиц и уперся в анус. Наталья замерла. Ее попка самопроизвольно сжалась, отказываясь пропускать член. Она чувствовала, как сын гладит ее и иногда раздвигает ее ягодицы, пытаясь увидеть происходящее. Наталья постаралась расслабить попку и анус начал растягиваться, пропуская член внутрь. В это момент пришла первая боль. Мать тихо застонала, однако Димка и не думал останавливаться, «Мам, потерпи. Он уже входит», равнодушно бросил мальчик, продолжая попытки пробиться в мамин задний проход

Внимание! Если этот рассказ нарушает наши правила: описывает — зоофилию, педофилию, садизм, убийства и т. п. Обязательно сообщите администратору или в комментарии к данному рассказу, мы немедленно проведем проверку и удалим его, если факты подтвердятся.

 

Мама с сыном (секс рассказ)

Марина с сыном Сашей жили в небольшом поселке. Ей было 34, а сыну 12, когда она развелась с мужем. Пробыв в одиночестве больше года, женщина обратила внимание на сына. Ей нужен был мужчина, и Марина решила, что Саша вполне может им стать. Еще при муже они иногда ходили по дому полуобнаженные, а сейчас было лето, и Марина предложила Саше находиться в доме совсем без одежды. Сын особо не спорил. Следующим утром, когда Саша проснулся, он увидел мать, гладящую белье. Она была обнажена. Сын смотрел на ее голую спину, большие ягодицы, немного полноватые бедра, и чувствовал как его член, пульсируя, встает. В это время мать немного наклонилась вперед, половинки ее попы разошлись, и мальчик увидел ее дырочку ануса, и крупные половые губы. Его член уже стоял, и Саша, обхватив его пальцами, стал медленно мастурбировать. Марина краем глаза заметила его движения под одеялом и сказала: — сынок, если хочешь потрогать себя, не стесняйся, и от меня можешь этого не скрывать. Сын удивился такой откровенности матери, но откинул одеяло и продолжил ласкать себя не таясь. Марина так же гладила белье, а сын любовался ее возбуждающим телом. Его голая мать находилась всего в метре от него, от этого его член стоял как каменный. Спустя минуту мальчик застонал, и его пенис стал выстреливать струи спермы. Марина ощутила как сыновья сперма попадает на ее бедра и медленно стекает по ним. Она обернулась, сын жадно уставился на ее большие свисающие груди. Женщина сказала: — ничего страшного, что ты немного забрызгал меня. Это нормально, ведь мое тело возбуждает тебя? — Да, мама. ты очень красивая. Марина улыбнулась и пошла на кухню готовить завтрак.

С тех пор они ходили по дому обнаженные. Саша не стесняясь рассматривал мать со всех сторон, регулярно мастурбируя при ней, кончая на нее. Через пару дней Марина взяла его с собой в душ. Саша старательно намыливал ее тело, массируя ее груди, трогая соски, затем он принимался за ее живот, бедра, попку. Мать ставила одну ногу на край ванны, открывая вид своей киски, поросшей густыми темными волосками. Саша мыл ей между ног, это доводило его до крайнего возбуждения, он только дотрагивался до члена, как тот начинал изливать густую сперму. Такие купания тоже вскоре стали регулярными.

Через некоторое время мать тоже стала мыть сына как в детстве. Она особенно много внимания уделяла его промежности, не касаясь члена при этом. Зато она ласкала его анус пальцем, провоцируя бурный оргазм сына.

Примерно через две недели мать пришла с работы, застав сына за просмотром порно. Марина села рядом, обняла его, не отрывая глаз от его стоящего члена. Прошептала ему на ухо: — милый, не против если я помогу тебе? Она взяла член в руку и принялась легонько надрачивать его. Сын тяжело задышал. Мать убыстряла движения, лаская пальцами головку, а другой рукой она обхватила его яички, массируя их. Саша тихо стонал от ласк матери. Марина прижалась к нему, целуя его в шею, губы. — Малыш, тебе хорошо? Мамочка делает тебе приятно? — Да: Мне так хорошо. Мать улыбалась, дроча его член. Наконец Саша дернулся, и его член залил маме руку спермой. Марина вытерла ее платком и оставила сына отдыхать. Теперь Саша всегда подходил к матери, когда у него стоял член, и просил поласкать его. Мать не отказывала, она усаживала сына на диван, мастурбировала ему член и ласкала яички, пока он не кончал. Со временем она стал разрешать ему кончать на ее груди, попу. А после своего оргазма Саша целовал мамины ноги, которые ему очень нравились, ласкал бедра, сосал материнскую грудь. Марина при этом сама ласкала себя, засовывая 3 пальца в свою щель и доводя себя до оргазма.

Однажды Марина вместо обычных ласк сыновнего члена руками легла на пол, усадила сына сверху, сжала его пенис своими сисями и сказала: — двигай им, сынуля! Трахай мои груди! Саша стал водить членом между маминых сисек, а она при этом лизала его головку. Кончилось это тем, что сын залил лицо маме своей спермой. Такая забава тоже очень быстро стала регулярной.

Еще через месяц Марина предложила сыну спать с ней вместе. Тот согласился. Вечером они легли в постель. Сын обнял голую маму, жадно трогая ее пышное тело. Марина просунула руку между его ног и стала лакать его ствол. Вскоре, не выдержав, Марина схватила сына, положила на себя, вставила его член себе во влагалище и крикнула: — Давай. Оттрахай меня! Саша чувствовал как его член обжимается горячими стенками маминого влагалища, он начал двигаться в ней, стараясь проникать как можно глубже в ее уютную пещерку. Мать стонала, она обхватила ногами попу сына, подмахивая ему. Саша не мог долго сдерживаться и скоро замер, наполняя мамино лоно своей спермой. Марина же еще не кончила, она уложила сына на бок, раздвинула его ягодицы и принялась вылизывать его анус, дроча при этом мокрый от спермы член. Саша снова возбудился, тогда мать положила его на спину, оседлала его ствол, направив его себе в пещерку, истекающую соком. Мать плавно скользила на сыновнем члене, а Саша сжимал в ладонях ее сиси. Марина стонала и просила его сильнее сжимать ее соски. Спустя 5 минут такой скачки, женщина забилась в оргазменных судорогах, застонала и обессилено упала на сына.

Теперь все ограничения были сняты. Мать приходила домой, задвигала шторы на окнах. Сбрасывала одежду и отдавалась сыну. Он сношал ее везде и как ему хотелось. Он засаживал ей член и в ванной, и в туалете, и на кухне, когда мать готовила. За столом он пальцами ноги теребил ей киску, отчего мать стонала и просила чтоб он оттрахал ее. Мать побрила киску, чтоб сынку удобнее было лизать ее. Иногда они часами вылизывали тела друг друга, кончали и начинали снова. По выходным они почти не вылезали из постели, отдаваясь похоти. Мать специально для сына разработала фаллоимитатором свой анус, и теперь Саша с удовольствием сношал мать и в ее аппетитную попку. Затем они придумали еще более развратное наслаждение. Мать стала трахать сына в попу фаллосом, мастурбируя при этом его член. Когда он кончал, она без всякого стеснения и брезгливости вылизывала фаллос, вынутый из его попы. Сыну тоже нравилось трахать маму в киску, а фаллос одновременно загонять в ее попку. Марина чувствовала, что превратилась в похотливую шлюшку, готовую удовлетворять сына в любое время. И ей нравилось это, эта их с сыном абсолютная свобода.

 

Сексуальная мама

Мы живём в большой трёхкомнатной квартире. Дома у нас очень уютно и красиво. Во всех комнатах, на кухне в ванной и туалете всё было сделано для дома, для жизни, радости и семейного счастья. И семья у нас была счастливая. Папа с мамой жили вместе уже 20 лет. У них был я — 18 летний сын и моя 19 летняя сестра, которая с нами сейчас не жила, а жила у своего жениха и возвращаться жить домой пока совсем не собиралась. Папа был мастером на заводе, мама работала там же менеджером по кадрам. Им было по 40 лет и они любили друг друга, ссорясь очень редко, да и то скорей от скуки, чем по серьёзным причинам. Папа был подтянутым, ростом выше среднего, бодрым и уверенном в себе мужчиной.

Мама была тоже очень соблазнительной женщиной среднего роста с шелковистыми светлыми волосами уложенными под каре, очаровательным лицом с прекрасными глазами и с красивыми губами. Её прелестная фигура с годами немного налилась сочностью, что лишь добавляло ей притягательности и соблазнительности. Спелая грудь 3-го размера дополняла образ красивой русской женщины 40 лет. Ножки её, немного пышные в бёдрах, ниже колен были просто божественными с очень по женски красивыми ступнями. В общем у меня была очень красивая мама, у меня язык не поворачивался назвать её зрелой женщиной, выглядела она молодо и сладко. И как всегда бывает в таких случаях, когда мама очень красивая, я был влюблён в неё без памяти с самого детства и нечего не мог с собой поделать. Я был нормальный, общительный, честный, смелый. Отец меня хорошо воспитывал, я прекрасно учился и занимался спортом.

Но перебороть мою страсть и любовь к маме это было выше моих сил. Я никогда не засыпал сразу, оставлял свою дверь всегда приоткрытой, прислушивался изо всех сил, с упоением слушая, как мама занимается любовью с отцом, как она отдаётся, издавая сладкие вздохи и стоны, когда она кончала я просто был без ума от перевозбуждения и тоже кончал. Я любил её и засматривался на неё не в силах отвести взгляд, да и не я один, мама нравилась мужчинам и не удивлялась, когда на неё засматривались, пусть даже и собственный сын. Конечно она меня понимала, но не относилась к этому всерьёз. Я для неё был любимым сыном.

Я давно вынашивал мысли о признание ей в любви, но как, как преодолеть этот жизненный барьер между сыном и матерью. Как нарушить все моральные понятия, как обойти эти жизненные законы, как проникнуть в это заветное личное пространство такой желанной мною женщины. Я всё обдумывал, любовь и страсть заставляла меня это делать. Я исключал все внезапные попытки овладеть ею. Это могло отпугнуть её и наоборот ещё дальше отстранить от меня навсегда, да и самому мне была неприятна эта идея, я не привык что-то делать исподтишка. О завоевании её силой я даже и не думал, у меня никогда не поднялась бы рука на маму. Выход был только один-завалить её комплиментами и признаться в любви, заставить её восхищаться и гордится смелостью и мужеством сына, только так она могла бы меня понять, пожалеть и простить. В конце концов она сама виновата, что такая красивая, и что так несерьёзно относилась к моей страсти к ней, постоянно её подогревая своими красованиями и улыбками.

И вот наконец я решился. Отец ушёл в ночную смену. И мы с мамой остались вдвоём дома ночевать. Мама приняв душ, ходила по дому в красном халате чуть ниже колен и отдыхала, расчёсывала волосы, пила чай, говорила по телефону. В домашних тапочках её ножки были просто невыносимо вкусными. Я смотрел телевизор в зале собираясь с духом и настраиваясь. По телевизору начался один из сериалов, которые смотрела моя мама.

— Мама, прелесть, кино твоё началось — окрикнул я её

— О! Хорошо иду-удивившись неожиданному комплименту ответила она

— Не ходи цветочек, я хочу тебя сам принести-смело и нежно атаковал я. И встав пошёл к ней.

Мама привыкла к комплиментам от мужчин и не сильно удивилась моей обходительности. Лишь весело и победно заулыбалась.

— Но если я цветочек, то попробуй, если унесёшь — уверенная, что я пошутил заигрывая отшутилась она. Я подошёл к ней. Она спокойно стояла уверенная, что я это не сделаю, так как она была немного пышной, и я её не подниму, и весело улыбалась думая, что я её развлекаю. Я легко её взял на руки и понёс в зал и посадил на диван. Она удивилась и даже немного напугалась. И улыбаясь с восхищением поблагодарила меня:

— Спасибо мой сладкий. Давно меня никто не носил на руках. Потолстела совсем.

Она полулегла боком и облокотилась на подушку в изголовье дивана и поджала под себя ножки. Халатик открыл их до колен и я с воодушевлением сев рядом с ней продолжил:

— Нет мам ты у меня самая красивая и желанная женщина-смело продолжал я.

— Засмущал прям — усмехнувшись похваля меня сказала мама, не подозревая о моей цели кокетничая со мной

— Какая я красивая, я уже в возрасте, тебе надо девушкам молодым комплименты делать — грустно констатировала она.

— Да ты что мам твоей сладости любая молодуха позавидует, смотри какие вкусные у тебя ножки, какая очаровательная фигура, какая прелестная грудь, шея и очень милое личико с божественными губками и умными глазками. Ты у меня очень привлекательная женщина! — завалил я её откровенными комплиментами.

— Да что вы говорите юноша? — удивлённо отшутилась она.

— Я так сильно тебе нравлюсь, а как же подружки? — с интересом шутя спросила она.

— Мама ты самая чудесная женщина в мире, ты мне очень сильно нравишься, я не могу насмотреться на тебя, просто любоваться тобой одно удовольствие, а подружки с тобой и рядом не стоят я их не люблю. — признавался ей я.

— Да не буду спрашивать, кого ты любишь. — всё поняв проговорила мама.

— Ты прекрасная мам женщина, я тебя люблю и любил всегда, пока себя помню и буду любить — смело не отступая нежно признался я ей.

— Ну-ну-ну тише, тише-немного успокоила она меня.

— А как же девушки? — так и не поняв меня или не осознав до конца сказанное спросила она.

— Какие мам девушки. Я тебя одну люблю и хочу тебя обнимать, целовать, ласкать. — не боясь уже добавлял я.

— И что, сильно хочешь? — стесняясь поинтересовалась мама.

— Да, разреши мне овладеть тобой мама, это моя мечта или мне будет очень плохо — молил я её.

— Да господи, делай со мной всё, что хочешь, только я не очень наверно подхожу тебе я же старая-прекратила сопротивляться моей нежности мама.

Но я уже празднуя победу в душе встал подошёл к ней сбоку сел на край дивана и обняв поцеловал её в губы. Она сперва тихо, но с всё с большим разгорающимся желанием отвечала на поцелуй. Я чуть не кончил, встретив её язычок и играя с ним своим. Я стал целовать её лицо шею. Она с удовольствием отдавалась для ласк. Я зашёл к её ногам и стал целовать её ступни и пальчики, которые я так давно хотел. её ноги лежали на боку одна на другой поджатыми под маму. Я отодвинул маме одну ногу, чтоб расцеловать вторую и уставился между её раздвинутых ножек там красиво прикрывая бугорок показались трусики. Мама видя мой экстаз хвастаясь нежно сказала:

— Беленькие, они твои

После этих слов я совсем потерял контроль над собой и уложив её на диване раздвинул мамин халат и впился во всё её тело, смакуя самые вкусные места, губы и прекрасные груди. Мама нежно гладя мою голову руками наслаждалась моей любовью. Дойдя до её трусиков я целуя всю её бёдра, ноги, ступни снял трусики. Мама хвастаясь раздвинула ножки. И я увидел перед собой прекрасную киску-розочку в которую тут же нырнул своим языком. Я минут 10 буквально съедал её киску, так я её любил. Мама забылась в сладких вздохах и стонах. Я встал перед ней и быстро разделся до гола. Мой 14 сантиметровый ещё не возмужавший член давно уже готов был взорваться в штанах от напряжения. Мама с интересом разглядела его и позвала:

— Иди ко мне!

И я лёг между её раздвинутых ног и вставил свой член в её влажную тёплую и уютную киску. И целуя её и лаская её груди усиливающимися и убыстряющимися толчками довёл её и себя до исступления. После того, как я кончил мы лежали обнявшись на диване. Потом я сделал нам чаю, мама подмылась. И мы голые долго беседовали смеясь и поглощая бутерброды. Потом мама позвала меня в спальную в их с отцом кровать.

— Ну ладно мальчика я уже видела, теперь покажи мне мужчину, трахни меня для своего удовольствия — бросила она мне вызов.

И я с удовольствием дал волю фантазиям. Приказав ей сначала сделать мне минет, от которого я попал в рай, потом поставив её на корачки трахал её раком в киску, потом крутил и ложил её как хотел и трахал в письку, потом поставил на локти, и впился языком в её попку, поменяв его потом на член, туда я ей и кончил. И полежав ещё немного с ней ушёл счастливый в свою комнату.

Мы потом ещё много занимались любовью. Потом я женился и моя страсть к маме угасла, но память о счастливых временах была ещё долго.

 

Добавлено: 23-05-2013Оценка читателей: 8.21

Все это началось, когда моей матери было сорок лет, а мне почти семнадцать, и мы с ней, без отца, вдвоем отправились по путевкам отдыхать в пансионат на море. Предыстория событиям банальная, мать вырвавшаяся на свободу, за всю совместную с тираном отцом жизнь, с которым ни разу за всю жизнь не испытала оргазм, при этом не имевшая даже намеков на измену, познакомилась с мужчиной. Завязался бурный курортный роман, который матери так вскружил голову, что она уже не обращала внимание на меня, что рядом с ней в одной комнате живет её взрослый сын.

Хотя у нас с матерью были доверительные отношения и ближе чем у меня с отцом, и я делал вид, что понимаю её и сочувствую, однако сыновья ревность все же давала о себе знать, когда я видел её в объятьях чужого мужчины сияющую от счастья. Мои попытки наедине по душам поговорить с матерью, как-то образумить её, заканчивались выплеском её счастливых эмоций. Она сияя от счастья обнимала меня, и осыпая мое лицо поцелуями, говорила, что ей так еще ни когда не было хорошо, как с этим чужим мужчиной и она счастлива, что у неё такой понимающий и преданный ей сын.

Роман матери развивался довольно стремительно, уже на третий день нашего приезда на море, я застал свою мать в объятьях любовника, а уже на следующий день вернувшись к себе в номер, я был ошарашен увидев картину их полового сношения на кровати, которые в порыве страсти забыли даже закрыть дверь на ключ. Хотя мое неожиданное возвращение не осталось не замеченным матерью, однако она только смущенно улыбнулась мне, продолжая голой лежать на спине с широко раздвинутыми ногами, не прекращая сладострастно постанывать и подмахивать любовнику, который двигался голый у неё между ног. Мать сама затеяла разговор о случившемся, когда я вернулся в комнату, после того как из нашего номера минут через десять вышел уже одетый её любовник.

Повиснув у меня на шее, она осыпала мое лицо поцелуями, в благодарность за понимание и сочувствие ей, смущенно и радостно делилась со мной своими откровенными ощущениями, которыми не поделилась бы с самой близкой подругой, при этом не стыдясь, что на её кровать, на виду лежит тряпочка, на которую несколько минут назад, спустил свою сперму её любовник трахаясь с ней. В порыве радости она упускала из виду, что я уже был не маленьким мальчиком, а почти сформировавшийся юношей, которого возбуждал её вид в коротком пляжном халатике на голое тело без нижнего белья, распахивающиеся полы халатика обнажающие её выпуклый треугольный лобок покрытый темными вьющимися волосиками.

Мою застенчивую улыбку и молчание, мать восприняла, как радость за неё и одобрение её поступка, поэтому утратила опасение и стыд передо мной, начав трахаться с любовником уже в моем присутствии, когда я ночью спал на своей кровати в полутора метрах от её кровати. Её уже не смущало, что я слышу её сладострастные стоны и громкое сопение её любовника, и скрип пружин кровати. Они даже не прекращали трахаться, когда я разбуженный и сильно возбужденный интимными звуками, вставал со своей кровати, проходил мимо них в душевую комнату, где опорожнял свои яички рукой. Наконец моему терпению однажды пришел конец, и я откровенно высказал матери, после того как ушел её любовник, о своих проблемах в связи с их прелюбодеяниями и даже о том чем мне приходиться заниматься в душевой комнате, попросив её впредь заниматься сексом в моем отсутствии.

— Прости, я совсем забыла, что ты уже взрослый мужчина, который тоже хочет женской ласки – спохватившись весело произнесла мать, а затем обнадеживающе добавила – завтра Володя уезжает, осталась только одна ночь.

Любовник матери, в последний вечер в пансионате, пригласил нас с матерью в ресторан, где мать уже после двух бокалов вина разрешила и мне выпить с ними вина, так что возвращались мы из ресторана уже навеселе все, прихватив еще бутылку вина в номер.

— Я хочу, чтобы эта ночь была не забываемой – говорила мать уже заплетающимся языком, когда бутылка вина опустела, и она танцевала одна перед нами, показывая намеки на стриптиз, словно забыв под действием алкоголя, что я её сын.

К полуночи любовник матери, невзначай напомнил, что ему еще надо собирать вещи, так как поезд отходит рано утром.

— Вам полчаса хватит? – поняв намек произнес я, собираясь уйти из номера погулять, пока мать с любовником будут трахаться – я пойду, пока посижу в холле.

Хотя любовник матери молча согласился кивнув головой, однако мать с присущим пьяным женщинам поведением, запротестовала

— Ну это уже слишком, не хватало, чтобы мой сын сидел под дверью, пока его мать будет трахаться. Ложись спать. – Говорила она, застенчиво улыбаясь пьяной улыбкой – мы же будем тихо себя вести. Да, Володя?

Я вышел в душевую, чтобы подготовиться ко сну, а когда вышел оттуда, то свет в комнате уже не горел, её наполняли громкие звуки сопений матери и любовника и скрип пружин. Даже в полутьме было не трудно различить, мать лежащую на спине с широко разведенными ногами подмахивающей, лежавшему на ней любовнику, двигающемуся задницей в такт.

— Дайте, хоть я засну или сделаю вид, что я заснул – громко и немного с обидой произнес я, усевшись на свою кровать, заметив, как трахающиеся на кровати замерли.

— Пойдем на пол, а то правда кровать громко скрепит – предложила мать, и без малейшего стеснения они с любовником встали голые с кровати, расстелили покрывало на полу и сбросили подушку с кровати, а затем добавила – не забудь свою тряпочку.

Мать первой легла на пол, на спину и широко развела ноги согнув их в коленях, так что я даже в темноте разглядел её темную промежность готовую принять в себя член любовника, который лег вслед за матерью на неё и после того, как мать поправила его член, задвигался громко сопя.

— Ну вообще классно придумали, под ухом у меня трахаться – недовольно произнес я, отворачиваясь на другой бок.

— А ты иди к нам – неожиданно весело произнесла мать, и обратилась к замершему на ней любовнику – Володя ты не против?

В ответ любовник только что-то не членораздельно промычал в знак согласия, а мать снова обратилась ко мне — иди мамочка тебя поцелую.

Быстро скатившись с кровати я оказался рядом с матерью и любовником, которым пришлось сменить немного позу. Хотя мать и осталась лежать на спине с разведенными ногами, любовнику пришлось приподняться над ней на руках и присесть на колени, между её ног приподняв её задницу, в то время, как я лег рядом, попал в объятья матери, соприкоснувшись с её мягкими сиськами. Мать начала осыпать мое лицо горячими поцелуями, обнимая меня и лаская нежно мою спину руками, при этом я чувствовал, как содрогается все её тело от толчков любовника, которые она встречала подмахивая задницей.

Мы с матерью страстно сосались в губы с игрою язычков, я нежно мял её немного упругие сиськи с налившимися сосками, прислушиваясь к чмокающимся звукам доносящихся из её промежности, от движений члена в её влагалище. Неожиданно тело матери перестало вздрагивать от толчков, а с её губ сорвался тяжелый недовольный выдох. Я оторвался от её губ и краем глаза заметил, что её любовник уже кончает в тряпочку, водя по члену рукой. Не прозвучавшие характерные для матери стоны, когда она испытывала оргазм, говорило о том, что она не успела кончить.

Не знаю, что больше на это повлияло мое присутствие рядом с ними, её опьянение или смены позы, но она недовольно отреагировала, когда её любовник заявил, что ему уже пора идти. Мать даже не обменялась с ним на прощание поцелуями, так и оставшись лежать на полу, мне пришлось самому его провожать и закрывать за ним дверь.

— Иди ко мне, полежим с тобой по обнимаемся – проговорила обиженно мать, когда я вернулся в комнату.

Я лег к ней на пол рядом, и мы с ней слившись в объятиях продолжили страстно целоваться в губы, и снова мои руки стали ласкать её сиськи приятные на ощупь, пока по её телу не побежали мурашки.

— Давай просто потремся друг об друга – предложила мать, разводя широко ноги и слегка подтолкнула меня на себя, давая понять, чтобы я лег на неё, а затем тихо добавила – ты только в меня не засовывай.

Я приспустил с себя трусы высвободив окаменевший член, и занял место между её широко разведенных ног, прижав свой член к мягким горячим половым губкам покрытых влажными волосиками в промежности.

— Ух ты, какой большой, уже – удивленно произнесла мать, почувствовав мой член расположившийся вдоль её горячей и мокрой щели сплющив её половые губки, под нашим обоюдным давлением друг на друга.

Мой член был действительно больше, чем и у её любовника, который я заметил, когда он кончал в тряпочку, и не трудно было догадаться, что больше, чем и у отца. Прижавшись только несколько раз друг к другу половыми органами имитируя половой акт, а мать тяжело засопела в мои губы. При следующем нашем движении мой член опустился ниже и едва не заскочил во влагалище матери.

— Сыночек любимый мой – прерывисто зашептал мать оторвавшись от моих губ, обласкивая меня руками – ты так можешь попасть мамочке в дырочку и засадить своей мамочке, и тогда мы не сможем остановиться, начнем трахаться по-настоящему.

— Мам, дай хоть чуть-чуть засунуть в твою письку, очень хочется – заикаясь от сильного возбуждения со сбившимся дыханием проговорил я.

— Ты так сильно хочешь? – произнесла мать и зашевелилась подо мной – сейчас любимый мой я поправлю его в писечку. Мамочка даст тебе, по-настоящему потрахается с тобой, мой сладенький.

Не смотря на то, что писька матери уже была горячей и залитой смазкой, однако я почувствовал, как туго стал входить мой член, управляемый рукой матери, в её узкое влагалище.

— Родненький мой, любимый, — шептала мать ласковые слова пока мой член медленно продвигался в её влагалище растягивая его по своей величине, пока его головка не втиснулась в его дно, сорвав с губ матери сладострастный стон блаженства – ой как хорошо, глубоко.

Наши движения в такт навстречу друг другу, стали убыстрятся и усиливаться. Я уже был не в силах сдерживаться, чувствуя как из моего дергающегося члена глубоко в матери ударили первые залпы извергаемой спермы, при этом ощущая под собой как напряглось все тело матери и забилось в крупных судорогах, а с губ матери срывался громкий сладострастный стон, тот самый стон, который оповещал, что она испытывает оргазм. Я уже освободил свои яички и волны истомы стали откатываться назад, а мать все продолжала трястись на моем члене.

Её влагалище пульсируя сжимало и разжимало мой член, в то время как дно влагалища приятно щекотало головку члена, словно высасывая из него остатки спермы. Оргазм матери был настолько сильным и продолжительным, что она даже слегка охрипла от стонов, а когда волны блаженства стали отпускать её напрягшееся и бьющееся в судорогах тело, то у неё не осталось даже сил чтобы ласкать меня руками. Однако когда я хотел вытащить из нее свой член, мать из последних сил обхватив меня руками прижала к себе, вскинув высоко свой зад, нанизавшись снова на член так глубоко, что головка втиснулась в дно влагалища

— Нет, подожди не вынимай из меня, дай моя писька успокоится на нем, чувствуешь, как она еще дергается сжимая его – осипшим голосом произнесла она.

Нам еще понадобилось не мало времени, чтобы наши половые органы прекратили приятно подергиваться от сокращения мышц после оргазма, и только после этого я медленно вытащил свой мокрый член из матери, после чего она обмякла, словно я вытащил из нее упругий стержень поддерживающий её тело.

— Мам я спустил в тебя – тихо признался я, повалившись рядом с матерью.

— Я это почувствовала, так было приятно ощущать, как твоя сперма разливается во мне. – Отвечала мать, и откровенно заговорила, делясь своими приятными ощущениями. – Я думала, мне только с Володей так хорошо, а оказалось с тобой в стократ приятнее, чуть сознание не потеряла от нахлынувших приятный волн откуда-то из глубины письки, от туда, куда ты так глубоко мне засунул свой член, а потом когда оргазм стал стихать, взорвался мой клитор прижатый твоим твердым членом и снова накрыло меня с головой волна блаженства. Получается, я дважды кончила, и влагалищем и клитором, под тобой. Теперь я тужу, что упустила столько приятных моментов, не начав с тобой трахаться еще дома, как только у тебя вырос член. Ты же не бросишь свою мамочку, будешь её хоть иногда?

Заискивающи и весело произнесла мать, переваливаясь на меня, и начиная обласкивать меня, целуя уже в губы. Вместо слов, я ответил взаимными ласками, нежно лаская её сиськи и отвечая на поцелуи, давая понять ей, что теперь она будет частенько чувствовать мой член в себе.

Проснулись мы с матерью ближе к обеду, уже на разных кроватях, несмотря, что ночью почти до рассвета мы обласкивали друг друга, но так и не занялись больше сексом. Мать легко перенесла отъезд своего любовника и даже почти не вспоминала о нем, а в её глазах продолжал играть огонек счастья. После обеда она взяв меня под руку повела меня по местам, где она уединялась со своим любовником.

— Здесь мы с ним целовались — весело говорила она, и как бы демонстрируя припадала к моим губам страстным поцелуем.

Ни в её глазах, ни в её поведении не было даже намека на сожаление об уехавшем любовнике, это был скорее ритуал, когда она хотела заменить в своей памяти, приятные моменты с ним на более яркие и приятные моменты со мной.

— А вот здесь, мы первый раз познакомили, соприкоснувшись, мою письку с его членом. Он хотел трахнуть меня здесь, но у него ни чего не получилось, даже не попал в мою дырочку – говорила мать смущенно улыбаясь, когда мы с ней затерялись от глаз посторонних меж расщелин скал, и мать прижалась спиной к наклонившемуся валуну, широко развела ноги, между которых стал я, страстно целуясь.

В отличие от её любовника, я не только познакомил наши половые органы, но и засадил матери так, что она уже после нескольких качков, насаживаясь поглубже на член кончила вместе со мной, полулежа прижатая к наклонившемуся валуну, даже не снимая трусиков, а только сдвинув их край в сторону.

— Пойдем там внизу есть меж больших камней небольшой чистый заливчик, я там подмоюсь – предложила мать, когда мы уже отдышавшись поправили на себе одежду.

Пробравшись по узкой тропинке меж камней мы вышли к морю. Заливчик напоминал больше выщерблину суши, окруженных со всех сторон высокими скалами. Вода в заливчике была прозрачной и теплой, а огромный камень у самого выхода в море преграждал путь волнам с моря.

— Тут ни когда, ни кого не бывает, так что можно купать и голышом – предложила мать подавая мне пример сбрасывая с себя и лифчик купальника и плавки.

Через пять минут, как мы вошли в воду голыми, мать уже со сбившимся дыханием обнимая меня запинаясь от сильного возбуждения, удивленно говорила – как опять, я так быстро не могу, хотя уже и сильно хочется.

Зайдя почти по грудь в воду мать опоясала мои бедра мягкими ляжками, нависнув задницей над моим упругим задравшим свою головку членом. Она сам рукой поправила член, и он ворвался в её горячее влагалище, из которого еще не успела выйти полностью моя спермы, влитая туда полчаса назад. Ожидания матери не оправдались, она снова обильно кончила подпрыгивая на моем члене, в момент оргазма так нанизавшись на него, что я чувствовал головкой члена, как пульсирует её матка, сокращаясь от приятных спазм.

— Если ты меня еще сейчас где-нибудь среди камней трахнешь, то тебе придется нести меня на руках в номер, потому что я уже сама не дойду, у меня не останется сил – смеясь говорила мать осыпая меня нежностями и поцелуями.

Оставшиеся дни пребывания на море, мы трахались с матерью по два по три раза на день, на что мать говорила, что у неё столько секса не было и за год с моим отцом. Мать уже совсем забыла, что у неё был роман, и даже когда мы с ней гуляли меж скал, она уже припоминая говорила, помнишь, вот здесь ты меня оттрахал не снимая трусиков, а вот там ты взял меня сзади, я еще тогда думала, что не смогу кончить.

Возвращение домой, немного остудило наш сексуальный пыл, счастливый вид матери, заметно помолодевший, насторожил отца и хотя у него не было ни малейшего доказательства, что мать ему изменяла на море, однако он начал её терроризировать и дело дошло даже до избиения. Это произошло, как раз на мое семнадцатилетние. Отец не смог вынести сыплющиеся комплименты матери от приглашенных гостей на мой день рождения и ударил её по счастливому лицу при всех, обозвав её проституткой. Если бы он знал, что после этого последует, то он бы воздержался от такой выходки. Мне было достаточно нанести два удара, чтобы он потерял сознание, после чего я вышвырнул его из квартиры, на глазах оторопевших гостей.

Его попытки снова вернуться, уже мирно поговорить, мать отвергла, заявив, что она подает на развод, а так как это была её квартира, то отец ушел жить к своей матери. Хотя праздник был испорчен, так как гости вскоре разошлись, однако в этот день я получил самый лучший подарок, с этого дня мы спали с матерью в одной постели. Мать словно пыталась наверстать упущенные годы жизни с отцом фригидной женщины, мы не только разнообразили секс экспериментируя в различных позах, но и виды секса. После просмотра порнографической кассеты, мать тут же подражая порно актрисе взяла мой член в рот, и впервые в жизни отсосала у меня, заглатывая сперму из дергающегося члена глубоко у неё во рту. Анальный секс матери не понравился, хотя я и сбил ей целку в заднице, однако занимались мы им очень редко.

Оцените этот эротический рассказ:

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *