Рассказы инцест и не только...        27 мая 2018        114         0

Рассказ как подсматривали за сексом матери О нас с моей…


рассказ как подсматривали за сексом матери

О нас с моей мамой » Эротические порно рассказы и секс истории

О нас с моей мамой

Не помню точно, когда я начал думать о своей матери, наверное, лет в восемнадцать. Первые эротический фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда довольно доступны. На них можно было постоянно смотреть, их можно было даже слегка потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность такая была. Конечно, она не ходила там, в эротичных ажурных чулках с поясом, не носила мини юбку и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло.

Именно тогда я стал настоящим извращенцем. Я сразу понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть прекрасная груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был ее родным ребенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью.

Она спокойно сидела в теплой вязаной кофте читала любимую книгу, я же видел ее голой с размазанной по губам помадой в очках залитых прозрачной спермой, и такие видения преследовали меня постоянно. Я быстро рос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал за ней подсматривать. Надо заметить, что, даже несмотря на довольно благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было очень сложно. Мама постоянно просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться ее просьбы.

Одной единственной возможностью оставалась ванная. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я «умных» мальчиков, отверстий в стенах в ней не было предусмотрено, поэтому я просто-напросто расширил напильником щель под дверью, так чтобы значительно увеличился угол обзора. То, что я тогда испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, быстро вытиралась после душа, описать словами просто невозможно. Это было что-то невообразимое. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь по всему телу. До сих пор, а с того времени прошло примерно десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает осторожно вытирать промежность.

Я думал увидеть, может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской рожи было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище матери, задница да еще с мокрой красной дыркой, белые груди, и все это — моя неприступная родная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна.

В общем, годам к восемнадцати я испытывал огромное половое влечение к собственной маме, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подружкам, матерям моих друзей, одноклассников, учителям. В голове сформировалась целая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в своей кровати, я думал о них, тасовал их как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то всем вместе. Одна из наиболее сильных юношеских фантазий — банальная баня (на самом деле даже ни разу в жизни там не был), где я «мылся» со всеми своими желанными персонажами.

Оргазм происходил в тот самый момент, когда мама подводила меня к стоящим раком учительницам, раздвигала одной из них отвислые половинки попы, вставляла мой вставший член и, стоя на коленях, смотрела на мою усиленную работу, а я потом долго кончал ей в лицо. В то время я стимулировал себя просмотром порнографии. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) и в помине не было. Все, что я мог тогда реально достать — это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных эротических журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих друзей, но все равно это было просто здорово.

Я, например, брал фото своей матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица вставлял поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего в этой сфере интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую свою кассету, по-моему называлась она «alt and gammal» студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же просто затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал интернет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

Как бы кому не показалось, но я действительно очень люблю свою маму, думаю, больше чем кто-либо другой любил на моем месте. Любовь сыновья, общепризнанная, переплетается во мне с любовью к матери как к женщине, половым влечением к ней. Вот парадокс: чем большее почтение я испытывал к своей матери, тем более сильно я ее хотел. Конечно, жизнь потом развела нас, я отслужил в армии, женился, мама тоже вышла замуж и стала жить у своего нового мужа, нормальная как у всех жизнь. Но самое главное внутри меня все осталось точно таким же как было, а после одного интересного случая я стал избранным в этом мире. На самом деле это не просто громкие слова, с кем произошло то же, что и со мной, меня обязательно поймут, действительно избранным. Это произошло 19 июля 1997 года, мне к тому времени уже было 27, маме через четыре месяца исполнится 51 год. Может кто и сильно удивиться, но не было никакой там бани или «потри мне спинку, мама» как любят предварять такие пикантные истории очевидцы-фантасты (хотя лично я ничего не имею против их творчества), я просто позвонил домой и сказал своей матери, что вечером заскочу, отметим одно грандиозное событие (я наконец-то с огромным трудом сделал загранпаспорт), и все закрутилось.

Я почему-то сразу понял, что-то должно случиться, то ли тон ее ответа по телефону, не знаю, но что-то мне подсказало. Скорее всего виноваты сложившееся обстоятельства, ни моих, ни ее мужа в Москве тогда не было (дачники), все складывалось как нельзя более лучше. Я заехал за ней на работу, купили бутылочку CAMРARI, дыню и домой. Стратегический план был у меня таков, кстати, советую всем соратникам: во-первых, после рюмки я за руль ни ногой, и мама это прекрасно знала, значит, была вероятность того, что мне тогда удастся остаться на ночь. Во-вторых, на трезвую голову бабу уложить в кровать намного сложнее, чем после двух-трех рюмок сладкого, но крепкого напитка, а собственную мамочку тем более, только так можно притупить ее психологические установки – табу, стереотипы и тому подобное. В-третьих, я стал сразу ухаживать за ней, подавал руку, поддерживал за ее талию, говорил приятные комплименты. Это совсем не страшно — сказать; «мама, я тебя люблю больше всех? у тебя новая прическа? ты великолепно выглядишь, похудела?» и все такое прочее. И это сразу сработало, она не отталкивала меня, начала немного со мной кокетничать. Интересная вещь — пока я покупал дыню, мама в машине подкрасила губы, ну чем не подтверждение моей правоты. Кстати, это я сейчас все так спокойно расписываю, как под микроскопом, а тогда это были не мысли, а какие то горячие волны желания внизу живота, которые подсказывали мне, что делать. Меня вела моя природа.

В общем, мы сидели на кухне часов до девяти вечера, и я постоянно думал об этом самом. Основная проблема для меня – с чего начать. Это должно было быть не резко, но в тоже время не слишком медленно и неуверенно. Я постоянно пытался создать какие-то околосексуальные ситуации, рассказал несколько очень откровенных анекдотов, пару раз в шутку прижался всем телом, обнимался, но начало никак не приходило. Наконец мама прилегла на диван, у нее слегка кружилась голова от вина. Я подошел с пледом, взял ее за ноги, чтобы переложить ее поудобнее и от прикосновения к теплой коже меня и начало заносить. Я сел рядом, ее ноги лежали у меня на коленях, нагнулся и просто стал их целовать. Мама мягко высвободилась, подтянув колени и слегка раздвинув ноги в стороны. Я, ни секунды не думая, тут же ткнулся лицом в открывшуюся мне промежность. В ту самую секунду я почему-то решил, что мама сделала это все специально, она была без трусов, значит действительно хотела. Цель всей моей жизни была тогда достигнута, я трогал губами влагалище, языком чувствовал горячий анус собственной матери, и небеса не обрушились на меня.

Я нежно ласкал ее не больше минуты и сразу же вставил. Наверное, тогда это был самый правильный ход из возможных, ведь она могла опомниться пока все не зашло чересчур далеко. Я вставил член и стал трахать ее, запросто, как собственную жену, и она не кусалась и не отбивалась от меня как от дикого зверя, лежала себе тихо и похрюкивала. Нагнувшись, я прошептал ей в ухо что-то вроде того, что я давно мечтал об этом и что, наверняка, она — тоже, на что мама ответила категорически — никогда раньше этого не хотела и теперь будет меня постоянно избегать. Мы разговаривали как обычно, если не думать о том, что мой половой орган по-прежнему торчал в ее влагалище.

Зазвонил неожиданно телефон. Такая вещь очень неприятна, когда дома трахаешь законную супругу, а тут я совсем перепугался, реальность могла отрезвить мать и испортить всю ситуацию. Она поговорила от силы всего минуты три (до сих пор не знаю, кто была эта сволочь), но вернуться к начатому было уже просто нельзя. Мы пошли на кухню пить чай. Самое интересное, мы общались так, как будто ничего между нами не произошло. Пришло время нам идти спать, и мама спросила, где мне постелить. Я ответил, что спать будем валетом, а иначе уеду на машине пьяным. Она засмеялась, сказала, что ей достался тот еще сыночек, и разложила для меня диван. Мы все-таки легли валетом, и я сразу же стал лизать матери пятки. Мы словно повторяли предыдущие действия: раскинутые в стороны ноги, straigНt sex, но, если первый раз еще можно было принять это действо за случайность, то сейчас меня хотели. Я взобрался на мать как кобель на шелудивую суку. Все длилось минут двадцать, и то, если бы я не пил, то кончил бы просто мгновенно.

Из всего того, о чем я мечтал больше десяти лет жизни, я смог поцеловать мать в губы (ей это явно не сильно понравилось, но языком поработала), полизать ей между ног и сами ноги, потрогать и поцеловать ее прелестные груди, вставить член ей в рот, обычным образом трахнуть и все. Во время полового акта она стонала, называла меня иногда Андреем (ее муж), в конце сказала: «выеби меня, сыночек, чтоб у меня завтра все жутко болело». На этой фразе я кончил ей на живот, кстати, получил замечание, так как оказалось, что ей нравится чувствовать сперму внутри себя. Пока она мылась, я уснул.

Теперь об избранности. То, что я в тот момент пережил, в нашей человеческой природе есть явление по-настоящему уникальное, необычное. Но это для человеческой природы, но не для меня. Да, я вступил в половые отношения со своей родной матерью, ну и что здесь такого криминального. Она же не будет от меня рожать детей, нарушая там какие-то генетические коды, мы просто получили интимное удовольствие друг от друга. Наша жизнь внешне совсем не поменялась, все по-прежнему.

К сожалению, такого рода сексуальная ориентация, а я повторяю, МНЕ НРАВИТСЯ СОВОКУПЛЯТЬСЯ С СОБСТВЕННОЙ МАТЕРЬЮ, осуждается крайне чрезвычайно. Инцест всех сильно отпугивает, мне кажется, я знаю почему, все думают о неком сексуальном насилии. Отличайте, пожалуйста, сексуальные отношения отцов-садистов с малолетними дочерьми от полюбовных отношений между родственниками. Инцест по желанию — это действительно здорово. Я думаю, что при стечении некоторых обстоятельств, любой желающий может трахнуть свою мамочку, просто некоторые не признаются, что хотели или хотят этого. Вот вы, к примеру, готовы ли со стопроцентной гарантией сказать, что, если ваша мать, очень сексапильная пожилая женщина, вихляя, как уличная сука, бедрами, подойдет к вам на высоких каблучках и, шурша прозрачным капроном, прижмется всем своим телом, готовы ли вы сказать, что в штанах ничего особенного не произойдет? Я уверен, что — нет.

Р. S. Знаю по себе, что тем более веришь написанному выше, чем суше и официальнее текст. К глубокому сожалению, образование мне не позволяет, все время хочется, ввернуть какой-нибудь красивый литературный оборот. Поверьте, все это истена, до последнего слова. Мы живем в Москве. Прошу прощения, если кого задела ненормативная лексика в моем рассказе.


Приключение » Секс порно рассказы и эротические истории из жизни

Приключение

Моей маме 41 год, она среднего роста, стройна фигура и уругое тело, грудь среднего размера с большими темными сосками. Попка очень упруга это я заметил давно, так как часто видел маму в купальнике. Я давно заметил что мама меня привлекает как женщина и по этому стал испытывать большой интерес к ней.

Началось все с подсматривания за нее когда она принимает ванную через винтеляцию. Конечно я не просто смотрел как она моется а дрочил на нее.

Мама довольно современный человек и как и многие пользуется Интернетом. Мне стало интересно о чем она общается с мужчинами в Интернете и решил взломать ее пароль на почте. У меня это получилось. Я стал просматривать ее письма и замер в шоке.

Я увидел фото где мама голая и эти фото она отправляла мужчинам, но больше удивления было когда я увидел фото которые ей прислал один из тех мужчин. На них была мама с ним и в разных позах, тогда я узнал что мама очень спасобная в сексе так как я не думал что она в сексе позволяет все и еще и фоткать это. Но признаться меня это сильно возбудило. Присмотревшись на фото я понял что они сделаны у нас на даче, где я бываю редко а мама говорила что любит проводить там время занимаясь цветами. Я решил дождаться когда мама вновь собирется на дачу. Долго ждать не пришлось.

Однажды вечером мама пришла домой и за ужином сказала что поедит на выходные на дачу. Я сказал конечно. Хотя сам этого очень хотел давно. Я решил что поеду на дачу когда мама уедит и посмотрю чем она там занимается.

Наступил этот долгожданный день. Мама уехала и поехал почти сразу за ней, взяв у друга машину. Подьехав к даче, я припарковался недалеко, чтобы видеть дом. Ничего такого я не увидел мама разгуливала в купальники занимаясь делами в саду. Через час ожидания мама ушла в дом и через какое то время подьехала машина из которой вышли два мужчины лет 40. мама вышла их встречать уже одетая в юбочки чуть ниже колена и кофтачке и чулочка как я понял уже потом. Они поцеловались и прошли в дом.

Через какое то время решил пойти посмотреть в окно, уже было довольно темно. Подойдя к окну, я аккуратно заглянул на кухню где горел свет. Они сидели и выпивали, мила беседуя, мне было хорошо слышно их голоса. Через какое-то время один из мужчин, которого звали Стас, предложил мама потанцевать. Они начали танцевать медленный танец и я увидел что руки Стаса уже гладят мамину талию и попку. Другой мужчина которого звали Игорь сидел и смотрел как они танцуют. Стас уже видать завелся и уже целовал маму. Но мама его остановила и сказала не при нем. Меня это удивила так как думал что она их позвала обоих для этого. Потом они сели и выпили. После чего мама сказала что отойдет в комнату, уйдя, через минут 5 за ней пошел Стас. Я пошел к окну комнаты. Мама и Стас там говорили. Маму кстати зовут Ирина.

Ирина я хочу тебя.

Ну Стас мы же не одни он может войти.

Ирина не переживай он все поймет.

После чего они начали целоватся. Стаса руки скальзили по всему телу мамы и потом он задрал маме юбку и я увидил родную попку на ножках были чулочки и трусики одеты ярко красного цвета. Я уже не мог просто смотреть и достал челен и начал дрочить. Он сжимал мамину попку. Потом он снял с неё кофточку и начал целовать ее грудь. Это продолжалось не долго и мама опустилась на корточки перед ним. Ой как её попка натянулась. Она расстегнула штаны и достала член Стаса, я никогда не видел такого челена, он был длинным и толстым как палка.

Мама начала сосать у него и в этот момент я кончил так что даже немного голова закружилась. Мама сосала его очень страстно, то водя его в рот, то проводила по нему язычком. потом он приподнял маму за плечи поцеловал и развернул ее облакотив на столик. Не снимая трусков он начал слюною смазывать мамину киску. Затем я увидел как этот огромный член погружается в мамину киску. Он начал быстрами движения двигатся в маме. От чего она начала стонать. Продолжалось это не долго и, выйдя из маминой киски, он направил член маме в попку. Я был удивлен что он так легко вошел, он начал трахать маму в попу, шлепая ладонью по попе маме. Мама вскрикивала и в этот момент вошел Игорь. Сказал что-то случилось. Увидив Игоря мама стала прикрыватся и очень засмушалась, а Стас стоял не прикрывшись.

Игорь сказал: — ах вот чем вы тут занимаетесь, — и мама опустила голову.

А Стас сказал: — а ты хочешь пресоеденится?

Мама подняла глаза и смотрела на Стаса с ужасом.

Игорь ответил что да.

На что мама сказала не надо.

В ответ Стас сказал что тебе понравится Ириша.

Мама ничего не ответила.

Игорь ничего не говоря достал член который был почти такого же размера как и Стаса.

Мама поникуя начала говорить не надо.

На что Стас сдернул с мамы то, чем она прикрывалась и сказал сейчас мы тебя будем трахать. Мама встала попыталась выйти из комнаты но рука Игоря остановила ее.

Мама стала говорить не надо и пыталась вырвать свою руку из его захвата.

Но Игорь дал пошечину маме и взял за волосы, на маминых глазах появились слезы.

Странно, но меня это не разжалобило, а на против еще сильнее завело. Игорь держа маму за волосы наклонил к своему члену, и начала пихать маме в рот. В это время Стас вышел из комнаты, я не предал этому значения смотрев как Игорь дает маме в рот. Через минут 5 я чуть не умер от страха когда я почувствовал руку у себя на плече. Это был Стас.

Он сказал парень ты что тут делаешь?

Я не мог ответить и промолчал.

Он посмотрел в окно и увидел Игоря с мамой и сказал нравится смотреть как мужики женщин трахают?

Я чуть слышно произнес это моя мама.

Стас улыбнулся и спросил: — а она знает что ты смотришь за ней?

Я ответил — нет и стал просить что бы он не говорил.

На что он улыбнулся и посмотрев на мой член сказал что хочешь маму свою трахнуть?

Я нечего не ответил опустив глаза.

Я спросл у него зачем вы насилуете мою маму?

Стас ответил что она шлюха и сама этого хочет.

Я сказал что это не так, хотя понимаю что так оно и есть.

Следуший вопрос Стаса меня шокировал.

Ты хочешь помочь маме?

Я ответил да.

На что он сказал что тогда пойдем в дом.

Я молча пошел за ним.

Мы пришли на кухню и он предложил выпить чтобы успокоиться, я подумал что он не будет маму насиловать.

Он молча подошел ко мне и достал свой член и сказал, ну давай помогай маме.

Я как будто потерял дар речи и втот момент по моим рубам Стас провел челеном.

Я не знал что делать.

На что Стас сказал ну тогда пойдем будешь смотреть как твою маму трахают.

Я испугался от того что мама может увидить меня и не вольно открыл рот.

И сразу во рту оказался челен.

Стас сказал соси.

Я начал облизывать его зязыком он был еще мягкий, но размер не меньше. Я взял рукою его челен и стал придерживать водя по головке челена губами и чувствовал как он увеличивается. Не знаю почему но мой член стал тоже вставать.

Стас сказал, а ты смотрю умеешь это делать и спросил наверное делал кому то раньше?

Я ответил что нет.

Стас сказал полизать ему яица я не стал уже задумыватся и говорить нет. Начал их полизывать, а Стас начал дрочить челен. Челен Стаса уже стоял как дерево и он сказал снимай штаны.

Я посмотрел на него удивленными глазами и подумал про себя, я не выдержу такого челена в попе. Совсем забыл уже о маме что он через комнате. От туда донасились стоны. Я встал и не ловким движением стал снимать штаны.

Стас увидев мой челен который стоял. Сказал да тебе нравится.

Стас сказал повернись, что я и сделал. Он пощупал мою попу и шлепнул по ней от чего я вскрикнул. Стас сказало встать на четвереньки и я встал Потом почувствовал что он плюет мне на анус. Я знал что сейчас произайдет и пытался расслабится но ничего не выходило от его прекосновений попа напрягалась. Потом я почувствовал как его челен упирается мне в анус но войти он не мог. Он взял с плеты ростительное масло и облив свои пальцы вел их в меня я немного дернулся но боли не было.

Затем я опять почувитвовал упор его челена и начал ощушать как он растягиваем мне анус. Мне стало больно и невольно сказал не надо. На что он вел еще глубже я громко вскрикнул и тут он начал вгонять в меня свою палку у меня от боли потекли слезы и я сильно стонал и вкрикивал. Я уже не понимал что происходит. Тут я услышал скрип двери и не всилах ничего сделать просто посмотрел в ту сторону.

Вышел Игорь и сказал а это кто.

Стас сказал что сынок Ирки.

Игорь не поверил и пошел в комнату.

После чего он вышел с мамой маму как поролезавало она видела на я стою на четвереньках голых и меня трахает мужик что недавно трахал ее.

Мама крикнула вы что делаете вам меня мала.

Подняв глаза я сказал мама не надо кричать уже ничего не изменишь. Я хотел тебе помочь.

И тут я почувствовал что в меня как кипеток что то вливается. Это кончал Стас. После чего он вышел из меня а я еще лежал так минуты три. Мама подошла и стала гладить меня говоря бедненький это я веновата. В это время мужики ушли я даже не заметил.

Я посмотрел на маму она была голая и на ее лице были капли спермы. Я поднялся и ушел в комнату на верх. И просто лег у меня жудко выло в анусе и в итоге я уснул. Среди ночи я почувствовал что кто то рядом седит и плачет. Открыв глаза я увидел маму. Я приподнялся обнял ее и сказал не плачь мама и почувствовал что мой челен встает я попытался закончить обьятья что бы мама не почувствовалша что мой челен упирается в нее. Но мама не отпускала. Я еще раз сказал что бы не плакала и сказал что люблю ее. Она начала меня целовать в шеки и тут ее холат распахнулся и я увидил так близко эти груди и не мог ответи взгляда.

Мама это заметила но почему то не стала прикрывать.

А шепотом сказала ты хочешь меня? Я немного помолчал и сказал что да. шаблоны dle


Секс история. Исполненное желание. Мама — как она есть

Исполненное желание. Мама — как она есть (секс рассказ)

Все действующие лица старше 18 лет.

— Дорогой, ты не мог бы сегодня вечером посидеть в своей комнате? — мама приобняла меня за плечи и нежно поцеловала в лоб — не обижайся, просто к нам с папой придут гости.

Я кивнул. Значит опять мамины коллеги по работе, вместе с ее шефом соберутся у нас дома. Мои родители настоящие детективы. Они работают вместе в детективном агентстве. С тех пор, как они раскрыли какое-то очень важное и серьезное дело, такие посиделки стали проходить регулярно раз в месяц. И всякий раз мои родители просили меня не выходить из своей комнаты. Я так и делал. Я играл в компьютерные игры, бороздил Инет, в общем развлекал себя как мог.

Сегодня вечером было особенно шумно. По звукам я понял, что публика переместилась из кухни в зал и решил быстренько проскользнуть туда-обратно к холодильнику. Так я делал часто, зная о том, что меня никто не заметит, потому что они всегда плотно закрывали двери в зал. Но на этот раз двери были приоткрыты. Мое любопытство взяло верх и я заглянул. Свет в зале был притушен, из магнитофона лилась ненавязчивая романтическая музыка. В центре зала на полу, набросав подушек, лицом друг к другу сидели гости:

А. В. — начальник моих родителей Сергея и Ольги,

тетя Лена со своим мужем дядей Славой — они коллеги по работе моих родителей.

Рядом с маминым шефом, сидел мой отец. В центре образованного присутствующими круга плашмя лежала пустая бутылка из под вина. Мама, в своем коротеньком домашнем халатике и в тапочках на босу ногу, стояла возле телевизора. Склонившись, она пыталась вставить диск в DVDпроигрыватель.

— Оля! ну ты долго еще там. — А. В. как и подобает начальнику, возмущенно обратился к маме.

— Бегу, бегу уже — мама толкнула диск внутрь и села между ним и папой.

Она нажала на кнопку пульта управления, и телевизор засветился мерцающем светом.

— Чья очередь? — спросила тетя Лена.

— Славика твоего — кивнул А. В. в сторону дяди Славы — Ленка, толкни своего мужа, что б он не тормозил.

Дядя Слава крутанул бутылку, при этом тетя Лена хихикнула и спрятала лицо за его спину. В это время мама максимально убавила звук телевизора и включила DVD. На экране начался самый настоящий порно фильм.

Я был в шоке. Что они делают? ЧТО здесь происходит?

Раскрученная дядей Славой бутылка начала останавливаться и вскоре замерла, указав горлышком на моего папу.

— По часовой стрелке. — шеф А. В. повел пальцем в сторону мамы под хихиканье тети Лены.

— Бляяяяя! ну почему я всегда первая. — жалобно протянула мама.

— Так, Ольга! не выебывайся! — папа шутя погрозил маме кулаком — игра есть игра.

Моему удивлению не было предела. Прежде таких слов от моих родителей я никогда не слышал. Они всегда общались между собой уважительно и без мата. по крайней мере при мне.

Встав на четвереньки, мама потянулась к дяде Славе. Он потянулся к ней на встречу. Примерно над бутылочкой их губы соединились в поцелуе «в засос».

— Раз! Два! Три. — публика с восторгом начала считать секунды.

Дядя Слава засовывал свой язык маме в рот, покусывал ее губы, а я не сводил глаз с моего отца и жены дяди Славы, которые, как ни в чем не бывало, улыбаясь считали время поцелуя.

На счет «десять» они разъединились и сели по своим местам. Наступила тишина. Все смотрели на маму. Она заерзала и произнесла:

— Давайте я во второй раз. на мне и так меньше всего одето.

По ней было видно, что она хочет что-то сделать, но стесняется.

Папа положил руки ей на плечи и. вдруг резко сдернул с нее халат. Полы халата разошлись и он упал на пол. Мамины щеки покрыл румянец. Она сидела с обнаженной грудью. В одних стрингах и тапочках. Мужчины жадно смотрели на колышущиеся сиськи моей матери, на оттопыренные и вздыбленные темные большие соски, на то, как грудь поднималась и опускалась в такт маминого дыхания.

В происходящее я просто не мог поверить! Только что мой отец раздел маму при всех! Внутри меня что-то заныло, а в штанах стало тесновато.

Мама, не капли не стесняясь своей наготы, крутанула бутылку. Горлышко показало на тетю Лену.

— Ха! — торжествовала мама — давай, Ленка, иди ко мне.

Женщины быстро чмокнулись в губки.

—. а теперь ты тоже раздевайся! — мама злорадно заулыбалась.

Тетя Лена стащила через голову свой ярко зеленый топ и растрепала волосы по плечам. Ее шикарная грудь была выставлена на всеобщее обозрение.

В последующие десять минут своих штанов лишились мой папа и дядя Слава, а А. В. снял с себя рубашку.

— Так — командным голосом протянул шеф моих родителей — ужесточаем правила: тот, кто крутит бутылку раздевается полностью и целует того, на которого выпало в низ! Оля, начинай!

— Ну почему я-то первая. — деланно возмутилась мать.

По всему было видно, что она не против, что ее это все ужасно заводит. Ее газа блестели от возбуждения, а улыбка не сходила с губ.

Мама крутанула бутылку. Выпал дядя Слава. Она встала и сняла трусики. Я увидел ее раскрасневшуюся аккуратно побритую писечку с припухлыми губами. Она кинула стринги на диван и, став перед дядей Славой на колени, стала ждать, пока он снимет свои трусы. Вот уже он стоит с голым свисающем полувозбужденным членом и сверху вниз смотрит на мою маму. Вот она потянулась к члену, взяла его в руку, откатила верхнюю кожицу. Я затаил дыхание. Неужели ЭТО случится? Неужели моя мать способна на такое? Она будет сейчас целовать член дяди Славы. А мой отец? Он что так и будет просто сидеть и смотреть на это. Лицо мамы, с приоткрытыми губами, вплотную приблизилось к органу дяди Славы. Носом она втянула в себя воздух.

— ммм. люблю этот запах — сказала она и коснулась губами члена.

Мама заглотила пенис в рот и стала посасывать его, делая ртом втягивающие в себя движения.

— Раз! Два! Три.

Я в ужасе наблюдал за происходящем, боясь пошевелиться, что бы случайно не выдать себя. Сердце вырывалось из груди, пульс стучал в висках. То, что я видел было мне омерзительно! и как-то сладко. К своему стыду я испытывал возбуждение и острое желание смотреть еще и еще.

На счет «десять» мама оторвалась от члена дяди Славы и села на свое место, вытирая рот тыльной стороной ладони. Вдруг папа наклонился к ней и поцеловал ее в губы. Все это сопровождалось весельем, разговорами, шутками. Дядя Слава уже крутил бутылку.

Выпал А. В.

— Ну, Славик, ты меня не интересуешь — прокомментировал ситуацию шеф — так что, Леночка, придется тебе за мужа отдуваться. А что бы тебе, Слава, совсем халявы не было можешь мне штаны с трусами снять!

Тетя Лена начала раздеваться, а ее муж — колдовать над брюками шефа. В это время мой папа встал и перешел на диван. Он стащил с себя трусы и начал мастурбировать, смотря на игроков. Дядя Слава высвободил член А. В. Это был настоящий монстр! Огромных размеров, жилистый и толстый он производил впечатление питона. Раздевшись, тетя Лена присела рядом с мужем. Они вместе смотрели на пенис шефа. Она, стрельнув озорными глазками на мужа, взяла член в рот и стала насаживаться на него, стараясь заглотить как можно глубже в себя. Дядя Слава начал целовать ей плечи, спускаясь к обнаженным грудям.

Встав.

на четвереньки, моя мама, соблазнительно виляя бедрами, как кошка, подползла к троице. При этом ее голые груди эротично раскачивались в такт движению. Она расположилась рядом с тетей Леной. Лицо мамы было совсем близко к ее лицу. Мама прошлась поцелуями по стволу А. В. и присоединилась к обсасыванию пениса шефа.

Как две дикие львицы пойманную добычу, они бережно передавали изо рта в рот огромный член, блестящий от слюны и выделений. Дядя Слава быстро стащил с себя брюки и пристроился сзади к моей маме, стоящей рачком перед шефом. Она оглянулась и улыбнулась ему, красиво выгибая спинку и оттопыривая кверху попу. Мощным толчком дядя Слава вошел в ее влагалище. Быстрыми и резкими движениями он стал трахать мою маму, которая при этом сосала член шефу вместе с тетей Леной.

Я жадно смотрел на них и мне захотелось достать свой эрогированный пенис и дрочить так же, как это делал мой отец. Я расстегнул молнию на штанах и принялся за работу. Вдруг мама, решив откинуть свои волосы назад, красиво мотнула головой и. мы на какой-то миг встретились с ней глазами. Этого хватило, что бы она прочитала в моих — ужас застигнутого врасплох наблюдателя, а я в ее — сожаление того, что я все видел. Я в ужасе отпрянул. Но все равно не так резко, как хотелось бы. Рванул назад. Так, с зажатым в кулаке голым членом, я вломился к себе в комнату. Закрыл дверь. Мне стало стыдно, что мама знает о том, что я подсматривал за ними. Я не находил себе место, не представляя, как теперь смогу смотреть ей в глаза. Через какое-то время дверь в мою комнату медленно отварилась. На пороге стояла мама. Она была в своем коротеньком домашнем халатике и в тапочках на босу ногу. Халатик был наскоро запахнут и почти не скрывал ее часто вздымающие возбужденные груди с оттопыренными сосками. Мой член предательски начал расти бугорком в штанах.

— Давно ты там стоял? — она указала головой в сторону зала.

Я кивнул.

—. и ты все видел. — это был даже не вопрос.

Я повторно кивнул.

—. понимаешь, Ромка, все не так, как ты подумал. — мама стрельнула глазами на мой бугорок —. говорила же я им! не стоит у нас собираться! черт, вот что теперь делать?!

Она с досады ударила кулачком себя по бедру. На глазах у мамы выступили слезы. Она закусила губу, еле сдерживаясь, что бы окончательно не разреветься.

Я был удивлен. Я-то думал, что сейчас она разорется на меня или начнет стыдить, ну или накажет. в конце концов просто врежет, а она. она плакала. «Да она сама не знает, что ей сейчас надо делать!» — пронеслось у меня в голове.

Именно тогда я посмотрел на нее не как на маму, а как на женщину. Растерянную, плачущую, любимую мной и. желанную. Я осознал, что хочу ее. Сам этот сумасшедший вечер помогал мне, превозмогая волнение, стыд и страх, сделать первый шаг.

Медленно, я приблизился к ней. Она не отстранилась. Робко приобнял и потянул на себя, увлекая в комнату. Ничего не понимая, мама последовала за мной, закрывая дверь.

— Я все понимаю — выдавил я — мама, побудь со мной.

Я крепко обнял ее и положил руки ей на попу поверх халатика.

— Рома. — она удивленно подняла брови.

Но не отстранилась. и не убрала мои руки.

— Мама, я понимаю: папа больше не любит тебя, вот ты и. делаешь это с другими.

Я запустил руки под подол ее халата и ощутил голую плоть. На маме не было трусиков. Я сильно сжал ее горячие ягодицы.

— Сынок, ты делаешь маме больно — голос ее дрожал.

Она плотнее прижалась ко мне. Руками мама как бы случайно развела в стороны полы своего халата. Ее голые груди упруго прижались к моей рубашке. Она быстро зашептала:

— Рома, все не так. аххх. — я наконец-то нащупал ее жаркое влагалище, мои пальцы стали мокрыми —. все не так, как ты говоришь. Мы с папой любим друг друга. Никто никого не разлюбил. просто. сссссс.

Я яростно гладил мамину киску, засовывал туда пальцы, теребил там внутри.

Вдруг мама, словно очнувшись ото сна, отстранилась от меня. Она отошла на шаг.

— Сынок, это не правильно! То, что мы сейчас с тобой делаем. так нельзя.

Я уставился на ее обнаженную грудь. Она даже не пыталась прикрыть ее халатом.

— Ты не договорила, мама. Что «просто»?

Мама молчала. По ее частому дыханию, по блеску в глазах я понял, что она очень возбуждена. Это добавило мне смелости. Я накрыл руками ее груди. Стал нежно ласкать их.

Она закрыла глаза и тихо сказала:

— Просто я сплю не только с папой не потому что мы разлюбили друг друга, а потому что нам обоим это нравится.

— Останься со мной, мама!?

— нет.

Она потянулась рукой к выключателю. Свет погас.

Я ощутил ее руки на своем бугорке. Она стала расстегивать мои штаны.

— Мама, я люблю тебя! останься, пожалуйста.

Штаны упали на пол. Она присела.

— нет.

Я почувствовал ее губы на своем члене. Мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Она делает мне минет! Она взяла в рот мой член! Боже, как это приятно! Моя собственная мама отсасывает у меня! у своего сына. спускается по стволу, лижет яички и опять накрывает ртом, заглатывает весь член целиком.

За дверью послышались шаги.

— Оля! все в порядке? — это был голос папы.

Мама оторвалась от моего члена:

— Да, все нормально. Иди я скоро вернусь.

Я снова ощутил ее губы на своем члене. Мама стала глубоко насаживаться ртом на мой пенис, при этом быстро дроча его рукой. От такого блаженства я чуть не заскулил.

— Хорошо. — папа говорил в дверную щель — помощь не нужна?

Маме опять пришлось прерваться:

— Да иди уже, Сережа, как-нибудь сама справлюсь.

Все это время она не переставала дрочить мне рукой.

Мама вернулась к своему занятию. Мне нравилось ощущать теплоту ее губ на члене после ответов папе. Она продолжила сосать, а я почувствовал приближение оргазма и застонал.

— Он что плачет, что ли? — не унимался отец.

— у-у. — отрицательно качнула головой мама, уже не вынимала мой пенис изо рта.

— У него истерика?

— у-у.

— Оль, ну ты ему объясни, что это нормально, что так многие делают, просто никто никому ни о чем не рассказывает.

— угу.

Я выстрелил спермой в рот маме. Она вздрогнула, но не выпустила член.

— Объяснишь, Оль?

— угу. — мама сделала глотательное движение.

Я все изливался и изливался. Она проглотила все.

— Ну я пошел — сказал отец.

— Теперь подожди.

Мама встала, открыла дверь и, запахивая халатик, выскользнула из темноты моей комнаты на свет коридора. При этом из кармана ее халата что-то выпало, но она не заметила.

— Кажется я все уладила.

Звук поцелуя и удаляющихся шагов заставил меня улыбнуться: «Ну и мама! только что сосала мой член и глотала сперму, а теперь спокойно целуется с папой! и ведь действительно все уладила!». Я включил свет, что бы рассмотреть то, что она обронила, выходя из моей комнаты. На полу лежал шприц, на стенках были остатки какого-то раствора красного цвета. По мне пробежал неприятный холодок: «Что же будет дальше?» — подумал я.


Эротические рассказы: Жизнь в бараке

Добавлено: 02-02-2014

Оценка читателей: 6.38

Сначала наша семья жила в деревне, у нас было довольно большое хозяйство. Но в год, когда горели торфяники, выгорела вся заречная, примыкающая к лесу часть деревни, в том числе и наш дом вместе с хозяйственными постройками. Денег на строительство нового дома не было, и родители решили переехать в город и попытаться начать новую жизнь. В городе жила двоюродная сестра моего отца, она обещала поискать работу, а вот с жильем она помочь не могла, ее семья с двумя детьми жила в маленькой двухкомнатной квартире.

Не без труда, но все проблемы разрешились. Папа устроился дежурным элек-триком на химкомбинат, а мама в жилищную контору техником-смотрителем. У комбината помимо нормального жилого фонда оставалось еще несколько деревянных двухэтажных корпусов барачного типа. Один корпус был семейный, а в остальных жили в основном одинокие мужчины. Кто приехал подзаработать денег, кто с мыслью основательно обосноваться здесь. Комбинат требовал много рабочих рук и в основном мужских.

Мама курировала как раз этот барачный комплекс, в семейном бараке нам дали комнату. Там была одна кухня на этаж, ни ванны, ни душа не было. В каждой комнате была только раковина и кран с холодной водой. Туалет общий в виде пристройки к первому этажу здания, разделенный фанерной перегородкой на мужскую и женскую части, по четыре очка в виде дырки в полу в каждой. Перегородка была вся в дырках, через которые ребята, да и мужики подсматривали за женщинами. Ребята постарше совали в дырки свои члены, женщины хихикали, иногда наиболее сердобольная из них подходила и дрочила член. Остальные с интересом наблюдали, как выплескивается сперма.

Папа работал по двенадцать часов, неделю днем, неделю в ночь. Дежурили они по двое, и было место, где можно было отдохнуть лежа. Мама работала только днем. Мне было восемь лет, и я учился в первом классе, так как из-за пожара, последующих длительных сборов и переезда я пропустил год. В классе я был самый старший.

Комната у нас была довольно большая, в ней свободно помещались кровать родителей и диван, на котором я спал, между ними стол у окна, где я делал уроки, шкаф для одежды и сундук с разным тряпьем. Еще была полка для посуды и холодильник. Когда папа работал днем, он возвращался с работы в девятом часу вечера. Мы ужинали и ложились спать. Минут через десять папа ложился на маму и начинал двигать задом. Между их кроватью и моим диваном стоял стол, который скрывал от меня головы и верхние части тел моих родителей, зато все, что ниже пояса я прекрасно видел. Тем более что прямо перед окном стоял столб с лампочкой уличного освещения, и от этого в комнате было светло почти как днем. Родители начинали под одеялом, потом они его отбрасывали, мама закидывала согнутые в коленях ноги папе на спину и в таком виде они продолжали ебаться. Мне хорошо было видно, как папин член накачивает маму, как раскачивались и ударялись о мамину попу его яйца. У него был длинный член с большой залупой, он двигал им, как поршнем, при его движении слышны были какие-то хлюпающие звуки, шлепки папиного тела о мамину задницу.

Я ощущал какие-то незнакомые запахи, поскольку все происходила в метре от моего лица. Когда папу разбирало, он начинал быстро и энергично двигать задом, их кровать неистово скрипела, и я боялся, что она развалится. Когда они заканчивали скрипеть кроватью, папа еще немного лежал на маме, потом откатывался к стенке, а мама поднималась, доставала из-под кровати тазик, банку с какой-то жидкостью и спринцовку. Она садилась над тазиком лицом к окну и спринцевала себе писю. Позднее я понял, что так она предохранялась от беременности, презервативами они никогда не пользовались. Потом она вытирала промежность полотенцем, ложилась и мы засыпали.

Родители не очень от меня прятались, считая, что я еще ничего не понимаю. По-этому в те дни, когда папа работал во вторую смену, он перед уходом ебал маму. Я сидел за столом, делал уроки, а в это время на кровати папа накачивал маму. Потом она голая садилась над тазиком и спринцевала влагалище. Мы провожали папу и вскоре ложились спать.

По выходным утром, когда мы просыпались, и не надо было никуда спешить, мы долго болтали о всякой всячине. При этом папа ложился на маму и начинал под одеялом медленно двигать задом. Мы разговаривали, и они думали, что я ничего не замечаю, а папа в это время тихонечко поебывал маму. Это продолжалось довольно долго, около часа. Видимо этот медленный темп очень нравился маме, потому что она успевала спустить два, а то и три раза. Вот мы долго разговариваем, потом вдруг у мамы застывает лицо, глаза становятся стеклянные, она начинает стонать и двигать тазом навстречу папе.

В это время они забывали обо мне, папа начинал энергично двигать задом, потом он неподвижно лежал на маме, мы опять начинали разговаривать, а папа вновь потихоньку начинал двигать задом. Затем все повторялось, после чего мама говорила: «Все, теперь ты». Папа начинал все энергичнее двигать задом, а когда его разбирало, он зависал над мамой на выпрямленных руках, говорил: «Сейчас, Сашок, мы накажем маму.

Ты почму не встаешь, почему не готовишь нам завтрак, — говорил он, обращаясь к маме, — ты хочешь уморить нас голодом? А ну, сейчас же вставай». А сам в это время двигал задом, и получалось, что он низом своего живота как бы бьет маму. Потом его разбирало, он уже не мог говорить, ложился на маму, молча и тяжело дыша, накачивал ее и потом со стонами спускал. «Ну, развоевался, наш папочка, — говорила мама, — все, мальчики, пора вставать. Сашок, отвернись». Папа скатывался с мамы к стенке, я отворачивался так, чтобы мне было видно все происходящее, мама вставала, доставала из под кровати тазик со своими причиндалами и спринцевала влагалище, потом надевала халат и начинала готовить завтрак. Мы с папой еще болтали, потом он вставал, брился и умываться, а за ним поднимался и я.

Мы часто общались с папиной двоюродной сестрой Надей и ее семейством. Как-то она одна заскочила к нам в воскресенье. Вместе пообедали, взрослые выпили.

— Надюша, мне Сережа рассказал, что вы еще в школе занимались с ним сексом, и потом много раз он тебя натягивал, — вдруг сказала мама. – Не хочешь вспомнить молодость?

— Валюш, а ты не приревнуешь?

— Нет, конечно. Ведь родные люди.

— Сережа, ты как? А Сашенька?

— Сашенька у нас еще маленький, ему все это не интересно, — ответила мама. – Давайте, порезвитесь, все какое-то разнообразие.

Тетя Надя и папа разделись и легли на кровать. Папа стал гладить ей груди, живот, писю. Потом тетя Надя села на папу сверху, насадилась на его член и стала раскачиваться вперед-назад, насаживаясь на него.

— Сереж, помнишь, как нас моя мама застукала, раскричалась, а потом перестала обращать на нас внимание.

— Видишь, Сашенька, как папа любит свою сестренку, — сказала мне мама.

Тетя Надя долго ерзала на папе, потом они оба со стонами кончили.

— Спасибо тебе, Валечка. Не ожидала от тебя такого подарка. Прямо на двадцать лет помолодела, — поблагодарила тетя Надя.

Она и папа еще полежали голыми на кровати, потом стали одеваться. После этого тетя Надя почти каждое воскресенье стала приезжать к нам и папа ебал ее.

Однажды я пришел из школы, папа работал в первую смену, дома никого не было. Потом пришла мама с каким-то мужчиной лет сорока.

— Заходите, Сергей Сергеевич. Вот здесь мы и живем. Это мой сынуля, Саша, а это, Сашенька, мой начальник Сергей Сергеевич.

— Здравствуйте, молодой человек. Ну что, жить можно. Со временем квартиру получите, на очередь вас поставили.

— Спасибо, Сергей Сергеевич. Если бы не Вы, трудно нам бы пришлось.

— Валюш, у меня немного времени.

— Да Вы раздевайтесь и в кроватку.

— А сын?

— Он еще маленький, в первом классе учится, ничего в этом не понимает. Разде-вайтесь, а я дверь запру.

Они разделись и легли в кровать. Сергей Сергеевич немного поласкал маму и залез на нее. Она сама вставила в себя его член, и он бодро задвигал задом. Мама начала стонать и бурно ему подмахивать. Когда они кончили, тяжело дыша, вытянулись рядышком на кровати.

— Насколько в кровати лучше, чем в кабинете, — заметил Сергей Сергеевич. – Я всех наших девок перепробовал, до тебя лучшей была Тоня, я ее чаще других ебал, но ты лучше. И красавица, и ебешься грамотно, молодец.

— Скажете тоже, ничего особенного. Но мне приятно, что я Вам понравилась.

— Давай одеваться, а то там уже, небось, очередь у кабинета.

Сергей Сергеевич оделся и ушел, а мама проспринцевала влагалище, потом мы пообедали, и она побежала на работу. Заходили и другие «нужные люди», как их называла мама. То кто-то из электриков или сантехников, то шофер или строители и все ебали маму. Она действительно была очень красивой женщиной с точеной фигуркой.

Как-то в самом начале ее работы ближе к концу рабочего дня мы с ней пошли знакомиться с ее хозяйством, обошли все ее бараки, выслушали жалобы жильцов. У корпуса, где жили холостые или одинокие мужчины, собралась небольшая толпа из жильцов. Мама представилась им и попросила обращаться к ней по любым проблемам, связанным с проживанием в этих общежитиях. Ее закидали жалобами на сантехнику, дырявые крыши, гнилые полы. Она все записывала. Когда стали расходиться, к ней подошли двое молодых симпатичных мужчин.

— Вы сказали, что к вам можно обращаться по любым проблемам. Здесь живут в ос-новном холостяки, нам женщины нужны, вы же знаете, что воздержание вредно, — заявил один из них.

— По мере сил буду помогать Вам. Вы мои подопечные и я хочу со многими из вас познакомиться поближе и поглубже. Мой муж работает посменно, днем до восьми вечера, а ночью до восьми утра. Сегодня он пойдет в ночь. Организуйте очередь, и сегодня кто-нибудь из вас может у меня заночевать.

— А вдвоем можно прийти?

— Прийти можно вдвоем, но ночевать останется один.

Вечером папа поебал маму и ушел на работу, а когда мы уже улеглись спать, к нам пришли те двое мужчин. Мама впустила их и погасила свет. Она предложила од-ному из них раздеться и лечь в постель. Сама она голой встала в кровати на четвереньки и мужчина поебал ее сзади. Потом он оделся и ушел, а второй стал раздеваться. Мама вытащила из-под кровати тазик и стала спринцевать влагалище.

— Что это Вы делаете? – поинтересовался мужчина.

— Мне не нравится секс с презервативом, а вот таким образом я подмываюсь и предохраняюсь от беременности.

— С презервативом никому не нравится. Я скажу ребятам, они Вас еще больше зауважают.

Они легли в кровать, мужчина стал ласкать маму, потом лег на нее и стал ее накачи-вать. Они кончили и затихли, но минут через сорок мужчина опять полез на маму. Потом он поебал ее утром и ушел. С этих пор, когда папа работал в ночь, у нас почти каждую ночь ночевал кто-нибудь из ее подопечных.

Когда папа возвращался с ночной смены, он до обеда отсыпался. Потом я при-ходил из школы, приходила мама, кормила нас обедом и снова уходила на работу. Папа шел на кухню на нашем этаже или на первом, там всегда было несколько женщин, работающих в этот день во вторую смену. Папа был статный, представительный мужчина, женщины ему не отказывали. Он возвращался с одной из них.

— Саша, привет, уроки сделал? – обычно интересовалась женщина. – Сережа, давай по-быстрому, а то у меня там борщ варится.

Они раздевались, ложились на кровать и папа ебал женщину. Больше всего я смущал Ольгу Сергеевну, миловидную блондиночку с первого этажа. Она никак не могла свыкнуться с мыслью, что ей предстоит заниматься сексом на глазах у маленького мальчика. Но потом привыкла. Когда папа драл ее раком, она упиралась о стол руками и смотрела на меня.

— Какой у тебя папа сильный, так глубоко проникает. У тебя тоже будет такой же большой член. Может быть, ты еще мне его вставишь. Ой, как я люблю ебаться. У меня было двести сорок мужчин. Муж думает, что я ему досталась целкой, а у меня до него было полторы сотни мужиков. У меня два брата, они оба меня с десяти лет пилили. Сережа, помедленней, у меня подходит. Ай, блядь, как хорошо, а-а-а-а…

Мыться мы ходили в душевую при котельной. Душевых кабиной не было, была раздевалка и собственно помещение душевой с двумя кранами горячей и холодной воды, четырьмя лавками с шайками посередине, а вдоль двух противоположных стен размещались по три стояка с лейками. В душевую можно было заглянуть через небольшое окошко, положенное по технике безопасности, как объяснили котельщики. У этого окошка толпились мужики, пока мылись женщины, или женщины в ожидании своей очереди. Я ходил мыться с мамой. Первый раз женщины возмущались.

— Валь, да он уже почти мужик, смотри, как у него встает на нас.

— Мужики матерятся по черному, и кто его так отмоет? – отвечала мама.

— Да ладно вам, — приструнила их пожилая Софья Андреевна, — лучше помогли бы мальчику. Сашенька, иди сюда.

Она поставила меня на лавку, взяла мой торчащий отросток в рот и стала делать мне минет. Остальные женщины с интересом наблюдали, а когда я задергался в оргазме, зааплодировали нам. Женщины сразу ко мне привыкли, каждый раз кто-то из них сосал мне член. Из-за этого мне завидовали ребята постарше, которые ходили мыться с мужчинами и наблюдали за нами в окошко. Я ходил мыться с мамой до одиннадцати лет. Девочки, которые мылись с нами, тоже видели, как я спускал, и это имело последствия.

На нашем этаже в одной из комнат жила семья с двумя детьми, дочка Таня четырнадцати лет и ее десятилетний брат Вовка. Говорили, что Вовка ебет Таню. Как-то после школы я собрался делать уроки, когда прибежал Вовка.

— Ебаться хочешь? Пойдем, тебя Танька зовет.

Мы пришли к ним в комнату. Их родители были на работе. В комнате были Таня и тринадцатилетний Олег с первого этажа.

— Саша, с Вовкой и Олегом мы уже давно ебемся. Ты хочешь к нам присоеди-ниться? Я видела в бане, как у тебя хуй стоит.

Я молча кивнул.

— Давайте распределимся по размерам. Самый маленький у Вовки, он идет первым, потом Саша, а потом Олег.

Таня легла и задрала подол платья, трусов на ней не было, открылась ее щелка. Вовка снял штанишки и с торчащим отростком взгромоздился на нее. Он недолго подвигал задом и забился в судорогах. Я уже стоял без штанов с торчащим стерженьком, поэтому без промедления сменил Вовку. Мой первый секс прошел вполне успешно, Таня тоже осталась довольна. Когда я взглянул на Олега, то поразился, насколько его член был больше, чем у нас с Вовкой. Он был намного длиннее и толще и доставлял большое удовольствие Тане. С ним она испытала оргазм. Теперь мы после школы каждый день собирались у Тани. Потом появилась еще одна двенадцатилетняя девочка Света с первого этажа и два мальчика двенадцати и тринадцати лет. Постепенно наша маленькая группа стала разрастаться, мы уже не помещались в одной комнате и стали делиться на группы, договариваться о встречах там, где не было родителей. Я уже позанимался сексом с шестью девочками.

Мне было тринадцать лет, когда наконец-то наша семья получила собственную двухкомнатную квартиру. Это был дом-новостройка, было много недоделок, проблем с сантехникой, электропроводкой и других. Все новоселы шумели, записывались в какие-то очереди. Мама шла другим путем. Она приглашала сантехника и занималась с ним сексом, а он вне всякой очереди ставил нам новый унитаз или что-то еще. Электрик на этой же основе делал скрытую проводку. Причем после решения проблемы мама не порывала связи, эти мужики продолжали ходить к нам, когда отца не было дома и вместе с мамой удовлетворяли свои сексуальные потребности. После того, как мы купили, завезли и расставили мебель, устроили новоселье. Был Сергей Сергеевич и все мамины коллеги, несколько мужиков, работавших с папой, пришла тетя Надя с мужем и шестнадцатилетней дочкой Светой. Света слишком много выпила и с непривычки сильно опьянела. Ее сводили в туалет поблевать, а потом уложили в моей комнате на диван. Когда гости стали расходит

ься, тетя Надя с мужем ушли, оставив Светку у нас. Ушел Сергей Сергеевич со своими дамами. Папа сильно перебрал и завалил-ся спать.

Я не знал, что мне делать со Светкой, которая лежала на моем диване, будить или пусть проспится. Я сел рядом с ней и приподнял подол ее платья. Трусов на ней не было, лобок был покрыт редкими светлыми волосами. Я решил воспользоваться случаем и засадить ей. Расположился у нее между ног, достал уже возбужденный член и стал заталкивать его в ее щелку. Тут вошла мама.

— Ты это хорошо придумал, может быть, это ее отрезвит. Суй ловчей, жить будем богачей.

Я за несколько толчков проник в Светкино влагалище и стал стимулировать его своим членом.

— А Надя говорила, что Света еще целка, — сказала мама, — а там уже, наверное, полк побывал на постое.

— Как голова кружится, — очнулась Света, — зря я мешала водку с шампанским.

— Мы уже беспокоиться начали, очнешься ты или нет. Вот Саша решил тебя по-лечить. Видишь, как хорошо у него получается. Светик, а ты давно уже сексом занимаешься?

— Давно, с десяти лет. Сначала Ромка, брат, он сейчас в армии, потом его друзья, да каждый день кто-нибудь ебал и не один раз. Папаша тоже иногда поебывает, когда у матери месячные или еще какие-нибудь проблемы. Саш, а у тебя уже нормальный хуй, ты меня так заполняешь, как настоящий мужик.

— Саше можно в тебя спускать? – спросила мама.

— Можно. Мне после аборта спираль поставили.

— Светочка, ты заходи к нам, а то Саша здесь никого еще не знает, поебетесь, вам обоим это полезно.

— Приду. Меня разбирает, молодец, Сашка, я сейчас спущу. Правда, голове лучше стало, хорошее средство.

Тетя Надя стала приезжать к нам со Светой. Папа ебал тетю Надю, а я Свету. Мама умилялась, глядя на нас. Она тоже не была обделена. Ее повысили в должности, она стала заместителем у Сергея Сергеевича. Теперь в сферу ее влияния входили не только бараки, но и весь жилой фонд комбината, включая две гостиницы. С обитателями бараков мама не порвала отношений. По-прежнему, когда отец работал в ночную смену, у нас ночевал кто-нибудь из молодых обитателей бараков. Новые знакомые из конторы тоже ее постоянно посещали. Как правило, это были молодые мужчины. Независимо от цели визита, заканчивался он всегда сексом.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *