Рассказы инцест и не только..., Секс со всеми        21 июля 2018        15         0

Рассказ_как_учительница_учит_сексу

Порно рассказы.

Всем привет, меня зовут Ольга Александровна. Мне 32 года и я учитель биологии в среднестатистической школе. С мужем разведена вот уже 5 лет, детей нет. Работу свою, не смотря на то, что платят копейки, люблю. Я среднего роста, блондинка с кудрявыми волосами. Грудь второго размера, приличные бедра. Секс бывает редко, последний был около трех месяцев назад. Ну вот в общем-то все обо мне. Пожалуй расскажу случай, который недавно со мной произошел.

На дворе стояла весна. Я шла домой с работы после тяжелого дня. Вместе со мной в лифт зашел старшеклассник из моей школы. Я не вела у него уроки, но он всегда со мной здоровался, кажется его звали Денис. На этот раз он не поздоровался и как-то странно на меня посмотрел. Но я не придала этому значения, хотелось побыстрее оказаться дома.

На пол пути лифт остановился. Я даже не сразу поняла, что остановился он, потому что Денис нажал на кнопку «стоп». Я не успела даже открыть рот, как мое дыхание замерло, потому что он обнял меня сзади и прижался ко мне. «Тихо, не ори» говорил он, лапая мои груди. В тот момент я была настолько ошарашена, что не могла проронить ни слова.

— Тебе хочется чтобы тебя выебали? — спросил он, сильно сдавив обе мои груди.

— Что вы себе. позволяете. — совсем не так гордо, как хотелось бы, ответила я. К моему ужасу ниже пояса начало разливаться тепло, а соски затвердели.

— Тебя кто-нибудь ебет? — не унимался Денис. Я в ступоре молчала. — Я спросил, тебя кто-нибудь ЕБЕТ? — он снова сильно мне груди. Я только и смогла что ойкнуть.

Его руки плавно опустились вниз и расстегнули пуговицу юбки. Пальчики плавно водящие по половым губам вводили меня в экстаз. В глаза потуманилось, я текла как сука.

— Еще раз повторяю свой вопрос. Тебя кто-нибудь ебет?

— Нет, — пропищала я.

— Ты хочешь стобы тебя выебали?

Я снова молчала. Денис развернул меня к себе и надавил на голову, чтобы я опустилась на колени. Расстегнув штаны, он достал свой член. Он был в полной боевой готовности и приличных размеров.

— Значит так, я дам тебе выбор. Либо ты сосешь мой хуй, либо ты нажимаешь на кнопку и идешь домой как ни в чем не бывало. Не думай что это изнасилование, просто любой бабе нужен хуй и я готов тебе его предоставить.

Я переводила взгляд с его члена на кнопку, а в это время в голове проносились странные мысли. Он разговаривал со мной не как с учителем и зрелой женщиной, а как с простой пиздой. Такого у меня еще не было и это меня сильно заводило. Разум говорил мне нажать на кнопку, но возбужение взяло свое и я жадно обхватила губами его головку. В минете я была не новичком и сразу начала стараться заглотить его поглубже, попутно работая язычком. Денис постанывал и постоянно повторял какая я хорошая хуесоска.

Войдя в ритм, я потянулась к своей дырочке, чтобы помастурбровать. Денис схватил меня за волосы и влепил звонкую пощечину. В глазах у меня помутнело и щека начала противно щипать. Он объяснил, что я могу кончить только когда он захочет, и принялась отсасывать еще ожесточеннее. Через несколько минут он кончил. Сперма тугими струями заполняла мой рот, а последние капли осели на подбородке.

— Не смей глотать, — улыбаясь сказал он. — Кончать я тебе сегодня запрещаю. Если хочешь кончить звони на этот номер, — он достал из кармана ручку, написал номер у меня на лбу и отжал кнопку «стоп».

Выйдя на своем этаже, я трясущимися руками открыла дверь и залетела внутрь, радуясь, что сосед не курил на лестнице. Скинув с себя всю одежду, я уселась перед большим зеркалом и начала дрочить. Из зеркала на меня смотрела шлюха со спермой во рту и на лице, с номером написаным на лбу. Взяв со стола фломастер я в порыве экстаза написала у себя на груди ШЛЮХА и бурно кончила. Провалявшись еще 5 минут на кресле я наконец-то проглотила сперму и пошла в душ умываться.

Если Вам нет 18 лет — покиньте сайт немедленно! (категория 18+). Все истории на нашем сайте — это интеллектуальная собственность авторов эротических рассказов. Ответственность контент рассказов несут сами авторы. Если по Вашему мнению, какой — либо рассказ на опубликован с нарушением авторского права или любых других законов РФ пожалуйста свяжитесь и сообщите об этом администраторам сайта через раздел обратной связи. Владельцы сайта предоставляют только технический ресурс для хранения данных авторами. Любое использование контента для тиражирования и перепечатки, в т. ч. и с изменениями, запрещено без согласия правообладателя оформленного в письменной форме.

2011—2018 StoriesPorno — порно рассказы, эротические рассказы.

Учительница Алина Николаевна.

Строго не судите! Это первый рассказ! В школе во время занятий, двое 11-ти класcников прогуливали 5-й урок. Следующим уроком должен был быть информатика. Урок информатики преподавала молоденькая девушка 24 лет, с карими глазами, белыми волосами, спортивной фигурой, грудью 3 размера и ростом 182 см. До конца 5-го урока оставалось 25 минут и одноклассники решили пойти посидеть у «информатички», так как у неё сейчас урока не было и класс был пуст. Они отправились в компьютерный класс, подойдя к классу один из парней приоткрыл дверь и застыл, а через несколько секунд сказал другу: — Глянь, только тихо!

Когда друг увидел, долго не мог оторваться. Девушка сидя на столе перед одним из мониторов в классе ласкала свою киску, приподняв юбку и оттянув в бок трусики. Правая нога была на столе согнута в колене, а левую опустила на стул стоящий рядом. Но вдруг Серый (так звали одного из друзей) предложил Руслану (так звали второго):

— Есть идея! Давай снимем на телефон, а потом по любому пригодится.

— О, ништяк! Ты стань на стрёме, а я буду снимать. — и Руся достал телефон.

Снимал минут 5, но потом на этаже хлопнула дверь и пацаны прикрыв двери быстренько удалились со школы, прогуливать оставшиеся несколько минут урока. Парни сидели в парке не далеко от школы и много раз просматривали видеоролик и думали, что с ним делать. Разослать всем или рассказать Алине Николаевне (так звали учительницу) и просить что то в замен. За раздумиями одноклассники опоздали и на этот урок. Войдя в класс друзья не извиняясь за опоздание проследовали к своим местам за компьютерами.

— Сергей, Руслан! Это что за дела? — не довольно сказала училка. — Мало того что опаздываете так ещё и ведёте себя как дома.

Руслан поднялся и последовал к Алине Николаевне передав телефон Сергею. Сергей скинул видео на компьютер и сразу же скинул его учительнице, сразу же удалив его со своего компьютера. После уведомления у учительницы о том что пришло видео, она его сразу открыла. Просмотрела полностью с выключенным звуком. После просмотра сразу же вышла на 2 минуты. Как зашла, попросила выйти двух «папарацци»вместе с ней с класса. Они вышли и молодая учительница спросила:

— Что вы от меня хотите за видео? — встревоженно говорила.

— После уроков оставайся, поговорим! — сказал Сергей поглаживая молодое лицо девушки.

Пацаны вошли в класс как не в чём не бывало, за ними вошла учительница расстроенная. Урок закончился, парни вместе с классом ушли на следующий урок, потом прошёл ещё один урок и они направились в компьютерный класс. Дверь была закрыта, парни постучали и через несколько секунд дверь открыла расстроенная Алина. Друзья проследовали в кабинет и за ними Алина закрыла дверь на замок. Она спросила:

— Что вы хотите? Денег? За что вы так? Я же всегда к вам хорошо относилась! — говорила ели сдерживая слёзы.

— Нет, деньги нам не нужны-сказал Серый-Нам ты нужна! Тебя вся школа •••

Учительница.

В школе, больше всего, Андрей, любил подглядывать за женской раздевалкой, расположенной рядом со спортзалом и душевой. Однажды во время субботника, он относил в подвал носилки, и рядом с кладовкой обнаружил, маленькую неприметную дверь. Немного повозившись с ней он все таки смог ее открыть, и оказался в системе школьной вентиляции.

Его познаний в расположении школьных помещений хватило на то, чтоб через пару минут, он уже устроился перед решеткой укрепленной над шкафчиками в женской раздевалки. Увиденная там картина, потрясла его до глубины души. Четыре девочки его возраста, абсолютно голые, сидя на скамейке, о чем то непринужденно болтали. Несмотря на вентиля-ционную решетку, Андрей, видел их довольно отчетливо. Инстинктивно, его рука потянулась к штанам, и расстегнула молнию. Хватило всего двух движений кулака по его члену, чтоб он оросил своим семенем пыльную трубу.

Спустя год, двенадцатилетний Андрей, стал уже гурманом, в том что касалось его самоудовлетворения. В подвал он теперь спускался только тогда, когда в раздевалке была одна из девочек, на кото-рых он положил глаз ранее.

В тот день он наблюдал за переодеванием одной из старшеклассниц, и так возбудился, что не заметил что кончил себе на штаны. Когда он вылез из подвала, на встречу ему попалась, его преподаватель-ница немецкого, Наталья Станиславовна. Видимо она знала куда можно попасть из подвала, поэтому взглянув на его штаны, она сразу все поняла.

— Я хочу видеть тебя, у себя в классе, после уроков, молодой человек.

Сказав это она продолжила свой путь, не обращая внимания на застывшего в ужасе мальчика.

Когда уроки закончились, и его класс разбежался по домам, Андрей понуро побрел в кабинет немецкого. Когда он зашел в класс, Наталья Станиславовна, оторвалась от проверяемых контрольных и холодно взглянула на него:

— Заходи, и закрой за собой дверь на замок. — Он так и сделал.

— Подойди ко мне, и скажи что ты там делал.

Мальчик подошел вплотную к учи-тельскому столу и уставился в пол.

— Ты подглядывал за девочками.

— И чем ты еще там занимался. Откуда у тебя на штанах взялось пятно? Ты мастурбировал?

Андрею показалось что ее голос изменился, в нем появились какие-то новые нотки.

— Да, я делал это. — Он почувствовал как краска стыда, заливает его лицо, а на глаза наворачиваются слезы.

Заметив что его глаза намокли, Наталья Станиславовна подошла к нему, и слегка приобняла его.

— Ну что же ты, ведь это нормально, для мальчика твоего возраста. Тебя нравиться то что ты увидел в раздевалке?

Все что мальчик мог сделать в ответ, так это кивнуть головой. Ему нравилось как учительница держала его, ему было достаточно наклонить голову, чтобы уткнуться в вырез блузки, на ее груди.

— Андрей, я хочу чтобы ты кое что сделал для меня. Я хочу чтобы ты показал мне что ты делал в подвале.

Его сердце замерло, неужели она действительно хочет что бы он подрачил перед ней.

— Вы хотите чтобы я подергал свой пенис?

— Ну, если это то что ты делал там, то да. Я хочу видеть, как ты делаешь это.

Мальчик расстегнул ремень, и спустил штаны вместе с трусами. Наталья Станиславовна сказала ему что бы он снял их полностью и сел на стол прям перед ней.

— Я хочу видеть это близко, чтобы быть абсолютно уверенной что ты делал что-то неправильное.

Так что Андрей сел на край стола, а она на свой стул. Ее лицо было всего в тридцати сантиметрах от его гениталий. Мальчик неловко обхватил свой член кулаком и сделал несколько дергающих движений.

— Если ты делал это именно так, то это совсем неправильно. — Андрей почувствовал как скакнуло его сердце, значит она все таки накажет его. Но продолжение ее фразы совсем сбило его с ног. — Если ты хотел получить удовольствие, то надо было делать так.

Она взяла его член в свою теплую ладонь, и стала мягко дрочить его. От неожиданности мальчик даже прикусил губу, такого приятного чувства он еще никогда не испытывал. А Наталья Станиславовна протянула вторую руку, чтобы ласкать его яйца.

— Разве у тебя нет подруги, которая бы делала тебе это? Нет?! Хочешь, я буду твоей подругой?

Сказав это она наклонила голову и поцеловала головку его члена.

— Вы хотите сказать, что будете делать мне так, в любой момент, когда я захочу? — спросил он с надеждой в голосе.

— Не в любое время конечно. Но вот если ты сможешь убедить родителей что тебе нужны дополнительные занятия у меня дома, до думаю что я смогу тебе помочь.

— Да, я бы очень хотел этого. А поцелуйте меня так, еще раз.

Но учительница сделал кое-что другое. Она целиком взяла его член себе в рот, и стала сосать его! Не выдержав возбуждения, мальчик тут же кончил, выпустив сперму, глубоко в горло своей учительнице.

— Уум. малыш, это очень приятно на вкус. А теперь давай поменяемся местами, я хочу чтобы ты сделал то же самое для меня.

Наталья Станиславовна поднялась со своего места, и Андрей пересел на стул. Женщина задрала свою юбку, и села на край стола перед мальчиком. На ней не было никакого нижнего белья, и Андрей впервые смог, вблизи, рассмотреть ту часть женского тела, которая всегда так притягивала его. Учительница опустила одну руку вниз, раскрыв свою щелку, чтобы ему лучше было видно. Другую свою руку она положила ему на затылок и слегка потянула его к себе. Он подумал что она хочет чтоб он полизал ей, ну что ж, он был не против.

Андрей наклонился и провел языком у ней между ног, впервые пробуя женский сок на вкус. Вкус ему понравился, поэтому мальчик вплотную прижался к ней лицом, зарываясь своим языком в ее нежном розовом нутре. Наталья Станиславовна, сквозь стоны, давала ему советы где лизать легко, чуть щекоча языком, а где можно и слегка прикусить. Вылизав ее, Андрей заметил что его член снова стоит, а ведь он даже не прикасался к нему! Женщина тоже заметила это и решила что пора приступать к следующему уроку.

— Андрей, Я хочу чтобы ты встал у меня между ног, вот так. А теперь возьми свой прекрасный член и введи его головку мне в щелку.

Когда мальчик сделал как ему сказали, она обхватила пятками его ягодицы, и резко прижала его к себе. Член с легкостью вошел в разгоряченное отверстие.

— О крошка! Вот так! Трахни меня мальчик! Трахни свою учительницу!

Андрей думал что чувства которые он испытал когда его член был у нее во рту, это самое лучшее ощущение, но он ошибался. То что происходило сейчас, было определенно лучше! Ее влагалище было горячим и влажным и ему хотелось чтоб его член навсегда остался в этом тепле. Но у Натальи Станиславовны были еще кое какие планы на него.

— О, дорогой. Подожди, вытащи его из меня. — Когда его член, блестящий от их выделений оказался снаружи, она встала и повернувшись к нему спиной, легла грудью на стол. — Теперь я хочу чтобы ты сунул мене в попку. Она просто изголодалась по членам маленьких мальчиков!

Андрей с трудом ввел свой член в ее напряженный анус. Какое-то время ему казалось что он лишь причиняет ей боль, но минут через пять они оба стали испытывать удовольствие. Кончили они почти одновременно, сначала Наталья Станиславовна а потом и Андрей. Он спускал свою сперму в ее задний проход, ощущая его конвульсионные подергивания.

Когда они закончили, она помогла ему одеть штаны, так как его руки сильно дрожали. Она не позволила ему одеть трусы, забрав их себе:

— Я хочу взять их как свой трофей. — Она открыла свою сумочку, и засунула их внутрь, а вместо них вытащила свои белые, шелковые трусики, и отдала их мальчику.

— Я думал что вы их совсем не носи-те.

— Нет, ношу. Но после того как я поймала тебя возле подвала, я знала чем закончиться наша встреча, поэтому я прошла в туалет и сняла их для тебя. Я надеюсь, что мы сможем заниматься этим почаще, у меня дома.

— Да, конечно. Я отпрошусь сегодня у родителей.

— А ты не будешь против, если я приглашу к нам свою подругу? Если захочешь, то сможешь трахнуть и ее тоже. Она очень симпатичная, и всего на год старше тебя. Мы уже несколько месяцев занимаемся с ней любовью, но она еще ни разу не видела мужской член.

— Да, я бы очень хотел этого. Она еще девственница?

— Ага, но вряд ли она ей останется после сегодняшнего вечера.

Они вместе вышли из класса, и Наталья Станиславовна проводила его до дома. Они сумели держать свои отношения в тайне, в течении двух лет, добавляя в список своих любовников и любовниц ее друзей и учеников.

С учительницей (секс рассказ)

Однажды, когда я учился в школе, к нам пришла новая учительница алгебры. Она была молодой (лет 30). Не большего роста, стройная. Она сразу мне приглянулась и понравилась, потому что она была очень красивой. На тот момент я заканчивал 10 класс. Когда я стал учится в 11 классе, то пришла пора готовится к ЕГЭ. У нас в школе проводились курсы подготовки к ЕГЭ по разным предметам. Я записался на аглебру, которую вела как раз та самая учительница. Я часто заглядывался на её прелести, и она это замечала, но пыталась делать вид как будто не видела. Однажды, когда проводились курсы по алгебре я остался на дополнительные часы занятий, потому что хотел подтянутся по алгебре. Я был на едине с моей любимой учительницей. Я сидел напротив неё и внимательно её слушал. Она дала решать мне примеры и на одном я остановился, т. к. он был мне не понятен. Я попросил учительницу подойти ко мне и объяснить как его решать. Когда она подошла и нагнулась над тетрадкой что бы показать мне рещение, я засмотрелся на её пышные формы. Она это заметила и резко спросила — «Куда ты смотрешь?» я быстро остепенился и ответил, что никуда. Она резко встала и пошла за свой стол, и сказала что бы я сам пытался решать пример. Не долго посидев над примером, она попросила закрыть меня дверь на ключ, казала что там сквозняк открывает дверь. Я невзначай пошёл и закрыл дверь.

Когда я сел на стул и стал дальше пробовать решать пример, то она подошла ко мне и спросила — «Что, не получается?». Я ответил нет. Она подошла ко мне и опять нагнулась над тетрадкой, положив свои груди на стол. Чуть показав решение, она тихонько положила свою руку мне на член, прошептав на ухо — «Хочешь меня?», на что я не замедлительно ответил — «Да». Она начала гладить мой член и целовать меня в губы. Она попросила встать из-за парты. Я встал и она села на колени и начала стягивать с меня джинсы. После того как она сняла их, она взяла мой, уже стоявший как кол, член в руку, и подрачивая стала его сосать. Ни чего лучшего я ещё не испытывал. Она очень хорошо сосала. Сначала посасывала головку, а потом начала заглатывать всё глебже и глубже. Я еле удержался, чтобы не кончить. После, она встала и сказала мне — «Сделай теперь ты мне приятно». Она сняла с себя свою юбочку и трусики и села парту, раздвинув широко ноги. Я сразу понял чего она от меня хочет. Я подошёл к ней и начал лизать её киску. Она сразу Тяжело задышала. Я всё продолжал лизать, посасывая клитор. Она начала извиваться на встречу мне. Я засунул один пальчик в её киску, там было узковато и очень горячо. После 15 наслаждения она резко встала, облокотилась на парту, выставив попку. У меня стоял как кол, я чуствовал как член пульсирует. Он был у меня не маленький (19 см). И я на пол минуты засмотрелся на её киску по которой стекал её сок. Она, тяжело дыша, прошептала — «Войди же в меня быстрее». И я приступил к делу. Я вошёл в неё резко, она аж вскрикнула, но быстро поддалась блаженству и снова горячо «запыхтела». Сначало я вошёл в неё не весь, но она сама стала насаживаться на член, намекая чтобы я вошёл в неё глубже. И я всадил в неё на всю длинну. Она стала тихонько покрикивать. Она виляла попкой в такт моим движения, как бы вертясь на члене. Вдруг она попросила остановится. Она развинула попку и прошептала — «Давай же». Я стал потихоньку входить в неё, попка у неё была очень узкая (видимо она не часто занималась аналом). Наконец я вошёл в неё на половину и начал двигаться ускоряя темп. В скорем я уже вошёл в неё полностью, она кричала, но не громко, потому что кто нибудь мог услышать. Меня это только ещё больше начало заводить и всё быстрее и быстрее начал двигаться. Потом я высунул член и она опять встала на колени и снова принялась сосать его. После чего я кончил и на грудь.

Я испытал самый лучший секс в моей жизни. Такого секса у меня не было до сих пор. После того случая мы ещё не раз встречались с ней, только уже не в школе.

ученик и учительница.

Два года тому назад, я был ещё учеником школе и это был последный класс, мне как раз толькоо исполнилось 18 лет. И я уже представлял себя студентом университета и чувствовал себя взрослым. У нас была одна учительница, Р. Н. очень элегантная женщина. Блондинка с голобыми глазами. Она была не высокого роста но она компенсировала этот «недостаток» высокими каблуками. У неё была хорошая фигурка, не худая не толстая, я бы даже сказал что она к полноте больше тянет, у неё круглая попка и она выявляла свои округлости одевая все время натянутую юбочку, кофточку и пиджачок.

Попка стоновилась аппетитной и упругой. Она была замужем но муж часто уезжал. Он работал на корaбле дальнного плавания. Жила она с сыном. Саше было тогда 18 лет. Любила Р. Н. очень душиться и в классе она очень редко сидит а ходит между столами и у неё была привычка ставить руку на плечи учеников когда она стояла рядом. А это меня очень возбуждало.

Как то один раз она мне обясняла урок положив руку на меня и моё плечо прикасалось с её бедром, и так как она не много шевелялась и сразу появилась эрекция и по телу пробежали мурашки и я кончил в трусах. Старался сильно не дергатся и чтобы она не видела торчащий член из под штанов, хотя это было непередаваемое чувство!

Заметила что я хорошо разбираюсь в компьютере, и она однажды после урока меня позвала и просила смогу ли я посмотреть её компьютер дома и починить его, чтобы музыка работала. Договорились в субботу к двум часам.

Вот и я прихожу как договорились. Она открыла дверь и её духи дошли до меня мгновенно. Поздорвались и она шла передо мной. Она была в домашном халате красного цвета и я обратил внимание на её попку и представлял её как она выглядит голой. Спросил где её сын и сказала что ему звонили что перенесли тренеровку на субботу, и добавила что это даже к лучшему. У меня напрегся слегка член, и боялся что она заметит это. Тем более что я пришел в спортивных штанах, и уже его форма выпиралась немнжко.

Она включила компьютер и я быстро сел за столом, чтобы спрятать свой стоящий дружок. Вся работа потребовала всего пятнадцать минут и музыка заработала. Все это время она простояла рядом как в классе но рука не осталась на моих плечах а спустилась очень нежно вниз по моей груди. Она курила и это было впервые что её вижу с сигаретой. Не знал даже что она курит. Её бедро нажимало на меня и член ещё больше встал. Уже явно поднимал штаны. Она спросила если буду мартини пить и я согласился. Она пoшла на кухню и принесла две рюмочки и положила на стол.

Она пeвернула стул одним двидением к себе и стояла передо мной. Мы пили по глотку и она мне дала руку чтобы я встал. Она всунула указательный палец под резинку моих штанов и стинула вниз.

Она увидела как мой член был наготове и села на коленьках и начала сосать. Я возмутился и не успел слово произносить как она его весь в рот ввела.

-Мне стыдно Р. Н. сказал я.

-Не вольнуйся, сказала, и продолжала облизвать головку и член притягивая кожу под которой сосуды были наполнены кровью. Остановилась и встала. Меня она прямо водила не опуская мои член, в спальню. Она сняла свои халат и мою одежду. Стояли оба голые, друг перед другом. Мои член стоял торчком и её киска была бритой.

Она оставила лишь одну полоску рыжих волос вертикально на лобке. Меня она посадила на край кровати и уместилась на коленки передо мной и продлжала сосать и стонать, а другой рукой она держала яйца и их мяла.

-Ты разве не хотел это уже давно? Какие они у тебя мягкие, сказала она, и како у тебя большой, не бойся там столько жидкости что мне не хватит место её содержать! Скажи что девки бегут за тобой!

Она встала и положила руку на мои лоб и надавила слегко чтобы я лег на спину. Она улеглась на меня таким образом что её попка была на уровне моего лица и её рот схватил член и всунула до глотки. Она поставила набухшую киску от возбуждения мне на лицо и стала её трести. Не пришлось долго ждать оргазм, судя по тому как на меня падали капли её сока. Её тело дрожало и бедра то сжались то расслаблялись пока вся её жидкост не вышла. Странно что я не кончил в эту минуту. Она перевернулась и легла на спину.

Ноги подняла назад на себя, так что колени были почти на груди раздвинула как можно больше их. Я тоже перевернулся и учитывая что возбуждение уже на максимуме, я не хотел – выбросить — мою сперму наружу а в её жопу. Влагалище было зияющее и полное белым густым соком несмотря на то количество которое из него уже вышло. А дырка ануса была передо мной и ждала только когда хуй туда войдёт. Одним движением я всадил дружок до конца. Он скользнул и прямо провалился и когда я его вынул Р. Н пукнула громко и вытекла смазка из неё. Одно слово только она повторяла, это «ещё мой мальчик».

Трахал я Р. Н. пока она не закричала: «ой Боже как ты хорошо ебёшь. ой.. я кончаю уже несколько раз. ой. ой. кончай в меня прошу спасибо мой мальчик»

Попрощался с Р. Н. после того как поцеловал и она мне обещала что меня она не забудет и что все равно смогу навестить когда хочу. В этом году мы ещё будем каждый день видеть друг друга а когда я уже в институте буду учиться, она сказала что будет мне звонить. Единственное условие — никому о том что было сегодня, просиа она, не говорить.

Так и есть. Когда она свободна, она мне звонит и я бегу к ней. Всегда она довольной остается. И я тоже. С девушками не так как с ней. Настоящая женщина, всегда просит трахаться, ничего не просит и всегда готова. Попка просто сладкая.

Школьная учительница (РАССКАЗ)

Миша постучал и, не дожидаясь ответа, вошел в класс. Там в полном одиночестве корпела над тетрадками его классная.

— Вызывали, Мария Андреевна?

Она повернула к нему голову и внимательно посмотрела поверх очков. От этого взгляда по телу юноши почему-то побежали мурашки.

Учительница развернулась к нему на стуле. Ученик машинально бросил взгляд на ее ноги в тонких колготках телесного цвета, которые узкая юбка не прикрывала даже до колен. Поворачиваясь, классная даже чуть раскрыла их на миг, но Мише не удалось ничего увидеть, кроме внутренних поверхностей бедер, постепенно тающих в подъюбочной темноте.

— Догадываешься, зачем я тебя позвала?

— Нет, — честно ответил он, так как до этого чуть не сломал себе голову, пытаясь догадаться о причинах.

— Речь о твоей презентации, Миша, — ровно сказала женщина, сжала руки в замок и опустила глаза.

Он знал этот ее жест, который никогда не предвещал ничего хорошего. Она всегда делала так перед тем, как устроить разнос.

— С ней все в порядке. Чего не скажешь о флешке, на которой ты ее сдал.

И тут до парня дошло. Его обуял ужас, сердце ухнуло, а лицо начало гореть, наливаясь кровью!

— . Кроме презентации на ней было кое-что еще. Ты не подумай, я не специально прочитала тот файл. Это вышло случайно.

Миша покраснел до корней волос и готов был провалиться на месте. Только сейчас он вспомнил, что на флешке был вордовский файл с порнографическим рассказиком его собственного сочинения. История об учительнице и ученике. Причем в качестве учительницы он предельно подробно описал свою классную. Отрицать этот очевидный факт было бесполезно.

— Ты удивил меня, Смирнов. Это очень мягко говоря. Говорю тебе, как филолог с хоть и не большим, но со стажем. Продуманный, хорошо структурированный сюжет, персонажи — как живые. Марина — это же я? Кроме того, грамотное использование почти всех основных литературных приемов: антитеза, гипербола, метафора. А какие аллюзии, Смирнов! Какие яркие образы! Я тебя недооценивала, когда считала, что по литературе тебе выше четверки никогда не светит. У тебя несомненный талант, Миша! Но вот в правильное ли русло он направлен?

— П-простите, — выдавил он из себя замогильным голосом.

— Тебе не за что извиняться. Скажи, ты уже думал, куда поступать после школы?

— А когда ты собираешься начать? Ты же уже взрослый человек! Тебе недавно исполнилось 18. На дворе начало четвертой четверти, а ты еще не думал?! Смирнов.

— Послушай моего совета, Миша. Тебе непременно нужно подать документы на филфак!

— Это учителем, что-ли?

— Почему обязательно учителем? Тебе нужно писать! Неужели ты этого не понимаешь?! Что там у тебя?, — Мария Андреевна начала листать журнал, — Та-ак. Русский — 3, литература — четверочка с натягом. Да-а-а. И как ты с такими результатами ЕГЭ собрался сдавать?

— По математике зато.

— Вижу. Твердая пятерка. А вот русский нужно подтягивать. Время еще есть. Я вот что подумала. Вообще-то я репетиторством не занимаюсь, но с тобой готова поработать. Как ты к этому относишься?

— Батя денег не даст, — понуро ответил Смирнов.

— Деньги тут не причем. Просто не хочу, чтобы ты свой талант в землю зарывал! Сегодня же и начнем!

Миша был так сбит с толку, что согласился без лишних уговоров. К тому же он очень боялся, что в случае отказа эта история с рассказом может всплыть наружу, и поэтому не хотел злить классную. Они договорились, что Смирнов будет приходить к Марии Андреевне по понедельникам, средам и субботам после школы к шести вечера на два часа.

Выйдя из класса, парень тут же позвонил матери и сообщил, что будет заниматься с репетитором (естественно опустив все пикантные подробности). Та аж всплакнула в трубку. Мол, какой молодец, что наконец-то взялся за ум.

Без пяти шесть Смирнов стоял перед дверью учительницы, боясь нажать на звонок. На то, чтобы собраться с духом и сделать это, у него ушло минут десять. За это время он много чего передумал, и его сексуальные фантазии на тему учитель-ученик расцвели самым пышным цветом. Но когда открылась дверь, все эти мечты сразу приказали долго жить. Никаких там коротких шелковых халатиков и томных взглядов. Мария Андреевна была одета в тот же строгий школьный костюм. Колготки, плотная узкая юбка чуть выше колен и совершенно непрозрачная и наглухо застегнутая блузка. Добавьте к этому туго убранные назад в хвост волосы и полное отсутствие макияжа — и вы получите полную картину. Тоску немного разгоняли лишь мохнатые домашние тапочки, которые, очевидно, изображали зайцев. Или лопоухих собак — хрен их разберешь. Причем левый тапок был одноглазым, а у правого глаза были в кучу. Не сдержавшись, Мишка фыркнул через нос.

— Что смешного, Смирнов?

— Извините. Ваши тапочки.

Она тоже посмотрела вниз и усмехнулась.

— Согласна. Дурацкие. Проходи, Миша. Налево по коридору. За стол там садись, я сейчас.

Он слушал, как она чем-то гремит на кухне и размышлял, как ему себя вести. Но мысли постепенно переключились на Марию Андреевну. Вообще-то, она была очень даже привлекательной. Не худая, но и не полная. Какая-то женственная, что-ли. Она всегда ходила в узких юбках, и ему нравились ее округлые бедра и довольно объемная задница. Именно задница, так как объем этой ее части тела была где-то посередине между попками одноклассниц и жопой завуча. А что там между попкой и жопой? Задница! Причем без целлюлита, насколько можно было судить. Осенью их класс ходил в лес на День здоровья, и Мария Андреевна была с нами в очень облегающих спортивных трико. Может, конечно, они и приукрашивали действительность, но, тем не менее, ни Мишка, ни другие пацаны из класса, никаких изъянов в ножках и заднице классной не заметили. Кстати, после упомянутого Дня здоровья Смирнов и сподобился написать тот злополучный рассказ.

Но продолжим описание. Бедра Марии Андреевны красиво переходили в очень узкую талию. Ее грудь была для всех терра инкогнито, так как плотные свободные блузки и кофточки всегда надежно скрывали от глаз даже ее очертания. Оценить можно было только размер — и то приблизительно. Колян Заварзин уверял, что там не меньше третьего. Мишкины оценки были немного осторожнее.

Но не меньше женских форм его привлекали руки Марии Андреевны! Изящные, легкие. На уроках по литре он частенько засматривался за их движениями, отвлекаясь от материала. Лицо было обычным: лицо, как лицо. Макияжем классная почти не пользовалась. Так, глаза иногда подведет и все. Может потому, что кожа на лице у нее и без косметических хитростей всегда была чистая и свежая. И даже несколько едва уловимых морщинок у глаз не старили ее, а придавали какой-то жизнерадостный вид. Что Смирнову не нравилось категорически, так это ее убогие очки и прическа. Русичка никогда не распускала волосы, а стягивала их назад в старушачью буклю.

— Ну что, ты готов?, — раздался почти над ухом голос учительницы, заставивший Мишку вздрогнуть, — О чем задумался?

— Давай сначала чаю попьем. Я с утра ничего не ела.

Она поставила передо ним поднос с двумя чашками чая и корзинкой со всякими печенюшками.

Мария Андреевна начала задавать вопросы на разные отвлеченные темы, на которые Смирнов отвечал нехотя и односложно. Ему было неудобно, что она разговаривает с ним, как с равным. Не мог же он ей ответить тем же: классная руководительница все же, а не подружка. От этого разговор их явно не клеился. Мишка хмуро метал печеньку за печенькой, запивая это дело чаем. И в итоге сам не заметил, как опустошил корзинку с угощением, испытав от этого еще большую неловкость. Вот блин! Пришел и сожрал все запасы! А на учительскую зарплату особо-то не разгуляешься. Заметив смущение гостя, хозяйка улыбнулась, словно прочла его мысли, а Мишка дал себе слово в следующий раз принести с собой каких-нибудь вкусняшек.

После чаепития начались занятия. Мария Андреевна гоняла ученика по заданиям прошлогоднего ЕГЭ, терпеливо и доходчиво все объясняя, если Мишке что-нибудь было непонятно. Время пролетело незаметно.

— Ох! Начало девятого уже!, — удивилась она, взглянув на часы, — Хватит на сегодня, Смирнов. По предмету домашнее задание я давать не буду, а вот насчет развития твоих литературных способностей — это тебе дома придется поработать. Вот как мы с тобой договоримся. На следующее занятие ты мне принесешь небольшой очерк, страниц на 4—5. Просто опишешь в нем сегодняшний день: что было, с чем новым и интересным столкнулся и так далее. Свои мысли и соображения по любому поводу можешь изложить. И самое главное — опишешь то, что произвело на тебя сегодня самое яркое впечатление. Понятно?

— Угу, — хмуро ответил юноша.

— И такое задание я тебе буду давать каждый раз. В среду принесешь очерк про понедельник, в субботу — про среду, ну и так далее. Договорились?

Как обычно и бывает, о домашке Смирнов вспомнил лишь в среду после школы, когда до очередного занятия с Марией Андреевной оставалось около трех часов. Но для него такое задание было несложным. Он взял чистую тетрадь и быстро настрочил три страницы. Но на том моменте, когда он пришел к учительнице в первый раз, Мишка споткнулся. Вспомнил, что про яркое впечатление-то он не сказал ни слова. Какие яркие впечатления могут быть на уроке с репетитором? А после урока — и подавно. Что там? Пришел домой, похавал, посидел за компом и лег спать. И тут шальная мысль посетила его. Захотелось вдруг если не вогнать классную в краску, то хотя бы смутить. Он включил фантазию и быстро наваял еще одну страничку. Перечитал и остался вполне доволен, предвкушая себе реакцию училки после того, как она это прочитает.

Но она не захотела читать при нем. Взяла тетрадку и отложила в сторону. И сразу начала занятие. Без чаепития, хотя Мишка и принес с собой, как хотел, маленькую коробку конфет. Возможно, обиделась на его неправду, когда он сказал, что это «родители просили передать». Зато и отпустила она его на 20 минут раньше, напомнив в следующий раз принести новый очерк.

Когда за Смирновым закрылась дверь, Маша первым делом улеглась на диван, с наслаждением вытянув ноги. Отдохнув так минут пять, она взяла тетрадку и начала читать. Написано было действительно неплохо. Живенько, без лишних слов, но и без недосказанностей. Сложноподчиненные предложения построены правильно, в деепричастных оборотах ошибок нет. Парочка запятых, правда, пропущена, но это поправимо. Маша сделала себе пометку разобрать эти ошибки на следующем уроке.

Она усмехнулась, когда читала про то, как Смирнов случайно слопал все печенье, и как ему было при этом неловко. Про нее саму в очерке было всего несколько описательных предложений, но зато каких!»Мария Андреевна села напротив меня, подняла свою изящную, кажущуюся невесомой, ручку, сняла ужасно нелепые очки, старящие ее, а затем стянула со своего хвоста резинку. Ее пышные вьющиеся волосы эффектно рассыпались по плечам, обрамляя тонкую красивую шею. У меня перехватило дух, но волшебство момента было бесцеремонно нарушено ее строгим голосом, извещавшим о начале занятия«.

Написано было немного банально, конечно, но очень мило. Это если говорить о стиле, а вот содержание. Раз за разом перечитывая этот отрывок, Маша испытывала все большее смятение. Она точно помнила, что на прошлом занятии ничего подобного не было. Это лишь фантазии Смирнова. Мысли бурлили в ее голове. «Зачем он это написал? Издевается? Маловероятно. Хотел сказать, что я ему нравлюсь, как женщина? Так я поняла это еще из того мерзкого опуса. И он знает, что я поняла. Не дурак ведь! А, может, хочет таким образом исправить свою ошибку? Мол, да, Вы, Мария Андреевна, прочитали, что являетесь объектом моих сексуальных фантазий. Но, мол, на самом деле мои чувства глубже. И как в таком случае я должна себя вести? Не подать вида? Глупо. Он решит, что я засмущалась, как девчонка. Отчитать его? Тоже нет. За что? За то, что мальчик открыл мне свои чувства? Да какие там чувства? Он просто раскритиковал очки и описал мои волосы так, как он себе их представляет. Насколько помню, я никогда не ходила перед ним распущенной.»

Она встала с дивана и подошла к зеркалу. Оправа действительно была чудовищной. И как она раньше этого не замечала? Маша сдернула резинку и легко встряхнула головой. Волосы легли почти так, как в очерке Смирнова. Она всмотрелась в свое отражение. «Волосы, как волосы. Что он в них нашел? И что мне все-таки делать? Хм. А что если в следующий раз я действительно распущу их перед ним? И говорить ничего не надо. А он поймет, что я оценила его комплимент. Но тогда ведь получится, что я как-бы поощряю его. Ругать то его, конечно, не за что, но ведь и поощрять такое нельзя. А почему, собственно, нельзя? Ведь это его фантазии, а что в них плохого? Он не видел меня в таком виде, но включил воображение и описал, причем довольно точно!».

Она еще раз мотнула головой, заставив прическу разметаться и стать еще пышнее. «Я же наоборот бьюсь, чтобы эти переростки свою фантазию развивали, а не качали сочинения с интернета. А Смирнов развивает, так почему его не поощрить?».

От всех этих мыслей, Машино смятение сменилось каким-то непонятным томным волнением. Впрочем, волнение было как раз понятным, непонятна ей была его причина. Маша решительно отмела мысль, что охватившее ее легкое сексуальное возбуждение вызвано очерком ученика. Ведь подобные «неприятности» с ней случались и раньше, причем безо всякой причины. Правда обычно это состояние настигало ее, когда она ложилась в постель после долгого трудного дня, или в горячей душистой ванне. И Маша, как любая женщина, прекрасно знала, как с этим справляться. Она отлично знала свое тело и могла помочь себе расслабиться буквально за пару минут. Но делать то же самое сейчас она себе позволить не могла. Ведь тогда бы ее неизбежно начали мучить угрызения совести, что полученный оргазм и Миша Смирнов как-то связаны. А это было неприемлемо. Поэтому Маша просто заняла себя домашними хлопотами, и уже через 15 минут от былого возбуждения не осталось ничего, кроме маленького влажного пятнышка на ее трусиках.

Смирнов пошел домой пешком, хотя идти нужно было почти 5 остановок. Он был совершенно разобран после сегодняшнего занятия. В его голове поселились сразу 2 Мишки: один — жизнерадостный и сексуально озабоченный оптимист, а другой — осторожный, недоверчивый прагматик. Он шел, а Мишки в его голове вели ожесточенный спор:

— . Тогда зачем она распустила свои волосы? Она кокетничает со мной. Я ей нравлюсь и она ясно дала это понять!

— Ни фига подобного! Она меня просто на место таким образом поставила. Вот, мол, написал про волосы, хотел учительницу в краску вогнать, а я взяла — и хвост распустила. И ты сам покраснел, и глазки опустил.

— Да нет же! Не хотела она меня смущать! Она приняла игру и ждет, что я в следующий раз напишу.

— Может быть. И что мне написать?

— Блин, вот бы ножки ее увидеть! Не только коленки, а повыше.

— Видел я и повыше. Тогда, в классе. А на дне спорта она вообще в трико была.

— Это не то. К тому же на занятии я ничего толком не разглядел.

Проводив Смирнова после их четвертого занятия, Маша схватила его тетрадку и сразу пролистала очередной очерк до последней страницы. Ожидания ее не обманули.

«Мария Андреевна села сегодня не напротив, как обычно, а сбоку от меня. Короткое платье открывало ее стройные ножки почти полностью. Так, что виднелся даже краешек более плотной вязки ее колготок. Я не мог оторвать глаз от этой границы между тем, что дозволено видеть каждому, и чем-то таинственно-запретным. И мне стоило немалого труда настроиться на работу.»

«Он фетишист что ли?», — подумала женщина, — «И почему, интересно, он решил, что у меня красивые стройные ноги? Фантазирует опять?». Маша скинула давившую на талию поясом юбку и подошла к зеркалу. Приподняла нижний край водолазки, чтобы видеть ноги полностью. Затем развернулась к зеркалу спиной и заглянула через плечо, чтобы оценить себя сзади. «Немножко коротковаты, но, в принципе, ничего», — самокритично решила она, — «Только зачем я это делаю? Не собираюсь же я их ему показывать? С другой стороны, что плохого в том, что я надену что-то более короткое? К тому же у меня есть такая вещь. « Гардероб у учительницы был небогатый, и она без труда отыскала свое старое темно-зеленое платье. Она уже и не помнила, когда надевала его в последний раз. Кажется года три назад, когда ее бывший однокашник, будучи проездом в их городе, пригласил ее в ресторан. Маша поморщилась, припомнив, что тогда же она в последний раз была с мужчиной в постели. И тот раз был, мягко говоря, неудачным. После ресторана, будучи изрядно навеселе, она сама предложила «посмотреть его гостиничный номер». Там Гриша, так звали однокашника, сразу повалил ее на кровать, задрал платье, стащил трусы и грубо овладел ею. Затем очень быстро сделал свои дела и скрылся в душе. А она лежала на смятом покрывале, и тихо плакала. Ей стало еще более мерзко на душе, когда она нашла на тумбочке, под перевернутой пепельницей, его обручальное кольцо. В этот момент она сама почувствовала себя пепельницей, только использованной и грязной. Вернувшись домой, она тут же брезгливо выбросила в мусорное ведро бывшие на ней трусики, хотя те были совсем новыми. А вот от платья избавиться не решилась.

Маша надела его и провела ладонями вниз по бедрам, расправляя складки на ткани. Платье сидело на ней действительно хорошо, и ноги в нем визуально казались длиннее. Она повернулась к зеркалу спиной и немного выпятила свою попку. Несколько едва заметных целлюлитных ямочек, выделявшихся через тонкую ткань, немного портили картину. Но утягивающие колготки легко решили бы эту проблему. И женщина решила, что завтра же купит себе такие. И не для того, чтобы потрафить Смирнову, а чтобы скрыть (заметные ей одной) дефекты.

— Садись, Миша. А я сегодня рядом сяду. Тема сложная, и мне нужно видеть, что ты пишешь.

Она поставила стул рядом и медленно опустилась на него. Зачем она в последний момент немного поддернула свое платье — она и сама не понимала. Но мысленно успокаивала себя тем, что сделала это машинально, боясь его растянуть. Весь урок она смотрела в его тетрадку, в книгу или просто поверх его плеча на противоположную стену, но только не на свои ноги. Зато она все время замечала краем глаза, как ее ученик каждую минуту бросает на них мимолетные взгляды. Когда они закончили, она не пошла его провожать, оставшись за столом. И лишь когда хлопнула дверь, Маша опустила глаза, и у нее внутри все похолодело. Из-под юбки виднелся совсем не самый краешек длинной ножки утягивающих колготок. Ножка эта бесстыдно высовывалась наружу сантиметра на полтора. «Бог мой! Что же я творю?!», — испуганно подумала женщина и обхватила пылающее лицо ладонями. Она мысленно проклинала себя за свое безрассудство. Однако, чем больше она предавалась самобичеванию, тем более сладко ныло у нее внизу живота.

Маша далеко не сразу отважилась прочитать новый очерк Смирнова. Она вновь пыталась отвлечь себя домашними делами, но каждый раз без повода возвращалась к столу. Смотрела на тетрадку и даже брала ее в руки, но вновь клала обратно. Она уже легла спать, но так и не решилась. Однако сон не шел. «Да чего я боюсь!», — наконец, сказала она себе. Включила бра и решительно отбросила одеяло. Встала, подошла к столу и взяла тетрадь в руки.

«. На Марии Андреевне была белоснежная блузка с отложным воротничком, которая очень шла ей. Верхние пуговки были расстегнуты, но совсем без пошлости. Ровно настолько, чтобы виднелось начало соблазнительной темной ложбинки, ныряющей в разрез. »

После работы, ноги сами принесли Машу в крупный торговый центр неподалеку от ее дома. А затем она как-то оказалась в отделе, где, помимо прочего, был огромный выбор блузок по очень демократичным ценам. К тому времени Маша уже сама поверила в собственную ложь, что давно собиралась купить именно такую блузку, какая описана в сочинении Смирнова. И сам Миша тут совершенно не причем. Она купила бы и без его намеков. Просто так совпало.

Он пришел ровно шесть, и весь урок нагло, безо всякого стеснения, пялил зенки в ее вырез.

«А чего ты хотела?! Ты ведь сама дала ему повод так себя вести!», — оправдывала Маша поведение ученика после того, как он ушел. На этот раз она не стала тянуть, а сразу прочитала его новый очерк. И, как обычно, с конца.

«. Она сидела рядом, почти касаясь меня своим бедром. Я не выдержал и положил руку ей на коленку. Мария Андреевна едва заметно вздрогнула от неожиданности, но сделала вид, что ничего не происходит. Я набрался смелости и начал нежно поглаживать ее ножку, с каждым движением забираясь все выше и выше. Сегодня ее ноги были без колготок, и я наслаждался, ощущая ладонью ее нежную, прохладную, бархатистую кожу. Я понял, что люблю ее! И я был бесконечно благодарен за то, что она не запрещала мне этих легких, невиных в общем-то прикосновений, делавших меня бесконечно счастливым. »

Прочитав эти строки, Маша машинально подчеркнула красной ручкой грамматическую ошибку в слове «невиных» и дописала над галочкой сверху недостающую букву «н». А потом, вдруг, поняла, что послезавтра позволит Смирнову эту его «смелость». Не сможет не позволить! Внезапный мышечный спазм внизу растекся по ее телу упоительным сексуальным томлением и сорвал с ее губ легкий стон. Женщина была не силах сопротивляться нахлынувшему на нее желанию. Едва держась на слабеющих ногах, она перебралась на диван, на ходу поднимая юбку, и упала на него, раскинув ноги в стороны. Одна рука забралась в вырез ее новой блузки, а другая — вниз: под колготки, под белье. Пока пальцы, преодолевая сопротивление плотного капрона, не провалились во влажную теснину.

Путь на вершину наслаждения был быстрым и легким. Зато спуск дался женщине с трудом. На ее истерзанную угрызениями совесть обрушилось осознание того, что она сделала, и еще больше, что она готова была сделать! Ведь одно дело — ласкать себя, представляя, что это делает ее ученик. И совсем другое дело — позволить ему трогать ее тело не в мечтах, а наяву. «Я не должна!», — кричал ее разум, «Я хочу!», — кричала другая его часть. Мучительная борьба с собой продолжалась до самого утра. Бессонная ночь отразилась на изможденном Машином лице темными кругами под глазами. Пудра с тональником помогли скрыть этот недостаток, но победить недосып они были не в силах. Весь день она была вялой и рассеянной, что не могло ускользнуть от ее коллег. Начались шушуканья за спиной, лукавые подмигивания и многозначительные взгляды. А Таня, преподававшая химию и считавшая себя Машиной подругой, вообще спросила напрямую:

— Веселая ночка была? Кто он?

Чтобы избежать ненужных разговоров и домыслов, Маше пришлось ответить громко, чтобы слышали все:

— Ага. Веселая! А «он» — это джип под окном. У какого-то урода сигнализация сломалась и всю ночь выла. Ужас просто! Совершенно не выспалась!

Любопытство толпы, таким образом, было удовлетворено, но Таню ответ не устроил. Позже, она поймала Машу в коридоре, взяла под локоток и отвела в сторону:

— Машунь, меня-то ты не обманешь. Я ж в соседнем подъезде живу. Колись давай, подруга. Что-то было?

— Ну было, — пришлось выкручиваться Маше и сказать первое, что пришло в голову, — Гриша в гости заходил.

— И ты опять на те же грабли?! Тебе прошлого раза не хватило, чтобы понять, что он козел?! Ты опять ему дала?

— С ума сошла?! За кого ты меня принимаешь?, — изобразила обиду Маша, — Он извиняться заходил.

— . Да ты дослушай! Выгнала я его, короче. И сказала, что больше никогда не хочу его видеть. А потом так жалко себя стало. Одинокая, несчастная. Вот он и подумал, наверное, что я уже на любой вариант согласна, лишь бы хоть изредка. Проревела, в общем, всю ночь.

Маша так глубоко вошла в образ, что по ее щеке покатилась самая натуральная слеза. Зато теперь Таня поверила и прониклась сочувствием к подруге.

— Ну не плачь, Маш. И. знаешь что? Приходи сегодня ко мне вечерком. Вина выпьем, поболтаем.

На том и порешили. Пара бутылок вина и незакрывающийся Танин рот действительно помогли Маше на время позабыть о своих душевных терзаниях. Вернувшись домой после девичьих посиделок, она даже уснула без проблем и отлично выспалась. Но следующее утро вновь заставило ее забыть про покой. Ведь сегодня должен был прийти Миша. Да еще и литература в его классе вторым уроком!

Она сразу поняла, что вести сегодня не сможет. Позвонила завучу, извинилась и сказалась нездоровой. Через час выдержала телефонный допрос Тани. Той пришлось сказать «правду», что причина ее отсутствия на работе — жестокое похмелье.

— Да ты чего? Мы ж не так много выпили!

— Это ты немного. А мне чего-то в охотку пошло. Пришла домой, а там полбутылки водки с 8 марта осталось.

— Ну ты, Машка, жгешь!

— Ой-ой, Тань, прости! Не могу говорить!, — и Маша изобразила в трубку рвотный позыв.

— Все, все! Не задерживаю. Беги.

А еще через пару часов позвонил Смирнов.

— Мария Андреевна, нас сказали, что Вы заболели.

— Нет, Миш. Мне уже лучше. Завтра выйду.

— К вечеру точно полностью оклемаюсь. Так что приходи. И, кстати, новый очерк можешь не приносить. У меня для тебя другое задание.

Эти два часа до Мишиного звонка не пропали для Маши даром. Она, наконец, нашла решение, которое в той или иной степени удовлетворяли и ее совесть, и ее низменные желания.

Когда ближе к вечеру Миша спешил к Марии Андреевне, он проклинал себя на чем свет. Считал, что в своем последнем творении он явно перегнул палку. Попросить надеть платье покороче или новую блузку — это еще куда ни шло. Ведь таким образом он просто пытался подсказать учительнице, что не стоит скрывать свою природную красоту под скучными одеждами. И она шла ему навстречу, потому что сама понимала, что он прав. Но лапать?! Нет, она не такая и никогда не позволит ему прикоснуться к себе, только смотреть.

Женщина встретила ученика в уже знакомом зеленом платье. Только колготок под ним сегодня не было. Сердце юноши радостно забилось. Неужели это знак?

И села она вновь не напротив, а рядом с ним. Но гораздо ближе. Он даже чувствовал тепло, исходящее от нее. Они начали заниматься. Мария Андреевна вела себя, как обычно. Она была спокойна и деловита, но главное — умиротворенна, что ли. Возможно из-за этого, она казалась Мишке как-то по-особенному красивой и привлекательной сегодня. Или потому, что она каждый раз очень искренне радовалась, когда он все делал правильно. Она даже ласково потрепала его по голове, когда он справился с особо трудным заданием. Такой фамильярности раньше она себе не позволяла. И это стало для Смирнова сигналом к действию. Сделав вид, что сосредоточенно изучает указанный параграф в учебнике, он робко положил свою руку на голую коленку учительницы. Она не вздрогнула, как он описывал в очерке. Она не сделала вообще ничего. Это придало Смирнову смелости, и он медленно двинул свою руку вверх. Ноги женщины были немного раздвинуты. Ровно настолько, чтобы между ними пролезла его ладонь, и Миша воспользовался этим. Коснулся края платья, но не остановился, а пошел еще выше. Он уже ощущал жаркую близость ее самого сокровенного места. Его ладонь сделалась влажной от волнения и уже не так легко скользила по коже бедра. Но цель была так близка! Еще не много — и он прикоснется к ней. Но едва слышное «Миша, не надо» заставило его испуганно одернуть руку. Он поднял голову и пристально посмотрел учительнице в глаза. Она не отвела взор. В ее взгляде читалось столько эмоций, что Миша на какое-то время растерялся. Тревога, нежность, настороженное ожидание и что-то еще такое, что он чувствовал, но выразить в словах был не в силах. И тут им овладела отчаянная решимость.

— Я люблю Вас, Мария Андреевна!

— Я знаю, Миш. И мне приятно. Но.

— Да знаю я все, что Вы скажете! Вы учительница, я ученик. И отношения между нами невозможны! Но почему?! Мне уже 18, я скоро заканчиваю школу. И мне плевать, что Вам — 26.

— 27, — тихо поправила Маша.

— Какая разница, если я люблю Вас?! Разве это препятствие? Все препятствия — у нас в голове!

— Может быть. Но они все же есть. Ты должен понять.

— Я понимаю. Я все понимаю. Я не понимаю только, почему Вы делали все это?!

— Это была ошибка, Миша. Люди ошибаются.

— А если не ошибка? Если Вы все дали правильно, а сейчас — неправильно?! Откуда Вы можете знать?

— Я и не знаю. Но, может, ты найдешь ответ?

— Правильный ответ, Миша. Я не знаю, как ты это сделаешь, но я знаю, как помочь тебе найти его.

— Я не зря просила тебя перестать писать. И не потому, что мне не нравилась игра, которую мы затеяли. Я не имею права этого говорить, но признаюсь, что эта игра мне нравилась.

— Дослушай меня, пожалуйста. Ты хорошо пишешь, но ты стоишь на месте. Не обижайся, но у тебя очень узкий творческий диапазон. Поэтому тебе сейчас нужно не писать, а читать. Вот. , — она подала ему лист бумаги, — Я подготовила для тебя небольшой список классической литературы. Здесь «Мастер и Маргарита», «Отец Сергий» Толстого, «Жерминаль» Эмиля Золя, «На Западном фронте без перемен» Ремарка, «Олеся» Куприна, ну и так далее. Всего 8 произведений. Может показаться, что подборка бессистемная, но, поверь, отобрано все со смыслом. Надеюсь, ты его поймешь. , — сказала она и почему-то покраснела.

Он взял листок и дочитал его до конца: «Воскресенье», «Старик и море», «Египетские ночи». Кое с чем он уже был поверхностно знаком. Достаточно, чтобы понять, что список на первый взгляд действительно довольно странный.

— Изучи это список внимательно. И ты поймешь, что я на самом деле думаю о наших отношениях.

— Но тут много. Мне к экзаменам нужно готовиться. Я не успею.

— Не нужно торопиться. Может даже к лучшему, что это займет у тебя много времени. Возможно, за это время ты изменишься сам, и.

— Все течет, все изменяется.

— Хорошо, я прочитаю. , — сказал он после паузы, но Маша уловила в его словах недосказанность.

— Что ты хотел спросить?

— Мы. мы больше не будем заниматься?

— Будем. Но если ты пообещаешь мне кое что.

— Что угодно. Я каждый раз жду, лишь бы снова увидеть Вас!

— Вот этого самого моя просьба и касается. Мы продолжим занятия, если ты пообещаешь больше ни слова не говорить о любви. И не будешь пытаться, скажем так, сблизиться со мной больше, чем подобает учителю и ученику. Только в этом случае.

Дослушивать Смирнов не стал. Он вскочил и выбежал из квартиры.

Но уже на следующий день сам подошел к Марии Андреевне после уроков и сообщил о своем согласии. До экзамена оставался ровно месяц. Занимались они уже ежедневно, но больше не было ни коротких юбок, ни расстегнутых блузок, ни прочего баловства. На голове Марии Андреевны теперь по-прежнему «красовалась» букля, и даже чудовищные очки прочно заняли свое место на переносице. Все что осталось — это полные тоски и любви глаза, которыми Миша смотрел на учительницу.

После ЕГЭ по русскому и до того момента, как стали известны результаты, они вообще практически не виделись. Зато, когда Смирнов с изумлением узнал, что набрал 88 баллов, он уже не мог бездействовать. Юноша купил букет из роз и сам пришел к учительнице домой. Она встретила его тепло, приняла цветы, порадовалась вместе с ним высокой оценке и даже напоила ученика чаем. Но все время держала между собой и им непреодолимую дистанцию.

Все свободное время Миша читал книги из списка. И никак не мог понять, что имела в виду учительница, когда говорила, что в этих произведениях он найдет какой-то ответ. Он не находил ничего. И тогда, отчаявшись окончательно, он решил прекратить поиски и просто начать действовать.

На выпускном балу, когда после официальной части началась дискотека, он пригласил Марию Андреевну на первый же медленный танец.

— Зачем?, — спросила она его, когда они уже медленно двигались в танце в окружении других пар, — Я не хочу, чтобы нас неправильно поняли.

— Нас правильно поняли. Все знают, что Вы со мной занимались. Я получил отличную отметку. Почему я не могу Вас пригласить?

Одной рукой он держал Машу за талию, а другой — за руку, бережно сжимая ее хрупкую кисть. Они молчали, оба испытывая большое волнение от близости, от того, что кто-то может разгадать их тайну и от взаимного влечения, которое от себя они скрыть не могли. А после танца Маша решила уйти. Он догнал ее уже на улице, на подходе к трамвайной остановке.

— Ничего интересного. Скучно.

— Но там твои друзья. Ты должен быть с ними! Это неправильно — уходить так рано, — слабо уговаривала она его.

— Куда они денутся? У нас все равно на послезавтра неофициальный выпускной намечен. Там увидимся.

Добравшись до дома, Маша не пригласила его к себе. Но Миша все равно пошел вслед за ней. Она не возражала. Вошла в темную квартиру, слыша за спиной его шаги и дыхание, а затем звук закрывающейся двери. Прошла в комнату и встала у окна, опершись на подоконник. На улице уже почти стемнело, и стройный темный силуэт женщины отчетливо выделялся на фоне вечерних сумерек. Миша подошел к ней сзади и встал почти вплотную, едва касаясь.

— Хороший сегодня вечер, — тихо сказала Маша.

Юноша двумя пальцами ухватился за ворот ее платья, а другой рукой нашел собачку молнии на спине и медленно потянул ее вниз, до самого конца. Зеленое платье казалось в полумраке черным. И тем разительнее на нем выделялся образовавшийся светлый узкий треугольник голой спины, направленный вершиной вниз и перечеркнутый посередине черной лямкой лифчика. Маша молчала и не двигалась, сосредоточенно рассматривая качающиеся перед окном пышные кроны деревьев. Миша положил руки ей на плечи, и начала медленно стягивать с них верх платья. Через несколько секунд оно сползло бесформенным комком к ногам женщины. Белая кожа ошеломляюще сексуально контрастировала с ее черным бельем.

— Спасибо, что помог. Я бы не смогла. Очень устала сегодня. Думаю, нам лучше лечь в постель?

— Вместе?, — с опаской спросил Миша, радуясь, что мрак скрывает выступившую на его лице краску.

Он обернулся и заметил, что постель уже оправлена. И что подушки там две. А Маша вдруг развернулась и ласково прошептала:

— Глупый ты мой мальчишка, — после чего легко коснулась губами его губ.

Поцелуй был совсем мимолетным, но у юноши от него пошла кругом голова, а тело вмиг стало ватным и словно чужим. Он отступил назад и, словно завороженный, смотрел, как женщина медленно снимала последнее, что на ней было.

Той ночью она позволила ему все. Даже то, чего она не позволяла даже в самых смелых своих фантазиях. Она с радостной готовностью отдавалась его по-юношески пылким, хоть порой и неловким, ласкам. Маша догадалась, что стала для Миши первой в его жизни женщиной. Но этой ночью она и сама лишилась невинности. Не физической, а душевной и эмоциональной.

Утром она разбудила его, нежно лаская ртом его мужское естество. И не остановилась, пока не испила его соков. А затем встала и, совершенно не стесняясь своей наготы, пошла варить кофе.

Потом ей пришлось приложить немало усилий, чтобы отправить его домой. Было уже 7, и Мишины родители могли поднять тревогу. Он нехотя подчинился и, уже в дверях, несмело спросил:

— Маш, а можно я сегодня приду?

— Ты спрашиваешь?, — отчего-то удивилась она, — Я думала. Так, значит ты не разгадал мой акростих?

— Какой акростих?, — недоуменно переспросил Миша.

— Список литературы, который я тебе дала. Ох, ведь, дура!

И женщина задорно рассмеялась.

— Иди домой и изучи его еще раз. Тогда и узнаешь.

Он вернулся домой и первым делом прогуглил акростих. А затем схватил список, всмотрелся и даже вскрикнул от радости. Первые буквы литературных произведений образовывали фразу «Можно все».

Порно рассказы.

Подростки, Традиционный секс.

Мне было четырнадцать лет, я занимался в девятом классе. Мне никогда не нравилось заниматься музыкой, но мои родители хотели сделать из меня музыканта. Моя мать играла на виолончели в симфоническом оркестре, а мой отец окончил в детстве музыкальную школу. Они хотели, чтобы я выбрал какой-нибудь музыкальный инструмент, на котором я буду учиться играть. Но всё было безрезультатно, я вообще ничего не хотел.

Как я не упирался, но мне всё же пришлось в течение двух лет пиликать на скрипке, и ещё немного научиться играть на гитаре. Родители поняли, что к смычковым инструментам у меня совершенно нет тяги. Тогда они решили, что я должен освоить пианино. Я опять стал сопротивляться, но всё-таки неохотно согласился. Мама занялась поиском моих преподавателей по музыке. С большим трудом, но ей это всё же удалось. Моей учительницей стала Марина Михайловна, она как раз жила поблизости от нас. Я должен был каждую среду приезжать к ней для занятий на пианино.

Днём после школы я приехал к ней на своём велосипеде, она жила от нас примерно в двух километрах, поэтому добраться до неё мне было очень легко. У меня было плохое настроение и совершенно не хотелось осваивать новый музыкальный инструмент. Марина Михайловна подошла к двери и впустила меня в свою комнату. Я увидел перед собой самую красивую женщину на свете. Она была чуть ниже меня с офигенной фигурой супер модели. У неё тёмные волосы и большие карие глаза, и прелестное личико. Я заметил, что у неё спортивные стройные ножки и слегка выпирающая попка, немного вздёрнутая вверх. Если бы вы видели её огромную сексуальную грудь, я сразу же обратил на неё внимание, уставившись на неё прямо в дверях, с открытым ртом. Могу вас точно заверить, когда будет идти дождь, она с такой грудью не промочит свои ноги и туфельки.

— Привет Серёжа. Я Марина Михайловна, присаживайся.

Я не мог налюбоваться на неё. Когда мы вошли в гостиную, я увидел под стенкой большой рояль.

— Пока присядь на диван, давай поговорим. Твоя мама сказала, что ты уже умеешь играть на нескольких музыкальных инструментах? Это правда?

Я даже не знал, что ответить.

— Ну и на чём же ты играешь?

— Скрипка и гитара.

— Впечатляет, и почему ты перестал играть?

— Мне не нравится.

— Значит, ты больше предпочитаешь научиться играть на пианино?

— Не очень – признался я. Это мама с папой хотят, чтобы я научился играть.

И тут я сразу же пожалел, что сказал это.

— В таком случае я, наверное, должна поговорить с твоими родителями и сказать им, что ты хочешь играть на другом инструменте. На каком именно ты хочешь научиться?

— Нет, нет, нет! Я, наверное, всё-таки хочу попробовать на пианино – отрезал я.

Конечно же, я просто хотел приходить к этой женщине, ну за одно и научится играть.

— Ты уверен? – спросила она меня.

— Да, теперь уже точно!

— Отлично, тогда давай начнём.

Мы подошли к роялю, я сел и наш первый урок начался.

Прошло уже четыре месяца, как я познакомился с этой очаровательной женщиной. Я каждую среду наслаждался её присутствием, и всё больше стал влюбляться в неё, хоть она и старше меня. Каждый раз я был очень осторожен, когда рассматривал её фигуру. И вот как сейчас помню, это было 14 апреля. Мой урок закончился, я встал и хотел уже уходить, вдруг Марина Михайловна остановила меня.

— Пожалуйста, Серёжа, присядь. Ты приходишь ко мне уже четыре месяца, но я вижу, что мы не сильно далеко продвинулись с тобой в учёбе. Скажи мне честно, ты практикуешься в течение недели дома, сидя у рояля?

— Что-то мне с трудом вериться. Мне кажется, что ты после наших уроков даже не притрагиваешься к инструменту. Да и здесь у меня дома, ты весь урок пялишься на меня, вместо того, чтобы учиться.

— Блядь!! Она меня зашухерила – подумал я про себя.

— Я конечно не против, чтобы ты смотрел на меня. В твоём возрасте все мальчишки интересуются этим. Но ведь это всё что ты делаешь, и больше ничего!! Так дело не пойдёт. Я боюсь, что это пустая трата времени и твоего и моего, да и родители твои зря выбрасывают деньги на ветер. Я думаю, мне надо поговорить с твоей мамой насчёт этого.

— Пожалуйста, Марина Михайловна. Я буду стараться, обещаю вам.

— Ну, хорошо. Я дам тебе ещё один шанс. Вот лист с нотами, возьми его домой и практикуйся. Когда придёшь ко мне в следующую среду, я проверю. Если останусь довольна твоим прогрессом, то мы продолжим, а если нет, я обязательно позвоню твоей маме.

Учительница вручила мне домашнее задание, и я укатил домой. Как только я приехал, сразу же засел за пианино. Каждый день я играл по два часа, мне не хотелось расставаться с Мариной Михайловной. Как всегда в среду я приехал к ней на урок. Она тут же усадила меня за рояль и сама присела рядом.

— Надеюсь, ты меня порадуешь? – спросила она.

— Наверное – ответил я и начал играть.

Когда закончил, я посмотрел на Марину Михайловну, не уверенный в её реакции. Я увидел на её глазах слёзы.

— Это было замечательно Серёженька. Я не думаю, что сама сыграла бы лучше. Посмотрим, что ты сможешь сделать, тебе ещё надо немного мотивации.

Я сиял от гордости. Мой урок подошёл к концу. Но прежде чем встать и уйти Марина Михайловна протянула мне следующее домашнее задание.

— Когда приедешь домой, обязательно проработай вот этот кусок и если сдашь экзамен, то на следующей неделе будет премия для тебя.

— Какая? – поинтересовался я.

— Узнаешь в следующую среду.

Я ехал домой и ломал себе голову, что за приз меня ожидает на следующем уроке. Я опять принялся по два часа прорабатывать свою технику игры. И вот наступила долгожданная среда. Я присел за рояль, и мои испытания начались. Когда я закончил, посмотрел на Марину Михайловну.

— Вижу, что ты усердно работаешь. Я не ошиблась в тебе, я знала, что у тебя талант.

Она написала мне следующее задание, а потом посмотрела на меня.

— Я сказала, что тебя ожидает приз за хорошую игру, ты помнишь?

— Ты уже несколько месяцев смотришь на мою грудь – заявила она. Она тебе что нравится? Я вижу.

Она продолжала говорить, но я понятия не имел, что она говорит. Вдруг Марина Михайловна нагнулась и стала расстёгивать одну их пуговичек на своей кофточке. Когда она потянулась за второй пуговичкой, я замер и затаил дыхание. Показался её лифчик и два больших прекрасных холма. Я увидел гораздо больше, чем видел за свою жизнь. Это было куда лучше, чем в журналах, которые показывал мне мой друг Пашка. В журналах сиськи конечно были голые, но зато у моей учительницы они были реальные хоть и в лифчике. Я смотрел и не мог оторвать от них своих глаз.

Марина Михайловна застегнула пуговички, я был просто ошеломлён.

— Пять минут прошли пора заняться уроками.

Я продолжил играть. В конце урока получил следующее задание, она молча протянула мне ноты, я теперь знал её правила. Помчавшись домой, забежал в свою комнату и начал дрочить. Даже не открыв журнал с голыми женщинами, я просто представлял перед собой свою учительницу музыки. Прошло всего несколько минут, и я выстрелил своей спермой вверх. Лёжа на кровати, я думал только о ней, затем спустился вниз и стал учить уроки, которые она мне задала на следующую среду. После занятий, я опять представил её грудь и снова возбудился. В спальне разумеется как всегда подрочил.

В среду пришёл к Марине Михайловне без опозданий и сразу же присел за рояль. Она заулыбалась, когда я перестал играть. В этот раз она расстегнула сразу три пуговицы, и я увидел её грудь.

— Пять минут прошли, нам пора на урок – отрезала она тонким голоском.

Как всегда урок закончился я, опять получил другое задание и поехал домой дрочить. На следующей неделе было то же самое, только в этот раз она расстегнула все пуговицы. Я снова увидел её грудь. Она оказалась более совершенна, чем я думал. Пять минут закончились, мы занялись уроками и я снова побежал домой дрочить.

Так продолжалось ещё пару месяцев. Марина Михайловна зашла так далеко, что разрешала мне трогать её грудь, поглаживать соски и даже пощипывать их, но её бюстгальтер всегда был на ней. Меня это не сильно волновало. Я и так был на небесах от счастья.

Я закончил девятый класс, начались летние каникулы. Как-то ко мне в комнату вошла моя мама.

— Сынок, я горжусь тобой. Ты делаешь успехи по музыке, мне нравится, как ты играешь на пианино. Вот что я подумала, может на лето ты лучше поиграешь со своими друзьями на дворе, и мы сделаем в твоих занятиях по музыке каникулы? Ты сможешь возобновить их осенью.

Порно рассказы, читать порно рассказы, порнорассказы бесплатно.

Рассказ как учительница учит сексу.

Решил рассказать Вам случай из жизни. Я тогда учился в 9 классе. Мне было 15 лет.

В тот день после уроков я пошел за школу покурить. Не хотел чтоб кто то увидел что я курю. Я зашел за школу и присел под окнами. И начал курить. И тут я услышал какие то стоны из кабинета, под которым я курил. Я выглянул и увидел как наш физрук трахает нашу химичку.

Я был в шоке. Химичка стояла упершись руками в стол. На ней была задрана юбка и спущеные трусики. Физрук трахал ее резкими толчками.

Мой член стал колом. Я уже представлял как на следующий день всем пацанам расскажу, что видел.

Но блин они мне не поверят. Подумал я.

И я достал телефон и принялся снимать на видео секс учителей.

И тут я заметил как Ольга Петровна смотрит прям на меня.

Я остолбинел. Училка быстро отолкнула физрука и начала бежать к окну.

Я бросился бежать как угорелый.

Вслед я слышал как училка кричала.

Я бежал как будто банк ограбил. Я прибежал домой и еле дышал. Я сам не пойму почему бежал. Ведь я ничего такого не сделал. Это училке нужно бояться, чтоб я никому видео показал.

И я успокоился. Я уже понял, что смогу шантажировать училку и получу пятерку за год по химии.

И тут раздался звонок на домашний.

-Саша, Это Ольга Петровна.

Блин я не понимал, от куда у нее мой номер. Но потом понял, что она его нашла в нашел классном журнале.

-Саша, ты еще никому не говорил об том что видел?

-Пожалуйста не говори.

-Я не буду говорить я видео в ютуб выложу.

-Только попробуй. Я тебе двойку поставлю за год.

И я повесил телефон.

Через 10 секунд телефон снова зазвонил.

-Саша извини меня. Пожалуйста не делай этого. Давай встретимся поговорим об этом.

Я понимал, что тут уже я все держу под контролем.

-Давай возле школы.

-Давайте у меня дома. А то мне уроки делать нужно.

Я уже знал, что хочу от училки.

Я продиктовал адрес.

Через 30 минут училка позвонила в мой звонок.

-Ольга Петровна проходите.

Училка зашла в зал.

Дома никого не было. Родители были на работе до 19;00.

И у меня еще было 3 часа до их прихода.

-Саш говори, прямо что ты хочешь. Пятерку за год? Я поставлю.

-Нет. Хочу как физрук.

Училка явно такого не ожидала.

-Саш, ты что ты еще ребенок.

-Ну тогда я пошел видео в интернет выкладывать.

-Саш, умоляю не делай этого. Я потом не смогу на улице появиться, не то что в школе.

-Ну Вы сами знаете как выйти из этой ситуации.

Ольга Петровна минуту помолчала. А потом сказала.

-Саш а родителей нет дома?

-Нет. Через 3 часа придут.

Я понял, что училка готова мне дать.

-Саш а может миньетом обойдемся?

-Ну сначала миньет, а потом посмотрим.

И тут училка стала на колени и достала мой стояк. Она погрузила его себе в рот и начала сосать.

Я не мог поверить в происходящее.

Моя училка химии сосет мой член. Ольге Петровне было около 35.Стройная блондинка. С хорошей фигурой.

Она сосала супер. Хотя мне и не было с чем сравнить. Ведь в свои 15 я был девствеником.

Она облизывала мою головку и погружала член в рот.

Я был на грани кончить. Но я хотел не туда.

И поднял училку.

Я начал задирать на ней юбку. На училке были черные стринги. Которые я мигом стянул.

Я поставил училку раком и принялся пихать в нее член. Войти в нее я смог не сразу. И училка взяла мой член и приставила куда нужно.

И тут я принялся наяривать мокрую киску училки. Она начала тихонько постанывать.

Я лапал ее попку. И все быстрее входил в ее кисочку.

Член иногда выскальзывал, от моих размашистых толчков.

И училка встала и сказала.

-Ложись на кровать.

Училка скинула с себя блузку и лифчик. И залезла на меня.

Она немного привстала, взяла мой член в руку и направила в свою киску. Затем села на него.

Училка начала быстро скакать на моем члене.

Ее сиськи колыхались верх вниз. Я начал лапать грудь Ольги Петровны.

-Аайй да. да, делай так.

Я сжимал ее грудь. И тут я почувствовал как киска женщины сильно сжалась. Потом еще. Женщина начала еще громче стонать. Я понял, что она получила оргазм.

Она пыталась слезть с меня. Но я прижал ее за талию. И мой член начал извергать в училку сперму.

От этого училка еще больше застонала.

Через минуту училка слезла и сказала.

И училка пола в душ веляя попкой.

Училка закрыла за собой дверь. Я постучал. Она открыла и я зашел.

Училка стояла под душем и была вся мокрая и еще сексуальнее.

Я залез к ней. И прижался членом к ее попке.

-А родители через сколько придут.

-Ладно только пальчиком сначала потрахай. Разработай дырочку.

Я принялся трахать пальцем жопу Ольги Петровной.

Через 5-7 минут. Я всунул в нее член.

-Ай больно. Не спеши.

И я начал акуратно погружать в нее член.

Ощущения были супер.

Женщина помогала мне и подвигалась на встречу члену.

-Ойй как хорошо. Трахай свою училку.

От этих слов член становился просто каменным.

-Давай трахни меня в попочку айййй.

-Все аай я сейчас кончу.

И я вогнал в нее член и начал спускать ей в попку.

Потом вынул член и женщина смыла водой сперму.

-Все Саш мне пора. А то вдруг твои родители придут.

Женщина оделась и стояла у дверей.

-Ольга Петровна я удалю видео.

-А Вы не хотели бы еще встретиться. Мне кажется, что Вам понравилось.

-Женщина улыбнулась и сказала.

Потом поцеловала меня в щеку и сказала.

Понятное дело, что видео я не удалил. Я еще долго на него дрочил.

В школе училка не подавала виду. Но через месяц она оставила меня у себя в кабинете. И был нереальный секс.

Правдивая история о моей учительнице истории.

Когда я учился в 11 классе, преподавателем истории у нас была Елена Владимировна. Она была заметной женщиной, ей было около 35 лет, но в свои годы она выглядела значительно моложе. Сексуальная, немного в теле, она носила короткие крашеные в белый цвет волосы, которые придавали ей еще больше шарма. Однажды когда она нагнулась над партой, склонившись ко мне и что-то мне объясняя, в разрезе её слегка расстегнутой розовой рубашки я увидел большие роскошные груди, до которых мне безумно захотелось дотронуться. Короче, женщиной она была знойной. Закончив школу, я как-то потерял ее из виду. Институт, учеба, гулянки, девочки, сами понимаете. Но как-то раз, возвращаясь из института, я встретил на улице Елену Владимировну. Она все так же преподавала в школе историю, а поэтому мы с ней разговорились, вспомнили школьные годы (прошло где-то полтора года) и Елена Владимировна сказала:

— А что мы на улице будем стоять, ты давай заходи в гости, чаю попьем, поболтаем, вспомним как да что.

Я обещал, что непременно зайду, как будет время, и вот так, договорившись, мы и расстались. Прошла неделя, и на выходных я нашел телефон Елены Владимировны, чтобы договориться о встрече. Договорились на субботний вечер, вроде бы всем удобно, да и чего откладывать, так хотелось посидеть, вспомнить былое! Купив букет цветов, тортик и бутылку шампанского, ровно в 19.00 я позвонил в дверь Елены Владимировны. Дверь отворилась и на пороге показалась моя бывшая учительница истории, явно приготовившаяся к встрече с учеником. Аккуратный макияж, тонкий аромат духов, приветливая улыбка, изящно причесанные короткие блондинистые волосы делали ее неотразимой. Меня смутил только халат, уютный, пушистый, розовый.

— Ой, ты не обращай внимания, будь как дома, давай проходи, — сказала мне Елена Владимировна и пошла в комнату.

Я закрыл дверь и последовал за ней, ненароком разглядывая ее объемную попку, обтянутую халатом. Мне стало стыдно от этой мысли, но я тут же собрался, хотя почувствовал, как в джинсах у меня все напряглось.

— Присаживайся давай, чай будешь? — спросила моя бывшая учительница. — Елена Владимировна, я тут шампанского принес, — сказал я. — Да и вправду, что мы в школе что ли, — улыбнулась она, — давай и вправду, за встречу. — Вот это тоже вам, — сказал я, наконец, передавая цветы Елене Владимировне. — Ой, ну. спасибо, – смутилась она, — давай я их в вазу поставлю, давай сюда.

Она поставила цветы в вазу, а я тем временем открыл бутылку с шампанским и разлил его в принесенные бокалы. Началась беседа о том о сем, об учебе, о ее работе в школе, шампанское отпивалось медленно, маленькими глоточками, незаметно. После третьего бокала Елена Владимировна сказала:

— Наверное, в отпуск стоит уже пойти, хотя сейчас момент может не самый подходящий, муж в командировке, у сына экзамены в школе, какой уж тут отпуск на курорте! А ведь так уже хочется.

— Может, потанцуем, Елена Владимировна? – спросил вдруг я, сам того не ожидая. — Да ты что, я давно уж не танцевала! — отпарировала она, — хотя впрочем, почему бы и нет?

Она встала, я включил запримеченный еще с час назад компакт-диск с какой-то музыкой, необыкновенно подходящей для медленных танцев, и подошел к ней. Она положила свои красивые белые руки, пальцы которых были украшены золотыми кольцами, мне на плечи, а я обнял ее за талию, чувствуя, как возбуждение неотступно овладевает мной. Мы находились не слишком близко друг к другу, соблюдая дистанцию почтения, да и я сам был этому рад: прижмись бы Елена Владимировна ко мне, она точно бы почувствовала мое возбуждение. Мои пальцы наслаждались ее мягкой, теплой талией, чье тепло я ощущал через этот розовый пушистый халатик. Он немного распахнулся, и моему взору слегка открылась роскошная грудь моей бывшей учительницы. Она уловила мой потупленный взгляд и, неловко улыбаясь, поспешила запахнуть халатик, но тем самым движением оказалась почти вплотную ко мне. Наши глаза встретились, а мои руки тем временем плотнее прижали ее ко мне. Не говоря больше ни слова, я легонько поцеловал ее в губы, ожидая встретить неминуемое сопротивление и крик, готовясь уже с позором уйти прочь из квартиры, где мне были рады как гостю. Но сопротивления не последовало, напротив, Елена Владимировна ответила на мой поцелуй, и я вторично, уже более страстно и горячо поцеловал ее. Она на миг уперлась руками мне в грудь и сказала:

— Слушай, подожди, что это мы делаем, я же замужняя женщина, к тому же ты мой бывший ученик.

Но тут же позабылась и снова ответила на мой поцелуй. Я почувствовал, как ее красивые руки обняли мою спину, а ее язычок проскользнул в мой рот.

“Сейчас я узнаю, как они любятся со своим мужем”, — подумал я, и от этого у меня во рту пересохло.

Я впивался в ее пухловатые, сочные, ароматные губы, своим языком поглаживая ее язык, движение которого становилось все быстрее и быстрее. Она стояла, закрыв глаза и игралась с моим языком, в то время как ее руки опустились ниже, и я почувствовал, как она поглаживает мои ягодицы. Елена Владимировна оторвалась от моих губ, и я тут же почувствовал ее горячий язык на моем ухе. Она водила им по кругу, пока, наконец, не проникла языком в ухо. Мои руки скользнули с ее спины чуть ниже. Сквозь халат я сладострастно оглаживал это мягкое, теплое, зрелое, белое и еще прекрасное тело 37-летней красавицы-учительницы. Я, стесняясь, сжал ее пухлую попу, отчего, я почувствовал, движения ее языка стали еще сладострастнее. Мои руки нырнули к ней под полу халата и я, сгорая от неимоверного желания, провел руками по ее голым и еще крепким ногам, начал оглаживать ее попу сквозь трусы, снова принявшись играться с ее языком. Ее руки обвили мою шею, и она еще плотнее прижалась ко мне. Я старался понять, какие трусы на ней одеты, но наши страстные поцелуи мешали сосредоточиться на этой мысли. Моя рука соскользнула и ненароком коснулась того места трусов моей учительницы, под которым должен быть лобок. Там все уже намокало. Мои губы коснулись ее шеи, и она тихо застонала. Я жадно выпивал аромат ее свежей белой кожи. Руки вынырнули из-под халатика Елены Владимировны и легли ей на груди. Губы спускались все ниже, вот они уже подобрались к ее груди, на которой, свисая с шеи, болталась золотая цепочка с именным кулоном. Мои пальцы неловко развязали поясок на ее халате, и я распахнул его. Изумительная картина. Елена Владимировна была безумно красива и сексуальна, ее пышное белое тело дышало жаром. На ней было черное белье, ее грудь, размера пятого, наверное, сладострастно и упруго выпирала из обхватившего ее лифчика. Я скинул с нее халат окончательно, так что он упал к ее ногам на полу, и впился в ее груди сквозь лифчик. Елена Владимировна дышала часто-часто, немного постанывая и прижимая мою голову к своим грудям, играя моими волосами. Потом она вдруг отстранила меня и легонько подтолкнула к дивану. В этом черном белье со своими пышными формами, жаждущими любви и ласки, она была сногсшибательна! Я лег на диван, а она игриво села на меня сверху. Ее пальцы легко коснулись моей груди и кокетливо стали расстегивать пуговицы моей рубашки. Вот она расстегнула ее до половины, до конца.

Она распахнула ее и прильнула ко мне. В этот момент я успел разглядеть, как ее роскошные сиси в бюстгальтере нависли надо мной как два сочных созревших плода, а потом уткнулись в мою грудь. Я почувствовал ее губы у себя на шее. Ее горячее ароматное дыхание обдавало меня – мое лицо, губы, шею. Она целовала мою шею, оставляя на ней красные, горячие засосы и следы от помады. Я чувствовал, как ее разгоряченный язык влажно облизывал внутри места поцелуев. Она опускалась все ниже. Ее губы приникли к моей груди, а язык стал отчаянно ласкать мои соски. Я сам начал постанывать от удовольствия, поглаживая ее аппетитные белые плечи и играясь с лямками ее бюстгальтера, то, оттягивая их, то отпуская. Ее влажный язык прошелся по моему животу, оставляя на нем горячий след. Я почувствовал, как ее красивые пальцы легли мне на джинсы и проворно стали расстегивать мой ремень, а потом и мою ширинку. Расстегнув ее, Елена Владимировна спустила мои джинсы до колен, а сама прилегла рядом, целуя меня в губы и запуская свой язык мне в рот. Я почувствовал, как одна ее рука скользнула по моему животу, приподняла резинку моих трусов и угодила под них. Рука моей бывшей учительницы истории вначале робко, а, затем, не колеблясь, стала стимулировать мой член, от чего я сильнее впился в ее губы и язык. Одна из ее сисек в лифчике тепло массировала мне грудь. Елена Владимировна снова привстала, вытащив свою руку из моих трусов, и поползла вниз. Она осторожно и кокетливо, прикусывая, стала целовать и облизывать мой член сквозь трусы. Мое возбуждение нельзя было выразить словами! Ее руки спустили мои трусы до колен, и я увидел, как она взяла мой член в руку и слегка оттянула кожицу вниз, обнажив красную, уже набухшую головку, на кончике которой сверкала капелька смазки. Ее глаза уловили эту капельку, я увидел, как она придвинулась ближе и нежно попробовала своим языком мой член, слизав смазку. Вот она обхватила его губами, сначала головку, потом все больше, больше. Я чувствовал, как она совершает эти сладкие сосущие движения, массируя рукой мои яички и ствол, как она впускает член в свой горячий рот и сосущим движением движется вверх, отсасывая его, лаская языком головку и уздечку внутри. Временами она останавливалась, выпускала изо рта член и водила языком вокруг моей набухшей головки, чтобы снова принять член в свой влажный, горячий рот, плотно обхватив его сочными, пухлыми губами.

— Елена Владимировна, — промычал я, — вы просто супер учительница, жаль, что раньше я этого не понимал. Но если так пойдет дальше то я кончу.

Елена Владимировна прекратила делать мне минет, встала с дивана, чтобы я свободно смог снять рубашку, джинсы и трусы, оставшись лежать голым на диване. После этого, не снимая трусов, она села на меня сверху и, глядя мне в глаза, стала искать застежку лифчика на спине. Она не спеша расстегнула замочек лифчика и, продолжая смотреть мне в глаза, очевидно следя за моей реакцией, стянула лямки бюстгальтера с роскошных аппетитных белых плеч. Бюстгальтер съехал вдоль ее красивых рук, и передо мной открылась ее грудь то ли четвертого, то ли пятого размера – два крепких, упругих еще плода, аппетитных, не изуродованных даже материнством, как будто изваянных скульптором, со свежими, розовыми сосками, которые, как я прикинул, тянули где-то сантиметров на 4-4,5 в диаметре. Центры этих розовых желанных сосков уже напряглись и стояли, ожидая ласки. Она лениво отбросила лифчик на пол и нагнулась надо мной, так что ее сиськи оказались прямо над моим лицом. Она стала неторопливо водить ими по моему лицу, явно получая удовольствие от того, когда я схватывал то одну, то другую из грудей губами, засасывал ее и жадно облизывал то один, то другой набухший горячий сосок. Ее груди набухли так, что мне показалось вот-вот из сосков брызнет пахучее материнское молоко. Я с жадностью мял эти груди руками и поочередно сосал каждую из них, вызывая у Елены Владимировны вожделенные сладкие стоны. Членом я почувствовал, как трусы ее стали совсем мокрыми, жидкость так и сочилась сквозь них. Я встал с дивана, а Елена Владимировна легла на спину. Я еще раз пробежался языком по ее пышущим жаром соскам, а затем стал медленно спускаться вниз к ее подрагивающему теплому животу. Мой язык пробежался вокруг ее пупка и проник в него, в то время как мои руки легли одна ей на бедро, а вторая прямо на трусы между ног. Я оторвался от ее нежного живота и поддел пальцами обоих рук резиночку ее трусов. Она приподняла попу с дивана, чтобы я лучше мог снять их, что я и не замедлил сделать, спустив ее трусы до ступней, а потом и вовсе бросив их на пол. Ее голое зрелое тело открылось мне во всей красе. Вот уж не предполагал, что увижу Елену Владимировну голой! Она согнула ноги в коленях, а ее руки вцепились в диван. Я лег на диван между ее белых ног и, взяв их за колени, развел в стороны. Ее промежность буквально пылала! От нее исходил такой жар и аромат, что у меня от волнения пересохло в горле.

Губки ее промежности набухли, она вся текла, просто истекала! Я помассировал ее киску ладонью, заметив, как Елена Владимировна закрыла глаза, застонала и напряглась еще сильнее. Тогда я приник к ее половым губам ртом и стал целовать их взасос, выпивая ее влагу, поглощая этот зрелый, настоявшийся нектар страсти. Мой язык скользнул в ее влагалище, которое влажно пульсировало и выбивало наружу новые струйки сока. Помогая себе сначала одним, а потом двумя пальцами, языком я исследовал каждую складочку ее вагины. Я чувствовал, как ей это нравится, как она начала двигать тазом в такт моим движениям, то вверх, то вниз, то по кругу, лаская при этом свои стоящие сиськи. А я не останавливался. Руками она вталкивала меня все сильнее в себя, а я, обхватив ладонями ее мягкие теплые вздыбленные груди, бешено лизал ее набухший клитор. Аккуратно подстриженная полоска волосиков на ее киске вся взмокла. Быстро надев презерватив, я лег сверху на нее и рукой направляя член, ввел его в ее раскрывшийся бутон. Я услышал, как она издала протяжный стон, осознавая, что мой член проник в ее лоно. Я прижал ее к дивану и начал двигаться в ней, параллельно целуя ее взасос. Я чувствовал, как она вся трепещет, как ее язык похотливо шарит по моему рту, уже ничего не смущаясь, как ее пальцы дерзко сжимают мою спину и бегут ниже к моим ягодицам, царапая и сжимая их. Она подталкивала меня сильнее, сильнее.

Я все увеличивал темп, член влажно хлюпал в ее вагине, которая ненасытно поглощала его своим влажным отверстием, засасывала и сжимала своими пульсирующими горячими стенками. Я бешено целовал ее шею, груди, которые все уже взмокли от страсти и неги, а стоны Елены Владимировны долетали до потолка и отражались эхом, наверное, на всю квартиру. Я выскочил из нее и встал на коленях над ее мокрыми сиськами, она поняла, что я хочу сделать и покорно взяла обе груди в руки, а я, потерев членом ее твердые разбухшие соски, положил его между грудями. Она стала зажимать мой член своими дойками, массируя его, а я резкими, неторопливыми движениями стал трахать ее между сисек. Она смотрела мне прямо в глаза, и ее взгляд как будто бы говорил мне:

— Давай, еще! Сильнее! Трахни мои груди сильнее! Сильнее я сказала!

Мои движения были резкими и упорными, сквозь презерватив я почувствовал, как головка члена коснулась ее подбородка. Она посмотрела на него и приоткрыла рот, высунув язык. Теперь с каждым ударом между ее буферов, моя головка касалась ее языка. Я немного снизил темп, чтобы не кончить от такой стимуляции. Это немного расслабило меня, а Елена Владимировна в это время заводилась с новой силой. Я слез с дивана, тем самым дав ей возможность поменять позу по ее желанию. Она слегка смутилась. Я сказал, что хотел бы любить ее сзади, на что она ответила:

— Знаешь, мы с мужем никогда не практиковали эту позу, я даже немного боюсь. В такой позе я ведь не вижу твоего лица.

Я успокоил ее, сказав ей, что раз уже произошло между нами то, что произошло, так чего терять. Она замешкалась, но вдруг с легкостью спрыгнула с дивана, и, очевидно решив, что терять уже действительно нечего, подошла ко мне, развернулась ко мне спиной и нагнулась вниз, коснувшись пальцами пола. Решив не терять ни минуты, боясь, что она еще передумает, я взял руками ее мягкий стан и с силой задвинул член в ее сочащуюся промежность. Она резко застонала. Тогда я стал входить в нее на всю длину члена, параллельно хлопая ее по широкой попке и глядя ее спину и ноги. Скоро она подустала стоять в такой неудобной позе, и мы перебрались на диван, где она встала на четвереньки, а я снова пристроился к ней сзади, неистово работая тазом, держа ее за талию и натягивая на свой член. Она стала поддавать попкой – ей это нравилось.

Член входил в ее щель как по маслу – настолько все было мокрое. Я схватил ее руками за ее трепыхающиеся от моих толчков сиськи и стал щипать ее розовые соски. Она стонала и стонала, причем все громче и громче. Я уже разогнался насколько мог, смачные шлепки разносились на всю квартиру, руками я буквально доил ее за сиськи, оттягивая их к дивану так, что я уже и сам поверил в то, что из них сейчас вот-вот брызнет молоко. Тут она впервые простонала:

— Дддда. Трахни меня.

Я буквально лег ей на спину, повернул ее лицо к себе и смачно поцеловал ее в жаждущие полуоткрытые губы, не прекращая трахать с максимальной скоростью для той позы, в которой мы находились. Она уже лежала всем телом на диване, на животе, а я продолжал вгонять свой член в ее вагину, придавливая ее к дивану все больше. Наконец я решил, что неплохо бы попробовать и ее попку. Я вынул член из ее промежности и, раздвинув ее попку руками, слегка надавил его головкой на ее анус. Но Елена Владимировна тут же встрепенулась и категорически отказалась от анального секса, заявив, что она против этого. Я разочаровался – мысль трахнуть свою бывшую учительницу в попку сильно возбуждала меня. Но если нет, так нет. Я развернул ее на бок, сам пристроился сзади нее и снова ввел член в ее не остывающую вагину. Она слегка подняла свою левую ногу, чтобы мне было удобнее входить в нее, и снова застонала. Я держал ее обеими руками за груди, массировал их, мял и тряс, целуя ее шею, левое ухо, голое, белое, аппетитное плечо. Я чувствовал, что скоро кончу, да и ее вагина начала пульсировать и сокращаться еще сильнее. Она лежала на правом боку, закрыв глаза, и из ее открытого рта раздавались протяжные стоны. Я подумал, что жаль, что я зашел к ней один – если бы я прихватил бы друга, он бы уже стоял у дивана и давал ей в рот. Толчок, еще толчок – она резко содрогнулась, выгнулась в такт, а я еще сильнее всадил ей. Через презерватив я почувствовал, как ее горячий нектар полился, потек из ее промежности. Я буквально впился в ее груди, плотно прижавшись к ней сзади, и продолжал ее трахать в то время как она кончала. Я выпрыгнул из ее норы, она расслабленно откинулась на спину, закрыв глаза и все еще учащенно дыша. Тогда я снял презерватив и, встав на коленях над ее грудями и лицом, стал мастурбировать. Я понимал, что она этого не ждет и не видит, и это возбуждало меня еще сильнее. Я почувствовал, как струя спермы подходит все ближе. Вот она выплеснулась наружу и неровной полоской порисовалась на ее ресницах, губах и щеке. Она от неожиданности открыла глаза, но ничего не могла сделать. Следующая струя оросила ее шею и еще одна упала ей на груди. Я все еще продолжал мастурбировать член, выжимая остатки спермы на ее грудь, как она сказала:

— Ну ты даешь. Я думала ты в презерватив. Хоть бы предупредил. — Если бы я предупредил, вы бы не согласились, Елена Владимировна, — ответил я.

Она немножко рассердилась на меня за это, но потом, успокоившись, пошла в душ. Я понял, что прием окончен и, чтобы после всего этого не вызывать ее вторичного недовольства или смущения, я решил таинственно, загадочно уйти из гостей.

Вот такая история. Секс со своей учительницей не забывается, а потому, я постарался рассказать все как можно более полно и по порядку. У кого есть какие вопросы или кто хочет увидеть фото моей учительницы Елены Владимировны (с последующим его нераспространением) пишите мне на мыло [email protected] , отвечу, пришлю 100%.

Хочу рассказать Вам реальный случай из моей жизни. Мне тогда было 17 лет и я заканчивал 11 класс. За 2 месяца до окончания учебы я сильно заболел и месяц провел в больнице. Пропустил очень много из школьной программы и экзамены мог сдать плохо. Поэтому родители решили заплатить моим учителям, что бы те со мной позанимались у меня дома. Батаном я никогда не был, даже наоборот вечно встрявал в драки и был хулиганом, но память у меня была, очень хорошая и мне было достаточно прочесть материал 1 раз и я уже все запоминал. Учителям это очень нравилось и они ко мне все очень хорошо относились.

Буквально за неделю я выучил все предметы. Осталось позаниматься с преподавателем химии. Это был мой любимый предмет, так как его вела самая красивая учительница в школе. Ее звали Алена Валентиновна, ей было 33 года, рост около 175,вес приблизительно 60,грудь второй размер и упругая попочка. Словом женщина огонь. Она всегда была очень вежливая и воспитанная. Я часто представлял, что трахаю ее, мастурбируя вечерами.

Но ближе к делу. И вот настал тот день когда ко мне должна была прийти Алена Валентиновна. Я прибрался в своей комнате и ждал звонка в дверь. Она пришла как мы и договорились в 15:00.Мои родители были на работе до 20:00.

-Проходите в мою комнату.

Она прошла и села на диван.

-Готов грызть гранит науки?

-Ну ты парень умный думаю за пару уроков ты все догонеш.

Я не очень хотел все быстро выучить. Мне хотелось подольше наслаждаться запахом ее духов и ее прекрасной попкой в обтянутых джинсах.

Позанимавшись до 18:00 Алена Валентиновна сказала.

-Все мне пора идти. Думаю мы сегодня не плохо позанимались.

-Может Вас проводить, а то тут райончик не очень дружелюбный.

-Нет спасибо я сама доберусь.

-Ну может мужу позвоните, чтоб забрал.

-У меня нет мужа.

-Как у такой красивой женщины как Вы нет парня?

-Саша я не обязана тебе рассказывать все о своей личной жизни.

На следующий день у меня было 5 уроков. И последний был химия. После уроков Алена Валентиновна меня приостановила.

-Саша я сегодня прийду в 17:00.Мне нужно забежать к подруге на день рождения. Ничего?

-Хорошо в 17:00 я Вас жду.

В назначенное время. Раздался звонок. Я открыл дверь и увидел Алену Валентиновну.

Такой красивой я ее еще не видел. У нее была очень красивая прическа и легкое голубое платье. На ногах были толи чулки, толи колготки и красивые черные туфли. Когда она наклонилась снимать туфли, то ее попка была оттопыренная верх и было понятно, что на ней стринги. Член у меня стоял колом и джинсы оттопырились. Мы прошли в мою спальню и принялись к занятиям. Я понимал, что это последнее занятие. так как я уже почти все выучил. В голове было куча мыслей как затянуть училку в постель. Но время шло и я как то не решался, что то делать. Но я все таки решился.

-Алена Валентиновна я сейчас прийду. Может Вам соку принести.

-Та вы такого еще не пробовали. Это домашний с дачи. Виноградный.

-Ну ладно, только не много.

-Я побежал на кухню и налил полную чашку.

Возвращаясь к училке я перецепился и облил ее платье соком.(это и был мой план).Я так старался красиво перецепиться, что разбил себе бровь о быльце дивана.

-Саша, с тобой все нормально?

-Блин, как так. Извените я облил ваше платье.

-Дааа, пятно наверное не отстирается.

Идите застирайте его, в ванной «ваниш» есть если сразу застираете то отстирается. А я вам мамин халат принесу. Платье тоненькое за пол часа высохнет.

Училка направилась в ванную и закрыла за собой дверь.

Я тем временем побежал в мамину спальню искать самый короткий халат. У моей мамы рост был 160,а у Алены Валентиновны 175,да плюс к тому я еще взял тот халат который еле прикрывал мамину попку. сами понимаете как этот халат должен выглядеть на училке.

Я подошел к двери ванной и постучал,

-Алена Валентиновна возьмите халат.

Она приоткрыла дверь и взяла халат в руку.

Я тем временем вернулся в свою комнату и включив на телефоне запись видео, положил его на полку, с которой идеально видно диван.

Алены Валентиновны не было минут 5.Наверняка не решалась выйти в таком виде.

Но куда ей было деваться не одевать же мокрое платье, которое наверняка бы было прозрачным от воды.

И вот Алена Валентиновна зашла в комнату. Шла она согнувшись и оттягивая халат вниз, но особого эффекта от этого не было. Я видел край ее черных трусиков и ее чулочки. Когда она села на диван платье вообще задралось и я уже видел ее попку. Алена Валентиновна сразу накрыла свои прелести покрывалом, которым была застелена постель.

-Ну что отстиралось?

-Да вроде нет пятна.

-Извените, что так вышло.

-Та ладно уже. Ой у тебя кровь течет.

-Я сейчас умоюсь. И я направился в ванную. Быстро умывшись я схватил мокрое платье Алены Валентиновны и понес его в мамину комнату. И спрятал в шкаф.

Вернувшись в свою комнату я сел рядом с училкой. Она начала что то рассказывать о ее предмете, но я ее уже не слушал. Я начал гладить ее ножку.

Она сразу вскочила не подумав о своем наряде.

-Ты что творишь? Что ты себе позволяешь? Я иду домой?

И она направилась в ванную за платьем.

Я спокойно сидел и ждал пока она вернется.

-Где мое платье? Верни его немедленно. Я сейчас закричу.

-Кричите. Я скажу, что вы меня домагались. С таким внешним видом как у Вас думаю сами понимаете кому поверят. А это статья и преподавать Вам больше не прийдеться.

-Я могу и так уйти.

-В этом халате. Хахахаха. Идите. Думаю завтра вся школа будет говорить, что Вы шлюха.

-Ну пожалуйста отдай платье.

-Нет. Но если Вы сделаете мне миньет я его отдам.

-Нет я не буду этого делать.

-Ну ладно тогда сидим и ждем пока родители вернуться. Кстате они должны быть уже через 20 минут.(на самом деле родители должны были быть через 1.5 часа.)Посмотрим что они Вам скажут.

-Ты точно отдашь платье, если я отсосу.

-Конечно, зачем оно мне.

И училка сразу стала на колени и начала доставать мой член. Она очень спешила отсосать до прихода моих родителей. Старалась заглатывать весь член. Долго я не мог терпеть и начал кончать. Училка хотела выплюнуть член, но я взял ее за голову и спустил ей в ротик все до последней капли.

-Пошли, оно в ванной.

Как только училка вошла в ваную я зашел за ней и закрыл дверь. Я повернул ее к себе спиной и прижал ее к стиральной машинке. Я взял ее одной рукой за волосы и наклонил так, что бы она выгнула попку. Другой рукой я стянул стринги и начал пихать член в ее киску. Киска была мокрая и член легко в нее вошел.

-Ай, ааайй я буду кричать.

Я схватил полотенце и завязал ей рот. И принялся драть ее со всей дури. Минут через 10 я начал кончать в ее киску. Кончив в нее я ее отпустил. Раздевайся и мой свою киску если залететь не хочешь.

Алена сразу принялась скидывать с себя халат и чулочки. И залезла под душ. Я тем временем пошел в свою комнату за телефоном. Я быстро скинул видео миньета на комп и удалил звук. После этого скинул видео на телефон. После этого я направился в ванную. Алена так сексуально мыла свою киску, что я решил еще раз ее трахнуть. Я разделся и залез к ней под душ.

-Не прикосайся ко мне. Я на тебя в суд подам.

-Ну об этом я уже позаботился.

И я взял кусок мыла и принялся намыливать ее попку.

-Училка сразу выскочила из душа. Я пошел за ней. Подожди посмотри это видео и я протянул ей телефон. На видео не было звука а была запись как я стоял в своей комнате, а Алена стала на колени и сосала у меня.

-Думаю милиция тебе не поверит, что я тебя изнасиловал. Тут по моему все наоборот. Так что не кипишуй и подставляй попку, или сядешь лет на 7.Выбирай.

Училка разплакалась и направилась в ванную.

Я поставил ее под душ, прогнул ее спинку и принялся разрабатывать ее дырочку. через 10 минут я уже драл ее жопу. Училка начала орать и я дал ей закусить полотенце.

-Не ори, еще немного. Если бы подмахивала я уже бы кончил, а так терпи.

После этих слов она начала подавать попку навстречу моему члену. Такого уже я не мог выдержать и начал кончать в ее попку,

-Попка у тебя огонь. А тебе как понравилось?

-Ну и напоследок я хочу, чтоб ты на мне поскакала. Пошли в мою комнату.

Она шла за мной ничего не говоря.

Я лег на постель и начал подрачивать свой член.

-А вдруг родители прийдут.

-Так ты скачи быстрее.

-Саша одень пожалуйста презерватив.

-Ну так бы и сразу.

Я одел презерватив и Алена залезла на меня. Она так скакала, как будто ебется в последний раз. Я гладил ее грудь, которая сильно подпрыгивала. Минут через 15 Алену затрясло и мышци ее влагалища начали сокращаться. Из ее киски начала вытекать теплая жидкость. От этого я тоже кончил.

-Я смотрю ты тоже кончила. Понравилось?

Я сходил и принес ей ее платье. Она оделась и хотела было выходить, подожди,

-Дай мне свои трусики я на них буду дрочить, пока тебя нет рядом. И еще одно если не будешь появляться в школе или уволишся, то я видео мусорам отнесу. Понятно?

Алена стянула с себя стринги и протянула мне.

И Алена пошла домой.

Через день у меня была химия 4 уроком. После урока я подошел к Алене. Алена Валентиновна можно Вас на пару слов. Она отошла со мной в угол кабинета.

-Слушай, есть разговор. До конца моей учебы 2 месяца и я хочу, что бы ты приходила ко мне каждый день. Я в то же время не буду драть тебя как тогда, а чтоб обоим было хорошо. Либо будет по плохому. Ну так, как.

-Во сколько сегодня быть?

-От и умница. В 16:00 жду.

В 16:00 Алена была у меня. Мы прошли в мою комнату и я начал нежно целовать шейку моей училки. Я не спеша растегивал ее блузку, все больше оголяя ее грудь. Потом я начал целовать ее сосочки, от чего они стали твердыми. После ласк ее груди я начал целовать ее животик опускаясь все ниже. Дойдя до пояса на джинсах я начал стягивать с нее джинсы. На ней были белые стринги. Которые уже были мокрые в районе ее киски. Я немного раздвинул ее ножки и принялся ласкать ее киску через трусики. Ноги Алены начали подкашиваться и она еле стояла. Она начала громко стонать. Я тем временем отодвинул полоску ее трусиков и принялся лизать ее клитор. Ласки продолжались минут 10,после чего Алена выдавила из себя:

-Я больше не могу терпеть, трахни меня.

Я положил Алену на спину, и она раздвинула в стороны свои красивые ножки. Я начал водить своим членом по ее мокрой кисочке. Алена была на грани, она взяла руками меня за ягодицы и потянула на себя, от чего мой член погрузился в ее киску. Я трахал ее около часа в медленном темпе. После чего нас накрыл бурный оргазм.

-Класс я такого еще не испытывала.

так прошло 2 месяца, а Алена и дальше ходила ко мне.

Бросил я ее только через 2 года, когда влюбился в свою одногодку.

Если понравилась история жду комментариев от женщин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *