Папа в попу маму

Осторожно ступая я вошла в спальню родителей. Папа лежал на спине, мама примостилась рядом. Я подошла ближе и дрожащими руками стала аккуратно стягивать с папы простынь. От страха руки меня не слушались, но преодолев себя я все таки спустила одеяло до конца и увидела то, чего так безумно хотела, о чем грезила каждую ночь. Папин член был в нескольких сантиметрах от моего лица. Я заворожено смотрела него. Мне хотелось его потрогать, я бы даже взяла его в рот, как делали девушки в журналах, но папа мог проснуться. Я решила что на сегодня хватит и аккуратно пошла к себе в комнату.

Это продолжалось несколько месяцев и однажды мне пришла в голову идея. Я как всегда подкралась к двери родительской комнаты и стала ждать. Вскоре родители видимо подумали что я заснула и из комнаты послышалось тяжелое дыхание. Через какое то время дыхание переросло в страстные стоны и все затихло. Я сидела на полу с стеклянными глазами. Внизу живота все было мокро, я была очень возбуждена. И вот пришло время привести мой дерзкий план в исполнение. Я подождала минут сорок чтобы родители уснули и приподнялась.

Я лежала на его большой груди и смотрела ему в глаза. Мне было тяжело осознать все что происходит. Я лежала и лежала. , а потом поняла. Я хочу его. Я хочу сделать ему приятно. Я сделаю все что он мне скажет. Я полностью в его руках и не откажу ему ни в чем. И я начала опускаться вниз. Целовала его мощное тело, его пресс. А потом я почувствовала как то о чем я так давно мечтала упирается мне в подбородок. И я взяла его в рот. Взяла, и тут же постаралась насадиться на него как можно глубже.

Лежа в постели я не могла закрыть глаз, я была безумно возбуждена. Мне хотелось что бы меня взяли сильные мужские руки, уткнули лицом в подушку и брали меня всю ночь. Я запустила руку в трусики, закрыла глаза и стала ласкать себя. Как же мне было хорошо! Я была на седьмом небе от счастья и тут я почувствовала как сильная рука взяла меня за плечо, я чуть не закричала от неожиданности, но вторая рука зажала мой рот. Я испуганно, не понимая что происходит смотрела на этого человека. Это был папа. Он Поднял меня на руки и положил на себя. Я еле смогла выдавить из себя: — Папа, что ты де.. — Я хочу тебя — по его голосу я слышала что он очень возбужден.

«Ну давай, Саша, запихай до конца, чего ждешь!», жена его словестно подтолкнула. Папа надавил на наконечник и он проскользнул в попу девочки. Сандра жалобно застонала. «Что, больно, дочка?», папа испуганно спросил. «Неприятно очень», дочка ответила. «Ну тут уж ничего не поделаешь, надо потерпеть», отец ответил. К своему ужасу он заметил, что его член в брюках заметно увеличился в размерах и встал. «Надо же, у меня встает от собственной дочери!», он мысленно встревожился, «хотя, чего тут удивляться, у неё ведь такая аппетитная попка и промежность, к тому же, с виду всё как у взрослой женщины». И действительно, попа у Сандры была белая и круглая, заметно выделялась на фоне загоревших ног, а промежность была покрыты темными волосиками, которые всё-таки не до конца скрывали половую щель розового цвета. «Ну, что стоишь и смотришь, открывай кран!», голос жены прервал дремление папы, который на минуту отвлекся, рассматривая прелести своей дочери, которые ему не так уж и часто повседневно удавалось видеть, ибо Сандра была уже большая девочка и пряталась от него, когда испражнялась, мылась или переодевалась.

Мама подала папе клизменный наконечник и банку с вазелином. «Смажь и затем засунь ей в сраку!», она сказала, «а я буду кружку держать». Папа слегка опешил, обычно в детстве он только держал дочь, а все манипуляции с постановкой клизмы выполняла мама. Теперь же ему предстояло вводить наконечник клизмы в анальное отверстие дочери. Он очень обильно намазал его вазелином, затем взял его в правую руку, держа за резиновый шланг, левой рукой приоткрыл и так уже раздвинуты полушария попы Сандры, вставил наконечник в анус дочери и неуверенно посмотрел на маму.

Он очнулся, как будто внезапно проснувшись, и открыл кран в конце клизменного шланга. Вода устремилась из кружки в кишечник девочки. Сандра судорожно дёрнулась, вода была довольно таки холодная и при поступлении её в кишечник создавала весьма неприятные ощущения. «Спокойно, Сандрочка, лежи спокойно!», папа ей сказал и вновь погладил голову. Пару минуточек надо потерпеть, затем клизма закончится, и сможешь идти на горшок опорожняться!». «Нет, какать будешь на ведре!», мать возразила, «нам с отцом надо видеть, что у тебя выйдет! Ты же сама читала в книге!». «Ну да, так будет правильней», не особенно охотно согласился папа. Тем временем всё новые порции жидкости продолжали наполнять живот девочки, мама держала кружку довольно высоко над кроватью, потому вода текла достаточно быстро, таким образом усиливая в Сандре чувство распирания и желание быстрее опустошить кишечник. Девочка тайком взглянула на кружку Эсмарха, в ней было ещё не менее половины воды. «Лежи спокойно, не дёргайся!», приказала ей мама. «Я только хотела посмотреть, сколько ещё осталось: «, девочка начала объяснять, но мать грубо прервала её: «Это не твоё дело, всё равно, пока всё не вытечет, наконечник извлекать не будем. А если тебе трудно удержать воду, тогда дыши глубоко через рот — об этом, кстати, тоже написано в книге».

Сандре ничего не оставалось, как послушно задышать ртом. На какое-то мгновение её самочувствие улучшилось и распирание на время утихло. Папа спросил маму: «Может ты устала, дай, я подержу клизму?».

я конечно вас прощаю, но моя дочь 3.5 лет, не настаивает на анатомических подробностях, и мы слово пися вообще не употребляем, вытираем попу и после большой, и после малой нужды.

Да к психологу это самое то , а лучше в программу к Андрею Малахову , что бы у девочки уж точно навсегда это отложилось в памяти на всю жизнь , И жить ей придется с этим ой как не просто.

так что Свет, пора уже думать — как мы будем своим девочкам все рассказывать) и про половое созервание, и про отличие мальчиков от девочек, и откуда берутся дети и т. д. и т. п.))

это точно)) а то моя Алиса до сих пор слово пися не знает, как часть тела мы ее еще не проходили, попа да и попа.

Как только мы приехали, мама попросила растопить баню, а сама раздевшись до купальника стала собирать опавшие яблоки, абрикосы груши и складывать для сушки на чердаке нашего флигеля.

Получилось так, что отца в начале августа срочно отправили в командировку на Урал на шесть месяцев, отказаться от нее отец в то время не мог. Мы остались с мамой вдвоем и в пятницу, когда она получила отпускные, мы с ней после обеда уехали на дачу. Дачный домик у нас был из трех комнат, веранды, а за домиком в углу огорода стояла срубленная баня.

Понимая, что дальше так стоять и молчать нельзя, я тихо сказал: «Мама, пошли мыться, баня уже готова». Мама чуть заметно кивнула мне. Я развернулся и стал потихоньку спускаться вниз. Взяв в комнате все необходимое для мытья, я пошел в баню, подложил еще дров, и стал нагонять пар, подливая воду на раскаленные камни. Нагнав пара столько, что на третьей полке невозможно было сидеть, я вдруг услышал, как скрипнула наружная дверь в предбаннике. Я притих и услышал, как мама изнутри закрыла дверь в предбаннике на крючок, затем задвинула деревянный засов. Я понял, что мыться мы будем вместе.

Постепенно я стал помогать маме своими движениями бедер, а она в свою очередь стала ускорять свои движения, держа меня за талию и помогая руками делать все более резкие толчки. Мама вдруг начала громко стонать, по ее телу пробежала сильная дрожь. Я чувствовал, что член мой вот-вот взорвется спермой, и я непроизвольно с силой стал вгонять свой член в узкую, теплую вагину матери. И вот наступил неописуемый момент, когда я с силой последний раз вогнал в нее член и крепко прижался к ней. Я чувствовал, как струи спермы приятной пульсацией доставили маме необычайное удовольствие. Она громко застонала, и по ее телу прошлась приятная судорога. Спермы было так много, что избыток ее выливался из маминого влагалища. Полежав некоторое время, я опять начал свои движения, так как мой член и не думал ложиться. Немного потрудившись, я опять смог возбудить маму. Тогда она опять начала помогать мне встречными движениями. Я осторожно взял маму за ягодицы и стал насаживать ее на член. Мама, упершись локтями в мешки, помогала мне всем своим телом и при этом она все время смотрела, как мой член входит в нее. От этого она получала дополнительное наслаждение, и к тому времени, когда я кончил второй раз, она испытала несколько оргазмов подряд и, обессиленная, упала на мешки и закрыла глаза. Я взял ее на руки и понес в баню.

При рейтинге: меньше -10: 1 открытка в день от -10 до 99: 3 открытки в день от 100 до 199: 5 открыток в день 200 и больше: нет ограничений.

Лимит в сутки на создание открыток зависит от твоего рейтинга.

Количество голосов, которые ты можешь поставить любой аткрытке, также зависит от рейтинга: до 99: +1 от 100 до 199: +1/-1 от 200 до 499: +2/-1 500 и больше: +3/-1.

Твоя сила голоса сейчас: +1.

Он очнулся, как будто внезапно проснувшись, и открыл кран в конце клизменного шланга. Вода устремилась из кружки в кишечник девочки. Сандра судорожно дёрнулась, вода была довольно таки холодная и при поступлении её в кишечник создавала весьма неприятные ощущения. «Спокойно, Сандрочка, лежи спокойно!», папа ей сказал и вновь погладил голову. Пару минуточек надо потерпеть, затем клизма закончится, и сможешь идти на горшок опорожняться!». «Нет, какать будешь на ведре!», мать возразила, «нам с отцом надо видеть, что у тебя выйдет! Ты же сама читала в книге!». «Ну да, так будет правильней», не особенно охотно согласился папа. Тем временем всё новые порции жидкости продолжали наполнять живот девочки, мама держала кружку довольно высоко над кроватью, потому вода текла достаточно быстро, таким образом усиливая в Сандре чувство распирания и желание быстрее опустошить кишечник. Девочка тайком взглянула на кружку Эсмарха, в ней было ещё не менее половины воды. «Лежи спокойно, не дёргайся!», приказала ей мама. «Я только хотела посмотреть, сколько ещё осталось: «, девочка начала объяснять, но мать грубо прервала её: «Это не твоё дело, всё равно, пока всё не вытечет, наконечник извлекать не будем. А если тебе трудно удержать воду, тогда дыши глубоко через рот — об этом, кстати, тоже написано в книге».

«Ну давай, Саша, запихай до конца, чего ждешь!», жена его словестно подтолкнула. Папа надавил на наконечник и он проскользнул в попу девочки. Сандра жалобно застонала. «Что, больно, дочка?», папа испуганно спросил. «Неприятно очень», дочка ответила. «Ну тут уж ничего не поделаешь, надо потерпеть», отец ответил. К своему ужасу он заметил, что его член в брюках заметно увеличился в размерах и встал. «Надо же, у меня встает от собственной дочери!», он мысленно встревожился, «хотя, чего тут удивляться, у неё ведь такая аппетитная попка и промежность, к тому же, с виду всё как у взрослой женщины». И действительно, попа у Сандры была белая и круглая, заметно выделялась на фоне загоревших ног, а промежность была покрыты темными волосиками, которые всё-таки не до конца скрывали половую щель розового цвета. «Ну, что стоишь и смотришь, открывай кран!», голос жены прервал дремление папы, который на минуту отвлекся, рассматривая прелести своей дочери, которые ему не так уж и часто повседневно удавалось видеть, ибо Сандра была уже большая девочка и пряталась от него, когда испражнялась, мылась или переодевалась.

Сандре ничего не оставалось, как послушно задышать ртом. На какое-то мгновение её самочувствие улучшилось и распирание на время утихло. Папа спросил маму: «Может ты устала, дай, я подержу клизму?». «Да, нет, Саша, кружка ведь становится с каждым мигом всё легче. Ты лучше смотри, чтобы наконечник случайно не выполз бы из попы дочери!». Действительно, наконечник уже был начавши постепенно вылезать вон из анального отверстия девочки. Папа затолкнул его обратно и стал двумя пальцами правой руки придерживать резиновый шланг клизмы. Мама подняла кружку ещё немного выше, и Сандре стало жутко неприятно, ей казалось, что вода вот-вот польется ей изо рта. Она застонало: «Мамочка, я не могу больше. Прекрати клизму или опусти хотя бы кружку ниже!». Мама неохотно опустила грелку на несколько сантиметров в низ. Дочке немного полегчало, однако клизма всё не прекращалось, вода продолжала поступать всё новыми порциями в её кишечник. Когда Сандре показалось, что вот-вот кишки в животе лопнут, поток воды вдруг резко прекратился. «Слава Богу!», девочка воскликнула, «ещё немного и я не выдержала бы». «Ну, ну: не надо строить из себя куколку!», проворчала в ответ мама, «я впустила тебе в живот литр воды, как и положено девочкам твоей комплектации».

Она медленно, осторожно вытащила наконечник из дочкиной сраки, затем велела папе стиснуть ягодицы Сандры и держать их сжатыми 5 минут, а сама отнесла использованный клизменный прибор в ванную промывать. Отец в свою очередь стиснул вместе полушария попы дочери. «Теперь уже самое ужасное позади, Сандрочка», он тихонько приговаривал, «полежишь несколько минут, потом сядешь на ведерко, покакаешь, всё будет нормально». «Папа, если бы ты знал, как мне уже сейчас хочется какать!», захныкала дочь. «Ну да, так обычно бывает после клизмы. Однако сразу садиться на ведро нельзя, надо потерпеть, подождать, пока водичка кишечки размягчит и прочистит», папа рассказывал, как будто Сандра впервые в жизни получает клизму и не знает правила проведения этой процедуры. Тут из кухни вернулась мама, неся в руках ведро. Она поставила его рядом с кроватью дочери и сказала мужу: «Развяжи её! Я пока подержу ягодицы!». «Так ведь 5 минут ещё не прошло!», он возразил. «Да, я сама знаю. Но Сандру надо повернуть на спину и помассировать её живот. Я думаю, теперь она уже сопротивляться не будет». «Не буду», дочь шепотом подтвердила и кивнула головой. Папа стал развязывать затянутые узлы. Это получалось не так уж и быстро, ибо, второпях связывая дочь, он их заплёл кое-как, не думая о том, что распутывать ведь тоже скоро придется.

Твоя сила голоса сейчас: +1.

Рейтинг — суммарное количество голосов за созданные тобой открытки. Твой рейтинг 0 .

При рейтинге: меньше -10: 1 открытка в день от -10 до 99: 3 открытки в день от 100 до 199: 5 открыток в день 200 и больше: нет ограничений.

Лимит в сутки на создание открыток зависит от твоего рейтинга.

Мама подала папе клизменный наконечник и банку с вазелином. «Смажь и затем засунь ей в сраку!», она сказала, «а я буду кружку держать». Папа слегка опешил, обычно в детстве он только держал дочь, а все манипуляции с постановкой клизмы выполняла мама. Теперь же ему предстояло вводить наконечник клизмы в анальное отверстие дочери. Он очень обильно намазал его вазелином, затем взял его в правую руку, держа за резиновый шланг, левой рукой приоткрыл и так уже раздвинуты полушария попы Сандры, вставил наконечник в анус дочери и неуверенно посмотрел на маму.

Он очнулся, как будто внезапно проснувшись, и открыл кран в конце клизменного шланга. Вода устремилась из кружки в кишечник девочки. Сандра судорожно дёрнулась, вода была довольно таки холодная и при поступлении её в кишечник создавала весьма неприятные ощущения. «Спокойно, Сандрочка, лежи спокойно!», папа ей сказал и вновь погладил голову. Пару минуточек надо потерпеть, затем клизма закончится, и сможешь идти на горшок опорожняться!». «Нет, какать будешь на ведре!», мать возразила, «нам с отцом надо видеть, что у тебя выйдет! Ты же сама читала в книге!». «Ну да, так будет правильней», не особенно охотно согласился папа. Тем временем всё новые порции жидкости продолжали наполнять живот девочки, мама держала кружку довольно высоко над кроватью, потому вода текла достаточно быстро, таким образом усиливая в Сандре чувство распирания и желание быстрее опустошить кишечник. Девочка тайком взглянула на кружку Эсмарха, в ней было ещё не менее половины воды. «Лежи спокойно, не дёргайся!», приказала ей мама. «Я только хотела посмотреть, сколько ещё осталось: «, девочка начала объяснять, но мать грубо прервала её: «Это не твоё дело, всё равно, пока всё не вытечет, наконечник извлекать не будем. А если тебе трудно удержать воду, тогда дыши глубоко через рот — об этом, кстати, тоже написано в книге».

«Ну давай, Саша, запихай до конца, чего ждешь!», жена его словестно подтолкнула. Папа надавил на наконечник и он проскользнул в попу девочки. Сандра жалобно застонала. «Что, больно, дочка?», папа испуганно спросил. «Неприятно очень», дочка ответила. «Ну тут уж ничего не поделаешь, надо потерпеть», отец ответил. К своему ужасу он заметил, что его член в брюках заметно увеличился в размерах и встал. «Надо же, у меня встает от собственной дочери!», он мысленно встревожился, «хотя, чего тут удивляться, у неё ведь такая аппетитная попка и промежность, к тому же, с виду всё как у взрослой женщины». И действительно, попа у Сандры была белая и круглая, заметно выделялась на фоне загоревших ног, а промежность была покрыты темными волосиками, которые всё-таки не до конца скрывали половую щель розового цвета. «Ну, что стоишь и смотришь, открывай кран!», голос жены прервал дремление папы, который на минуту отвлекся, рассматривая прелести своей дочери, которые ему не так уж и часто повседневно удавалось видеть, ибо Сандра была уже большая девочка и пряталась от него, когда испражнялась, мылась или переодевалась.

Сандре ничего не оставалось, как послушно задышать ртом. На какое-то мгновение её самочувствие улучшилось и распирание на время утихло. Папа спросил маму: «Может ты устала, дай, я подержу клизму?».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *