Секс со всеми        05 августа 2018        2         0

Рассказы с профессором секс

Университетский секс с преподавателем.

Меня зовут Аня, и сегодня я расскажу историю о незабываемом сексе, который остался в моей памяти на всю жизнь, потому что это было действительно феерично и возбуждающе. Это произошло в студенческие годы, и мне, как и многим другим студенткам, пришло в голову втюриться в своего собственного преподавателя, который был действительно обалденным по сравнению со многими другими. Это происходит со многими, особенно, когда учитель мужчина среднего возраста, и отличными внешними данными. На его парах я всегда сходила с ума, и даже не рассчитывала на что-нибудь. Потому что я не особо впечатляющей внешности, маленького роста, с хрупкими чертами лица, маленькой грудью, узкими бедрами. Полный комплект девушки-подростка, хотя таковой я уже не являлась. На парах моего любимого преподавателя всегда было очень интересно, я даже напросилась писать у него курсовую работу, потому что с ним было увлекательно, заманчиво, и, конечно же, потому что он нравился мне до безумия. И часто бывало, что придя с пар, я думала о нем, и скорее зализали своими ручками в трусики, чтобы поласкать себя, представляя себе, как он берет меня силой, и оттрахивает прямо в аудитории. Могу поспорить, что такие мысли и фантазии приходили не ко мне одной с нашего курса, но я стремилась общаться с ним немного больше чем другие, задавала вопросы, впивалась в него взглядом, и мечтала, что однажды, такой шикарный мужчина обратит на меня внимание. Он был высокого роста, широкоплечий, накаченный и удивительно сексуальный.

И вот однажды после пары, он попросил меня остаться. Я взволновалась, так как думала, возникли какие то проблемы с моей курсовой. Свою речь он начал с того, что я сегодня удивительно хорошо выгляжу, и что ему особенно нравится работать над моей курсовой, потому что я одарённая девушка. От таких слов комплиментов у меня перехватило дыхание, я ждала продолжение его слов. И вот он сказал, что нужно обсудить некоторые вопросы по поводу моей курсовой, но в университете у него нет на это времени, и если я не против, то могу прийти вечером к нему домой, чтобы все обсудить. Намек был понят, и я сходила с ума от счастья. Я сделала вид наивной и честной девушки и согласилась прийти в шести часам по указанному адресу. Выйдя за дверь, мне показалось, а что, если у него действительно нет времени, и он просто хочет поговорить о моей курсовой.

Я пришла домой в приподнятом настроении, и сразу же направилась в ванную. Я не могла успокоиться от возбуждения, поэтому пришлось немного поласкать себя под душем, и потом начала тщательно подготавливать себя к вечеру. Я сделала эротическую стрижку, немного подстригла волосики на своем лобке, и стала выбирать белье. Я отдала предпочтение красному комплекту, который очень мне шел, визуально лифчик увеличивал грудь, и делал меня безумно соблазнительной. Я накрасилась, выбрала самые сладкие духи, и когда пришло время, я отправилась на встречу к этому замечательному мужчине.

Он встретил меня весьма добродушно, и я расстроилась, потому что казалось, что мы действительно будет разбирать вопросы моей курсовой. В его квартире было уютно, мы расположились в гостиной, там стоял большой диван, он предложил что-нибудь выпить. Я сначала отказалась, но он сказал, что сейчас мы не на паре, и если я хочу расслабиться стаканчиком чего-нибудь крепкого, то могу себе это позволить в его присутствии. Я согласилась. Он принес виски, налил немного, разбавил с колой и предложил мне. «ты же знаешь, что я не стал бы приглашать тебя к себе домой, только для того, чтобы поговорить о твоей курсовой»- вот что он сказал мне в следующую минуту. « Я давно наблюдаю за тобой, ты отличаешься от остальных, ты безумно красива и интересна», произнеся это, он подвинулся ко мне на диване и теперь сидел совсем тесно ко мне. Уже только от одних его слов, у меня намокли трусики, я уже мечтала о том, чем может продолжиться такой замечательный разговор. Но вместо того, чтобы что-то говорить, он наклонился ко мне и поцеловал меня в шею. Волна наслаждения и возбуждения сразу же прошлась.

Порно рассказы.

Традиционно.

Секс с профессором.

Второй час приходится сидеть под дверью кабинета — это ожидание уже невыносимо. О чём можно разговаривать? Моя подружка, практически уже невеста, скрылась за роскошной дверью для того, чтобы встретиться со своим научным руководителем, по совместительству завкафедрой — вершителем судеб обучающихся здесь студентишек. Мы с моей девчонкой заканчивли эту бодягу, от торжественного выпуска нас отделяли только заветные корочки дипломов. Правда, для меня это было большой проблемой, так как учиться мне было лень — я выплывал за счёт везения да посторонней помощи. Теперь, видимо, везение кончилось, а помощи ждать неоткуда — все заняты своими работами.

Что ж, я привык воспринимать ситуацию философски и просто отстранённо созерцал происходящее. Надеюсь, хотя бы моя Милка проскочит эти жернова легко — она — то всегда ответственно и вдумчиво училась на отлично. Вот и сейчас окончание многодневных трудов стало для неё праздником — на встречу она пришла в парадной белой блузке, выгодно подчёркиваюшей её крупную упругую грудь, короткой плиссированной юбке а-ля «японская школьница»; композицию дополняли удачный макияж и стрижка. Вместо колготок одеты чулки и, конечно, сексапильный чёрный комплект нижнего белья. Дело в том, что после всяких занудных дел, в успехе которых Милка совершенно не сомневалась, продолжение планировалось в клубе-ресторане с переходом в романтически-интимный вечер.

И вот теперь эта перспектива откладывалась всё дальше и дальше, заставляя меня нервничать и задумываться больше о жратве, нежели о возвышенных плотских утехах. Наконец, за дверью послышался знакомый стук каблучков, и моя дорогуша буквально вылетела из кабинета, и практически не задерживаясь, сбежала вниз по лестнице. Что ж, после стольких минут мозготраха это вполне ожидаемая реакция — я рысью поскакал к машине — открывать двери, заводить, встречать — всё как обычно. Необычности начались, когда мы уже отчалили от сумрачных стен альма-матер. Краснея, бледнея и запинаясь, Милка поделилась новостью о том, что её научный, старый пень, предпринял попытку её подомогаться — так я, по крайней мере, понял сначала.

Первой реакцией было побежать разбираться. Однако подруга попросила ничего пока не делать — выслушать историю до конца. Оказывается, этот занудный научный хрыч оказался вовсе не чужд разного озорства, хотя исполнил всё совсем непривычным способом. Он долго «ездил по ушам» по поводу слабости работы Милки, явно давая понять, что неплохо бы проявить ещё какие-либо способности, кроме тяги к знаниям. Направление этих затей стало ясно, когда он недвусмысленно положил ей руку на обтянутуе нейлоном колено, причём опасно близко к краю юбки, и в следующюю секунду, словно не сдержавшись, сдвинул руку вверх, обнажив узорную резинку чулка.

Из уважения к профессорским сединам и ещё неизвестно почему, Милка не стала верещать либо проявлять агрессивных действий, но решительно скинула ладонь озорника со своего бедра и сказала одну из сакраментальных фраз из разряда «а вот этого не надо». К её удивлению, аудиенция на этом не прекратилась немедленно, как она ожидала. Оно и понятно, подумалось мне, ведь её захотел не пэтэушник пацан из соседнего подъезда, а опытный и хитрый пожилой преподаватель, на счету которого наверняка немало уложенных на подходящюю горизонталь студенток, а возможно даже сколько-нибудь порванных целок.

Умник сделал вид, что ничего не произошло, однако так ловко завернул следующие несколько фраз, что стало ясно, что бумаги перед ним дипломной работой никак не являются, и место им на выставке детсадовских рисунков. Вполуха слушая его жужжание, Милка лихорадочно соображала, на какую помощь может рассчитывать в деканате и выше, однако вместо этого в голову настойчиво лезли эпитеты, обычно употребляемые к шаловливому собеседнику типа «заслуженный», «уважаемый» и практически «великий», а также слухи о крепкой дружбе научного со всякими небожителями из МинОбра.

Тем не менее, протест внутри уже созрел и был готов вылиться в какое-нибудь буйное действо вроде громкой пощёчины. Неожиданно сознание зацепило упоминание «работы Вашего друга», и стало ясно, что упырь приплёл в эту тему и мою любимую личность. Предложив подумать «о перспективах», он выставил Милку за дверь, пригласив явиться в другой день «в правильном настроении». Собственно, дальше я её и встретил.

Что я мог сказать, что обязан был? Конечно, ни за что и никогда. Но на вопрос «а будешь ли ты меня любить если» ответил также утвердительно, чем и предопределил дальнейшее развитие событий.

Так что на следующюю встречу я повёз Милку прихорошенную по полной программе: парадноя белая блузка, короткая плиссированная юбка а-ля «японская школьница», удачный макияж и стрижка — это уже было, так же как и секси макияж.

Мне было сказано, что это «для вида», и я сделал вид, что поверил — хотя почти наверняка понял преспективу.

Через два часа я принял её в свои объятия — внешне такую же свежую и бодрую. Не удержался и быстро сунул руку ей под юбку — почти не удивился, обнаружив между аппетитных ножек нечто липкое и скользкое. По дороге удалось «раскрутить» на более-менее подробный рассказ, о чём-то догадаться. Оказывается, предвидя развитие событий, Милка перед визитом заглянула в туалет, где стянула трусики — товарищу профессору они могли бы помешать овладеть студенткой, да и целее будут.

Ей было стыдно признаться, что эта процедура «приятно взволновала» её, несмотря на понятный мандраж. Дедуля и правда не стал особо церемониться — после краткого формального приветствия принялся аккуратно, но настойчиво ощупывать крепкую грудь девушки, упакованную в эротичный лифчик и блузку. Раздевать её предусмотрительно не стал, ограничившись расстёгиванием пары верхних пуговок. Через достаточно короткое время посчитал, видимо, этап ласк пройденным и положил ладонь под юбку, спереди между ног; ощущение обнажённного тела приятно удивило его — Милка была удостоена скупой похвалы и даже не сообразила, в какой момент оказалась на преподавательском столе, прямо поверх разложенных бумаг.

Явно было, что на этом столе профессор раздвинул не одну пару девичьих ножек — уж очень ловко он произвёл этот манёвр. Представляя себе заранее этот момент, Милка долго репетировала, какой фразой вежливо, но твёрдо потребует позаботиться о контрацепции, проще говоря, надеть презерватив. Конечно же, в решительный момент она замялась, сосредоточившись на ощущении задираемой посторонним мужиком юбочки, а в следующюю секунду отвлеклась на лёгкое, бессознательное сопротивление уверенной руке, раздвинувшей её ноги. Уложена она была грамотно — попа слегка свисала с края стола, не настолько, чтобы съехать вниз дальше, но именно так, что вход во влагалище оказался максимально удобно для пениса старого кобеля.

Женская натура не могла позволить Милке не извернуться и хотя бы мельком не взглянуть на этот инструмент. На мой вполне понятный вопрос о видеразмерах подружка неожиданно совсем уж застеснялась, и настаивать я не стал — сделал свои выводы, позже подтвердившиеся. Как бы то ни было, профессор приставил головку своего болта к щёлке девушки, а потом провёл сверху вниз до собственно входа, в который незамедлительно начал его заталкивать. Никаких резких рывков он не делал, а медленно, упорно и без остановок вводил его, пока не упёрся в п+ду яйцами. Милке повезло, что она умудрилась возбудиться до появления смазки — пенис входил очень туго, буквально натягивая её тело. Он был настолько твёрд, что легко преодолел всякое сопротивление — Милка только постанывала.

После этого началось традиционное, классическое «туда-сюда», выполняемое с неожиданной для такого старого пня настойчивостью и полной амплитудой — то есть каждый раз он вытаскивал почти полностью, только чтобы головка не выскочила наружу, и задвигал до упора (девушке казалось, что её тело вначале выворачивают наружу, а потом тянут внутрь, как резиновое). Впрочем, как я понял, этот процесс не был болезненнен и даже оказался пикантно-незнакомо-приятным. Финишировал профессор неожиданно, без предупреждения — думал он только о себе, а скорее даже и не предполагал, что партнёрша может желать иного финала.

Просто в какой то момент неожиданно более резко ввёл член на максимальную глубину, и так замер. Милка успела даже сообразить, что сейчас прямо в неё будут сливать сперму, как этот процесс начался — стенками влагалища, натянутого на член, Мика отчётливо ощущала судорожные подёргивания, означающие «выстрелы. Что интересно, паники она не испытала — как я понимаю, с какой-то стороны ей было приятна собственная «безответственность» за происходящее, поэтому она спокойно отдалась ощущениям.

Почти сразу после прекращения «спуска» профессор очень акуратно вытянул всё ещё эрегированный член из обконченной оплодтворённой вагины, совершенно спокойно застегнулся, и помог Милке слезть со стола, причём умудрился даже не потревожить бумаг. Наружу почти ничего не просочилось — Милке это показалось странным, и она решила, что в этом возрасте количество спермы не связано напрямую с продилжительностью оргазма.

Она едва успела застегнуться и хотя бы в общих чертах поправить одежду, как оказалась за дверью кабинета, напутствие составляло всего лишь что-то типа «всё будет хорошо, не волнуйтесь». Да, старый хрыч явно был спец в этих делах! Сквозь ревность и злость у меня просочилось чувство зависти и даже восхищения. Сразу на входе в квартиру Милка рванулась было в ваннув душ, мотивируя это «усталостью», но неожиданное, какое-то нездоровое чувство интереса заставило меня остановить её, уложить на кровать и приступить к внимательному осмотру.

Первое, что я сделал — это задрал кокетливую короткую юбочку и увидел то, чего одновременно хотел и боялся найти — створки влагалища были плотно склеены подсохшим желтоватым веществом, в котором по запаху и виду легко угадывлась сперма много курящего мужчины. Вместо ожидаемой злости, разочарования я неожиданно (так ли уж случайно?) ощутил необычное возбуждение: мне очень захотелось прямо здесь и сейчас доказать ей, что я ничем не хуже, а то и лучше другого самца, который только по недоразумению получил возможность отсношать такую роскошную самочку. Ласковыми поглаживаниями и нежными, ничего не значащими словами я удержал Милку на месте, а затем и переместил в сторону комнаты, где аккуратно уложил прямо на ковёр.

Брюки за это время уже как-то прямо сами собой расстегнулись. Девушка уже не сопротивлялась, решив, видимо, что так будет лучше, а возможно просто смирившись с необычной ситуацией. Я же вдруг испытал секундное колебание, перед тем как войти в свежеоттраханную посторонним мужиком пизду. Наконец привычно упёр свой член ко входу и ничего не получилось — Милка только поморщилась от неприятных ощущений — засохшая сперма «запечатала» вход, словно специально не давая войти другому самцу. Я слегка помог себе рукой, вспомнив то время, когда мы ещё не так привыкли друг к другу, и всё же вломился вовнутрь.

Оказалось, что сопротивление было только поверхностным — член легко скользнул внутрь явно качественно, с чувством обработанного влагалища. Стало ясно, что пенис моего соперника значительно толще моего, так как серьёзно растянул п. ду вширь, но похоже несколько короче, так как дальше головкой я почувствовал знакомое сужение. Всё это было очень ново, вызывало странное чувство одновременно ревности и интереса и заставляло меня с особым удовольствием трахать Милку, бысторо приближаясь к финишу.

В какой-то момент я «отключился» от всех переживаний и ощющений, сосредоточившись на вколачивании члена, как всегда ближе к финалу по самые яйца. Неожиданно получился весьма «полноводный» финал — можно подумать, что это специально предусмотренная реакция на групповуху — с задачей вымыть, вытеснить по максимуму чужую сперму из своей женщины. Правда, «вчистую» победить не удалось: старый пень профессор тоже постарался и заполнил влагалище до краёв густой, исключительно липкой субстанцией — женщины, видимо, у него давно не было. В самой глубине вообще образовалась пробка, «заткнувшая» вход в матку (будь по календарю «опасный» день, залёт был бы Милке обеспечен).

Я же, регулярно и часто занимаясь сексом, отстрелялся большим количеством очень жидкой, почти прозрачной и явно незрелой спермы. В итоге внутри моей подруги я намешал большое количество однородного коктейля, по консистенции и цвету бывшего чем-то средним между моим и чужим семенем.

Я встал. Полюбовался деянием своих рук и вдруг неожиданно подумал: «Вот бы было здорово попробовать секс втроем?» Но это уже совсем другая история.

Похотливый профессор.

Профессор нервничал. Всякий раз перед этим делом он волновался, как в первый, и выкуривал никак не меньше пачки сигарет. Вот и сейчас пепельница была пуста. «Она может не прийти. Может. но прийдёт. Они всегда приходят». Профессор ждал, но ожидание было томительно сладким. Напряжённость тишины прервал короткий, неуверенный звонок. — Проходите, Людочка, распологайтесь. В комнату вошла очаровательная девушка лет 18-20. Именно таких девочек помещают в мужские журналы. — Присаживайтесь, Людочка-профессор усадил Люду в кресло-будьте как дома. Не желаете ли вина-профессор приготовил откупоренную бутылку-я знаете ли большой ценитель вин. — Нет, не надо-сказала Люда-я пришла с вами ещё раз поговорить. — Видно было, что девушка сильно смущалась, её личико ещё не утратило детской свежести, но это был уже не ребёнок, а молодая красивая женщина со сфрмировавшейся фигурой. — Не понимаю, о чём нам говорить. По-моему, всё и так ясно. — Профессор, поймите, этот экзамен очень важен для меня. Если вы не поставите мне проходной бал, вы можете сломать мне жизнь. Родители убьют меня. — Я знаю, милая Людочка-профессор взял её за руку-поэтому вы сюда и пришли-профессор стал нежно поглаживать её запястье-вы умница, поэтому сделаете всё, что я вам скажу. — Но профессор-в глазах девушки отразился страх-то, что вы предложили, ужасно. Я никогда не пойду на это. Когда я говорила, что готова всё для вас сделать, я имела ввиду другое. я готова заплатить. Профессор презрительно улыбнулся. Девушке показалось, что она видит не улыбку, а хищный оскал зверя. — Дорогуша, неужели ты думаешь, что деньги имеют для меня какое-то значение. Деньги-мусор. Гораздо большее наслаждение мне доставит память о твоём унижении-профессор почувствовал, что девушка дрожит-вы нервничаете, Людочка-он снова перешёл на вы-может вы целочка? Люда густо покраснела и опустила глазки. — Нет. у меня есть парень, и я его очень люблю. — Тогда не пойму, чего ты упрямишься-профессор стал гладить её коленку. — Ну, вы старый-сказала Люда, остраняя его руку-некрасивый, к тому же лысый. Я бы никогда не смогла сделать это с вами. Вы омерзительны мне. — Не надо меня злить-профессор отошёл от девушки и уселся на диван-тебя никто силой не заставлял сюда приходить. Дверь открыта. Ты можешь идти. — Орест Васильевич, простите меня-во взгляде девушки читалась мольба-мне не следовало так говорить. — У тебя два пути, девочка-профессор был безжалостен-либо ты сейчас раздеваешься, либо уёбуй отсюда нахуй. Людочка вздрогнула, она не ожидала услышать от профессора таких слов. — Человек вы или животное?-чуть не плача произнесла она. — Раздевайся дорогуша. Люда поняла, что перед ней не тот обаятельный профессор, которого все уважают, а его другая половина, скрытая от посторонних глаз. — Я говорю раздевайся. Скорей всего эта половина и была его настоящим лицом. «Можно не ждать пощады от этого животного. Какая я была глупая, ещё на что-то рассчитывала. » — Последний раз говорю, раздевайся. Коротенькое платьице упало на пол. Туда же последовали и кружевные трусики с лифчиком. Девушка была полностью обнажена. Она сгорала со стыда не зная куда себя деть. — А теперь я познакомлю тебя со своим дружком-профессор снял с себя халат. Первое, что бросилось в глаза Люде, была его невероятная волосатость. Ей показалось, что перед ней обезьяна, настолько были густы волосы на его груди. Профессор разлёгся на диване выставляя напоказ своё хозяйство. От удивления у Людочки округлились глаза, а ротик непроизвольно выдал: — О-о-о-о. какой у вас большой, Орест Васильевич. — Нравится, Людочка? Людочка не отвечала, на неё глядел огромный член 25 см. От волнения у неё аж дыхание спёрло. — Ну, что-сказал профессор-рискнешь взять в рот? — Я подавлюсь, Орест васильевич. — Ну, уважь старика. У тебя всё-равно нет выбора. Люда подошла к дивану, присела на корточки между ног профессора, но в рот сразу не взяла, а продолжала с нескрываемым восхищением рассматривать агрегат профессора. — Ты раньше сосала? — Да, у своего парня-Люда отбросила ложную скромность, отступать было некуда-но у него намного меньше вашего. Ваш член мне в рот не поместится. — Если постараешься поместится-обнадёжил её профессор-покажи, как ты умеешь сосать. От твоих стараний будет зависеть твоя оценка.

Людочка обхватила хуй губами и принялась сосать. Ей пришлось полностью открыть рот, чтобы захватить головку. Поначалу она пару раз поперхнулась, но постепенно приноровилась к необычным размерам профессорского члена и сама удивилась, как глубоко она может заглатывать. — Умница, Людочка, ты просто прелесть, вот такой ты мне нравишься больше-профессор отвёл её волосы за ушко, чтобы видеть лицо девушки. Та закрыла глазки и с упоением облизывала профессорский хуй. Губами и языком Люда ощущала каждую жилку профессорского члена, она чувствовала как вздувались вены, как пульсировала головка в её ротике. Она даже не заметила, как возбудилась. Отсосать у профессора оказалось не столь противным занятием, как она предпологала. — С яйцами поработай, крошка-профессор одной рукой теребил Людочкину грудь, а другой гладил её по головке, — ты прелесть, Людочка, вот токой ты мне нравишься. Да. вот так. соси, шлюшка-нашёптывал профессор, в то время как Люда лизала его яйца, давясь волосами. — Хватит-прфессор приподнял её голову за подбородок и нагло смотрел в глаза-ты замечательная соска. А теперь посмотрим, как ты трахаешься. Садись мне на хуй. Людочка с радостью приняла предложение профессора и уселась ему на колени, но на лице продолжала изображать невинность, как-будто всё происходящее не нравилось ей. Хуй профессора глубоко вошёл в неё, достав до матки. Стенки влагалища крепко сжали член. Людочка запрыгала, как молодая лошадка, не в силах сдержать стоны наслаждения — Ооооооооооох. Дааааа-а-а-а. Она виляла задницей, как последняя шлюха, почти теряя сознание. — Наш ангелочек разгорячился-профессор получал не меньшее удовольствие, глядя как эта прекрасная девушка ёрзает на его хуе. Профессор жадно мял её груди, выкручивал соски. Людочка задрала голову и широко открыла рот, ей казалось, что она беспрерывно кончает, и ей хотелось находиться в этом состоянии вечно. Это был божественный кайф. Профессор обхватил её за талию, повалил на спину и уже сам продолжил долбить её в горячую дырочку, обхватив бёдра и навалившись на юное создание всем весом, казалось, он раздавит её. Его волосы тёрлись об её грудь, доставляя девушке дополнительное удовольствие. Она уже ничего не соображала, а только неистово подмахивала своему преподователю. Профессор резко вытащил из неё хуй. Одной рукой он дрочил, а другой схватил девушку за волосы и притянул к себе. Люда вскрикнула и увидела, как на неё уставился ярко-красный глаз огромной залупы. На её лице читалась крайняя степень удивления:так грубо её ещё никто не трахал. — Получай, маленькая сучка, — закричал профессор, выпуская струю спермы в личико девушки. Людочка не успела зажмуриться, и ей пришлось наблудать, как сперма обильным потоком бьёт ей в лицо, попадая на носик, щёчки и губки. Профессор отпустил её, а сам довольный повалился рядом. — Ну что-ж, шлюшка, свою тройку ты уже заработала-он тяжело дышал, ебля с молодой кобылкой отняла у него немало сил, хоть он был и опытный наездник. — Но я хочу пятёрку-в голосе девушки прозвучали недовольные нотки. — На пятёрку придётся ещё поработать, потаскушка-профессор отдышался и вновь был готов оттрахать капризную студентку. — Видишь, мой член повис. он хочет ласки. Людочке этих слов было достаточно, чтобы приступить к делу. Она снова охватила член губками и почувствовала, как его плоть поднимается и твердеет у неё во рту. Сосать ей пришлось недолго:не говоря ни слова профессор перевернул её на спину и вставил член между её грудей. Руками он вцепился в её сиськи с такой силой, что Люда закусила губу. Он стал методично трахать её груди. Люда приподняла голову и с изумлением наблюдала, как профессорский член исчезает, а потом вновь появляется в промежности её стройных бугорков. Профессор трахал грубо, без намёка на нежность. Люде казалось, что он не просто ебёт её, а читает лекцию»Как надо трахаться». Такой способ ебли был для неё вдиковинку. Профессор вспотел, он трудился не покладая члена, причиняя Людочке боль. — Нежнее, Орест Васильевич-попыталась протестовать девушка. — Заткнись, блядюга-услышала она в ответ, но от этой грубости сладкая истома расстеклась по телу. Она вдруг поняла, что ей нравится создавшаяся ситуация. Она, считавшая себя самой красивой девушкой курса, перед которой парни пресмыкались, ища её благосклонности, лежит под человеком, который её вгрош не ценит, и получает удовольствие, потому что подсознательно она всегда мечтала, чтобы её трахали вот так бесцеремонно. Наконец профессор оставил её грудь в покое. — Быстро встала раком, шлюха-скомандовал он. Люда и не думала ослушаться. Она прогнулась, выставляя напоказ свой великолепный зад и опёрлась на локоточки. Профессор раздвинул ягодицы девушки и стал вылизывать анус. — Ооооооо. — непроизвольно вырвалось из груди девушки. Она поняла, что её хотят оттрахать в попку, — Орест Васильевич, может не надо в попку, я боюсь не поместится-девушка через плечо умоляюще сотрела на профессора, на её лице читался неподдельный страх. — Тебя никто не спрашивает, сука-профессор был беспощаден. Коротким толчками он стал вгонять хуй в девственную попку девушки. — Мамааа. — закричала Люда, когда боль стала нестерпимой. — Тихо. тихо-ласково зашептал профессор ей на ушко. Он знал своё дело. На кокое-то время он остановился, потом снова стал миллиметр за миллиметром проникать в Людочкину попку, пока не загнал его по самые яйца. Одной рукой он ласкал бедную девушку, гладил её , а другую просунул между ног и дразнил её клиторок. Постепенно боль сменилась наслаждением, и Люде уже не хотелось вырываться из цепких лап профессора. Посаженная на кол своего учителя, она кричала, почти теряла сознание. Со стороны это совокупление напоминало сцену «Красавица и чудовище». Огромный волосатый монстр напал на невинное сздание и причиняет ей немыслимые муки. Но то были немыслимые муки наслаждения. Они кончили одновременно и измождённые рухнули на диван.

Профессор аккуратным почерком вывел пятёрку в зачётке. Перед девушкой снова сидел милый, интеллигентный профессор. Люда была одета и собиралась уходить. — Людочка-сказал профессор-прежде чем вы уйдёте, позвольте дать вам совет-Профессор протянул Люде зачётку-у вас роскошное тело, вы созданны для любви. Вы можете многого добиться в жизни, поэтому пробивайте себе дорогу телом, как вы сделали это сегодня, не отказывайте себе в удовольствии и отбросьте ложную скромность. Вы меня понимаете, Людочка? — Понимаю, Орест Васильевич. Люда действительно поняла, что именно сегодня она стала по настоящему роковой женщиной, перед которой откроются все двери. Впереди её ждало будущее, и теперь она знала, что не упустит своего счастья.

Похотливый профессор.

Профессор нервничал. Всякий раз перед этим делом он волновался, как в первый, и выкуривал никак не меньше пачки сигарет. Вот и сейчас пепельница была пуста. «Она может не прийти. Может. но прийдёт. Они всегда приходят». Профессор ждал, но ожидание было томительно сладким. Напряжённость тишины прервал короткий, неуверенный звонок. — Проходите, Людочка, распологайтесь. В комнату вошла очаровательная девушка лет 18-20. Именно таких девочек помещают в мужские журналы. — Присаживайтесь, Людочка-профессор усадил Люду в кресло-будьте как дома. Не желаете ли вина-профессор приготовил откупоренную бутылку-я знаете ли большой ценитель вин. — Нет, не надо-сказала Люда-я пришла с вами ещё раз поговорить. — Видно было, что девушка сильно смущалась, её личико ещё не утратило детской свежести, но это был уже не ребёнок, а молодая красивая женщина со сфрмировавшейся фигурой. — Не понимаю, о чём нам говорить. По-моему, всё и так ясно. — Профессор, поймите, этот экзамен очень важен для меня. Если вы не поставите мне проходной бал, вы можете сломать мне жизнь. Родители убьют меня. — Я знаю, милая Людочка-профессор взял её за руку-поэтому вы сюда и пришли-профессор стал нежно поглаживать её запястье-вы умница, поэтому сделаете всё, что я вам скажу. — Но профессор-в глазах девушки отразился страх-то, что вы предложили, ужасно. Я никогда не пойду на это. Когда я говорила, что готова всё для вас сделать, я имела ввиду другое. я готова заплатить. Профессор презрительно улыбнулся. Девушке показалось, что она видит не улыбку, а хищный оскал зверя. — Дорогуша, неужели ты думаешь, что деньги имеют для меня какое-то значение. Деньги-мусор. Гораздо большее наслаждение мне доставит память о твоём унижении-профессор почувствовал, что девушка дрожит-вы нервничаете, Людочка-он снова перешёл на вы-может вы целочка? Люда густо покраснела и опустила глазки. — Нет. у меня есть парень, и я его очень люблю. — Тогда не пойму, чего ты упрямишься-профессор стал гладить её коленку. — Ну, вы старый-сказала Люда, остраняя его руку-некрасивый, к тому же лысый. Я бы никогда не смогла сделать это с вами. Вы омерзительны мне. — Не надо меня злить-профессор отошёл от девушки и уселся на диван-тебя никто силой не заставлял сюда приходить. Дверь открыта. Ты можешь идти. — Орест Васильевич, простите меня-во взгляде девушки читалась мольба-мне не следовало так говорить. — У тебя два пути, девочка-профессор был безжалостен-либо ты сейчас раздеваешься, либо уёбуй отсюда нахуй. Людочка вздрогнула, она не ожидала услышать от профессора таких слов. — Человек вы или животное?-чуть не плача произнесла она. — Раздевайся дорогуша. Люда поняла, что перед ней не тот обаятельный профессор, которого все уважают, а его другая половина, скрытая от посторонних глаз. — Я говорю раздевайся. Скорей всего эта половина и была его настоящим лицом. «Можно не ждать пощады от этого животного. Какая я была глупая, ещё на что-то рассчитывала.» — Последний раз говорю, раздевайся. Коротенькое платьице упало на пол. Туда же последовали и кружевные трусики с лифчиком. Девушка была полностью обнажена. Она сгорала со стыда не зная куда себя деть. — А теперь я познакомлю тебя со своим дружком-профессор снял с себя халат. Первое, что бросилось в глаза Люде, была его невероятная волосатость. Ей показалось, что перед ней обезьяна, настолько были густы волосы на его груди. Профессор разлёгся на диване выставляя напоказ своё хозяйство. От удивления у Людочки округлились глаза, а ротик непроизвольно выдал: — О-о-о-о. какой у вас большой, Орест Васильевич. — Нравится, Людочка? Людочка не отвечала, на неё глядел огромный член 25 см. От волнения у неё аж дыхание спёрло. — Ну, что-сказал профессор-рискнешь взять в рот? — Я подавлюсь, Орест васильевич. — Ну, уважь старика. У тебя всё-равно нет выбора. Люда подошла к дивану, присела на корточки между ног профессора, но в рот сразу не взяла, а продолжала с нескрываемым восхищением рассматривать агрегат профессора. — Ты раньше сосала? — Да, у своего парня-Люда отбросила ложную скромность, отступать было некуда-но у него намного меньше вашего. Ваш член мне в рот не поместится. — Если постараешься поместится-обнадёжил её профессор-покажи, как ты умеешь сосать. От твоих стараний будет зависеть твоя оценка. Людочка обхватила хуй губами и принялась сосать. Ей пришлось полностью открыть рот, чтобы захватить головку. Поначалу она пару раз поперхнулась, но постепенно приноровилась к необычным размерам профессорского члена и сама удивилась, как глубоко она может заглатывать. — Умница, Людочка, ты просто прелесть, вот такой ты мне нравишься больше-профессор отвёл её волосы за ушко, чтобы видеть лицо девушки. Та закрыла глазки и с упоением облизывала профессорский хуй. Губами и языком Люда ощущала каждую жилку профессорского члена, она чувствовала как вздувались вены, как пульсировала головка в её ротике. Она даже не заметила, как возбудилась. Отсосать у профессора оказалось не столь противным занятием, как она предпологала. — С яйцами поработай, крошка-профессор одной рукой теребил Людочкину грудь, а другой гладил её по головке, — ты прелесть, Людочка, вот токой ты мне нравишься. Да. вот так. соси, шлюшка-нашёптывал профессор, в то время как Люда лизала его яйца, давясь волосами. — Хватит-прфессор приподнял её голову за подбородок и нагло смотрел в глаза-ты замечательная соска. А теперь посмотрим, как ты трахаешься. Садись мне на хуй. Людочка с радостью приняла предложение профессора и уселась ему на колени, но на лице продолжала изображать невинность, как-будто всё происходящее не нравилось ей. Хуй профессора глубоко вошёл в неё, достав до матки. Стенки влагалища крепко сжали член. Людочка запрыгала, как молодая лошадка, не в силах сдержать стоны наслаждения. — Ооооооооооох. Дааааа-а-а-а. Она виляла задницей, как последняя шлюха, почти теряя сознание. — Наш ангелочек разгорячился-профессор получал не меньшее удовольствие, глядя как эта прекрасная девушка ёрзает на его хуе. Профессор жадно мял её груди, выкручивал соски. Людочка задрала голову и широко открыла рот, ей казалось, что она беспрерывно кончает, и ей хотелось находиться в этом состоянии вечно. Это был божественный кайф. Профессор обхватил её за талию, повалил на спину и уже сам продолжил долбить её в горячую дырочку, обхватив бёдра и навалившись на юное создание всем весом, казалось, он раздавит её. Его волосы тёрлись об её грудь, доставляя девушке дополнительное удовольствие. Она уже ничего не соображала, а только неистово подмахивала своему преподователю. Профессор резко вытащил из неё хуй. Одной рукой он дрочил, а другой схватил девушку за волосы и притянул к себе. Люда вскрикнула и увидела, как на неё уставился ярко-красный глаз огромной залупы. На её лице читалась крайняя степень удивления:так грубо её ещё никто не трахал. — Получай, маленькая сучка, — закричал профессор, выпуская струю спермы в личико девушки. Людочка не успела зажмуриться, и ей пришлось наблудать, как сперма обильным потоком бьёт ей в лицо, попадая на носик, щёчки и губки. Профессор отпустил её, а сам довольный повалился рядом. — Ну что-ж, шлюшка, свою тройку ты уже заработала-он тяжело дышал, ебля с молодой кобылкой отняла у него немало сил, хоть он был и опытный наездник. — Но я хочу пятёрку-в голосе девушки прозвучали недовольные нотки. — На пятёрку придётся ещё поработать, потаскушка-профессор отдышался и вновь был готов оттрахать капризную студентку. — Видишь, мой член повис. он хочет ласки. Людочке этих слов было достаточно, чтобы приступить к делу. Она снова охватила член губками и почувствовала, как его плоть поднимается и твердеет у неё во рту. Сосать ей пришлось недолго:не говоря ни слова профессор перевернул её на спину и вставил член между её грудей. Руками он вцепился в её сиськи с такой силой, что Люда закусила губу. Он стал методично трахать её груди. Люда приподняла голову и с изумлением наблюдала, как профессорский член исчезает, а потом вновь появляется в промежности её стройных бугорков. Профессор трахал грубо, без намёка на нежность. Люде казалось, что он не просто ебёт её, а читает лекцию»Как надо трахаться». Такой способ ебли был для неё вдиковинку. Профессор вспотел, он трудился не покладая члена, причиняя Людочке боль. — Нежнее, Орест Васильевич-попыталась протестовать девушка. — Заткнись, блядюга-услышала она в ответ, но от этой грубости сладкая истома расстеклась по телу. Она вдруг поняла, что ей нравится создавшаяся ситуация. Она, считавшая себя самой красивой девушкой курса, перед которой парни пресмыкались, ища её благосклонности, лежит под человеком, который её вгрош не ценит, и получает удовольствие, потому что подсознательно она всегда мечтала, чтобы её трахали вот так бесцеремонно. Наконец профессор оставил её грудь в покое. — Быстро встала раком, шлюха-скомандовал он. Люда и не думала ослушаться. Она прогнулась, выставляя напоказ свой великолепный зад и опёрлась на локоточки. Профессор раздвинул ягодицы девушки и стал вылизывать анус. — Ооооооо. — непроизвольно вырвалось из груди девушки. Она поняла, что её хотят оттрахать в попку, — Орест Васильевич, может не надо в попку, я боюсь не поместится-девушка через плечо умоляюще сотрела на профессора, на её лице читался неподдельный страх. — Тебя никто не спрашивает, сука-профессор был беспощаден. Коротким толчками он стал вгонять хуй в девственную попку девушки. — Мамааа. — закричала Люда, когда боль стала нестерпимой. — Тихо. тихо-ласково зашептал профессор ей на ушко. Он знал своё дело. На кокое-то время он остановился, потом снова стал миллиметр за миллиметром проникать в Людочкину попку, пока не загнал его по самые яйца. Одной рукой он ласкал бедную девушку, гладил её , а другую просунул между ног и дразнил её клиторок. Постепенно боль сменилась наслаждением, и Люде уже не хотелось вырываться из цепких лап профессора. Посаженная на кол своего учителя, она кричала, почти теряла сознание. Со стороны это совокупление напоминало сцену «Красавица и чудовище». Огромный волосатый монстр напал на невинное сздание и причиняет ей немыслимые муки. Но то были немыслимые муки наслаждения. Они кончили одновременно и измождённые рухнули на диван. Профессор аккуратным почерком вывел пятёрку в зачётке. Перед девушкой снова сидел милый, интеллигентный профессор. Люда была одета и собиралась уходить. — Людочка-сказал профессор-прежде чем вы уйдёте, позвольте дать вам совет-Профессор протянул Люде зачётку-у вас роскошное тело, вы созданны для любви. Вы можете многого добиться в жизни, поэтому пробивайте себе дорогу телом, как вы сделали это сегодня, не отказывайте себе в удовольствии и отбросьте ложную скромность. Вы меня понимаете, Людочка? — Понимаю, Орест Васильевич. Люда действительно поняла, что именно сегодня она стала по настоящему роковой женщиной, перед которой откроются все двери. Впереди её ждало будущее, и теперь она знала, что не упустит своего счастья.

Это был порно рассказ Похотливый профессор из категории: Студенты порно рассказы и если он Вам понравился, читайте еще секс истории из этой категории, либо перейдите в другую. Добавить свой порно рассказ Вы можете по этой ссылке.

Рассказы с профессором секс.

Лиза вбежала в аудиторию. Никого из студентов уже не осталось. За столом, собирая бумаги, сидел гроза всего института Владимир Николаевич М. Он вопросительно посмотрел на неё и Лиза чуть не сгорела от стыда за своё опоздание, за свой запыхавшийся вид и за всю ситуацию в целом. Это ж надо было умудриться опоздать на важнейший экзамен, к самому строгому преподу! Но Лизиной вины здесь не было — сначала опоздала её напарница по работе, потом автобус долго стоял в пробке и вот результат. Она надеялась, что приедет хотя бы к самому концу экзамена и успеет всё быстро сдать — она готовилась и знала предмет на «отлично», но не сложилось. Владимир Николаевич молча смотрел на неё, а бедная девушка не знала, с чего начать разговор. — Здрасьте, — чуть-чуть отдышавшись, произнесла она. — Здрасьте, — ответил профессор, глядя на неё поверх очков. Он внимательно смотрел на неё. Лиза была хороша — в короткой юбочке, туфельках и лёгком плаще. — Я на экзамен. — Я вижу, но, — он оглядел пустую аудиторию, — но экзамен на сегодня завершён. — А можно я быстро отвечу? — ей очень не хотелось переносить всё на какой-то другой день. — Нет, милочка, на сегодня всё, — он продолжил писать что-то в своих бумагах. — Как же мне сдать, Владимир Николаевич, когда? — Я с завтрашнего дня в отпуске, милочка, — ответил он Лизе, не отрываясь от бумаг. В отпуске! Но без этого экзамена она не сможет претендовать на стипендию от одного крупного иностранного фонда! Что же делать? — Что же мне делать, Владимир Николаевич? — Лиза в отчаянии опустилась на стул рядом с профессором. — Единственное, что я могу вам предложить, милочка, это время с 19 часов завтра, но вам придётся подъехать ко мне домой. Послезавтра я улетаю на два месяца. Всё это он проговорил, не отрываясь от своих записей, но исподтишка наблюдая за реакцией девушки. Студентка же, совсем не обращала на него внимания — она была слишком поглощена своими страданиями. Домой? Он меня к себе домой приглашает? Ей стало как-то не по себе. Классический сюжет — преподаватель приглашает студентку домой и: Да нет же, он не такой, тем более — это она опоздала. Да и он с мамой живёт — вроде ей кто-то говорил. Не будет же он её домогаться при маме? Но на всякий случай Лиза попыталась спросить про другие варианты. Оказалось, что завтра целый день В. Н. будет занят в Академии Наук и возможность принять экзамен появится у него только с 19 до 20 часов у него дома. Хотя был ещё вариант приехать к Академии к 8 утра, но Лиза не могла — работа. Договорившись о встрече, они расстались.

Девушка быстро нашла дом, в котором жил строгий профессор. Поднялась на последний этаж, посмотрелась в зеркальце и осталась довольна увиденным. Щёчки розовые, губки алые, волосы забраны в хвост, хорошенькая, курносая девчонка. В экзамене на дому была какая-то скрытая прелесть и загадка. Хотя Лиза и не собиралась заводить с профессором никаких интриг — она и без интриг всё знала, но немного тревожилась. Наверно поэтому и старалась выглядеть на все сто. А вдруг? Профессор был ей симпатичен — мужчина в самом расцвете сил, модный, остроумный, но немного грозный. Стоя перед дверью, она несколько раз глубоко выдохнула, чтобы успокоиться и позвонила. Долго никто не открывал. Она позвонила ещё раз и вскоре услышала стук шагов внутри квартиры. Дверь ей открыл профессор. Он был в тёмно-синем костюме, галстук на его шее был развязан — по его виду было ясно, что он недавно вернулся. — Здрасьте, — Лиза улыбнулась. — Ну, здрасьте, — он усмехнулся и жестом пригласил её войти. Он повернул один замок, затем запер нижний замок на ключ и положил его к себе в карман брюк. Всё это девушка заметила, но не придала особого значения. Наверно у него в квартире слишком много всяких ценностей, раз уж он так запирается. — Проходи вот туда, — Лиза пошла по коридору, который упирался в большую гостиную. — Я сейчас. Она остановилась на пороге комнаты. Ей хотелось всё рассмотреть — ведь не часто приходится бывать в гостях у преподавателей. Будет потом о чём с девчонками поболтать. Это была большая, даже очень большая комната. Окна были плотно занавешены гардинами. Свет был мягким и уютным. Большой диван, два кресла и журнальный столик. Телевизор, бар, книжный шкаф и еще какой-то странный то ли стол, то ли приспособление для чего-то. Для чего — Лиза не могла понять. Похоже было на козлы, которые она видела у бабушки в деревне, а может и не на них вовсе. В общем, комната ей понравилась. Она в нерешительности стояла на пороге, не зная, куда ей сесть. Лучше подождать В. Н. Пусть он сам предложит. — Ну проходи, что же ты застыла на пороге, — дружелюбно обратился к ней профессор. Лиза села на дальнее кресло и плотно сжала свои ноги. Кресло было мягкое, глубокое и её колени сами собой разъезжались, а ей очень не хотелось, чтобы В. Н. подумал не то. Он стоял в дверях и пристально смотрел на неё. Девушке стало не по себе от такого взгляда, и она покраснела. — Я устал чертовски и голоден. Ты посиди, я сейчас что-нибудь быстро приготовлю и приступим. Ты чаю с бутербродами хочешь? — Нет, что вы, Владимир Николаевич, я и так вас задерживаю. А может, давайте я вам помогу? — она с облегчением вылезла из кресла. — Хорошо, давай, помоги, — он опять с усмешкой посмотрел на неё. Было очевидно, что её смущение забавляло. Чтобы дойти до кухни, нужно было вернуться и пройти мимо входной двери и гардероба. Лизе вдруг бросился в глаза тот факт, что нигде не было видно никакой женской обуви. И одежды на вешалке тоже не висело. Где же мамины вещи? Кухня тоже была большой и окна тоже были плотно занавешены. — Прямо как крот какой-то в норе, — подумала Лиза. — На улице белые ночи, а он сидит в темнице. — Так, милочка, как ты хочешь мне помочь? — он подошел к ней близко-близко и девушка ощутила едва заметный аромат его тела, лосьона и кремов. Профессор смотрел ей в глаза не отрываясь. — Давайте я хлеб нарежу или сыр, или что у вас? С чем бутерброды будете делать? — смущаясь ответила она. — Хорошо, а я пока посижу отдохну, — с этими словами он достал из холодильника всё необходимое и положил на стол. — А чтобы ты, детка, не испачкала свой миленький костюмчик, надень вот это, — и он взял в руки передник и водрузил его на шею Лизы. — Теперь повернись — я тебе его завяжу. Она повернулась и почувствовала, как его руки обхватывают её талию и завязывают передник спереди. Его дыхание было таким тёплым, а аромат его тела столь возбуждающим, что Лиза едва не потеряла сознание. Он задержал руки на талии немного дольше положенного и отошел от неё. — Надо срочно взять себя в руки! Я сюда пришла экзамен сдавать, а не шашни крутить. — Владимир Николаевич, может я начну уже отвечать? — проговорила она, стоя спиной к нему. — Отвечать? Хм. Ну что ж, отвечай, — он назвал тему для ответа, налил себе виски и сел в углу кухни. — Я просто не хочу вас задерживать, — пыталась оправдаться Лиза. Она повернулась и увидела, что он сидит со стаканом в руке и разглядывает её. — Конечно, детка, отвечай. Надеюсь, тема, которую я озвучил, тебя не смущает? Ты ведь хорошая девочка и готовилась к экзамену? Лиза кивнула, повернулась к столу и стала отвечать, попутно делая бутерброды. Закончив с ответом, она, довольная собой, повернулась к Владимиру Николаевичу. — Всё, — радостно возвестила она. — Ну как же, всё? — и он напомнил ей о некоторых моментах, которые она упустила в своём ответе. — Ах, да, я забыла, — девушка продолжила отвечать, но уже не так уверенно. Даже бутерброд никак не получался. — Давай я тебе помогу, — профессор вдруг оказался позади неё, обхватил её руки своими и сильно прижался своим телом к спине Лизы. Она почувствовала его член, упругий и горячий, его запах, запах самца и попыталась аккуратно высвободить свои руки из его рук: Очнувшись, Лиза поняла, что руки её заломлены за спину и связаны тем самым пояском от передника, ноги раздвинуты, во рту её же трусы, а на неё саму навалился профессор. Тут же в её пизду проникли пальцы мужчины — сначала один, потом другой и начали ебать Лизу. Всё происходило молча. Только девушка пыталась кричать, но ничего, кроме мычания не было слышно. Поэтому, стараясь не тратить силы, она замолчала и просто терпела. В неё вошел третий палец, а потом попытался войти и четвёртый. К своему стыду и ужасу Лиза поняла, что входят в неё эти пальцы свободно и легко, потому что вся её пизда в её же смазке. Что она, Лиза, получает от этого удовольствие и даже хочет ещё. Пока думы одолевали девушку, профессор расстегнул ширинку, вынул свой хуй и резко вставил ей в пизду. Лиза дёрнулась от неожиданности. — Молчать, сучка, — В. Н. обхватил её горло своей рукой и девушке стало трудно дышать. Она пыталась вырваться и вдохнуть побольше хотя бы носом, но тут же он зажал её ноздри и доступ к кислороду был полностью перекрыт. В то же время он продолжал резко и сильно ебать её. В тот момент когда в голове у девушки совсем затуманилось и она стала терять сознание, он открыл ей нос и дал вдохнуть. Жадно втягивая в себя воздух, она забилась под его тяжёлым телом. Но после нескольких вдохов, он снова закрыл её ноздри. Так продолжалось несколько раз — он позволял ей вдохнуть и потом снова затыкал нос. Наконец, он стал кончать — бурно и с криками. Лизе было уже всё равно — она безвольно лежала под ним, как тряпичная кукла.

Рассказы с профессором секс.

На улице был жаркий июньский день, а это значило, что близятся летние каникулы — но лишь для тех, кто успел закрыть в срок сессию. Даша в нерешительности стояла перед дверью кабинета заведующего кафедрой математики, нервно покусывая губы. Прямо сейчас за этой дверью, профессор занимался заполнением ведомостей для студентов первого курса, на котором училась девушка, и она знала, что он влепит ей тройку. На вчерашнем экзамене преподаватель откровенно завалил ее, не дав ни шанса. Даша же, золотая медалистка, еще со школы привыкшая быть круглой отличницей, не могла допустить подобного. Она шла к красному диплому, и даже представить не могла, как родители отреагируют на новость о том, что их-умница дочка скатилась до троек, пусть даже это не ее вина. Она знала, что должна что-то сделать, но сейчас было слишком поздно. Профессор, преподававший матанализ был человеком жестким, и Даша абсолютно не понимала, чем насолила ему. Оставалось разве что на коленях умолять, да и то вряд ли прокатит.

Даша робко постучала в дверь и тихо вошла в кабинет.

— Здравствуйте, Валерий Викторович, — осторожно поздоровалась она, — Можно войти?

— Так ты уже вошла, Антонова, — преподаватель снял очки и недовольно взглянул на ученицу. Профессору было около пятидесяти лет, это был крупный и грузный мужчина. Его вечно суровое и недовольное лицо было словно вытесано из камня, а из под тяжелых седых бровей смотрели маленькие внимательные глаза. Этот престарелый мужчина не вызывал у девушки ничего кроме отвращения и робости, но несмотря на это она уже пробовала пару раз состроить ему глазки. Обычно этот метод всегда помогал ей, и все пятерки у других преподавателей мужского пола в универе она получила именно таким способом. Но математик был слишком суров и непреклонен, так что пышная грудь и длинные ноги молодой брюнетки не возымели над ним никакого воздействия.

— Свою тройку ты все же не исправила, — сказал он, — Хотя я тебя предупреждал. У тебя же все пятерки стоят по остальным предметам за семестр, верно?

— Я. У меня времени не было, Валерий Викторович, — залепетала студентка. — Вы поймите, я же отличницей выхожу, на красный диплом, а тут.

— А что тут? — передернул профессор. — Я уже выставляю, вот.

Он показал на ведомость ее группы, лежащую перед ним.

— А мне вы уже выставили? — с тревогой спросила девочка.

— Еще нет, — ответил ей преподаватель, — А что тебе толку? Ты их за пять минут экзамен не сдашь, как ни старайся. Так что иди домой, занятия-то у вас кончились? Вот и иди.

— Ну Валерий Викторович, пожалуйста, — взмолилась Марина, — Может как-нибудь по-другому можно? Я все исправлю, только скажите что делать. Я что угодно вам сделаю, только не ставьте!

— Что угодно говоришь? — преподаватель вскинул брови. — Ну может быть, может быть.

В Дашиных глазах вспыхнул огонек надежды. Девушка радостно закивала.

— Что мне делать? — с готовность спросила она.

Валерий Викторович откинулся в кресле и оглядел свою ученицу. Даша была нормальной восемнадцатилетней студенткой, загорелой, стройной и подтянутой. Пышные черные волосы она завязала сзади в хвост. Одета Даша была по погоде — в короткие белые шортики, узкую голубую футболку и летние кеды на ногах.

— Сейчас посмотрим, то ты можешь сделать, — задумчиво протянул мужчина, вставая из-за стола. Он подошел к двери кабинета и запер ее изнутри на ключ, затем медленно подошел к Даше сзади.

Девушка не шевелясь следила за его действиями. Она не знала, что он задумал, но была готова с радостью ухватиться за любой шанс получить желанную оценку.

Профессор обнял девушку сзади за плечи. От прикосновения его грубых коротких пальцев Даша вздрогнула. Она испуганно обернулась на него.

— Ну давай, покажи как ты пятерку хочешь, — проговорил мужчина тяжело дыша студентке в ухо.

— Виктор Валерьевич, — пролепетала Даша.

— Что? — сказал профессор. — Ты же сама сказала: что угодно. Вот я и предлагаю тебе. вариант. А не хочешь, так иди отсюда. А я ведомость твою заполню и подпишу.

— Я. Хорошо. — выдохнула девушка.

— Молодец, — похвалил ее профессор. — На пятерку идешь. Ну давай, садись.

Он усадил Дашу на стул и встал перед ней так, что ее лицо оказалось прямо у его паха. Он расстегнул молнию на брюках и достал свой сморщенный, покрытый седыми волосками член. Глядя как он набухает и напрягается у ее лица, Дашу затошнило. Она взглянула на профессора полными слез глазами. Тот молча положил ладонь ей на затылок и надавил, ткнув головкой члена в губы.

— Начинай работать, — сказал он.

Даша раскрыла рот и обхватила напрягшуюся головку губами. Она старалась не дотрагиваться до его члена языком, но когда профессор стал двигать бедрами, загоняя член глубже ей в рот, она бросила эту затею. Головка плавно скользила между ее влажных губ, то и дело встречаясь с языком девушки. Носом она тыкалась в густые седые волосы паха профессора, торчавшие из его штанов, и из-за этого ей было сложно дышать.

— Вот так, Антонова, давай активнее, — приговаривал мужчина, наяривая студентку в рот все быстрее. — Думала, глазки мне построишь, и все? Просто так пятерку тебе поставлю? Неет, ты мне теперь по полной отработаешь.

Наконец, Виктор Валерьевич отпустил голову студентки, и вынув член, отошел от нее на шаг.

— Вставай давай, — тяжело прохрипел он.

Даша, вытирая губы ладонью и тихо шмыгая носом, поднялась на ватных ногах. Она уже не была уверена в том, что все это было хорошей идеей. Она не была уверена, что хочет продолжать. По крайней мере она надеялась, что дальше этого дело не пойдет. Она стояла перед своим преподавателем практически полуголой, а он разглядывал ее молодое стройное тело. Наконец он встал, и вытянув руку, потрогал грудь девушки через лифчик. Даша вспыхнула и чуть не отпрянула от него, но каким-то титаническим усилием воли осталась стоять на месте. Валерий Викторович приблизился к ней вплотную и принялся осторожно, словно проверяя ее реакцию массировать ее груди. Не почувствовав от девочки сопротивления он опустился ниже, оглаживал ладонями живот, скользнул к ее бедрам. Разминая в ладонях упругие ягодицы, учитель внимательно смотрел ей в лицо. В глазах Даши блестели слезы, но она сдерживалась, чтобы не заплакать. Смесь стыда и отвращения которые она испытывала едва проступили на ее лице. Сжав губы и глядя куда-то на стену из-за плеча преподавателя, она терпела его потные горячие руки обхаживающие ее тело, и молилась, чтобы Валерий Викторович ограничился лишь на этом. Чтобы он, вдоволь облапав девочку, отпустил ее и они оба могли забыть об этой дикой истории. Но профессор явно не собирался останавливаться. Он хотел воспользоваться ей по-полной.

Его пальцы проскользили вверх по внутренней стороне ее бедра и принялись ощупывать сквозь ткань ее промежность. Затем он прижал ладонь к низу ее живота и просунул руку в трусики девушки, гладя грубыми пальцами ее гладко выбритый лобок. Сопя от возбуждения, мужчина спустил с плеч студентки лямки лифчика и стянул его вниз. У Даши были пышные упругие груди, из-за купальника более светлые чем ее загорелое тело. Мужчина похотливо прильнул к ним губами, жадно вылизывая и покрывая слюнявыми сосущими поцелуями. Слезы прокатились по щекам девушки. К горлу подступил комок тошноты. Закончив с объятиями, мужчина схватил ее за плечи и перегнул через стоящий рядом стол, прижав обнаженной грудью к холодной лакированной доске. Он не расстегивая, с силой стянул с Даши шорты и спустил тонкие трусики. Сочные, упругие ягодицы девушки аппетитно блестели под лучами майского солнца. Она чувствовала, как свежий ветер, залетевший в открытое окно кабинета, дует на ее обнаженную попку. Валерий Викторович без предисловий пристроился к своей ученице сзади и принялся оприходовать ее. Крепко обхватив нежные загорелые бедра девушки, он ритмично загонял в нее свой затвердевший член. (Специально для sexytales. org — секситейлз. орг) Лежа щекой на парте и зажмурив глаза, Даша давилась слезами. Она ощущала все, что мужчина делал с ней каждой клеткой своего тела. Чувствовала как двигается туда-сюда толстая красная головка, чувствовала боль от железной хватки пальцев мужчины трахавшего ее, ощущала нестерпимый жар напряженного мужского члена внутри себя, и то как касается ее ягодиц колючий волосатый пах ее преподавателя. Тот, по-звериному урча, со вкусом заправлял ей сзади, получая удовольствие от каждого движения. Положив руки на плечи девушки, он притянул Дашу к себе, заставив выгнуть спину. Движения члена стали быстрее, резче. Мужчина навалился на нее сзади всем весом и стол на котором лежала девушка жалобно заскрипела. Валерий Викторович прильнул к Даше и тяжело задышал ей в ухо. Сделав еще несколько быстрых рывков, он кончил.

Довольно сопя, мужчина отвалился от нее и убрал опавший член в штаны.

— Ну молодец, Антонова, — выдохнул он, — будет тебе пятерка. Заслужила. Давай зачетку сюда.

Даша осторожно натянула на саднящие бедра шортики. Затем подняла сползший лифчик и кое-как надела смятую футболку.

Молча она протянула свою зачетку профессору. Тот ухмыляясь быстро расписался в ней и вернул обратно.

— Вот, держи, — сказал он глядя на заплаканную студентку. — У нас с вашим курсом еще целый семестр в следующем году. А у нас с тобой уже есть опыт общения. Так что, если будут вопросы. Знаешь как решить их.

Секс с профессором.

Эта история произошла со мной, когда я училась на втором курсе. Опишу себя. Я высокая брюнетка. У меня упругая круглая попка и аккуратная торчащая грудь третьего размера. Я обожаю обтягивающие платья и юбки, а еще люблю кофточки с глубокими вырезами.

Меня с юных лет заводят липкие и похотливые взгляды взрослых мужчин..

Итак, сентябрь. К нам пришел новый профессор психологии. Яков Семенович. На вид ему лет 60. Он полноват, лысоват, не очень высокий, в очках.

Я сидела на первой парте и сразу заметила, как его взгляд уже на первой лекции скользнул в мое декольте и задержался там. Это повторилось и на следующий день. Я поняла, что нравлюсь ему и стала его поддразнивать. То крутила пальчиком свою золотую подвеску, которая как раз тонула в вырезе кофточки, то как бы невзначай проливала воду, отпивая из бутылки и долго вытирала свою грудь… А однажды я совсем осмелела. Пришла на его лекцию в пиджаке, который сразу сняла и осталась в одной майке без лифчика.

Яков Семенович просто не мог отвести глаз.

Как я и предполагала, он попросил меня задержаться после лекции, чтобы обсудить тему моего будущего реферата.

Когда аудитория опустела, он сел рядом со мной, начал зачитывать темы, а его рука легла мне на колено. Он читал и поглаживал меня — сначала неуверенно, потом все интенсивнее и выше. От его прикосновений я возбудилась. Я так ждала, когда же он осмелеет и дотронется до моей киски. Но он все медлил.

Тогда я повернулась к нему и сказала: Я тоже хочу вас.

Он опешил. Сказал, что ничего такого не имел в виду. Просто ему очень нравится моя грудь. Сказал, что уже стар и хочет просто посмотреть. Я была не против показать себя.

Яков Семенович весь затрясся, когда я задрала свою маечку и его взору предстали мои загорелые грудки. Его рука непроизвольно легла на ширинку и стала теребить член сквозь брюки. Мои маленькие трусики окончательно намокли..

Я приблизила грудь к его рту, который был похотлив открыт. Его толстые мокрые губы заскользили по моим грудкам. Пока он лизал их и обсасывал, я помогла ему расстегнуть ширинку и подрачивала член.

— Я хочу взять у вас в рот, — сказала я, — хочу сосать ваш член, хочу вдыхать его запах..

Яков Семенович позволил мне это сделать.

Какое же наслаждение я испытала. Его член оказался совсем не маленьким. Я сосала его изо всех сил. А потом отодвинула трусики в сторону и села на него верхом. Он кончил почти сразу. Но не оставил меня без оргазма. Он снял мои трусики, положил их на лицо и стал нюхать, а сам вставил свои пальцы в мою киску, а потом и в попку и оттрахал меня как следует..

Рассказы с профессором секс.

Дашу пленит чувство любопытства и внутренняя тяга к запретному наслаждению, перемешанная с чувством отвращения от своих собственных желаний. Лишь одно слово может по-настоящему охарактеризовать её состояние — тотальное чувство непонимания всего происходящего. Она ощущает себя потерянной после того, как над ней надругался её же преподаватель. Поняв, что она не может разобраться в самой себе, она решает вернуться к истокам проблемы. В данном случае это означает встречу со своим насильником.

Осмелившись сделать шаг навстречу неизведанному, таинственному в её жизни периоду она, сделав глубокий вдох, плавно повернула ручку двери по часовому направлению до предела и с мыслью «будь что будет» нерешительно приоткрыла дверь в кабинет к Петру Ивановичу. Заглянув внутрь кабинета, Даша увидела профессора сидящего за своим протёртым деревянным столом. Он внимательно вчитывался в в газету, которую держал в руках.

Профессор заметил девушку не сразу. Даше пришлось нарочно кашлянуть, чтобы привлечь его внимание. Реакция последовала без задержки. Пётр Иванович сперва взглянул на Дашу серьезным, вдумчивым взглядом, но, заметив робкость в телодвижениях студентки, ихидно заулыбался и, почти заигрывая, предложил зайти, закрыв за собой дверь. Предложение было молча принято.

Закрыв за собой дверь, на Дашу нахлынуло чувство неуверенности, граничащая с чувством страха. Деваться было уже некуда, сама перешагнула через точку невозврата. Теперь только вперёд навстречу неизведанному. Девушка долго не решалась что-то произнести. Заметив это, опытный преподаватель взял инициативу на себя.

— Чего пришла? — почти с издёвкой спросил Петр Иванович.

— Не знаю. — пробормотала Даша убрав взгляд вниз на пол — не могу. никак не могу прийти в себя после. после того что было.

Ответ дался девушки не просто. На неё сразу же нахлынули воспоминания о их последней встрече. Она часта прокручивала сцену орального изнасилования в своей голове. Эти фрагменты из памяти не давали ей покоя. Будто призраки прошлого, они преследовали её даже во сне, не позволяя ей вернуться к своей радостной, почти по-детски счастливому состоянию. В тот день всё поменялось. Её жизнь разделилась на «до» и «после». Даша находилось словно в тумане, из которого никак не могла найти выход. Потерянная и в мыслях, и в пространстве. Не об этом она мечтала на четвертом курсе, не об этом.

— А разве что-то было? Я не понимаю о чём Вы, Дарья? — произнёс профессор и сделал свой взгляд ещё более вдумчивым.

Пётр Иванович не подавал виду, что что-то было и это показалось Даше неприемлемо. Он себя вёл с ней так же, как и с любой другой из своих учениц. Такое отношение Даше бы подошло до того, как она ему сделала минет, но никак не после.

— Старый извращенец! Поиздевался над мной, а теперь решил ещё пошутить?! — в ярости обвинила профессора Даша — а ты не думал, как мне теперь после того случая?! Могу ли я спать, есть, пить после того, что произошло?! Хочу ли я вообще жить теперь?!

Даша начала бесконтрольно рыдать. Картина вышла жалкая. Профессор не упустил свой момент, достал из шкафа стеклянный стакан и бутылку коньяка. Шустро наполнил стакан и протянул его к Даше.

— Выпей, полегчает — чуть ли не по-дружески произнес профессор.

Даша трясущей рукой ухватилась за стакан, поднесла к своим пышным губам и сделала пару глотков и, прикрыв рот запястьем, закашляла. Спустя несколько секунд Даша направила свой взгляд на глаза Петра Ивановича. Алкоголь моментально ударил ей в голову так, что её слегка пошатнуло. Мысли перемешались и из её головы вылетела та стратегия разговора, которую она подготовила подходя к кабинету преподавателя.

— За что ты так со мной? — обиженным тонном спросила Даша.

— Понравилась ты мне сильно, а на мои попытки с тобой начать общаться ближе всегда реагировала холодно. Я не хотел тебе причинить боль, не знаю, что на меня нашло. не сдержался, наверное — слова профессора прозвучали как оправдательная речь на нюрнбергском процессе.

В голове у Даши промелькнул вопрос: если он был таким властным когда имел её в рот, то какой он в постели? Эта мысль оказалась губительной для её затуманенным алкоголем сознанием. Ей захотелось вновь почувствовать властвование над собой от своего развратного профессора.

— Предлагаю выпить! — уверенно сказала студентка и глазами взглянула на открытый коньяк.

Пётр Иванович привык всё делать оперативно и это правило распространялось в том числе и на разливание алкоголя. В скором времени на столе стояло два стакана, оба напополам наполнены жидкостью тёмно-янтарного цвета. Даша в этот раз уже сама взяла в руки свою порцию коньяка и, чокнувшись им об стакан своего собеседника, выпила его до дна.

Пётр Иванович после выпитого напитка почувствовал прилив энергии по всему телу. Перед ним стояла стройна студентка последнего курса и он принялся её рассматривать. На ней было простое голубое платье чуть выше колен, синии колготки и стильные красные туфли на каблуках. Платье вроде строгое, но облипало Дашины формы так, что стриптизёрши по сравнению с ней казались Ангела Маркел. На груди имелся небольшой однако завлекательный вырез. Голубые, цвета платья, глаза широко распахнуты. Весёлый орган профессора нервно заерзал в штанах, сердце забилось быстрее. Он присел на своё кресло.

— Я ещё налью, — сказала Даша интимно.

Даша стояла рядом с ним и слегка нагнулась вперёд потянувшись за бутылкой. Взгляд преподавателя переключился на её пышную грудь, которая просилась наружу. Такого соблазна профессор не выдержал. Пётр Иванович буквально впился, почти укусил её за оголенную грудь.

— Пётр Иванович, вы что, с ума сошли, вы что. Пётр Иванович.

Он опрокинул Дашу к себе на колени и не поцеловал даже, а просто закрыл её рот своим. Просунув руку под платье, профессор с удивлением обнаружил, что не колготки на ней, а чулки. Это существенно облегчало дело. Пошуровав некоторое время в её промежности, он понял, что девушка созрела, а ещё понял, что она ещё девочка. Её щель начала выделять много смазки давая сигнал, что пора приступить к делу. Пётр Иванович достал свои игривые пальцы из под платья студентки и облизал. Его сознание очистилось и оставило лишь твердое желание оттрахать Дашу.

На её лице появился страх и потерянность. Она не ожидала такого резкого поворота и не была к нему готова. Она берегла свою девичью невинность для кого-то особенного, а не для зрелого преподавателя. Но Петра Ивановича было уже не остановить. Он решил для себя порвать её девственную плеву своим набухшим членом.

Каким-то немыслимым, но очень красивым и точным движением он встал, одновременно поднял Дашу, развернул её к себе спиной, уложил грудью на стол и задрал платье. Следующим движением он сдернул с Даши трусы, расстегнул ширинку на брюках и освободил орган, который несколько последних минут ему очень мешал.

— Нет, не надо, не здесь. Пожалуйстааааа! — завопила девушка, но было уже поздно.

Профессор, смазав слюной, направил свой жирный член в девичью промежность. Надавив, он почувствовал сопротивление плевы. Даша пыталась вырваться, дёргалась и рыдала, но он хорошо зафиксировал её тело и не давал вырваться. У неё не оставалось шансов на спасение своей невинности.

— Я ещё девочка! Прошу, не делай этого! — умоляла студентка, но её слова не были им восприняты.

Пётр Иванович резким движением таза вогнал своего монстра в узкую пездёночку Даши. Её пронзила резкая боль, но она не смогла издать и звука, так как рука профессора плотно закрывала ей рот. Он начал быстрыми движениями вгонять свой член в её пещерку, каждый раз всё глубже и глубже. Но всё же не удавалось его вставить на всю длину.

Стенки влагалища студентки плотно удерживали находившийся внутри член. С каждым рывком вперёд-назад Даша чувствовала режущее чувство внутри, а профессор райское наслаждение. Давно его член не находился в столь узенькой кисе. При каждом движении назад было видно, что ему попалась рабочая лошадка. Член блестел от Дашиной смазки, виднелись следы крови.

Трахал он её жестко, если не жестоко. Периодически шлёпал по большой белой заднице. Студентка уткнулась лицов в бумажки на столе и уже тихонечко выла, как будто собиралась эти бумаги сожрать.

Преподаватель отпустил руки Даши и, освободившийся рукой, полез к её клитору. Достигнув небольшой бугорок, профессор надавил на него и начал ритмично водить пальцем по круговому движению. Мысли о том, что он первый мужчина, кто поимел эту красавицу, усиливали его наслаждение.

Чувство бессилие вынудили Дашу сдаться. Она больше не пыталась вырваться, а приняла свою учесть и ждала пока этот ужас кончится. Ей было мерзко, что её имеет не совсем знакомый ей мужик в её девственно-чистую киску.

Профессор решил сменить позу. Он перевернул Дашу на спину, задрал платье до самого подбородка, а получилось — натянул на голову, и освободил из лифчика шикарные сиськи. Они были идеальной формы, с аккуратными сосками. Сиськи студентки плавно тряслись в такт его движения. Туда-сюда, туда-сюда, как волны на море. Из-под натянутого на лицо Наташи платья доносились странные звуки. Она то ли плакала, то ли стонала, то ли кончила, то ли всё сразу. Пётр Иванович завороженно смотрел на это зрелище. Мозг отключился, мысли исчезли.

— Суууууууукаааа, — протяжно застонал он и кончил.

А потом, тяжело дыша, отвалился от неё. Даша осталась лежать с широко разведенными ногами. Красивые красные туфельки валялись на полу, на них из пиздёнки студентки капала сперма. Даша медленно стянула платье с лица. Лицо было в слезах и слюнят, потёкшая тушь размазалась по щекам. Девчонка посмотрела на него широко открытыми голубыми глазами, закусила губу, отвернулась, рухнула животом на стол и громко, не сдерживая себя, по-бабьи, по-деревенски почти, заплакала. Огромные сиськи выглядывали из-под худой спины, руки обхватили растрепанную голову, ягодицы с красными следами от шлепков мелко тряслись.

— Ты от счастья плачешь или из меня такой хреновый любовник? — профессор подумал, что это смешно, но по реакции Даши сразу догадался, что ошибся.

— Почемуууу тыыы эттооо сде-сделал? Я же-же не-не шал-шаллавва. Я-я-я не-не-не так-так-такааааааяяя.

— Конечно, не такая — это я такой. Свинья я, ну, правда, прости меня. День дурацкий, бури магнитные. А хочешь, всё забудем? Как будто ничего и не было.

У Даши не нашлось сил ответить словесно. Она метко плюнула Петру Ивановичу между глаз и отвесила мощную пощёчину. После этого она быстро, не дав профессору опомниться, ухватила свои вещи в руки и выбежала из кабинета. Даша направилась прямиком в женский туалет приводить себя в порядок и смывать следы спермы, которая текла вниз по её худеньким ножкам. Этот день она не забудет никогда.

Рассказы с профессором секс.

Текст Порно рассказы и эротические истории «Профессор» :

История, которую я вам хочу рассказать, произошла на самом деле. Мы женаты уже 12 лет. Обычная супружеская чета. Жена, в свои 32 года выглядит весьма привлекательно. Красивая грудь четвертого размера, длинные ноги, потрясающая попа, на которую заглядываются многие мужчины.

Около года назад мы были в Москве, жена по своим научным делам (она писала диссертацию и поехала закрепляться за научным руководителем) , а я просто побродить по столице. Вечером, вернувшись в гостиницу жена сказала, что чуть позже приедет ее научный руководитель, профессор, и мы устроим в номере небольшой фуршет. Быстро заказали выпивку и закуски, привели в порядок номер. Ровно в восемь в дверь постучали.

На пороге стоял мужчина лет шестидясяти, невысокого роста, с большой залысиной, в очках и с аккуратно подстриженной бородкой. «Павел Иванович» — представился он. Мы сели за стол. После третьей рюмки коньяка обстановка стала более непринужденной. Мы общались как старые добрые приятели. Незаметно опустела и вторая бутылка. Все были изрядно выпимши. Профессор пригласил меня выйти покурить на балкон и там, задумчиво покуривая сигарету, просто сказал, что у меня просто очаровательная жена, и что он за последние годы ни разу не чувствовал такого влечения к женщине как сейчас.

Это было сказано так просто, что я несколько растерялся, а он, видя мою растерянность начал скороговоркой убеждать меня, что рано или поздно все жены изменяют своим мужьям, и чтобы избежать этого надо разнообразить свою сексуальную жизнь, но, по честному, без обмана, с разрешения и в присутствии друг друга. То ли выпитое взяло свое, но в его словах я услышал определенный смысл. Мало того, я почувствовал, что этот разговор меня возбудил. Я пожал плечами и сказал, что не знаю, как на это посмотрит жена. На что он радостно сказал, что рад моему согласию, и что если она будет против то, конечно же, мы забудем об этом разговоре. Он попросил меня посидеть минут пятнадцать на балконе в кресле, сделав вид, что я задремал, а сам вошел в комнату. Я видел, как он подошел к моей жене и приобняв ее сзади стал что то ей быстро шептать на ухо. Через пару минут она вошла на балкон, но, увидев, что я сплю, вернулась назад. Профессор подошел к ней вплотную и, взяв ее за попу плотно прижал к себе. Она попыталась отстраниться, но он уже запустил свои руки ей под платье и крепко сжал ее задницу. Не отпуская ее он подошел с ней к дивану и, усадив ее на диван резким движением снял с нее трусики. Потом он припал губами к ее гладко выбритой киске, и я увидел, как бедра жены расслабились, и она раздвинула ножки. Она сидела на диване, прикрыв глаза и покусывая от удовольствия губу. Не переставая ласкать ее профессор быстро освободился от брюк и из под рубашки выглянул, на удивление крепкий для его возраста, крупный, не менее двадцати сантиметров узловатый член с просто огромной грибоподобной головкой лилового цвета и крупными отвисшими яйцами. Еще секунда и он крепко держал задранные ноги жены у себя на плечах. Подтянув ее задницу к краю дивана, он медленно ввел свое орудие в мокрую щелку жены на всю длину. Она охнула, не ожидав такого напора, но он уже по хозяйски натягивал ее на свой блестящий от смазки член, хлопая яйцами по ее заднице. Это продолжалось около сорока минут. Он трахал ее сзади, сверху, усадив ее на себя. Доставал член полностью, отчего ее губки выворачивались вслед движению его головки, и с силой загонял его вновь. Затем, раздвинув половинки, попытался ввести ей в зад, но у него не получилось. В конце концов, он, басовито рыкнув, накончал ей между ее шикарных булочек. Я так и не зашел в комнату. Но самое странное, я действительно испытал удовольствие, глядя как он трахает мою любимую жену.

Затем он, быстро одевшись, ушел. Я продолжал сидеть на балконе, пока жена принимала душ, думая о том, как ей сказать, что я все видел. А когда она, благоухая чистотой, вошла после душа на балкон и прижавшись ко мне всем телом, поцеловав меня в губы прошептала: «Спасибо тебе, Павел Иванович мне сказал, что ты не спишь: «. Я прижал ее к себе и понял, что с этого момента мы начали другую сексуальную жизнь полную желаний и наслаждений.

порно рассказы порно рассказы порнорассказы секс рассказы секс истории эротические рассказы секс Свингеры Наблюдатели сексистории.

Секс с профессором.

Эта история произошла со мной, когда я училась на втором курсе. Опишу себя. Я высокая брюнетка. У меня упругая круглая попка и аккуратная торчащая грудь третьего размера. Я обожаю обтягивающие платья и юбки, а еще люблю кофточки с глубокими вырезами. Меня с юных лет заводят липкие и похотливые взгляды взрослых мужчин.. Итак, сентябрь. К нам пришел новый профессор психологии. Яков Семенович. На вид ему лет 60. Он полноват, лысоват, не очень высокий, в очках. Я сидела на первой парте и сразу заметила, как его взгляд уже на первой лекции скользнул в мое декольте и задержался там. Это повторилось и на следующий день. Я поняла, что нравлюсь ему и стала его поддразнивать. То крутила пальчиком свою золотую подвеску, которая как раз тонула в вырезе кофточки, то как бы невзначай проливала воду, отпивая из бутылки и долго вытирала свою грудь.. А однажды я совсем осмелела. Пришла на его лекцию в пиджаке, который сразу сняла и осталась в одной майке без лифчика. Яков Семенович просто не мог отвести глаз. Как я и предполагала, он попросил меня задержаться после лекции, чтобы обсудить тему моего будущего реферата. Когда аудитория опустела, он сел рядом со мной, начал зачитывать темы, а его рука легла мне на колено. Он читал и поглаживал меня — сначала неуверенно, потом все интенсивнее и выше. От его прикосновений я возбудилась. Я так ждала, когда же он осмелеет и дотронется до моей киски. Но он все медлил. Тогда я повернулась к нему и сказала: Я тоже хочу вас. Он опешил. Сказал, что ничего такого не имел в виду. Просто ему очень нравится моя грудь. Сказал, что уже стар и хочет просто посмотреть. Я была не против показать себя. Яков Семенович весь затрясся, когда я задрала свою маечку и его взору предстали мои загорелые грудки. Его рука непроизвольно легла на ширинку и стала теребить член сквозь брюки. Мои маленькие трусики окончательно намокли.. Я приблизила грудь к его рту, который был похотлив открыт. Его толстые мокрые губы заскользили по моим грудкам. Пока он лизал их и обсасывал, я помогла ему расстегнуть ширинку и подрачивала член. — Я хочу взять у вас в рот, — сказала я, — хочу сосать ваш член, хочу вдыхать его запах.. Яков Семенович позволил мне это сделать. Какое же наслаждение я испытала. Его член оказался совсем не маленьким. Я сосала его изо всех сил. А потом отодвинула трусики в сторону и села на него верхом. Он кончил почти сразу. Но не оставил меня без оргазма. Он снял мои трусики, положил их на лицо и стал нюхать, а сам вставил свои пальцы в мою киску, а потом и в попку и оттрахал меня как следует.. Это был наш первый раз. О том, что было дальше напишу позже. Пишите мне свои впечатления от рассказа: vera. crus@mail. ru.

Секс с профессором.

Второй час приходится сидеть под дверью кабинета — это ожидание уже невыносимо. О чём можно разговаривать? Моя подружка, практически уже невеста, скрылась за роскошной дверью для того, чтобы встретиться со своим научным руководителем, по совместительству завкафедрой — вершителем судеб обучающихся здесь студентишек. Мы с моей девчонкой заканчивли эту бодягу, от торжественного выпуска нас отделяли только заветные корочки дипломов. Правда, для меня это было большой проблемой, так как учиться мне было лень — я выплывал за счёт везения да посторонней помощи. Теперь, видимо, везение кончилось, а помощи ждать неоткуда — все заняты своими работами. Что ж, я привык воспринимать ситуацию философски и просто отстранённо созерцал происходящее. Надеюсь, хотя бы моя Милка проскочит эти жернова легко — она — то всегда ответственно и вдумчиво училась на отлично. Вот и сейчас окончание многодневных трудов стало для неё праздником — на встречу она пришла в парадной белой блузке, выгодно подчёркиваюшей её крупную упругую грудь, короткой плиссированной юбке а-ля «японская школьница»; композицию дополняли удачный макияж и стрижка. Вместо колготок одеты чулки и, конечно, сексапильный чёрный комплект нижнего белья. Дело в том, что после всяких занудных дел, в успехе которых Милка совершенно не сомневалась, продолжение планировалось в клубе-ресторане с переходом в романтически-интимный вечер. И вот теперь эта перспектива откладывалась всё дальше и дальше, заставляя меня нервничать и задумываться больше о жратве, нежели о возвышенных плотских утехах. Наконец, за дверью послышался знакомый стук каблучков, и моя дорогуша буквально вылетела из кабинета, и практически не задерживаясь, сбежала вниз по лестнице. Что ж, после стольких минут мозготраха это вполне ожидаемая реакция — я рысью поскакал к машине — открывать двери, заводить, встречать — всё как обычно. Необычности начались, когда мы уже отчалили от сумрачных стен альма-матер. Краснея, бледнея и запинаясь, Милка поделилась новостью о том, что её научный, старый пень, предпринял попытку её подомогаться — так я, по крайней мере, понял сначала. Первой реакцией было побежать разбираться. Однако подруга попросила ничего пока не делать — выслушать историю до конца. Оказывается, этот занудный научный хрыч оказался вовсе не чужд разного озорства, хотя исполнил всё совсем непривычным способом. Он долго «ездил по ушам» по поводу слабости работы Милки, явно давая понять, что неплохо бы проявить ещё какие-либо способности, кроме тяги к знаниям. Направление этих затей стало ясно, когда он недвусмысленно положил ей руку на обтянутуе нейлоном колено, причём опасно близко к краю юбки, и в следующюю секунду, словно не сдержавшись, сдвинул руку вверх, обнажив узорную резинку чулка. Из уважения к профессорским сединам и ещё неизвестно почему, Милка не стала верещать либо проявлять агрессивных действий, но решительно скинула ладонь озорника со своего бедра и сказала одну из сакраментальных фраз из разряда «а вот этого не надо». К её удивлению, аудиенция на этом не прекратилась немедленно, как она ожидала. Оно и понятно, подумалось мне, ведь её захотел не пэтэушник пацан из соседнего подъезда, а опытный и хитрый пожилой преподаватель, на счету которого наверняка немало уложенных на подходящюю горизонталь студенток, а возможно даже сколько-нибудь порванных целок. Умник сделал вид, что ничего не произошло, однако так ловко завернул следующие несколько фраз, что стало ясно, что бумаги перед ним дипломной работой никак не являются, и место им на выставке детсадовских рисунков. Вполуха слушая его жужжание, Милка лихорадочно соображала, на какую помощь может рассчитывать в деканате и выше, однако вместо этого в голову настойчиво лезли эпитеты, обычно употребляемые к шаловливому собеседнику типа «заслуженный», «уважаемый» и практически «великий», а также слухи о крепкой дружбе научного со всякими небожителями из МинОбра. Тем не менее, протест внутри уже созрел и был готов вылиться в какое-нибудь буйное действо вроде громкой пощёчины. Неожиданно сознание зацепило упоминание «работы Вашего друга», и стало ясно, что упырь приплёл в эту тему и мою любимую личность. Предложив подумать «о перспективах», он выставил Милку за дверь, пригласив явиться в другой день «в правильном настроении». Собственно, дальше я её и встретил. Что я мог сказать, что обязан был? Конечно, ни за что и никогда. Но на вопрос «а будешь ли ты меня любить если» ответил также утвердительно, чем и предопределил дальнейшее развитие событий. Так что на следующюю встречу я повёз Милку прихорошенную по полной программе: парадноя белая блузка, короткая плиссированная юбка а-ля «японская школьница», удачный макияж и стрижка — это уже было, так же как и секси макияж. Мне было сказано, что это «для вида», и я сделал вид, что поверил — хотя почти наверняка понял преспективу. Через два часа я принял её в свои объятия — внешне такую же свежую и бодрую. Не удержался и быстро сунул руку ей под юбку — почти не удивился, обнаружив между аппетитных ножек нечто липкое и скользкое. По дороге удалось «раскрутить» на более-менее подробный рассказ, о чём-то догадаться. Оказывается, предвидя развитие событий, Милка перед визитом заглянула в туалет, где стянула трусики — товарищу профессору они могли бы помешать овладеть студенткой, да и целее будут. Ей было стыдно признаться, что эта процедура «приятно взволновала» её, несмотря на понятный мандраж. Дедуля и правда не стал особо церемониться — после краткого формального приветствия принялся аккуратно, но настойчиво ощупывать крепкую грудь девушки, упакованную в эротичный лифчик и блузку. Раздевать её предусмотрительно не стал, ограничившись расстёгиванием пары верхних пуговок. Через достаточно короткое время посчитал, видимо, этап ласк пройденным и положил ладонь под юбку, спереди между ног; ощущение обнажённного тела приятно удивило его — Милка была удостоена скупой похвалы и даже не сообразила, в какой момент оказалась на преподавательском столе, прямо поверх разложенных бумаг. Явно было, что на этом столе профессор раздвинул не одну пару девичьих ножек — уж очень ловко он произвёл этот манёвр. Представляя себе заранее этот момент, Милка долго репетировала, какой фразой вежливо, но твёрдо потребует позаботиться о контрацепции, проще говоря, надеть презерватив. Конечно же, в решительный момент она замялась, сосредоточившись на ощущении задираемой посторонним мужиком юбочки, а в следующюю секунду отвлеклась на лёгкое, бессознательное сопротивление уверенной руке, раздвинувшей её ноги. Уложена она была грамотно — попа слегка свисала с края стола, не настолько, чтобы съехать вниз дальше, но именно так, что вход во влагалище оказался максимально удобно для пениса старого кобеля. Женская натура не могла позволить Милке не извернуться и хотя бы мельком не взглянуть на этот инструмент. На мой вполне понятный вопрос о видеразмерах подружка неожиданно совсем уж застеснялась, и настаивать я не стал — сделал свои выводы, позже подтвердившиеся. Как бы то ни было, профессор приставил головку своего болта к щёлке девушки, а потом провёл сверху вниз до собственно входа, в который незамедлительно начал его заталкивать. Никаких резких рывков он не делал, а медленно, упорно и без остановок вводил его, пока не упёрся в п+ду яйцами. Милке повезло, что она умудрилась возбудиться до появления смазки — пенис входил очень туго, буквально натягивая её тело. Он был настолько твёрд, что легко преодолел всякое сопротивление — Милка только постанывала. После этого началось традиционное, классическое «туда-сюда», выполняемое с неожиданной для такого старого пня настойчивостью и полной амплитудой — то есть каждый раз он вытаскивал почти полностью, только чтобы головка не выскочила наружу, и задвигал до упора (девушке казалось, что её тело вначале выворачивают наружу, а потом тянут внутрь, как резиновое). Впрочем, как я понял, этот процесс …не был болезненнен и даже оказался пикантно-незнакомо-приятным. Финишировал профессор неожиданно, без предупреждения — думал он только о себе, а скорее даже и не предполагал, что партнёрша может желать иного финала. Просто в какой то момент неожиданно более резко ввёл член на максимальную глубину, и так замер. Милка успела даже сообразить, что сейчас прямо в неё будут сливать сперму, как этот процесс начался — стенками влагалища, натянутого на член, Мика отчётливо ощущала судорожные подёргивания, означающие «выстрелы. Что интересно, паники она не испытала — как я понимаю, с какой-то стороны ей было приятна собственная «безответственность» за происходящее, поэтому она спокойно отдалась ощущениям. Почти сразу после прекращения «спуска» профессор очень акуратно вытянул всё ещё эрегированный член из обконченной оплодтворённой вагины, совершенно спокойно застегнулся, и помог Милке слезть со стола, причём умудрился даже не потревожить бумаг. Наружу почти ничего не просочилось — Милке это показалось странным, и она решила, что в этом возрасте количество спермы не связано напрямую с продилжительностью оргазма. Она едва успела застегнуться и хотя бы в общих чертах поправить одежду, как оказалась за дверью кабинета, напутствие составляло всего лишь что-то типа «всё будет хорошо, не волнуйтесь». Да, старый хрыч явно был спец в этих делах! Сквозь ревность и злость у меня просочилось чувство зависти и даже восхищения. Сразу на входе в квартиру Милка рванулась было в ваннув душ, мотивируя это «усталостью», но неожиданное, какое-то нездоровое чувство интереса заставило меня остановить её, уложить на кровать и приступить к внимательному осмотру. Первое, что я сделал — это задрал кокетливую короткую юбочку и увидел то, чего одновременно хотел и боялся найти — створки влагалища были плотно склеены подсохшим желтоватым веществом, в котором по запаху и виду легко угадывлась сперма много курящего мужчины. Вместо ожидаемой злости, разочарования я неожиданно (так ли уж случайно?) ощутил необычное возбуждение: мне очень захотелось прямо здесь и сейчас доказать ей, что я ничем не хуже, а то и лучше другого самца, который только по недоразумению получил возможность отсношать такую роскошную самочку. Ласковыми поглаживаниями и нежными, ничего не значащими словами я удержал Милку на месте, а затем и переместил в сторону комнаты, где аккуратно уложил прямо на ковёр. Брюки за это время уже как-то прямо сами собой расстегнулись. Девушка уже не сопротивлялась, решив, видимо, что так будет лучше, а возможно просто смирившись с необычной ситуацией. Я же вдруг испытал секундное колебание, перед тем как войти в свежеоттраханную посторонним мужиком пизду. Наконец привычно упёр свой член ко входу и ничего не получилось — Милка только поморщилась от неприятных ощущений — засохшая сперма «запечатала» вход, словно специально не давая войти другому самцу. Я слегка помог себе рукой, вспомнив то время, когда мы ещё не так привыкли друг к другу, и всё же вломился вовнутрь. Оказалось, что сопротивление было только поверхностным — член легко скользнул внутрь явно качественно, с чувством обработанного влагалища. Стало ясно, что пенис моего соперника значительно толще моего, так как серьёзно растянул п..ду вширь, но похоже несколько короче, так как дальше головкой я почувствовал знакомое сужение. Всё это было очень ново, вызывало странное чувство одновременно ревности и интереса и заставляло меня с особым удовольствием трахать Милку, бысторо приближаясь к финишу. В какой-то момент я «отключился» от всех переживаний и ощющений, сосредоточившись на вколачивании члена, как всегда ближе к финалу по самые яйца. Неожиданно получился весьма «полноводный» финал — можно подумать, что это специально предусмотренная реакция на групповуху — с задачей вымыть, вытеснить по максимуму чужую сперму из своей женщины. Правда, «вчистую» победить не удалось: старый пень профессор тоже постарался и заполнил влагалище до краёв густой, исключительно липкой субстанцией — женщины, видимо, у него давно не было. В самой глубине вообще образовалась пробка, «заткнувшая» вход в матку (будь по календарю «опасный» день, залёт был бы Милке обеспечен). Я же, регулярно и часто занимаясь сексом, отстрелялся большим количеством очень жидкой, почти прозрачной и явно незрелой спермы. В итоге внутри моей подруги я намешал большое количество однородного коктейля, по консистенции и цвету бывшего чем-то средним между моим и чужим семенем. Я встал. Полюбовался деянием своих рук и вдруг неожиданно подумал: «Вот бы было здорово попробовать секс втроем?» Но это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *