Sharewood.biz - платное теперь бесплатно
  Секс со всеми        06 августа 2018        47         0

Секс рассказы мать соблазнила сына

Секс рассказы мать соблазнила сына.

Отношения между матерью и взрослым сыном.

Отношения между сыном и матерью, ровно, как и в целом – между детьми и родителями, всегда складываются далеко не идеально. Как не крути, но каждый раз вместо идеальных взаимоотношений кто-нибудь чем-нибудь жертвует. И этому есть масса подтверждений.

Например, повзрослел сын, до этого жил в родительском доме. Все шло хорошо. С матерью отношения ровные. Да только появилась на его холостом горизонте та самая единственная, за которой и в огонь, и в воду. И вот уже встает вопрос о женитьбе, о вылете птенца из-под материнского крыла. Вот тут-то взаимоотношения с матерью приобретают острые формы и трансформируются в натянутые струны. И это естественно, все время ребенок был рядом, делал, что просили, ел, что давали. А теперь явилась вдруг ниоткуда чужая и увела счастье за порог.

И вроде понимает мать, что сыну нужно взрослую жизнь строить, что любит он жену, и не отдаст она его обратно матери. Да только сделать она с собой уже ничего не может. Уже нахлынула слепая ревность, уже посыпались в сторону невестки нелестные замечания и придирки.

И вот уже сын, словно между двух огней бьется, ужом вьется, ведь любит он их обеих, и переживает за возникшие конфликты. Старается все углы сглаживать да неровности шлифовать. В этот момент наступает время жертв . И у того жертва больше, у кого любовь сильнее.

Например — жертвует сын своим душевным равновесием, стараясь примирить двух женщин, постоянно согласен находиться на передовой, принимать на себя все невзгоды и претензии, испытывать постоянные стрессы и подавлять в себе все эмоции.

А может быть ситуация развивается в другом русле. Жертвует мать своими чувствами, своими привычками. Отпускает сына во взрослую жизнь, чтобы тот нашел себя и зажил счастливо со своей избранницей.

И ведь это лишь один пример, одна причина, влияющая на отношения матери с взрослым сыном – его женитьба. Но ведь жизнь сложнее, чем может показаться. И таких причин может быть великое множество. И все они, так или иначе, изменяют взаимоотношения родственников, и не всегда в лучшую сторону.

Например, квартирный вопрос , когда всегда приветливый сын начинает агрессивно требовать у матери размен квартиры. Или дурная компания , когда мать начинает терять контроль над сыном.

Или кардинально противоположная ситуация, когда сын, столкнувшись с какими-либо трудностями во взрослой самостоятельной жизни, возвращается назад к матери – и, как правило, остается с ней уже до конца.

Все эти ситуации являются крайностями одной проблемы, которая берет свое начало гораздо раньше, когда семья, к примеру, неполная, когда ребенок не знает, что такое отцовский наказ или отцовское плечо. Когда мать начинает вытягивать семью в одиночку и, зачастую, перегибает палку. В итоге, либо агрессивный сын , который считает свою родительницу неудачницей, либо маменькин сынок , который так и не смог забыть сверх опеку матери и не научился самостоятельности.

Возможно, выход есть, он труден, сложен, хрупок. Равновесие, золотая середина, постоянная готовность идти навстречу и искать компромиссы. Только тогда отношения между матерью и взрослым сыном смогут стать, если и не идеальными, но ровными, спокойными и стабильными.

Добрая мама соблазнила 12-летнего друга сына.

Автор: Артур Скальский,

40-летней Анна Тимминс грозит тюремное заключение по обвинению в совращении 12-летнего друга ее сына и в занятиях с ним сексом более 40 раз. Все началось два года назад, когда ее 13-летний сын привел домой своего нового друга. После этого миссис Тимминс занималась с ним оральным сексом, а когда ее муж Рей уезжал в командировки, они перебирались в постель.

По словам мальчика, они занимались различными видами секса, причем некоторые из них совсем ему не нравились.

Тимминс, работавшая в магазине горячей пищи, была арестована после того, как теперь уже 15-летний мальчик рассказал все своей тете.

Официальные лица социальной службы Бирмингема, где в течение 10 лет Тимминс была зарегистрирована как человек, в чьи обязанности входила забота о детях, были ошеломлены.

Ее муж расстался со ней после 17 лет брака, заподозрив измену после того, как они перестали заниматься любовью. Рей подумывал даже о том, чтобы нанять детектива и найти «соперника».

По словам полиции, Тимминс призналась во всем, заявив, что знала, что то, что она делает — неправильно, но не находила в себе сил остановиться. И даже после ареста женщина продолжала игнорировать требования полиции прекратить всяческие контакты с мальчиком и по-прежнему обменивалась с ним сообщениями, заявив, что хочет выйти за него замуж.

Если близкий — алкоголик.

Искушение (рассказ из серии «Пьющая мать»)

Саша выделялся в классе среди одноклассников: был усидчивым, проявлял живой интерес к знаниям, принимал, как говорится, активное участие в школьных воспитательных мероприятиях. Учителя ставили его в пример другим детям, у которых были проблемы с дисциплиной, которые учились без должного усердия и прилежания.

В классном коллективе пользовался неизменным авторитетом. Сидел на первой парте, был аккуратен во всем: в одежде, в умении содержать в порядке школьные принадлежности, даже в общении со взрослыми — аккуратен, вежлив.

Этот день у Саши как-то сразу не задался. Забыл спортивную форму, и пришлось объясняться с учителем физкультуры, который его даже не пожурил, потому что никогда ранее мальчик ничего не забывал, но Саша разнервничался: допустил такую оплошность! Любой бы другой на его месте совсем не расстроился, но только не Саша …

На втором уроке учительница математики назвала оценки за контрольную работу, в классе было всего две пятерки, но Саша получил четверку! И что же за день такой невезучий?

К концу урока в класс вошла завуч и попросила Сашу выйти. Мальчик вышел и обомлел. Рядом с завучем стояла его родная мать, которую он не видел уже два года и из-за которой перевелся из другой школы, чтобы никто не знал, что она находилась в тюрьме. Видно было, что завуч тоже растерялась, потому что никак не могла предположить, что эта жалкая, полупьяная женщина, одетая в засаленное пальто, с какой-то невообразимой кошелкой в руках была, действительно, матерью Саши.

Мать качнулась и зачем-то присела перед мальчиком, запричитала:

— Ой, Сашенька, сыночек, я так соскучилась! Я тут тебе гостинец принесла, а твой-то папашка меня и на порог не пустил, я и в той школе была, а потом во дворе у соседей узнала, что ты теперь здесь учишься.

Завуч брезгливо передернула плечами и гордо удалилась, а Саша онемел, казалось, что у него голос пропал. Мать же резко выпрямилась, взяла его за руку и повела за собой… Она все говорила и говорила, а мальчик шел следом. Вот уже спустились на первый этаж…

— Подожди, я сейчас! — крикнул он и быстро побежал, перепрыгивая через ступеньки, назад, на третий этаж, пулей влетел в класс и, ничего не говоря, смел с парты свои принадлежности в портфель, выскочил, резко хлопнув дверью, — учительница изумленно замерла: такого от мальчика она не ожидала!

Саша накинул в гардеробе курточку и вышел с матерью на улицу. Они шли по улице, мать семенила рядом с ним и все говорила о муже, который не дождался ее из тюрьмы, о том, что она вот больна. Но пусть сынок не думает, что она пьет — это так, для храбрости , что жить ей теперь негде, но на какое–то время ее приютила подруга, которая сейчас уехала на два дня по делам…

А мальчик шел рядом и все так же молчал. Он обдумывал создавшееся положение. Тайна, которую он так тщательно скрывал ото всех в школе, теперь раскрыта, теперь все узнают, что у него пьющая мать, которая, к тому же, сидела в самой настоящей тюрьме! И над ним теперь будут издеваться одноклассники – так ему казалось в том отчаянный момент, потому что никаких других чувств, кроме злости и раздражения по отношению к матери, он не испытывал.

Хорошо помнил бесконечные скандалы в семье, мать приходила домой пьяная утром, отчаявшийся муж пытался лечить ее – бесполезно, она всегда находила каких-то подруг, собутыльников, которые были ей дороже семьи, дороже сына… Когда лишилась работы, то настал самый страшный период семейной жизни: мать не только пила, она стала периодически избивать сына, причем делала это только тогда, когда мужа не было дома. Саша отцу ничего не говорил, но однажды тот сам увидел на руках сына синяки и выгнал мать из дома. Вскоре ее посадили за кражу.

Саша видел свадебные фотографии родителей. Они красивые и счастливые, но так продолжалось недолго. Отец часто тогда мотался по командировкам, чтобы заработать деньги на покупку квартиры, а мать весело проводила время с подругами. Квартиру они купили, но счастья в семье уже не было.

Когда они остались вдвоем, то отец стал сыну больше уделять внимания, помогал с уроками, записал в спортивную школу и так радовался успехам сына! Он перевел Сашу в другую школу, чтобы, как он тогда сказал, начать с чистого листа, и запретил кому–либо говорить, что у него такая проблемная мать. Саша и сам понимал, что о такой матери лучше молчать. Жил он далеко от школы, а потому никто из одноклассников у него дома за два года ни разу не был.

— Саша, это ты правильно сделал, что ушел из школы, мы хоть поговорим с тобой, — мать расплакалась, остановилась, роясь в карманах пальто и не находя платка, потом высморкалась в какую – то бумажку и…засмотрелась на сына.

Мальчик тоже остановился и терпеливо ждал, когда они двинутся дальше.

— А ты, сынок, такой ухоженный, спортивный, красивый мальчик. Наверно, и учишься хорошо. А знаешь, мамка твоя в школе была отличницей и первой красавицей. Вот! — гордо произнесла она.

— Я тоже отличник и тоже гордость школы, — совсем без гордости и без энтузиазма ответил мальчик и впервые за два года испытал какое-то чувство досады за тот факт, что он весь такой прилежный, спортивный, правильный…

— В меня пошел, в меня! — восхитилась мать и опять взяла сына за руку.

Квартира, куда они пришли, имела вид неухоженный, грязный. Саша нашел старую пожелтевшую газету, постелил ее на стул и сел. Мать суетилась по комнате, какой-то грязной тряпкой смахнула на пол крошки со стола, в кастрюльке поставила на газ воду и объявила, что сейчас сварит пельмени. Достала из кошелки пакет, в котором пельмени уже растаяли и слиплись, — Саша почувствовал тошноту, вдавил в себя слюну и отвернулся к окну.

По подоконнику полз маленький такой паучок, перебирал хлопотливо лапками, видно, спешил к крошке. Саша сорвался с места, подбежал к окну и раздавил паучка, он хрустнул под кулаком спортивного мальчика…

— Ты что там, пауков гоняешь что ли. Садись за стол, уже все готово, — мать поставила две тарелки, в которые плюхнула расползшиеся пельмени.

— Я не хочу есть, — отказался Саша, брезгливо глядя, как мать зубами раскрывает бутылку водки.

— Сынок, ты не гляди на меня волчонком. Я немножко выпью за нашу с тобой встречу. Я так устала, с ног буквально валюсь, за два дня глаз не сомкнула. Вот сейчас выпью и подремлю, а ты включи телевизор, подожди меня, а потом пойдем разбираться к отцу — мне где-то жить надо…

Мальчик включил телевизор. Мать поела, выпила, правда, немного, всего две стопки, но сразу опьянела, потом закурила. Надо же! А ведь раньше она никогда не курила … и этому теперь научилась. Потом долго кашляла, сплевывала в ведро, плакала, ругала отца… И угомонилась вскоре, прилегла на грязный, продавленный диван и заснула.

Спала она тяжело, дышала во сне громко, бухыкала, видно, что простыла. Мальчик прокручивал в мыслях сложившуюся ситуацию. Что теперь делать? Мать нарушила их с отцом устоявшуюся жизнь. Теперь она будет канючить, надоедать…

Недавно отец привел женщину, которую назвал своей женой, а еще он объявил, что через несколько месяцев у Саши будет сестричка. Эта женщина, тетя Сима, очень понравилась Саше. Маленькая, ласковая женщина была хорошей хозяйкой, тщательно следила за мужчинами в семье, а они, соскучившиеся по женской заботе, были ей благодарны за это и помогали по дому. Саша, например, пылесосил, убирал на балконе, выносил мусор, мог и посуду помыть, потому что к этому был приучен.

Тетя Сима пекла вкусные пироги, но больше всего Саша любил пельмени, она лепила их маленькими, такими аккуратными…Он съедал целую тарелку и даже просил добавку. Саша очень дорожил устоявшимся семейным уютом, после школы с радостью спешил на тренировку, а потом — домой, где в последнее время так вкусно пахло борщом, котлетами – он так полюбил этот домашний запах уюта и тепла.

Мальчик не мог точно сказать, сколько он так сидел – час, два… Потом резко поднялся, подошел к столу, взял бутылку, тщательно закрепил на ней пробку, подошел к дивану и, действуя как под гипнозом, замахнулся — мать резко открыла глаза в тот самый момент, когда он уже готов был обрушить ей на голову бутылку водки, — она словно стерегла его . Бутылка упала на пол и разбилась. В комнате запахло водкой. У матери на лице не дрогнул ни один мускул:

— Ты что, сынка? Украсть можно, обидеть словом человека можно, но убивать нельзя, сынка, человек не паук, его нельзя убивать. Грех! — прохрипела мать, закашлялась, села, спустила ноги с дивана, помолчала, глядя на Сашу, который стоял рядом, опустив голову и видно плохо соображая, что происходит, — помутнение стало проходить, а на смену ему пришел страх, который сжимал виски, холодил сердце и будто припечатал его к полу, потому что он не мог сдвинуться с места.

— Уходи, сынок, уходи, ты прости меня, не буду тревожить вас с отцом. Сегодня и уеду, куда–нибудь уеду, — она заплакала, плечи ее, жалкие, худенькие, затряслись, снова зашлась кашлем.

А Саша не мог отвести от нее взгляда, до него только начало доходить, что он мог вот так просто, как того паучка, убить мать…вот так просто. Мать вдруг закричала зло:

Он наконец-то оторвал ноги от пола, крутанулся на месте, сорвался, выбежал, кубарем скатился с лестницы и опомнился только на улице. Шел в расстегнутой курточке, растирая по лицу слезы и почти ничего не видя вокруг…

Автор Дудка Людмила Николаевна, учитель русского языка и литературы, МБОУ гимназия №3, город Пролетарск, Ростовская область.

Секс рассказы мать соблазнила сына.

Но самую роковую историю своей жизни Лида Давыдова рассказала мне сама. Рассказала лет 10 назад, когда я зашел к ней по делу на дачный участок ( жена Деля была в отъезде). Разговорились под настроение, совершенно на трезвую голову. Всплыла редкая история из её жизни. Выяснилось, что однажды, работая в институте, Лида возвращалась из Москвы из командировки. И оказалась ночью в купе наедине с молодым мужчиной, почти парнем. Тот нахраписто «полез» на неё, пятаясь ИЗНАСИЛОВАТЬ. К такому обращению Лида не привыкла. Вызвала проводника и попросила милицию. Обоих высадили на какой-то станции, возбудили против парня уголовное дело… Суд состоялся, и похотливого грубияна осудили на несколько лет лишения свободы. Перед судом мать парнишки со слезами на глазах уговаривала Лиду отозвать своё заявление из суда. Наверное, такой вариант был бы гуманным. Но, очевидно, тут-то ГОНОР и самолюбие у Давыдовойвзяли верх (хотя иной скажет: женщина должна ценить своё человеческое достоинство). Когда уговоры на Лиду не подействовали, убитая горем женщина-мать, произнесла жестокие слова: — БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТА ! И проклятие, как Божья кара, начало действовать уже скоро…

Героиню очередного рассказа, не придуманного (в отличие от сценариев многочисленных телесериалов), Лиду Давыдову , знаю давно-давно по общим кампаниям, а в последнее время – по концертам в частном музыкальном салоне «У ФЛОРЫ» (кстати, Флора – популярное в Татарстане женское имя, как и Флюра). Лида сначала была нашей соседкой по даче, а с недавних пор получила двухкомнатную квартиру неподалёку от нас. И живет вдвоём с 45-летним неженатым сыном Владиславом, высоким и внешне симпатичным парнем, которого я, однако, видел лишь мельком, когда заходил в квартиру … Написать о ней собирался года два-три. Вроде бы хорошо знаю её биографию: первый муж, летчик, погиб, когда сыну Владу было пять лет. Потом была замужем, но недолго. И практически всю жизнь прожила женщиной свободной. Характером не унывающая, внешности недурной, образование – средне-техническое. Женщина компанейская, неглупая, но довольно самолюбивая и временами – резкая (рубит правду-матку в открытую). Критические замечания в свой адрес не любит. Быть может, потому в личной жизни везло ей несильно-то. А сейчас и здоровье подводит, так что пришлось недавно оставить нетяжелую, но ставшую обременительной работу. Собравшись писать о Лиде, вдруг обнаружил, что кое-чего существенного не знаю. Например, её точного возраста, был ли муж-летчик офицером или гражданским пилотом, погиб при авиакатастрофе или иным образом. Выручила меня совсем недавно её родственница Алевтина (все имена и фамилии здесь изменены). Родственница приехала на денёк к дачнице-дочери (ей Лида продала свой участок). Алевтина – школьная подруга моей жены Дели аж с ПЕРВОГО класса . Так что я знаком и с Алевтиной (Алей) много лет. С Алей мы вдвоем как попутчики шли однажды от дачного товарищества до дебаркадера КЛЮЧИЩИ. Поговорили о здоровье ( у обоих от гипертонии шумит в голове и кружатся перед глазами «червячки»). А потом я уж спросил напрямую: — Аля, хочу немного разузнать о твоей двоюродной сестре Лиде… — Гена, так она моя сестра РОДНАЯ! Оказалось, что у милых женщин-пенсионерок общая мать (умерла недавно на 93-м году жизни), а отцы – разные. Аля родилась до войны ( в 1936-м году), а Лида – в 1941-м. Муж Лиды был лётчиком гражданской авиации и попал в аварию на земле: разбился на мотоцикле. То было в Приморье, на Дальнем Востоке… Оттуда Лида вернулась с ребенком на родину в Казань тотчас после смерти супруга. И очень скоро знакомые и родня подобрали ей подходящую пару: майор-вдовец Ефименко имел того же возраста, как и Влад, дочку, был перспективным офицером, служа в Пермской области. Уговоры дали результат. Брак состоялся. Но продлился года полтора. Потом Лида в военном городке около Перми заскучала. Надоели ей одни и те же «рожи» ( её собственное выражение). Она вернулась с сыном в Казань к матери и стала работать инженером в лаборатории одного из крупных казанских втузов (не называю его для «конспирации»). Здесь образ жизни свободной женщины ей понравился: отбоя от институтских мужчин не было, многие норовили с ней сблизиться. Я спросил Алю: — Лида была в молодости красивой? — Да, пожалуй, нет, просто завлекала мужиков своим кокетством и норовом… Ну а дальше как обычно: мужики охотно флиртовали, но никто не собирался бросать своих жён. А майор Ефименко получил направление в Москву, в академию. И когда Лида приехала к нему на встречу в столицу, оказалось, что у него уже другая женщина. Поздно спохватилась! После этого в законном браке Лида ни с кем не состояла. Видели мы, например, её на даче с моложавым военпредом в отставке Михаилом. Вроде бы мужик подходящий, с жильем. Но эта связь не стала прочной. Алевтина полагает, что Михаил был не вполне психически вменяемым человеком. Но самую роковую историю своей жизни Давыдова рассказала мне сама. Рассказала лет 10 назад, когда я зашел к ней по делу на дачный участок (жена Деля была в отъезде). Разговорились под настроение, совершенно на трезвую голову. Всплыла редкая история из её жизни. Выяснилось, что однажды, работая в институте, Лида возвращалась из Москвы из командировки. И оказалась ночью в купе наедине с молодым мужчиной, почти парнем. Тот нахраписто «полез» на неё, пятаясь ИЗНАСИЛОВАТЬ. К такому обращению Лида не привыкла. Вызвала проводника и попросила милицию. Обоих высадили на какой-то станции, возбудили против парня уголовное дело… Суд состоялся, и похотливого грубияна осудили на несколько лет лишения свободы. Перед судом мать парнишки со слезами на глазах уговаривала Лиду отозвать своё заявление из суда. Наверное, такой вариант был бы гуманным. Но, очевидно, тут-то ГОНОР и самолюбие у Давыдовойвзяли верх (хотя иной скажет: женщина должна ценить своё человеческое достоинство). Когда уговоры на Лиду не подействовали, убитая горем женщина-мать, произнесла жестокие слова: — БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТА ! И проклятие, как Божья кара, начало действовать уже скоро. Сын Лиды Владик (она его и сейчас называет вот так, уменьшительно, а не Влад или Владислав Иванович) в 16 лет попался на ГРУППОВОМ ИЗНАСИЛОВАНИИ и был осужден на несколько лет колонии для несовершеннолетних преступников. По выходе из колонии он увлекся НАРКОТИКАМИ и чуть не ослеп от злоупотреблений зельем. Поселившись в Москве, он вроде бы остепенился и жил с женщиной и её ребенком от первого брака. Но перебирал спиртного, и та его прогнала. Вернувшись в Казань к матери, Влад связался с какими-то грабителями, потому что постоянно одаривал мать кулонами, часами и цепочками сомнительного происхождения. Затем вроде бы работал, но не вылезал из судов то за разбитые чужие машины, которыми он заруливал, то за недостачи денег и ценностей в пристроившей его фирме. Весь заработок у него и сегодня уходит на игру за автоматами, этими однорукими бандитами. Игровая зависимость у него сохраняется стабильно несколько лет.

Дополнение от 13 апреля 2013 года: Смотри финал по адресу:

Опоздания мамы.

Неизвестен.

Заплаканный малыш сидел на скамейке в углу раздевалки. Заглянула воспитательница:

— Твоя мама опять не торопится? Сколько я должна из-за нее тут торчать.

Малыш затравленно потупил глаза. Каждое утро, когда мама наспех собирала его и тащила за руку в детский сад, он упирался, как мог. Знал — после долгого интересного дня обязательно будет это невыносимое ожидание.

Первые месяцы он каждый вечер кричал и плакал:

— Мамочка, где ты? Приди за мной!

Мама прибегала, и он кидался к ней, зарывался лицом в ее пальто и был счастлив!

Полгода спустя стало полегче. Воспитатели вздохнули с облегчением: “Привык”.

По вечерам он садился на скамейку в раздевалке и крепко прижимал к себе мишку, которого мама подарила на день рождения. Гладил его теплую коричневую шерстку. И родители были уверенны, что все в порядке. Но 2 недели назад с их сыном стало творится что-то неладное.

Когда мама, в очередной раз опоздав на 40 минут, примчалась за сыном, ее встретила раздраженная воспитательница. Оказывается, ласковый и добрый ребенок сегодня подрался. Ах да, он еще испортил свою игрушку. Да, сам порвал своего медведя и выкинул его.

Когда мама подошла к сыну, он оттолкнул ее. Так странно было слышать, как такой маленький человек говорит чужие слова: “Я не люблю тебя. Уходи от меня”.

У мамы больно сжалось сердце:

— Что случилось, мой хороший?

Сын молча отвернулся.

От нянечки она узнала, что сына дразнят потому, что его забирают самым последним. Значит, родители любят его меньше всех.

Она как-то уговорила малыша отправится домой. Держала его ручку, безвольно повисшую в ее руке. И молча в темноте вытирала текущие слезы.

Так дальше не может продолжаться. Ей было невыносимо видеть, что происходит с сыном. Ведь она работает только для того, чтобы обеспечить их маленькую семью. Нужно срочно найти выход.

Через 2 недели мать примчалась за ним, сияя от счастья. Она присела на корточки рядом с сыном. И сказала:

— Прости меня, что тебе пришлось так долго меня ждать. Это больше не повторится. Теперь я всегда буду забирать из садика пораньше, и мы будем вместе с тобой гулять.

Он не шелохнулся. Опять пустые слова, которые мама никогда не выполняет. Но в этот раз он чувствовал, что все будет по-другому.

Мальчик взглянул в счастливые мамины глаза. И. кинулся ей на шею. Она крепко обняла сына и гладила его по голове, слушая сбивчивый рассказ о его горестях.

На следующий день мальчик не пошел в садик. А мама не пошла на работу. Они вдвоем отправились в парк, катались на качелях и ели мороженое. Не смотря на то, что это был будний день.

— Мама, а завтра ты опять не будешь долго забирать меня из садика? — спросил сын, на секунду нахмурившись.

— Знаешь, солнышко, этого больше никогда не случится. Теперь мы сможем с тобой гулять так каждый день или даже поехать на море, когда захотим!

Лицо мальчика просветлело, и он радостно потянул маму за руку:

— Мама, а побежали съедем вместе с горки! А еще я тебя покатаю на качелях! А потом пойдем вместе прыгать по лужам — я тебя научу!

И она подумала, что было бы, если бы она прошла мимо этой возможности и не узнала бы об удаленной работе. Одна ссылка изменила ее жизнь и жизнь ребенка.

Секс рассказы мать соблазнила сына.

Кто нибудь знает случаи? Просто стала свидетелем такого, и, при ближайшем знакомстве с парнем (мама с ним спит на 1 кровати, потому что по ее словам сын добрый и ласковый. и она бегает к нему за утешением от грубого мужа, которого она выбрала за свою грубость. опять же с ее рассказа). Со своих наблюдений я поняла, что сын начинал общатсья с девушкой, до секса не дошло, она на него давила, хотела чтобы он поменялся, стал работать, в общем, в итоге — ему 22 — с девушками не гуляет, спит с мамой, при моих фразах, мол, вон даша красивая девушка фукает и говорит, что все они проститутки, а ему итак без девушек хорошо. его мама пресекает мои попытки поговорить на тему того, что пора бы уже и за девушкой по-ухаживать.

если вам интересно, почему я так беспокоюсь — потому что мои, пусть и далекие родственники, связывают судьбу с сестрой этого парня. сестра хорошая, милая, отзывчивая, спокойная — все ок, но вот мальчишку жалко. что посоветуете ему сказать, и как обойти его маму? или она права, что бережет его от . от чего-то? а может это вообще нормально, когда у сына поллюции, а рядом мама на той-же кровати?

Мама и сын.

Рисунок Николая Куликовского.

A Mom and a Son.

После недавного случая нашла этот сайт и прочитала материалы на тему борьбы или драки подростка со взрослой женщиной. Может быть, мой рассказ немного и не по теме, но хочу поделиться впечатлениями от случая, недавно произошедшего со мной.

Мне 34 года, моему сыну Алёше — 13, скоро будет 14, мы живём одни — с мужем я развелась пять лет назад. Как-то так получилось, что сын мой больше окружён женским обществом, чем мужским: во-первых, в классе 70 процентов девочек, только четыре мальчика, кроме него, причём только с одним весьма близкие отношения, с остальными как-то не клеится; в группе в художественной школе из шести человек только он один парень, и учительница женщина, из соседских детей — две девочки примерно его возраста, ещё моя сестра, с которой мы постоянно общаемся, несколько моих подруг, часто приходящих к нам в гости..В общем, он мало общается с парнями, ему как-то легче и свободнее общаться с женским полом, хотя его единственный друг из школы и выбивается из этого правила.

Несколько месяцев назад я заметила, что мой Лёша стал интересоваться борьбой — смотрит всякие соревнования, читает газетные репортажи, часто мне рассказывает о результатах матчей, хоть я ни в борьбе, ни в боксе почти ничего не понимаю. Потом как-то попросился в секцию борьбы, но я подумала, что надо узнать, насколько это травматичный спорт и где лучше заниматься и попросила подождать до осени, хотя в общем, идея мне понравилась. Думала, пусть спортом каким-нибудь займётся, а то он у меня невысокий и тощий, хотя и не сказать, что хилый, мускулы есть.

И вот несколько дней назад Лёша приходит из школы и после некоторой заминки предлагает мне с ним побороться, дескать, ему давно борьба нравится, хочет силы свои испытать, а партнёра не найти! Я ничего не понимаю, делаю круглые глаза, спрашиваю, почему это ему именно со мной так хочется, пусть пойдёт в секцию и борется там с ребятами сколько душе угодно. Тут он мне напоминает, что я сама отложила секцию до осени, а когда я решила узнать, почему с кем-нибудь из ребят знакомых не поборется, то выяснилось, что все ребята, кроме одного, в том числе и Володя, его друг, о котором я писала, на полголовы его выше и килограммов на 15 тяжелее, и все каким-нибудь спортом занимаются, так что с ними у него никаких шансов сладить нет, а так — неинтересно. Один паренёк у них, я его знаю, маленький, хиленький, намного меньше Лёши и к тому же скрипач, ему из-за пальцев ни бороться, ни тем более драться нельзя, кроме того, его спровоцировать побороться — это всё равно что слона заставить сальто сделать. С девочкамии сыну бороться неудобно (я его понимаю) и неинтересно, остаётся только со мной, тем более я, по его расчётам, сильнее одноклассниц, но слабее здоровых парней, так что у нас шансы примерно равны. Ну, я с одной стороны, конечно, могу сыну навстречу пойти, с другой боюсь, как бы дальше чего не вышло, хотя может быть и то и другое глупо с моей стороны.

В конце концов, согласилась, хотя и не представляла, что из этого получится. Ни у него, ни у меня никакого борцовского опыта нет, я, правда, в школе дралась пару раз с мальчишками, ну так это двадцать лет назад было, и один раз в институте, курсе на третьем с девчонкой сцепилась, но нас быстро растащили. Лёша — паренёк небольшой — 166 см и всего 51 кг или даже чуть меньше, но я и сама довольно миниатюрная женщина: при росте 164 см вешу 49 кг, всегда была худая, в институте вообще 46 кг весила. Я иногда бегаю в парке километра по 2-3 и плаваю в бассейне, за собою слежу, но силой особой не обладаю. С другой стороны, я полагала, что Лёша всяко не сильнее меня, а тут ещё вдруг захотелось это проверить. А Лёша и говорит мне: «Мам, давай только по-честному бороться, без поддавков, в полную силу, как на соревнованиях». Дались ему эти соревнования, думаю. Сама же решила всё же принять хоть какие-то меры предосторожности, сказала ему, что бороться будем аккуратно, если кто-то почувствует боль, надо немедленно прекратить. Он со всем согласился.

Мы перешли в мою комнату, она большая и в центре свободен большой прямоугольный участок пола, на котором лежит огромный толстый и мягкий ковёр. Мы накрыли его одеялами, и поле боя стло напоминать огромный мат 2,5 на 3 метра. Дальше я стала думать, что бы одеть для предстоящей схватки. Моя узкая юбка до колен и белая блузка, в которых я совершала все эти приготовления, явно совершенно не подходили для намеченного мероприятия. Мой сын сразу сказал, что будет бороться в шортах и майке, босиком. Я тоже поняла, что, борясь босиком, мы меньше рискуем нанести друг другу травмы.

В конце концов, я остановила свой выбор на плотных белых шортах, в которых я иногда совершала пробежки, и светло-сером облегающем топе — такая одежда совершенно не должна была стеснять движений. Нелепость всего происходящего не шла у меня из головы, но пообещав сыну борьбу, я решила идти до конца.

Итак, наконец мы были готовы и встали друг напротив друга в разных углах ковра. По обоюдному сигналу мы начали сходится: Я чувствовала непривычность ситуации и скованность движений, смущение, хотя передо мной и стоял самый близкий и родной мне человек. А вот Алёша, то ли был лучше психологически подготовлен, то ли его захватил азарт борьбы, но мешкать он не стал, а сразу ринулся в атаку на свою маму. Видимо, теоретическое изучение борцовских хитростей и приёмов пошло ему на пользу — так или иначе, но на практике он использовал свои знания блестяще. Я рассчитывала, что мы сцепим руки и будем стараться пересилить друг друга, но Лёша в последний момент словно нырнул вниз, схватил меня за левую лодыжку и дёрнул. Я не сумела сохранить равновесие и упала на бок, после чего мой сын перевернул меня на спину и уселся прямо мне на живот, пригвоздив меня к полу и удерживая мои руки за запястья также прижатыми к полу. Я попыталась встать на мостик, чтобы сбросить его, но он переместился мне на талию и всё сопротивление стало бесполезным. Тут же он недовольно скривился и сказал: «Мама, так неинтересно. Ты же обещала, что не будешь поддаваться.» Ничего себе, поддаваться, подумала я. Я ответила ему, что борюсь честно, просто не успела сориентироваться, он слишком быстро провёл атаку. Он встал и сказал: «Ладно, давай попробуем ещё раз.» Я уже пожалела, что ввязалась во всё это, но делать было нечего. Кроме того, столь быстрое поражение от 13-летнего мальчишки задело меня за живое, я хотела отыграться. Короче говоря, мы опять стали в стойку и бросились друг на друга. Лёшкины приёмы не отличались, видимо, разнообразием, или он считал захват за ногу самым действенным; во всяком случае, когда он опять кинулся мне в ноги, я успела отскочить и схватила его сверху одной рукой за шею, причём его затылок больно упирался мне в грудь, а правой — под левое плечо. Он успел обхватить меня за талию правой рукой и даже из такого неудобного положения попытался повалить на ковёр, однако я как-то интуитивно сообразила, что нужно делать. Я освободила его плечо и обхватила Лёшу под живот правой рукой, сама же продвинулась дальше по его спине, так что его голова оказалась под моим животом, и, перенеся значительную часть своего веса на спину сына, подогнула ноги. Он не выдержал нашего общего веса и упал на колени, его руки соскользнули с моей талии, но он тут же крепко обхватил мои бёдра. Странно, но борьба заводила и меня, я уже не мыслила себе сдаться без боя, более того, я хотела победить! И когда мне уже казалось, что я хозяйка положения, мой изобретательный отпрыск придумал новый приём. Освободив моё правое бедро, он крепко обвил руки вокруг левого и стал тянуть в сторону, выворачивая мне ногу, параллельно заставляя меня ослаблять захват и сваливаться с его спины. Я никогда и не подозревала, что он так силён. В итоге, я вынуждена была отпустить его голову, и как только я её освободила, он схватил меня одной рукой за запястье и, держа и за руку и за бедро и стоя на коленях, просто перекинул меня через себя. Я вскочила на ноги, но оказалось, что Лёша тоже уже поднялся и находится сзади меня. Я поняла это, когда он обхватил меня сзади за талию и попытался повалить обратно на ковёр. Я не хотела падать и отчаянно сопротивлялась, но тут он поставил мне подножку, я упала на колени, он за мной, но его руки съехали и оказались уже на моей груди. Тут до него дошло, что он крепко сжимает мамину грудь, он моментально меня отпустил и отскочил. Я обернулась: он стоял пунцовый, опустив руки и бормотал извинения. Однако я уже не хотела так прекращать борьбу и поняла, что пока он потерял концентрацию, это мой единственнй шанс переломить ход борьбы в свою пользу. Поэтому, бросив: «Ничего страшного», кинулась на него и прежде чем он понял, что я не собираюсь прекращать поединок, со словами «Ты хотел настоящей борьбы? Вот, получи!», обхватила его за шею и, поставив подножкку, повалила на спину и успела постаить левое колено ему на живот. Я уже чувствовала себя хозяйкой положения, но Алексей оправился и, сильно толкнув меня обеими ладонями выше груди, сбросил с себя. Мы опять обхватили друг друга за шею и стали кататься по ковру, то один, то другой оказывался на верху, но сыну вся эта возня давалась явно легче, а вот я уже через минуту почувствовала, что задыхаюсь и слабею. В итоге я оказалась распростёртой на спине, Лёша лежал сверху, сжимая оба моих запястья. Затем он приподнялся, отпустил одну руку и, несмотря на моё вялое сопротивление, перевернул меня на живот. После этого (не подумайте ничего плохого), он лёг на меня сверху, просунул обе руки под мои плечи и сцепил ладони у меня за затылком, затем перевернулся вместе со мной на спину, обхватил моё туловище ногами и стал сгибать мне руками шею, так что мой подбородок коснулся груди. Как он потом объяснил, это приём называется у борцов «полный нельсон». Это было неприятно, но вовсе не так болезненно, как, наверное, предполагается, поэтому я не сдавалась, брыкалась и сопротивлялась. Но сын во что бы то ни стало хотел чистой победы и поэтому применил другой приём. Перевернув меня обратно на живот, он уселся на моих ягодицах, потом, контролируя мои движения, перевернулся на 180 градусов и схватил руками обе мои лодыжки. Я поняла, что это значит, только когда он согнул мои ноги в коленях и прижал мои пятки крест-накрест к ягодицам. Ужасно хитрый и болезненный приём. И где только он всему этому научился? Короче говоря, впечатление такое, что по твоим ногам, особенно по внешней стороне бедра, пустили ток высокого напряжения. Кого било током, тот поймёт. Естественно, я сразу же сдалась. Он тут же меня отпустил, помог подянться, извинился за болевые приёмы, сказал «спасибо» за борьбу и сделал комплимент в том смысле, что я здорово боролась — в общем, повёл себя как джентельмен. Я же в замешательстве.

Естественно, я отдам его в секцию, пусть занимается, раз у него это так хорошо получается (во всяком случае, мне так кажется), но не в этом дело. Не скрою, мне тоже было интересно и даже приятно побороться, но правильно ли я сделала, что боролась с сыном? Был ли у кого-нибудь подобный случай борьбы с детьми. Я спросила свою подругу, которой 37 лет и у которой четырнадцатилетняя дочь, она не удивилась, сказала, что уже несколько раз с ней боролась, правда не так организованно, как мы с Лёшей. Я думаю, многие матери хоть раз боролись со своими детьми-тинейджерами, но бояться в этом признаться. А ещё нормально ли то, что взрослая и ещё довольна молодая женщина проигрыает тринадцатилетнему мальчику?

Я знаю, вся моя история для кого-то звучит дико или нереально, но всё так и было на самом деле, как я описала. Я лично не думаю, что сделала что-то предосудительное и тем более что подобного рода вещи могут повлиять на психику ребёнка. Как вы считаете? В любом случае, благодарна за любые комментарии.

Мать и сын.

Мальчик старался спрятать свой взгляд от глаз матери. Он чувствовал, как против воли из правого глаза катится холодная, подлая слеза — а это ей совсем не понравится. Ее жестокая и сильная рука, охватив своими длинными когтистыми пальцами нижнюю челюсть, с остервенением тянула слабую головку ребенка вверх. — Смотри мне в глаза, гадкий крысеныш! — сверху вниз, кричала она так, будто бы он стоял где-то на расстоянии, а не тут, в нескольких сантиметрах от нее. — Отвечай мне, ты зачем ушел, когда я тебе ясно приказала ждать меня возле магазина. Сказала — стой на одном месте. Ты слабоумный, если это не способен понять! — Но мама. — он поднял слезящиеся глаза, одновременно пытаясь коснуться ее руки, и жалостливо посмотрел на мать, стараясь выразить этим взглядом, все свое искренне желание извиниться перед ней, и ту, не менее искреннюю и сильную любовь, что он всей душой ощущал так же явно, как и то, что его проступок справедливо заслуживает подобного к нему обращения. Любовь заставляла чувствовать себя виноватым, она же в его глазах наделяла маму высшей, непостижимой его детскому разуму, справедливостью и правотой. — Ах ты еще и плачешь. Жалкое, безвольное существо. Мне стыдно за тебя — кто же это вырастет. кто, — ее голос дрогнул, она выдернула свою руку из его и отвернулась. Спина, видная ребенку вздрагивала, от сотрясаемых все тело беззвучных рыданий.

Она притворялась. Он понял это сразу, но лучше от этого не стало. Он не думал, почему ему нельзя плакать, а ей можно. Хотелось лишь взять ее за руку и тихо, спокойно идти. куда угодно — разве это так важно? Он больше ни в жизни не посмеет ослушаться — знание это было также для него верно, как и бесконечная правота матери. В вечном мгновении личной любви он испытал ту убийственную и воскрешающую силу, оставившую в детской его душе отпечаток на всю жизнь. Десять лет спустя.

Ему было шестнадцать, и он был. жалким человеком. В красивом лице больше не было детской наивности, каждая черточка была создана высокомерием, каждое выражение имело в своей основе часть его эгоизма. Лишь в глазах отражалось что-то игривое, детское и доброе. Они наполняли лицо смыслом. Давали ему шанс.

По опрометчивому предположению матери, он вовсе не был слабоумным и даже наоборот — где-то хитрым, где-то жадным, а где-то твердым и неприступным, где? Всегда там, где того требовала его прихотливая натура.

Они шли вдвоем с матерью. Ее лицо было бессмысленно и отстраненно. Медленная, неуверенная походка раздражала сына. — Ну же быстрей. Мне потом к другу еще нужно зайти, а так мы только к вечеру туда дойдем.

Она обожала сына и все отдавала ему. Например, свою волю. Ноги зашаркали по мокрой, после дождя плитке, с удвоенной энергией.

Сын или муж? Несколько слов о психологическом инцесте.

Сын или муж? Несколько слов о психологическом инцесте.

Автор: клинический психолог, Литвинова Оксана Николаевна.

В моей и не только моей практике часты случаи когда. сын занимает роль мужа. Да, да, именно так! Чтобы стало понятнее, о чем я, приведу ряд примеров.

Обращается женщина. — Я чувствую, что наша семья с мужем еще включает в себя свекровь и его младшего брата. Брату 30, а муж заботится о нем, как о маленьком ребенке. Решает вопрос с его образованием, помогает с трудоустройством и переездом в другой город, берет кредит и покупает брату машину. И таких примеров заботы очень много. Причем брат не всегда просит сам, часто это инициатива мужа, а бывает, что свекрови. Все бы ничего, но брату уже 30, он здоровый, трудоспособный мужик.

Другой случай: взрослый сын, живет с мамой. Отношений в девушками никогда не было. Он хочет жить самостоятельно, но не может покинуть маму. — Я с ней всегда рядом, с тех пор, как она развелась с отцом! Я никогда не спорил, я всегда ее утешал, заботился о ней! Ведь я единственный мужчина в ее жизни на протяжении 25 лет. Если я уйду, женюсь, она умрет без меня! Я не могу больше так жить! Помогите разрубить этот узел!

Другой пример: знаю семью, где у женщины 3-е тетей, 2 старших дочери и младший сын, сыну 12 лет. После развода и до сих пор сын спит в одной кровати с матерью. Создается ощущение, что он ей вовсе не сын!

Ко мне обратился 18-тилетний молодой человек: его вопрос заключался в том, нормально ли, что мама запрещает ему закрываться в ванной, когда он принимает душ, что она может зайти в комнату, когда он переодевается и наблюдать за процессом, что он спит с мамой в одной кровати с 8 лет, когда отец ушел в другую семью? Когда он познакомился с девушкой, в маму будто бес вселился, она ругалась, кричала, угрожала самоубийством, требовала порвать отношения. Тогда сын подумал, что-то не то и обратился к психологу.

У женщины был пьющий муж и сын. Когда мать с отцом скандалили, сын защищал мать. Отец был их злейший враг. Тем не менее он до самой смерти был на иждевении у супруги, пока не скончался от некачественного алкоголя. Теперь у нее пьет сын, пьет уже больше 20 лет, сыну скоро 40, он на иждевении у матери.

Семья: мама, папа и 2-е сыновей, 10-летний и малыш 1,5 лет. Как думаете, кто часто ухаживает за малышом, купает его, кормит, меняет подгузники? Кто играет с ним, когда мама занята, а папа на работе или устал после напряженного трудового дня? Наверное догадываетесь? Конечно, старший брат. Если мама простыла или устала, то старший брат заботится и о ней. Я не говорю, что старший сын не должен помогать. Но именно помогать! И помогать в разумных пределах, а не занимать место мужа и отца младшего ребенка. Чувствуете? Вот он и есть психологический инцест!

Как же так происходит? Всем удобно! Мужу, если он в семье, удобно переложить свои обязанности на старшего сына. — Я же работаю! Я же обеспечиваю вас! А при чем тут ребенок? Маме тоже удобно. Не нужно спорить с мужем, требовать от него помощь в уходе за детьми! Да и сыну проще приказать, что и как именно он должен делать! Хочется спросить: — Как же мама справлялась с первым ребенком, когда отец работал? — Как так получилось, что родился второй, если Вы, взрослые, еле справлялись с первым? Быть может Вы надеялись на помощь старшего? А затем стало удобным переложить на него и ответственность? Несмотря на то, что он старший, он еще ребенок, и он второму ребенку брат, а не отец!

Если семья осталась без мужа/отца, то такие мамы транслируют сыну: ты старший мужчина в семье, ты обязан заботится обо мне и младших.

Часто от взрослых старших братьев можно услышать: — Он вырос у меня на руках! Я помню, как заботился о нем, как гулял с ним. Как он гордится достижениями младшего, или наоборот опечален его неудачами, что он многое бы отдал, чтобы младший обрел свое счастье.

На что это похоже по Вашему? По-моему, на рассказ родителя о своем сыне.

Что же происходит с такими сыновьями дальше? Как сказывается нарушение семейных ролей на их дальнейшей жизни? Обычно у таких мужчин место, которое должно быть свободно для будущей жены и для будущих детей, остается занятым мамой и братом. Это и есть психологический инцест. И ситуация не разрешается с взрослением младшего. Она такой может остаться навсегда! Младший всегда будет маленьким, даже если у него семья, старший всегда будет брать на себя ответственность за младшего. Это всем привычно и удобно. Кроме того, как только старший захочет свою семью, он может встретить упорное сопротивление со стороны мамы, которая воспринимает женщину сына, как свою соперницу. Чтобы такому сыну построить отношения и женится, нужно для начала «развестись» с. мамой. А если она против? Тогда выхода два: или навсегда остаться в этой роли — «мужа» мамы, или рвать по живому, со скандалами, корвалолами и криками: «Ты мне больше не сын!», т. е. по сути с психотравмами. Знакомые, зная, что я психолог, часто показывают детские рисунки на тему: «Моя семья». Довольно часто я вижу, что ребенок рисует себя близко к матери, отгораживая собой мать от отца. Или же рядом с собой маму и старшего брата, а папы или нет, или фигура его где-то с краю и прорисована нечетко. Для меня, это повод задуматься.

Бывает, что место мужа занимает девочка. Я встречалась с такими девочками. Если они вышли замуж, то часто не рожают своих детей. А их младший брат или сестра так и остаются их ребенком.

Как же решить подобную ситуацию? Могу сказать одно: маме заняться налаживанием отношений с мужем или с мужчинами, если мужа нет. Ребенку встать на место ребенка.

Если Вам требуется моя помощь в этих вопросах, обращайтесь! Буду рада Вам помочь разобраться в сложившейся ситуации.

С уважением, клинический психолог, Литвинова Оксана Николаевна Тел: +7 916 132 11 43 Скайп: psylab-litvinova.

Функельман и сын (Рассказ матери)

Я еще с прошлого года стала замечать, что мой мальчик ходит бледный, задумчивый. А когда еврейский мальчик начинает задумываться – это уже плохо. Что вы думаете, мне обыск нужен, что ли, или что?

– Мотя, – говорю я ему, – Мотя, мальчик мой! Чего тебе так каламитно?

Так он поднимет на меня свои глаза и скажет:

– Что значит – каламитно! Ничего мне не каламитно!

– Мотя! Чего ты крутишь? Ведь я же вижу.

– Ой, – говорит, – отстань ты от меня, мама! У меня скоро экзамен на аттестат зрелости, а потом, у меня есть запросы.

Обрадовал! Когда у еврейского мальчика появляются запросы, так господин околоточный целую ночь не спит.

– Мотя! Зачем тебе запросы? Что, их на ноги наденешь, когда башмаков нет, или на хлеб намажешь вместо масла? «Запросы, запросы»! Отцу твоему сорок шестой год – он даже этих запросов и не нюхал. И плохо, ты думаешь, вышло? Пойди поищи другой такой галантерейный магазин, как у Якова Функельмана! Нужны ему твои запросы! Он даже картоночки маленькие по всему магазину развесил: «Цены без запроса»!

– Мама, не мешай мне! Я читаю.

– Он читает! Когда он читает, так уже мать родную слушать не может. Я через тебя, может, сорок две болячки в жизни имела, а ты нос в книжку всунул и думаешь, что умный, как раввин. Гениальный ребенок.

Вижу – мой Мотя все крутит и крутит.

– Ничего я не кручу. Не мешай читать.

Что это он там такое читает? Ой! Разве сердце матери это камень – или что? Я же так и знала! «Записки Крапоткина»!

– Тебе очень нужно знать записки Крапоткина, да? Ты будешь больной, если ты их не прочтешь? Брось сейчас же!

– Мама, оставь, не трогай. Я же тебя не трогаю. Еще бы он родную мать тронул, шейгец паршивый! И так мне в сердце ударило, будто с камнем. Куда, вы думаете, я сейчас же побежала? Конечно, до отца.

– Яков! Что ты тут перекладываешь сорочки? Убежат они, что ли, от тебя – или что? Он должен обязательно сорочки перекладывать…

– Ты бы лучше на Мотю посмотрел.

– Ему надо читать «Записки Крапоткина», да?

– Яков! Ты мне не крути. Что ты мне крутишь! Скандала захотел, обыска у тебя не было, да?

Это не человек, а дурак какой-то. Еще он мне должен голову крутить!

– Что тебе нужно, чтобы твой сын в тюрьме сидел? Тебе для него другого места нет? Надевайся, пойдем домой!

Вы думаете, что он делал, этот Мотя, когда мы пришли? Он читал себе «Записки Крапоткина».

– Мотька! – кричит Яков. – Брось книгу!

– А вы, – говорит, – ее подымете?

– Брось, или я тебя сию минуту по морде ударю. И как вы думаете, что ответил этот Мотя?

– Попробуй! А я отравлюсь. Это запросы называется!

– А, чтоб ты пропал! Тебе для матери книжку жалко. Тебя кто рожал – мать или Крапоткин?

– А что вы, – говорит Мотя, – думаете? Может, я, благодаря ему, второй раз на свете родился.

Ой, мое горе! Я заплакала, Яша заплакал, и Мотя тоже заплакал. Прямо маскарад!

Вышли мы с Яшей в спальню, смотрим друг на друга.

– Хороший мальчик, а? Ему еще в носе нужно ковырять, а он уже Крапоткина читает.

– Яша! Ты знаешь что? Нашего мальчика нужно спасти. Это невозможно.

Так Яша мне говорит:

– Что я его спасу? Как я его спасу? По морде ему дам? Так он отравится.

– Тебе сейчас – морда. Интеллигентный человек, а рассуждает как разбойник. Для своего ребенка головой пошевелить трудно. Думай!

Яков сел, стал думать. Я села, стала думать. Ум хорошо, а два еще лучше.

Думаем, думаем, хоть святых вон выноси.

– Знаешь что? Нашего ребенка нужно отвлечь.

– Ой, какая ты умная – отвлечь! Чем я его отвлеку? По морде ему дам?

– Ты же другого не можешь! Для тебя Мотькина морда это идеал. Он ребенок живой – его чем-нибудь другим заинтересовать нужно… Нехай он влюбится – или что?

– Какая ты, подумаешь, гениальная женщина! А в кого?

– Ну, пусть он побывает в свете! Поведи его в кинематограф или еще куда! Что, ты не можешь повести его в ресторан?

– Нашла учителя! Что, я бывал когда-нибудь в ресторане? Даже не знаю, как там отворять дверей.

– Что ты крутишь? Что ты мине крутишь? Тебе это чужой ребенок? Это крапоткинское дитё, а не твое? Такой большой дурак и не может мальчика развлекать.

Так пошел он к Моте, стал крутить:

– Ну, Мотечка, не сердись на нас. Пойди с отцом немного пройдись. Я ведь же тебя люблю – ты такой бледненький.

Ну, Мотька туда-сюда – стал крутить: то дайте ему главу дочитать, то у него ноги болят.

– Хороший ребенок! Книжку читать – ноги не болят, а с отцом пройтись – откуда ноги взялись. Надевай картузик, Мотенька, ну же!

Похныкал мой Мотенька, покапризничал – пошел с папой.

Они только за двери – я сейчас же к нему в ящик… Боже ты мой! И как это у нас до сих пор обыска не было – не понимаю! За что только, извините, полиция деньги получает. И Крапоткины у него, и Бебели, и Мебели, и Малинины, и Буренины – прямо пороховой склад. Эрфуртских программ – так целых три штуки! Как у ребенка голова не лопнула от всего этого?!

Ой, как оно у меня в печке горело, если бы вы знали! Быка можно было зажарить.

В одиннадцать часов вечера вернулись Яша с Мотей, а на другое утро такой визг по дому пошел, как будто его резали.

– Где мои книги?! Кто имел право брать чужую собственность! Это насилие! Я протестуюсь!!

Функельманы, это верно, любят молчать, но когда они уже начинают кричать – так скандал выходит на всю улицу.

– Что ты кричишь, как дурак, – говорит Яков. – От этого книжка не появится обратно. Пойдем лучше контру сыграем.

– Не желаю я вашу контру, отдайте мне моего Энгельса и Каутского!

– Мотя, ты совсем сумасшедший! Я же тебе дам фору – будем играть на три рубля. Если выиграешь, покупай себе хоть десяток новых книг.

– Потому только, – говорит Мотя, – и пойду с тобой, чтобы свои книги вернуть.

Ушли они. Пришли вечером в половине двенадцатого.

– Ну что, Мотя? – спрашиваю. – Как твои дела?

– Хорошие дела, когда папаша играет, как маркер. Разве можно при такой форе кончать в последнем шаре? Конечно же, он выиграет. Я не успею подойти к биллиарду, как у него партия сделана.

Ну, утром встали они, Мотя и говорит:

– Папаша, хочешь контру?

Ушли. Слава Богу! Бог всегда слушает еврейские молитвы. Уже Мотя о книжках и не вспоминает.

Раньше у него только и слышишь: «Классовые перегородки, добавочная стоимость, кооперативные начала…»

А теперь такие хорошие русские слова: «Красный по борту в лузу, фора, очко, алагер…» Прямо сердце радовалось.

Ну, пришли они в двенадцать часов ночи – оба веселые, легли спать.

Пиджаки в мелу, взяла я почистить – что-то торчит из кармана. Э, программа кинематографа! Хе-хе! После Эрфуртской программы это, знаете, недурно. Бог таки поворачивает ухо к еврейским молитвам!

Ну, так у них так и пошло: сегодня биллиард, завтра биллиард и послезавтра – тоже биллиард.

– Ну, – говорю я как-то, – слава Богу, Яша… Отвлек ты мальчика. Уже пусть он немного позанимается. И ты свой магазин забросил.

– Рано, – говорит Яша. – Еще он еще вчера хотел открытку с видом на Маркса купить.

Ну, рано так рано.

Уже они кинематограф забросили, уже программки цирка у них в кармане.

Еще проходит неделя – кажется, довольно, мальчик отвлекся.

– Мотя, что же с экзаменом? Яша, что же с магазином?

– Еще не совсем хорошо, – говорит Яша, – подождем недельку. Ты думаешь, запросы так легко из человека выходят?!

Недельку так недельку. Уже у них по карманам не цирковая программа, а от кафешантана – ужасно бойкий этот Яша оказался…

– Ну, довольно, Яша, хватит! Гораздо бы лучше, чтобы Мотя за свои книги засел.

– Сегодня, – говорит Яша, – нельзя еще, мы одному человечку в одном месте быть обещали.

Сегодня одному человечку, завтра другому человечку… Вижу я, Яков мой крутить начинает.

А один раз оба этих дурака в десять часов утра явились.

– Где вы были, шарлатаны?

– У товарища ночевали. Уже было поздно, и дождик шел, так мы остались.

Странный этот дождик, который на их улице шел, а на нашей улице не шел.

– Я, – говорит Яша, – спать лягу, у меня голова болит. И у Моти тоже голова болит; пусть и он ложится.

Так вы знаете что? Взяла я их костюмы, и там лежало в карманах такое, что ужас: у Мотьки – черепаховая шпилька, а у Яши – черный ажурный чулок.

Это тоже дождик?!

То Эрфуртская программа, потом кинематографическая, потом от цирка, потом от шантана, а теперь такая программа, что плюнуть хочется.

– Яша! Это что значит?

– Что? Чулок! Что ты, чулков не видала?

– Где же ты его взял?

– У коммивояжера для образца.

– А зачем же он надеванный? А зачем ты пьяный? А зачем у Мотьки женская шпилька?

– Это тоже для образца.

– Что ты крутишь? Что ты мине крутишь? А отчего Мотька спать хочет? А отчего в твоей чековой книжке одни корешки? Ты с корешков жить будешь? Чтоб вас громом убило, паршивцев!

И теперь вот так оно и пошло: Мотька днем за биллиардом, а ночью его по шантанам черти таскают. Яшка днем за биллиардом, а ночью с Мотькой по шантанам бегает. Такая дружба, будто черт с веревкой их связал. Отец хоть изредка в магазин за деньгами приедет, а Мотька совсем исчез! Приедет переменить воротничок – и опять назад.

Наш еврейский бог услышал еврейскую молитву, но только слишком; он сделал больше чем надо. Так Мотька отвлекся, что я день и ночь плачу.

Уже Мотька отца на биллиарде обыгрывает и фору ему дает, а этот старый осел на него не надыхается.

И так они оба отвлекаются, что плакать хочется. Уже и экзаменов нет, и магазина нет. Все они из дому тащут, а в дом ничего. Разве что иногда принесут в кармане кусок раздавленного ананаса или половинку шелкового корсета. И уж они крутят, уж они крутят…

Вы извините меня, что я отнимаю время разговорами, но я у вас хотела одну вещь спросить… Тут никого нет поблизости? Слушайте! Нет ли у вас свободной Эфуртской программы или Крапоткина? Что вы знаете, утопающий за соломинку хватается, так я бы, может быть, попробовала бы… Вы знаете что? Положу Моте под подушку, может, он найдет и отвлечется немного… А тому старому ослу – сплошное ему горе – даже отвлекаться нечем! Он уже будет крутить, и крутить, и крутить до самой смерти…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *