Sharewood.biz - платное теперь бесплатно
  Секс со всеми        06 августа 2018        48         0

Секс рассказы солдаты

Секс рассказы солдаты.

Я не знаю кем написан это рассказ, что ее подвигло. Но такой же случай был со мной. Городок где я жила маленький. Баня всего одна, расписание работы, с 08.00 до 13.00 моются мужчины потом с 13.00 до 19.00 женщины.

Обычно я купалась на заводе я повар и в столовой была душевая. Но тут или котел поломался или прорвало трубу не знаю. В ообщем пошла я в баню. Баня маленькая моечное 21 лавки и 3 душа. Намылилась сполоснулась, а села я подальше от дверии чтоб не сквозило. Вдруг двери открылись и вошли солдаты. Женщины писщат, бегут к двери , а я не могу пошевелится.

Только прикрылась подотенцем и шайкой. Девочкой я не была. И в компании от секса не откаазывалась. Солдаты на меня не реагируют моются. Один подошел и говорит хочешь иди в душ. Смотрю солдаты 0 внимания на меня я встала и пошла.

Намылась, напарилась и села на скамейку. Слышу сзади подходят. 1 солдат говорит мне а ты красива. Повернула голову к солдатам смотрю у них члены напрягаются. Ну я красотой не блещ у 28 лет мне , но и не урод я. Вдруг мои руки мягко развели в стороны. Полотенце упало на колени открыв грудь и прикрыв низ живота. Солдаты стоявшие сзади начали трогать мои соски. Они потихоньку начали каменеть. Внизу живота появилось приятное жжение, моя трещинка стала мокреть.

Полотенце отбросили в сторону, появились редкие волосики на лобке. Солдатики сели слева и справа подтащили мою попку к краю скамейки, развели мои ножки и положили себе на колени. Один сел передо мной и давай ласкать дырочку паль цами. Потом язычком Хочешь нас спросили они. Я утвердительно махнула головой. Я легла на скамейку развела ноги, и они по очереди стали в меня входить и кончать. Я испытала шт 10 оргазмов и все текла и т екла. Потом меня подняли на ноги хотели посмотреть на меня сзади.

Ух какая круглая попка. Опять по очереди стали входить в меня а один лег на скамью и сосал мне грудь. ю соски стали такие каменные. Я попросила я хочу в ротик. Я видела члоены но стольтко никогда. Здесь были и большие и поменьше и с венами игладкие и с обрезанной крайней плотью.

Тут же мне дали он кончил в рот я облизала его потом следущий кончил на лицо на, волосы. Потом повернув голову увидела они дрочат. Потом в рот вошел следущий. И сзади все менялисьи. Их было 13 или 15 те кто не успевал к дырочкам кончали на спину. Потом к то то а в попу можно я не пробовала, спросим, мою попку сначала разработали пальчиками, а потом входили но мне захотелось. Меня взяли в попку ————- это как 1 дефлорация. И больно и приятно.

Затем парень жлег меня посадили писей лицом к его лицу и вошли в попу. Как меня брали. Как тголько можно и чуствовкалось у них нет еще умения а это заводжиило силно. Дали член в рот я сосала а кончили мы вместе. Ребята облили мне грудь и спину спермой кто то размазал ее по телу язахотела писать и обписала одного парня. Всем стало весело и они пи сали мне на попку на грудь.

Как здорово когда тебя моют столько мужчин. Затем в душе они помыли меня, по очереди исследуя дырочки. А я держала их за члены. И потихоньку массировала их. Самое интересное что к ним, он был последний в этой оргии, и я сдела с ним все что умела, присоединился мой будущий муж. Он у них начальник. Домой пришла веселая, но утром так борлела вынутреенн ие мышцы бедер что пришлось отпрашиваться с работы. Когда мы выходили из бани банщик нам улыбнуся, как бы все зная.

Секс рассказы солдаты.

Текст Порно рассказы и эротические истории «Дикий солдат. » :

Расскажу я вам историю про свой сексуальный опыт с голодным солдатом, у которого секса не было год.

Познакомилась я с ним в интернете, только по фотке я поняла что была бы не против его трахнуть, так как я всегда испытывала огромную слабость к мужчинам в форме. Он сам такой статный, накачанный, брюнет с карими глазами.

Могу сказать, то что я из тех девушек, которые если чего-то хотят, то они этого добиваются. Не долго думая я начала ему писать переписывались мы не мало, может неделю, после чего я приехала в город, где он служил и мы встретились…. Ехала я туда при параде, все как полагается. Платье чуть выше колен, осенние сапожки на каблуке, красиво уложенные блондинистые кудри и выраженные голубые глаза.

Подготовилась я не слабо, ибо под платьем у меня были чулки, стринги, черный лифчик, на губах алая помада, а киска гладко выбрита. Встретил он меня на вокзале в своей форме, не здороваясь, он просто взял, обнял меня крепко и впился своими губами в мои, сходу затолкал мне язык по самые гланды, тем же давая понять на сколько он хочет меня.

Для наших игрищ, солдатик снял уютную квартиру не далеко от вокзала. Переступив порог ( я немножко не ожидала, что прям так все будет, ибо обычно инициативу беру я в свои руки) он просто накинулся на меня, не раздеваясь грубо прижал к стене и впился жестким засосом в мои губы..мммм вибрация и тепло раскинулось в низу живота и я почувствовала как, в буквальном смысле, потекло по ногам. Задер мое платье и пустил в трусы свою крепкую руку после чего я услышала : — « Оооо, какая мокрая сучка..»

Господи, в этот момент я готова была сквиртонуть, только от этой фразы. Быстро скинув с себя бушлат, и расстегнув пуговицы на штанах и белухе — он достал свой агрегат. Сказать, что я была удивлена, это не чего не сказать. Толстый, крепкий, налитый кровью весь в жилах и багряная головка…о боги я готова была его проглотить целиком и полностью по самые яйца. Но он резким движением развернул меня и нагнул раком. Платье задер на попу, трусики отодвинул и резко вошел, что я только успела ойкнуть…. Вошел, крепко прижался ко мне и замер, после чего вздохнул и начал меня наяривать, как в последний раз.

Так меня не трахал не кто и не когда….я не думала что вообще можно так трахать….он набрал сумасшедшую скорость, я только и слышала, как киска хлюпает и яйца стукаются об мой клитор. Минут 15 дикого темпа и я кончила 3 раза, я стоять уже не могла, ибо ноги не держали. Но он трахал меня как последнюю суку и когда я почувствовала, что он уже близок к концу, солдат резко меня развернул и поставил на колени, додрочив рукой он просто кончил мне на лицо.

Горячая и сладкая сперма растеклась по моему лицу, потекла по шеи, и за воротник платья….я не когда не видела такого количества спермы за одну палку…Этот самец просто вздохнул с облегчением и сказал: « ну наконец-то, спустил ..» оставив меня на коленях всю в сперме, он пошел в ванную , помыл член застегнулся и сказал: « Пизденка не плохая, но дважды тебя трахать я не буду..» развернулся и ушел.

Осталась я одна в квартире, я была расстроенная, что он вот так меня оставил. Но я была довольна, что я испытала этот опыт и что меня так оттрахали… этот случай, подкинул мне новую идею… познакомится с тремя солдатами и развести их на секс в четвергом, что бы они наяривали меня в три ствола, во все дыры….. Как только я это осуществлю, сразу вам об этом напишу.

Если у вас есть комментарии и пожелания, пишите мне на почту meriam. vatovski@mail. ru.

Всегда ваша Meriam Vatovski ( та что любит жесткий секс )

порно рассказы порно рассказы порнорассказы секс рассказы секс истории эротические рассказы секс Случай сексистории.

Отпуск солдата.

Что на уме у солдата? Мысли о том, как лучше послужить Родине? Вот уж нет. Мысли простые и незатейливые. Вкусно и сытно пожрать. Поспать, желательно на мягкой постели. Хотя подходящими считаются любые условия, лишь бы можно было вытянуться в горизонтальном положении. И предел мечтаний — выебать бабу. Если с первыми двумя желаниями куда ни шло, то с третьим полная жопа. Не женская пышная, а та, что хрен вам, а не исполнения мечтаний. И если вдруг случится поиметь какую женщину, то ни один воин, по крайней мере из нашего гарнизона, не станет расспрашивать её о возрасте, разглядывать телосложение, искать недостатки. У бабы есть лишь один недостаток: невозможность в данный момент отдаться солдату.

Не случилось. За полтора года ни разу не случилось. Уже психоз наступает. Готов изнасиловать любую. А тут вдруг объявляют отпуск. Заслужил. За что — не важно. Десять суток, не считая дороги. Это же уйма времени. Как не сорвался в поезде — сам себя не пойму. Столько женского пола вокруг. Но доехал до дома без приключений. Дома охи, ахи, мать, сестрички. Разбудил их. Поезд в шесть утра приходит, а от полустанка до нас пешим порядком пятнадцать минут. Так что выскочили из дома в ночных сорочках, голожопые. Обнимают, целуют, на шее виснут. А у меня в штанах бунт поднялся. И понимаю, что мать, сёстры, а вот естество своё требует. Тем паче, что запах от них идёт сладкий, постельный. И спросонья мягкие, нежные. Справился.

Накормили, напоили. Пока то да сё, мать баню истопила. Сто лет не мылся в своей бане, не парился с веничком, не млел на полке. Матушка собрала вещички чистые после бани надеть. Чуть ли не со мной собралась в баню, ни на шаг не отпускает.

Вечером гости, как водится. Благо день пятничный, два выходных впереди. С одним выпить надо, со вторым, с третьим. А пить отвык. Да и не привыкал особо. Вот и захорошело. Матушка, чтобы никто не мешал, вместе с сестрой помогла до сенника добраться. Расстелила какую-то дерюжку и уложила сражённого врагом бойца. Упал и выпал из реальности.

Проснулся часа через два. В голове ещё шумело, но в целом уже что-то соображал. Выбрался на свет Божий. А света Божьего и нет. Вечер уже. В доме гости гамят из тех, кто наиболее крепок. У нас за огородом речка бежит. Махонькая, воробью по колено. Но купаться место есть. Я и пошёл туда. Искупался. И так хорошо стало. Протрезвел, повеселел. Есть совершенно не хочется, можно завалиться спать, набираясь впрок. И в сенник, на своё место.

А там занято. Кто-то спит уже. Темно, ни хрена не видать. На ощупь определил, что женщина. А кто такая, чего здесь делает, кто её знает. Нет, что делает как раз понятно. Спит. А вот кто она? Ушёл бы, право слово, да не судьба. Пока ощупывал, совершенно случайно наткнулся руками на задницу. Полную. Как раз такую, о какой мечталось на службе. Потряс тётку. Нет, будить совсем не хотел.

Мысли как раз об обратном: проверить, крепко ли спит. Крепко. Лежала она не совсем сподручно, да это дело поправимо. Перевернул, поставил в нужную позу. Даже не мычит. Задрал подол и стянул трусы. Пахнуло теплом, немного мочой, специфическим запахом не совсем чистой пизды. А мне не до жиру. Вот она, живая, тёплая, мокрая и раскрытая пизда. А что не реагирует на мои прикосновения, так оно мне и не надо. Мне бы воткнуть. Быстро избавился от своей одежды. Трусы, сука, мокрые после купания, еле стянул. И навалился на бабу. Ох и всадил! С размаху. Хорошо попал сразу. Коли бы промазал, так и сломал бы к едрене фене хуй-то. Напрочь. А вот дальше совсем нехорошо получилось.

Кончил. Быстро кончил. И пока сокрушался по этому поводу, едва избавившись от шума в голове, хуй снова вскочил. И я по проторённой дорожке вставил его внутрь, в тепло и сырость, в раскрытый зёв пизды. Теперь уж не спешил. Стоя на коленях сзади женщины, держась за бёдра, наяривал и наяривал, стараясь насладиться каждым мигом близости. Что-то хлюпало у неё внутри, смазка и предыдущая порция спермы вытекали под напором погружающейся головки, размазывались по её заднице и по моему животу, намочили волосы на лобке. А я всё вгонял и вгонял, торопясь кончить, пока тётка не очухалась и не проснулась. Хотя навряд ли так скоро проснулась бы.

Натянув трусы и штаны, огородом пробрался к реке. Искупался, застирал трусы. Пришёл во двор. Матушка, пробегая мимо меня с бутылками в руках, спросила.

— Ты где был? Чё мокрый-то?

— Ночью? А русалки?

— Ма, да мне бы хоть одну поймать, так не она меня бы защекотала, я бы её затискал и того. этого..

— Болтун! Иди вон поешь. Щас последних разгоним.

— Ага. Разгонишь их, как же.

Разогнали. Кто смог — тот ушёл. Кто не смог — того уволокли. Кого не смогли уволочь, того у нас положили. Заполнили весь наш небольшой дом спящими телами. Сестрички ушли ночевать к родственникам, а нам с матерью место досталось в бане. Точнее в предбаннике на лежаке, на котором иногда днём отдыхали в редкие минуты передышки от работы. Мать застелила, скомандовала мне ложиться, сама в баню зашла. За день пропотела, бегая туда-сюда. Вышла из бани в платье на голое тело. Плохо вытерлась и платье прилипло к телу, даже подол до конца не опустился. Прилегла с краю.

— Ох, устала от беготни. А ты?

— А я, мам, выспался.

— Чё, совсем не хочешь?

— Почему? Ещё посплю.

— Тогда спи. Обними меня и спи.

Она повернулась спиной, положила ладони под щёку, согнула ноги в коленях и прижалась спиной. Через тонкую ткань платья горячее тело грело мне живот. Мягкая мамина попа упиралась прямо в лобок. Коли не та баба в сеннике, сейчас бы уже стоял товарищ и ничем бы его было не успокоить. Обнял её за живот, под самыми грудями, прижал, поцеловал в затылок.

— Как я тебя люблю!

Сон снится. Будто я кого-то ебу. И так сладко, так хорошо. Вот сейчас кончу. В армии такой сон предвещал стирку трусов утром. Проснулся. А это не сон. И правда ебу. И не кого-то, а маму. И она помогает мне, двигая навстречу задом. Мысль о том, что это не правильно, что так нельзя, умерла, не успев толком возникнуть. Потому что всё затмило чувство распирания в головке. такое впечатление, что она вот-вот лопнет от напряжения, что взорвётся и разлетится на мелкие осколки, сработав вроде гранаты. И одновременно с этим распиранием сладостное чувство, которое от головки передалось вверх по стволу, скользнуло куда-то в низ живота, отдалось в заднем проходе и звоном раздалось в голове. И я, прижавшись плотнее к мягкой попе, замер, со стоном, с рычанием извергая из себя, как мне показалось, потоки спермы. И мать замерла, сжавшись в комок, содрогнулась всем телом, плотно прижимаясь.

Придя в себя, избавившись от звона в голове и тьмы в глазах, попытался отодвинуться от попы. Мать завела руку за спину, прижала мою задницу.

Хуй, опадая, медленно покидал мокрую пещерку, скользил, выходя наружу. Вот вышел весь, уронил головку, скользнув по ягодице и оставив на ней мокрый след. Мама развернулась ко мне, обняла, прижалась, поцеловала крепко, не материнским поцелуем. Так женщина целует любимого мужчину. Оттолкнула, повернулась на спину и потянулась, закинув вверх руки, выгибаясь всем телом. Платье задрано до груди, пухлый живот оголён, низ его украшает темный треугольник волос, уходящий куда-то меж сомкнутых плотно ног.

Повернулась, прижалась всем телом, обняла, поцеловала.

— Сладкий ты мой! Грешница я, но ещё бы разок!

В голове что-то щёлкнуло, что-то провернулось. Она же у меня ещё молодая женщина, а уж сколько лет одна, без мужика. Тело просто истосковалось по ласке. И любила она сегодня не сына, а мужчину. Возбуждение, алкоголь, что-то ещё так подействовало, что женщина совершила грех с точки зрения морали. Сладкий грех. И, наклонившись над откинувшейся на спину матерью, начал целовать губы, лицо, шею.

Села на нашем ложе, которое и кроватью не назовёшь, потянула через голову платье, откинула его в сторону, вновь упала на спину, подставляя под ласки и поцелуи всё тело от головы до кончиков пальцев на ногах. И принимала эти ласки и поцелуи, стонала от возбуждения и наслаждения, теребила ласкающего её мужчину, иногда впиваясь ногтями, а потом просто потянула на себя, разведя в стороны и высоко задрав ноги, торопливо толкала крепко схваченный рукой ствол в себя, сердилась, что он не попадает и счастливо вздохнула, когда он попал по назначению, подалась вперёд до упора лобком в лобок, замерла на мгновение и начала быстро-быстро работать задом, с бешенной скоростью насаживаясь на такой желанный сейчас хуй. И быстро кончила. Вскрикнув и прижавшись, мелко-мелко задрожала, крепко прижала перекрещенными ногами, выгибаясь навстречу будто стараясь проглотить своей пиздой всего любовника.

А потом она стояла на четвереньках и подавалась навстречу бесстыдно выставленным задом, сидела верхом и скакала, а её груди болтались из стороны в сторону и я ловил их руками, тянул на себя, стараясь впиться губами в сосок, лежала на боку, высоко задрав одну ногу и принимая в себя до упора весь ствол, стояла раком, упираясь грудью в постель и высоко задирая зад. У меня что-то заколодило и я не мог кончить, терзал это тело до тех пор, пока она не взмолилась, не попросила пощадить её. И когда отпустил, прижала ладонь к пизде, прикрывая вход в неё, сомкнула ноги и проговорила-простонала.

— Наеблась. Продрал, так продрал. На завтра не встану. Болит всё.

— А чего же не сказала раньше?

— Ты же не кончил.

Мама, как же я тебя люблю! Терпела боль, давая возможность сыну кончить. Отвёл в сторону её руку, прикрывающую вход, склонился, развёл губки и поцеловал. Она выгнулась, подаваясь навстречу.

Ласки губ и языка не приносили боли, доставляли одно лишь наслаждение. Она металась по постели, выгибалась и стонала, вскрикивала. А потом просто кончила в очередной раз. И теперь точно знала, как помочь сыну, как довести его до оргазма.

Вытерев тыльной стороной ладони капельку спермы с уголка губ, сказала.

— А ты вкусный. Измучил совсем. Давай поспим маленько. Скоро вставать. Только оденемся, вдруг кто зайдёт.

Оделись, легли, обнявшись. Мать вдруг хихикнула.

— И выебал мамку, и накормил.

— Молчи. Это я так. Сладкий ты мой. Спи давай. Сил набирайся.

— Ты ещё мне это. ну.

— Ма, пизду поцеловать? Так я хоть щас.

-Нет, нет, не сейчас! Потом.

Потом так потом. Потом наступило днём, когда мы остались вдвоём в сарае. Девчата куда-то убежали, а мы прибирались у скотины. И когда прибрались, когда мать стояла, наклонившись на загородку, задрал подол. Трусы, как совершенно не нужная деталь туалета, отсутствовали. Поцеловав одну и вторую ягодицы развёл их в стороны и протолкнул одеревеневший хуй в мокрую щель. Слегка подвигал туда-сюда. Потом вытащил и примостился меж ног, присев на колени. Мама слегка присела, раздвинув ноги, надвинула мокрую и пахучую пизду на лицо.

— Ну что ты, не надо, не надо! Кто зайдёт!

Губы говорили одно, а тело делало совершенно иное. Зад вращался, стараясь подставить всё, что имелось меж ног под ласкающие язык и губы. А потом, когда кончила, стояла раком, опираясь на прясло и выставив зад, терпеливо сносила толчки, изредка ойкая при наиболее глубоком проникновении.

Десять дней пролетели, как один миг. Прощай, родимый дом. Вот он я. Привет, войска! Ещё целых шесть месяцев! Всего-то шесть месяцев!

Осень. По знакомой дорожке иду домой. Темно. Земля припорошена снегом. Вот и дом.

-Здравствуй, мама! Я вернулся!

Охнув, повисла на шее, осыпала поцелуями. И вновь в одной сорочке. Только сестричек не хватает, в городе на учёбе. Крепко обнял, прижал, подхватил на руки и понёс в дом. Холодно на крылечке почти голой. А дома, едва скинув шинель и всё остальное, целовал такое родное тело. А потом лежали, отдыхая, набираясь сил перед новыми подвигами на любовном фронте. Зашевелились, передохнув.

— Лежи, устал и так. Я сама.

Упираясь в грудь руками, приподняла зад.

— Расправь хорошо. Ага. Ну вставь! Не балуйся.

И, едва поймав краешком губ головку, резко села, не давая ей выскользнуть.

Секспомощь для солдатика (секс рассказ)

— Вхoдитe, ктo тaм слeдующий, — рaздaлся тoнкий дeвичий гoлoсoк зa мaссивнoй жeлeзнoй двeрью. Мoлoдeнькaя мeдсeстрa быстрo взглянулa нa сeбя в зeркaлo, oдним жeстoм пoпрaвилa чуть взбившиeся вoлoсы и зaмeрлa зa стoлoм с вaжным видoм. Рядoвoй Кусaчкин, бoязнo oзирaясь пo стoрoнaм, вoшeл в кaбинeт. Увидeв пeрeд сoбoй хoрoшeнькую брюнeтку с мeлкими кудряшкaми нa гoлoвe и бeлoм хaлaтe, oн рaсслaбился.

— Здрaстe. A у мeня живoт бoлит, — пeрвoe, чтo пришлo нa ум, скaзaл рядoвoй. Oн был здoрoв, кaк бык, нo жуткo нe хoтeл идти нa oбщeствeнныe рaбoты, пoэтoму рeшил придумaть сeбe бoлeзнь. Нa всякий случaй схвaтился зa живoт и сдeлaл стрaдaльчeскoe лицo.

Мeдичкa встaлa сo свoeгo мeстa и взялa в руки стeтoскoп. Oнa oкaзaлoсь мaлeнькoгo рoстoчкa, aки Дюймoвoчкa, худeнькaя и нeмнoгo нeсклaднaя, кaк пoдрoстoк, зaтo личикo былo кукoльным.

— Снимaйтe китeль и мaйку, — скoмaндoвaлa oнa.

Сoлдaт быстрo, кaк будтo рядoм стoял прaпoр с зaжжeннoй спичкoй, скинул с сeбя oдeжду и зaмeр с гoлым тoрсoм. Oнa слaбo улыбнулaсь и нaжaлa пaльцaми нa eгo живoт.

— Здeсь бoлит? A здeсь? — притвoрщик тoлькo кивaл гoлoвoй, сoглaшaясь, кaк китaйский бoлвaнчик.

— Всe яснo, — вздoхнулa мeдсeстричкa и сeлa oбрaтнo зa стoл, тут жe принявшись чтo-тo быстрo-быстрo стрoчить нa бумaгe.

— Снимaйтe штaны и пoдхoдитe ближe, — oтoрвaвшись oт бумaг, чeрeз нeкoтoрoe врeмя пoпрoсилa oнa. Сoлдaт нaпрягся, нo пeрeчитaть нe стaл. Лучшe oн пoстoит пeрeд нeй в трусaх, чeм oтпрaвится нa oбщeствeннo-пoлeзный труд.

В трусикaх в гoрoшeк Кусaчкин пoдoшeл к стoлу и зaмeр в oжидaнии.

— Спуститe трусы дo кoлeн, пoвeрнитeсь зaдoм, рaздвиньтe ягoдицы и нaклoнитeсь, — бeсстрaстнo скaзaлa мeдичкa.

— Этo eщe зaчeм? — пoчти крикнул испугaнный мaльчугaн. Oн с ужaсoм вспoмнил, кaк стoял в тaкoй жe пoзe пeрeд пoжилым врaчoм нa мeдкoмиссии, тoгдa oн чуть нe умeр сo стыдa, a тут мoлoдeнькaя дивчинa.

— Хoрoшo, нe хoтитe — нe нaдo. Идитe тoгдa рaбoтaть! — бeзaпeлляциoннo зaявилa кудрявaя. Услыхaв прo рaбoту, рядoвoй мигoм стaщил трусы и встaл пeрeд нeй рaкoм и рaздвинул рукaми пoпу. Вeсь пунцoвый oт унижeния oн считaл дo дeсяти. Зa дeсять сeкунд oнa дoлжнa успeть всe тaм рaссмoтрeть.

— Дoлгo eщe? — пoинтeрeсoвaлся сoлдaтик дoсчитaв дo сoрoкa.

— Пoкa нe пoсмoтрю, — oтрeзaлa oнa. A сaмa с интeрeсoм рaзглядывaлa свисaющиe яички и члeн. Eй зaхoтeлoсь пoтрoгaть их, пoигрaть с ними, a eщe пoпрoбoвaть нa вкус. Eгo пoлoвинки были пoкрыты тeмным мхoм, a вхoд в aнaльнoe oтвeрстиe зaрoс вoлoсинкaми, кaк и у всeх мужикoв. Хитрaя мeдичкa спeциaльнo пoстaвилa eгo в унизитeльнoe пoлoжeниe, чтoбы нaслaдиться свoим прeимущeствoм. Вeдь oнa рeшaлa eдинoличнo, oтпрaвится ли лeнтяй нa рaбoты или нeт.

— Придeтся тeбe хoрoшo пoтрудиться, — зaдумчивo скaзaлa oнa вслух.

— Пoжaлуйстa, тoлькo нe рaбoты, — пoнял ee пo-свoeму Кусaчкин и выпрямился.

Дeвушкa усмeхнулaсь, скинулa хaлaтик, oкaзaвшись в бeлoм кружeвнoм бeльe (трусикaх, лифoнa нa нeй былo). Рядoвoй oпeшил oт нeoжидaннoсти, дaжe слeгкa пoпeрхнулся. Нo прoдoлжaл стoять сo спущeнными труснякaми, и вo всe глaзa жaднo смoтрeл нa тeлo сeстрички. Хoть и былa oнa худoщaвoй, нo сиськи были нa мeстe, вишнeвыe сoски нaлились и тoрчaли, чтo зaхoтeлoсь тут жe пoчмoкaть их ртoм и слeгкa пoкусaть.

— Тaк и будeшь смoтрeть или приступишь? — с вызoвoм спрoсилa oнa и прoвeлa язычкoм пo свoим губкaм. Кусaчкин рaстeрялся, нe знaя чтo дeлaть, пeрвый рaз oкaзaлся oн в тaкoй нeстaндaртнoй ситуaции, кoгдa дeвушкa сaмa сoблaзняeт юнцa. Oн привык брaть инициaтиву в свoи руки, зaтaскивaть в пoстeль дeвчoнoк, улaмывaть их и угoвaривaть лeчь с ним.

Сдeлaв шaг впeрeд, сoлдaтик чуть нe грoхнулся нa пoл, зaпутaвшись в сoбствeнных труснякaх, злo чeртыхнувшись, oн снял их и aккурaтнo пoлoжил нa кушeтку. Oн пoнимaл, чтo выглядит глупo, нo ничeгo нe мoг с сoбoй пoдeлaть. Члeн eгo нaлился крoвью и тoрчaл прямo, кaк Пизaнскaя бaшня.

Мeдичкa сaмa пoдoшлa к нeму, сeлa нa кoртoчки, ширoкo рaздвинулa нoжки и принялaсь жaднo сoсaть члeн. Сoлдaт, чeрт знaeт скoлькo врeмeни нe видeвший бaбу, чуть нe кoнчил oт oднoгo тoлькo ee прикoснoвeния к крaснoй гoлoвкe, нo вoврeмя взял сeбя в руки, нa всякий случaй вспoмнив злoгo прaпoрa с пeрeкoшeнным oт злoбы лицoм. Этa кaртинкa тут жe чуть нe убилa всe вoзбуждeниe. Oн снoвa сoсрeдoтoчился нa свoих oщущeниях, дaжe гoлoву зaпрoкинул нaзaд.

A мeжду тeм, кудряшкa нaяривaлa, сoсaлa быстрo, пoмoгaя сeбe рукaми. Видимo нрaвился eй сoлдaтский члeн — твeрдый, нe бoльшoй, зaтo рoвный и глaдeнький, дaжe яйцa oн пoбрил в бaнe нa днях, кaк будтo прeдчувствoвaл грядущий сeкс.

— A тeпeрь ты, — хитрo прищурившись, изрeклa рaзврaтнaя мeдсeстричкa. Oнa скинулa трусики и лeглa нa кушeтку, рaздвинув нoги и сoгнув их в кoлeнях. Вид oткрылся нa мaлeнький трeугoльник, с eдвa прoбившимися свeтлыми вoлoсикaми. — Иди жe сюдa, — пoмaнилa oнa eгo пaльчикoм. Кусaчкин пoдoшeл и пoпытaлся пристрoиться к щeлкe, нo былo нeудoбнo ввoдить члeн в тaкoй пoзe.

— Нe тaк, — зaсмeялaсь oнa. — Губaми дaвaй, пoцeлуй ee, oближи кaк слeдуeт.

Кусaчкинa прoшиб хoлoдный пoт, oн никoгдa этим нe зaнимaлся, лизaть бaбскую щeлку?! Дa никoгдa в жизни, ни зa кaкиe кoврижки!

— Нe дрeйфь, всe мaльчики дeлaют ЭТO, — принялaсь угoвaривaть бeсстыдницa.

Сoлдaт, взвeсив всe зa и прoтив, выбрaл лизaть. Всe рaвнo вeдь никтo нe узнaeт, чтo oн кoгдa-либo дeлaл этo. Oн oпустился нa кoлeни и слeгкa придвинул дeвушку к крaю кушeтки, взяв ee зa бeдрa. Уткнувшись в гoрячую прoмeжнoсть, слeгкa влaжную, рядoвoй стaл вoдить языкoм ввeрх/вниз, тoлкoм нe знaя, прaвильнo ли oн пoступaeт. Эх, зря oн включaл пeрeмoтку, кoгдa в пoрнухe мужики нaчинaли лизaть бaбaм, кaк бы сeйчaс пригoдилoсь этo! Рeшив дeйствoвaть пo нaитию, oн ввeл язык в дырoчку и принялся вылизывaть пeщeрку изнутри. Мeдсeстричкa слaдкo зaстoнaлa и схвaтилaсь рукaми зa гoлoву, кoррeктируя eгo движeния. Кoгдa вoлнa oргaзмa зaхлeстнулa ee, oнa мeлкo зaдрoжaлa и зaстoнaлa, eщe крeпчe придaвив гoлoву свoeгo любoвникa. Нe прoшлo и пяти минут eгo стaрaний, a oнa ужe сoтряслaсь в кoнвульсиях и oбильнo кoнчaлa. Кусaчкин и нe прeдпoлaгaл, чтo жeнщинa мoжeт извeргaть из сeбя стoлькo жидкoсти вo врeмя oргaзмa.

— Милый ты был вeликoлeпeн, — кoнстaтирoвaлa oнa. — Ты тoжe зaслужил удoвлeтвoрeниe, ну и кoнeчнo, прaвo пoвaляться в гoспитaлe. С этими слoвaми сeстричкa встaлa рaкoм нa этoй жe кушeткe, нo прeдупрeдилa срaзу:

— Тoлькo трaхaй быстрeй, скoрo придeт муж.

Oбaлдeвший вкoнeц, Кусaчкин, пристaвил свoe кoпьe к ee дырoчкe и рeзвo вoшeл. Сeксa хoтeлoсь нeвынoсимo. Дeвицa и ухoм нe пoвeлa, стoялa в пoзe сoбaчки и пoкoрнo ждaлa, кoгдa oн кoнчит. Тoлькo избрaнный круг людeй знaл, чтo мeдсeстрa Aлeвтинa кoнчaeт тoлькo oт oрaльнoгo сeксa, к другим видaм oнa пoлнoстью рaвнoдушнa.

Рассказ №10642.

Название: Берлин Автор: Professsor Категории: По принуждению Dата опубликования: Среда, 10/06/2009 Прочитано раз: 50202 (за неделю: 61) Рейтинг: 48% (за неделю: 0%) Цитата: «Немка было обмякла, но отдохнуть ей не дали ни минуты. Ее нетерпеливо обступили сразу четверо — рослые, с крупными, налившимися в ожидании хуями. И вот уже двое спереди, двое сзади. » Страницы: [ 1 ]

1945 год. Советские войска подавляли последние очаги сопротивления в немецкой столице. Группа разведчиков под командованием Ивана Дмитриева прочесывала дом почти в самом центре Берлина. — Командир! Командир! — раздались крики Вовчика, бравого парня, не раз выручавшего товарищей из очень сложных ситуаций. Вовчика нашли в большой, когда-то хорошо и дорого обставленной квартире, зажавшего в углу красивую молодую немку. Белокурая, худенькая в кости, но с прекрасными женскими формами, выпирающими под легким белым платьем, она что-то жалобно бормотала на своем языке, затравленно глядя на страшного русского солдата с автоматом наперевес. — Глянь, какая добыча, командир! — радостно запел Вован, известный своей слабостью к женскому полу. — Отпусти ее! — приказал Иван. — Сам знаешь, что за это бывает. Вовчик округлил глаза, подошел к нему вплотную и зашептал на ухо: «Да ты что, командир?! Здесь же ни одной живой души нет, никто и не узнает. Бабу пожалел? А что ЭТИ с нашими бабами делали, забыл?». Разведчики стояли, опустив оружие и ожидая решения командира. А тому вдруг пришло видение: его молодая Аннушка корчится под пьяным немецким офицером, а тот ебет ее все сильнее, все жестче. Господи! За что это?! — Ладно, — вмиг охрипшим голосом сказал Иван. — Только не калечить! — Я первый! В рот хочу! — отрывисто сообщил Вовчик. — Бегемот, Мешок, подержите ее! Двое отложили автоматы, подошли к немке. Та отчаянно заверещала, но ее вытащили из угла и поставили на колени перед Вовчиком. — Заткнись! — зашипел тот, приставляя финку к молочно белой шее. Немка словно захлебнулась своим криком, ее синие глаза расширились от ужаса. Вовчкик нетерпеливо освободил уже негнущийся крупный член, взял его рукой, чуть вздрочнул и. Иван и все вокруг отлично видели, как раздулся от вошедшего орудия рот немецкой женщины, слышали, как она жалобно замычала и дернулась. — Соси, блядина фашистская! — зарычал Вован и угрожающе провел рукой с зажатым ножом перед лицом немки. Послышались булькающие звуки. Из глаз женщины текли слезы, на подбородке они смешивались с выплескиващимися слюнями и дальше эти струи-ошметки, покачиваясь, падали на платье. — Ах, заеби-и-сь! Ох, бляа-а-а, как хорошо! — бормотал солдат. Он передал нож кому-то из товарищей, сжал голову немки руками и взял такой темп, что та опять жалобно, протяжно заскулила. — Н-на, сука! Нна! А-А-А!! — захрипел Вовчик, удерживая женщину, чтобы она не могла отстранится. Горло ее отчаянно двигалось, принимая порцию за порцией застоявшейся солдатской спермы. Последний раз довольно крякнув, Вован отступил, освободив немку от живого кляпа. Та жадно глотала воздух и остатки спермы. — Дайте-ка мне! — приказал Иван, чувствуя невыносимое напряжение в яйцах. Наверное, в любой другой ситуации он бы не стал этого делать, но вся обстановка, ожидание победы, наконец, посетившее его видение, сделали свое дело. Пока он освобождал неожиданно твердый член, солдаты услужливо подтащили опять залаявшею свое «Nein! Bitte!» немку к невысокой тахте и установили там раком. Ее не держали, да она и не пыталась сопротивляться, позволяя делать с собой все, что угодно. Иван подошел, чувствуя, как колотится сердце и слегка дрожат руки. Не торопясь, наслаждаясь, как могут наслаждаться только победители, он забросил подол платья немке на спину. Бесстыдно забелели упругие ягодицы, лишенные нижнего белья. Иван крепко сжал их руками и развел в стороны — немка дернулась и, как ему показалось, сама ниже опустила зад и шире расставила ноги. Такая податливость ему понравилась. Да и зрелище перед ним открылось — мечта импотента: промежность немки была начисто выбрита, так что он мог прекрасно рассмотреть и молодую пухлую пизду, и звездочку зада. Забавляясь, Иван сжал половинки и снова с силой раздвинул. И онемел от изумления! Красноватая дырка влагалища, раскрывшись от движения его рук, вдруг всхлипнула и выпустила порцию клейковатого сока. Немка молчала, только ляжки ее ощутимо дрожали в руках. «Твою мать, — подумал Ванька. — Да она же хочет, чтобы ее трахнули!». — Вот блядь, а!? Глянь, потекла уже! — сказал сзади кто-то из солдат, подтверждая его открытие. Иван направил головку в склизкое отверстие и с легкостью, на всю длину, вошел в немецкую пизду. И тут же немка тоненько взвыла, пизда ее сжалась и запульсировала. Вконец обалдевший, он не двигался, дожидаясь, пока голодная вражеская самка перестанет корчиться от кайфа на его члене. Когда она обмякла, Иван вынул жирно блестящий слизью хуй, сунул пару пальцев в расслабленное влагалище, а потом почти сразу — в тугую задницу. Баба дернулась было, но он так отоварил ее по сраке, что она, покоряясь, сама наделась анусом на пальцы. В жопе оказалось довольно свободно и Ванька вдруг понял, что и сюда немка не один раз. Тогда он вогнал ей член в задний проход и без особых предосторожностей начал размашисто ебать. И снова услышал знакомый уже тоненький вой и снова увидел, как по-звериному, в судорогах, кончает эта изголодавшаяся по члену женщина. На этот раз Иван не стал ждать и под надрывное немецкое «Ja-a-a!» все надраивал и надраивал, пока не подкатило. Со звериным рыком, держась поглубже в пульсирующей кишке, он стрелял и стрелял густыми струями. Немка было обмякла, но отдохнуть ей не дали ни минуты. Ее нетерпеливо обступили сразу четверо — рослые, с крупными, налившимися в ожидании хуями. И вот уже двое спереди, двое сзади. — А-а, хороша блядь! Ща я тебя отдеру — глаза вылезут!! Соси! Глубже бери!! — раздались голоса. Немку ебли живым конвейером, не торопясь кончать, с толком и расстановкой. Причем, те, кто развлекался сзади, меняли отверстия, разъебывая их до приоткрытых дыр, а те, кто спереди, не давали ей дышать, в очередь заталкивая в рот члены. — Хорош, ребя! Давай-ка ее вместе! — предложил кто-то и вот уже болтающуюся, как тряпишную куклу, бабу с безумными глазами насаживает на член один из солдат. Второй появляется сверху, смачно харкает в ложбину между ягодицами, умело подхватывает стекающий ком слюны головкой члена и туго запечатывает немке зад. Она дергается, жалобно стонет, но крепкие солдатские члены только глубже входят в обе дырки. — Не рыпаяся! — скомандовал третий и шлепнул ладонью по щеке, поднося второй рукой хуй. Иван, слегка поддрачивая снова начавший вставать член, с любопытством смотрел как слаженно, словно одно чудовищное животное, его солдаты имеют немку. Хрипы, стоны, всхлипы, прочмокивания и другие характерные звуки звериной ебли заполнили комнату. Баба, которую яростно драили в три ствола, мелко дрожала всем телом, извивалась, зажатая мужскими телами. По ее гортанному рычанию, по движениям вспотевшего тела было видно — немка близка к исступлению, но процесс ей явно нравится. — Вместе! Вместе! — закричал солдат, занявший бабий рот. — Давай, пацаны! И-и. Пять! Все трое ускоряются. — Четыре! Хуи ходят в раздолбанных дырках все быстрее. — Три! Темп достигает рекордных скоростей. — Два! Громкие хлюпающие звуки со всех сторон. — Один! Голоса «Давай, бля!! Ща я, ща!! У-у-у, сука ебучая-а-а-!!». — Пли-и-и-и-и! Сразу из трех глоток рвется ликующий рев, солдаты в последний раз вгоняют стволы в женское тело и кончают, кончают, кончают как в последний раз. Немка трясется как паралитик. Троица отваливается и пленница ничком падает без сил. Иван подошел ближе. Бока немки взлетали, как у загнанной лошади. Вся промежность была покрыта густой спермой, вытекающей из алых дырок зада и влагалища. Он зашел спереди, за волосы поднял ее голову. И тогда она рывком насадилась на его торчащий хуй, заглотила так, что у Ваньки дух захватило. Об ебал ее в рот размашисто и жестко, и кончал, загнав в самую глотку. А потом отошел, заправился и коротко бросил ребятам: «В расход ее».

Секс рассказы солдаты.

Рассказов в базе: 49117 Cтатей в базе: 8465 Комментариев: 139506.

Армейская невеста. Часть 1 Армейская невеста. Часть 2.

Армейская невеста. Часть 2.

Автор: Инти Айа.

Солдаты вмиг разделись, за двадцать девять секунд. Вот она, военная выучка. Столько тренировок перед отбоем. И вновь приняв положение «смирно» стали ждать дальнейших приказов, прикрывая срам обеими ладонями.

– Что ж это, ты, доця? – удивленно спросил сержант обернувшись к девушке, – раздевайся, воины ждут.

Таня, медленно, обречено поднялась с дивана. Опустив глаза, дрожащими руками потянулась к подолу платья. У солдат вмиг вскочили и напряглись хуи, как ни старались они их прикрыть. Сняла платье, нерешительно потопталась на месте, расстегнула лифчик, спустила трусики. Неизвестно. попал ли Денис, а она уж, точно попала. Тихо легла на диван, замерла.

– Третий пошел! – скомандовал сержант.

Парнишка, мальчишка еще, стриженный наголо, сутулый и щуплый двинулся к Тане. Наверное точно такой же как и Дениска, исполняющий приказы самодуров сержантов, изголодавшийся по женскому телу, дрочащий под одеялом свой еще недоразвитый отросток, сдерживая срывающееся в хрип дыхание. Он осторожно лег на Таню.

– Давай солдат, задай ей жару! – Хохотнул сержант. – Помни, ты купил свое сегодняшнее счастье за сто баксов.

Парнишку затрусило от перевозбуждения. Он телёнком ткнулся губами в Танины плотно сжатые губы. Потыкал свой писюн между ног никак не попадая, два раза дернулся в конвульсии и потёк. Пристыжено поднялся и понурив голову пошел одеваться.

– Уууууу. Просрал ты свои бабки, воин, кто ж так ебётся? Четвертый, пошел.

Другой парень посмелее. Видно было, что исполнял приказ с удовольствием и знанием дела. Взял девушку за талию, поправил ее поудобнее, залихватски и с озорством налег, тронул грудь, тронул талию, поводил пальцами по ее губам, при это энергично двигаясь, вперёд, назад, вперед, назад. .

– О! Уже видно, человека, – восхищался сержант, в азарте хлопая себя по ляжкам. – Это уже Конь, с большой буквой на борту! Дай ей в рот.

Солдат подчинился, вернее, он уже сам намеревался это сделать. Усадив Таню на корточки гладил по голове, когда она глотала его сосиску вместе со слезами обиды и безысходности, приговаривал: » не плачь девочка, это так вкусно» Поменял позицию уложив ее на живот.

– Э, нет. Жопа стоит дополнительных сто баксов. Я еще там не бывал, – предупредительно воскликнул сержант и солдат остепенился. Вновь перевернул девчонку, продолжил свой труд, там где разрешалось.

Таня плакала. Как дорого. Как дорого она откупает свободу и жизнь своего любимого. Надо бы гордиться, за то, что она сейчас делает для Дениски, но она не может. нечем гордиться. Никогда, никогда в жизни она не скажет ему об этом.

– Заканчивай солдат, лейтенант с блядок возвращается, скоро уже в часть ехать.

Солдат вскочил, шустро оделся и стал у дверей по стойке смирно.

– Вольно! – разрешил сержант. – Твоя задача, четвертый; выходишь с девкой в сарай, там отсиживаетесь до прихода машины, когда прибудет патрульная машина быстро и незаметно садитесь в кузов. Приказ ясен?

– Так точно, товарищ сержант!

– Отлично. За это разрешу тебе кончить. Но не дай бог, хоть одна блядь на КПП ее унюхает. Ответишь.

– Так точно, товарищ сержант!

– Ты, третий, за то, что такое чмо, отвечаешь головой за баулы.

– Есть, товарищ сержант.

– Смирно. Вольно. Действуйте.

Её что? Не отпускают? Она не расслышала распоряжений сержанта, одеваясь после унижений, плакала размазывая слезы по лицу. Как спросить? Лучше молчать и ждать, когда сержант таки соизволит отпустить её. Он же четко сказал: «Обслужишь еще двух солдат. » Она обслужила. Но последнее распоряжение насчет вещей она расслышала и это ее взволновало.

– Пойдем. – сказал ей «четвертый»

Уф. Отпускают. Только вещи конфискуют, ну и бог с ними, с вещами, дело – наживное. Но «четвертый» не повел ее на улицу. он вывел ее во внутренний двор, направился к кособокому, дровяному сараю. Таня резко остановилась.

– Пойдем, пойдем, – ласково сказал солдат открывая двери сарая, – лейтенант тебя не должен увидеть. Увидит – тебе, пиздец.

– Отпустите меня, – сдавленным шепотом произнесла Таня.

Опять двадцать пять! Они что, все помешались на отсосать? Конечно она отсосёт, только пусть отпустят! Теперь ей всё равно, одним грехом, больше, меньше. Таня со всхлипом вздохнула.

– Да. – едва слышно шепнула она.

– Давай, только тихо, чтобы сержант не услышал, – он облокотился о вязанку березовых поленьев, расстегивая брюки, – двери прикрой плотнее.

Таня осторожно притворила дверь, не дай бог скрипнут ржавые петли, подошла к солдату, присела перед ним на колени, взяла в руки хуй.

– Ну не томи, же! Давай.

Приоткрыла рот нанизалась губами на плоть еще толком не восставшую от того мягкую и податливую. Хуй толчком вздрогнул и начал быстро восставать, напрягаться, заполнять собой всю полость рта. Это ведь самое удивительно в минете. Только что он был таким маленьким, беззащитным и вдруг пульсирующими толчками вырос, возмужал, стал твердым и агрессивным. Надо бы хоть использовать свое плачевное положение и удовлетворить своё любопытство, свои грёзы одиноких ночей, когда мастурбирую представляла, придумывала отдаваясь сексуальным фантазиям. Но тогда это лишь были фантазии, не подкрепленные знанием, о том как это происходит. Сейчас реально, всё. Нужно хорошенько запомнить, нужно прислушаться к своим ощущениям, нужно понять. Когда еще придется? Она прислушивалась, она наблюдала и запоминала. Нет, слишком хорошо не было, что то мешало. Что мешало? Наверное подневольное положение, дурацкая, идиотская ситуация в которую она попала. Надо будет как ни будь с Дениской такое проделать, !

когда всё плохое будет позади, когда они уединятся для встречи, когда будет хорошо и спокойно. Вот тогда она в полной мере ощутит и осознает все детали процесса.

– Молодец, молодец, – шептал солдат одобрительно, – так, так. Давай еще, пусти его до самого горла, пожестче, агрессивней. Еще! Еще!

Схватил ее за уш и помогая себе руками и нанизывал ее на себя нанизывал, двигая жопой, стараясь, чтобы ее губы доставали до самой мошонки, закатывал глаза от блаженства. Таня мельком вскидывала взгляд, посмотреть на его реакцию. А когда он задрожал в нетерпении предвкушая оргазм задвигалась чаще, обхватила солдата обеими руками за бёдра, помогая себе, помогая ему. Солдат кончил глубоко в горло. Второй раз за этот день Таня ощутила тёплое томление в паху и под сердцем, но на этот раз значительно слабее.

– А теперь отпусти меня, – сказала Таня вытирая рот ладонью.

– Я не обещал тебя отпустить.

– Но. Ты же сказал.

– Я ничего не говорил, я только попросил тебя отсосать.

Таня бессильно опустилась на березовое полено где рубили дрова. В голове замутилось, стало нехорошо от того, что страхом заволокло сознание, сжалось сердце, замлели руки и ноги. Но может быть они не хотят, чтобы лейтенант ее увидел? Тогда они просто оставят её здесь, а сами уедут в часть. Эта мысль ее успокоила. Оставалось лишь ждать. Томительно и с чувством конфуза перед солдатом, что несколько минут назад так ловко ее использовал не обещая ничего. Там во дворе, заурчал мотор, захлопали дверцы машины, раздался окрик сержанта, всё пришло в движение. Ну наконец – то! Они сейчас уедут.

– Пора – сказал солдат. – Выходи, тихо.

Он взял ее за руку и повел к машине с маскировочным брезентом над кузовом.

– Лезь тебе говорят, в кузов. Быстро!

Он нервно подтолкнул ее к борту с железной ступенькой под номером. Удерживая за спину, подхватил ладонью за зад. Таня в суматохе поставила ногу на ступеньку, схватилась за борт руками, подтянулась. Сзади ее подтолкнули и она оказалась в кузове, под тентом. Там уже сидел «третий» с ее вещами.

– Тиииихо! – шикнул «четвертый» – ложись к баулам.

Она легла и ее прикрыли куском брезента, вместе с вещами. Она лежала в кромешной темноте, в пыльной духоте и в голове не промелькнуло ни единой мысли, лишь сухой, шелестящий стук пульса в висках. Она не понимала, что от нее хотят эти солдаты, ведь всего – то нужно ее отпустить и не писать никаких протоколов. Ступор. Полный ступор в голове, в мышцах, в теле. Ни двигаться, ни думать, лишь лежать под душным куском брезента и ждать.

– Товарищ лейтенант, – раздался бодрый голос сержанта где – то рядом, – готово!

Захлопали дверцы, заработал мотор и машина тронулась с места.

– Товарищ сержант, – спросил нагло и вальяжно «четвертый», – можно я после учебки останусь в полку, сержантом, после Вас?

– Можно, – буркнул сержант, – если осторожно.

– Я серьёзно. Духов буду гонять, как Вы. Я могу.

– Посмотрим на ебало твоего лица.

– Вы похлопочите за меня? Ну хотя бы командиром отделения. А я, блядёшку Вашу, охранять буду.

– Как козел капусту? – усмехнулся сержант.

– Я тебе сказал, солдат, посмотрим, – раздраженно и устало ответил сержант, тем самым давая понять, что тема исчерпана.

Машина остановилась перед воротами части. КПП. Лейтенант доложил по форме дежурному по полку, капитану, предоставил рапорт, о том, что за время службы в городском патруле никаких происшествий не произошло. Потом они покурили с капитаном уже не по – уставному, похихикали над рассказанной лейтенантом истории об интересной блядище, что он сегодня подцепил в баре около вокзала и как он ее ебал прямо в парке, в глухом закутке, в кустах. А там по тротуару люди ходят, почти рядом и ничего не подозревают. А он ебёт ее, ебет, а она стонет, стонет.

– Мандавошек небось нахватался? – сказал капитан.

– Ну давай, Лёха, послезавтра я, в город заступаю.

Они ударили по рукам. Лейтенант сел в машину и машина заехала на территорию полка.

– Так, сержант, – сказал лейтенант, – я пошел домой, а ты давай, проведи вечернюю поверку в роте, позвонишь мне, доложишь.

– Есть, товарищ лейтенант!

Сержант знает свое дело. Он ночной вождь и бог желторотых писюнов, которых в роте аж девяносто штук. Практически беспредельльный властелин, потому что, он дед, а все остальные не доросли до его «седин». Даже старшина, по совместительству каптер и конченный алкаш, слушается сержанта с полдвижения брови. Значит, будет так: Блядёшку селим в каптерке, всех запугать до полусмерти. Если начальство пронюхает, рассчитаю батальон на первый, второй и заставлю друг друга выебать в жопу. Деньги снимать только с духов, с сержантами придется делиться, чтобы были за одно. Нехуй делиться. давать бесплатно ее ебать. Духов по отделениям в день пускать, да, не более десяти человек, а с сержантами после отбоя оргии устраивать. Сначала провожу операцию в батальоне, потом к «техникам», потом к «танкистам», потом к «связистам» Оч, хорошо! Итого, тысяча двести «духов», практически вся учебка. По сотне каждый. Ёб, твою мать. На «хаммере» домой поеду!

Машина вновь остановилась, Тане приказали подняться, вылезть из кузова. Ей набросили на голову тот же кусок брезента и повели вверх по лестничной площадке в роту. «Баба», «Баба», «Баба» легким шелестом, вздохом пронеслось по роте. «Четвертый» завел ее в каптерку, снял с головы брезент.

– Что со мной будет? – сдавленно пискнула Таня.

– Ничего особенного, ебать тебя будем, – усмехнулся «четвертый»

– Пожалуйста. . – всхлипнула Таня с мольбой глядя на солдата, – Пожалуйста. . Отпустите.

– Иди, иди, – жестко сказал он толкнув ее в грудь.

Таня ухватилась за косяк двери, твердо решив вырваться отсюда.

– Вот, сука! – гаркнул «четвертый» и силой схватив за шиворот, развернув швырнул ее вглубь каптерки.

Таня не удержалась, споткнулась, кубарем полетела на сваленные вещевые мешки в углу. Приподнялась на локтях. Перед лицом вещевой мешок, крупными буквами на нем вытравлено хлоркой, почерком любимого: «ВЧ 21142, рота 2А – 1, Денис Кашин». Дверь захлопнулась.

Секс рассказы солдаты.

Ежедневный раздел: голубые приколы + эротика + интересное = блюсики.

Гей рассказы по категории: Военные (452)

Ментовский спермотоксикоз новый! Категории: Военные, Молодые, Групповуха Добавлен: 3 августа Проголосовали за рассказ: 199 Рейтинг: 4.54 Автор: Mr. Twinker.

Сержант и другие новый! Категории: Первый раз, Военные, Азия и Кавказ Добавлен: 26 июля Проголосовали за рассказ: 232 Рейтинг: 4.51 Автор: Дядя Вася.

История с солдатами Категории: Военные, Молодые, Групповуха Проголосовали за рассказ: 62 Рейтинг: 2.44 Автор: Егор (nurik2371)

Барыга Категории: Военные, Туалет, Первый раз Проголосовали за рассказ: 386 Рейтинг: 4.68 Автор: Egor (podr)

Студент и курсанты Категории: Военные, Молодые, Групповуха Проголосовали за рассказ: 319 Рейтинг: 3.33 Автор: Дмитрий (DimaDOD)

Моя полиция меня бережёт Категории: Военные, Молодые, Групповуха Проголосовали за рассказ: 360 Рейтинг: 4.79 Автор: Мечтатель Макс.

Армейка (глава 5, Отчёт о практике) Категории: Военные, Азия и Кавказ, Молодые Проголосовали за рассказ: 326 Рейтинг: 4.76 Автор: Egor (podr)

Однажды в армии Категории: Военные, Молодые, Первый раз Проголосовали за рассказ: 194 Рейтинг: 3.56 Автор: Андрей (popkin)

Армейка (глава 4) Категории: Военные, Молодые, Первый раз Проголосовали за рассказ: 371 Рейтинг: 4.86 Автор: Egor (podr)

Армейка (глава 3) Категории: Военные, Молодые Проголосовали за рассказ: 311 Рейтинг: 4.79 Автор: Egor (podr)

* рассказ может быть одновременно в нескольких (до трёх) категорий.

Секс рассказы солдаты.

На одном этапе своего жизненного пути я переехал в маленький город в области. В плане секса с мужчинами здесь было глухо как в танке, народ сплош быдло и алкашня и только дома я мог расслабиться со своими любимыми игрушками. Моя любимая коллекция фалоимитаторов и анальных пробок не давала мне умереть от жажды анальных утех. И вот однажды вечером возвращаясь с работы на машине я заметил на обочине голосующего солдата. Я остановился, нам было по пути, мы ехали и разговаривали «про жизнь» а в моей голове крутилось одна мысль:»как я хочу пососать член, как я хочу, что бы меня отъимели в задницу». Я даже не заметил, что сказал это в слух. Солдат сидел и ошарашено глядел на меня, Я спросил его:»Ты что. » Он ответил, что ему такое ни кто ещё не предлогал, и что он не против. Я остановил машину на обочине и стал быстро растёгивать его ширинку, он только откинулся на спинку и не мешал мне. Я достал его член, как давно я не держал в руках члена. Я жадно сосал его, я буквально надевался ртом на его член, лизал потные яйца. Мне очень хотелось почувствовать этот член у себя в заднице, но я был не подготовлен к этому. Поэтому я сосал, как только я чувствовал, что он сейчас кончит я тормозил, мне хотелось растянуть это удовольствие, но он (кстати его звали Никита) схватил меня за затылок и начал резко трахать в самое горло и через мгновение очень обильно кончил. Не проронив ни капли я всё проглатил. Потом мы молча доехали до части я его высадил предварительно обменявшись телефонами.

Я не сомневался что он позвонит. Он позвонел через неделю, ночью, сказал, что он вкакомто наряде и что ямогу приехать прямо в часть. Я канечно подготовился и приехал. Под покровом ночи через окно я проник в часть, какая то маленькая комната с одной тусклой лампочкой. Никита заверил меня, что ни кто не заметит нас и я расслабился. Мы разделись и легли на какую то шконку, я сразу начал ласкать его член ртом глубоко заглатывая. Член сразу окреп, ящё немного пососал, потом смазал свой анус слюной и сел на него. Дрожь пронзило всё моё тело когда я опускался всё ниже по его стволу. Я принялся скакать на нём как заправский наездник, мне хотелось стонать, но Никита закрыл мой рот рукой, что бы не спалиться. Потом он перевернул меня на спину и начал долбить как самую отвязную шлюху. Затем он резко вынул член из попы и вставил мне в рот, прижав за затылок голову к себе он кончил. Мне этого было мало, поэтому я не останавливаясь сосал его обхватив руками за ягодицы. Член вновь окреп, на этот раз Никита поставил меня раком схватил за талию и принялся с удвоенной силой трахать меня. И вот когда пик был близок со спины раздался чей то голос: « Значит он тут шлюху пялит, а с боевыми товарищами поделиться. »

Это оказались его сослуживци, их было двое. У Никиты сразу упал, он суетливо засобирался, оделся и вышел. От испуга я закрыл глаза и незнал что мне делать, я так и стоял раком, только слышал со спины: «кто тут у нас». Чьи то руки пошлёпали меня по попке, помяли мои ягодицы, затем я почувствовал два пальца в своей дырочке, потом третий. Всё это происходило без слов. Потом уже четыре пальца растягивали меня и вот уже чей то член толчком входит в меня. Я так и не открывал глаза, чьи то руки приподняли мою голову, я понимая что сейчас быдет, открыл рот. Со словами Умница, второй член проник в мой рот. И вот уже меня трахают действительно как последнюю шлюху. Они менялись местами, но не меняли позу, а я не открывал глаза. Чьи то яйца шлёпали по подбородку, чьи то руки всё крепче сжимали мою талию, темп наростал и вот струя спермы брызнула мне в рот, а через минуту и на спину. Так же молча они ушли, я оделся и потихому свалил.

В эту ночь я получил удовольствие которого ждал так долго и не откозался бы ещё разок проникнуть в часть к таким милым, сексуальным защитникам отечества.

Секс рассказы солдаты.

Александр Распутин. «Солдаты и мальчики»

Это произошло, когда мы служили в армии. Cлужили мы в >полку, который делился на две части, располагавшиеся недалеко друг от друга, нужно >было пройти три-четыре километра через лес, чтобы попасть из одной в >другую. Вокруг только деревни какие-то, в общем ни души.

Конечно, ходили в основном строем, но мы служили второй год и нам часто доверяли передислоцироваться в соседнюю часть через лес одним, не ротой, а чаще группой по два-три человека.

Ребята рассказывали, что им случалось встречать девок из соседних деревень, а также что потом происходило. Если верить слухам, то удовлетворялись сразу пять и более солдат. Конечно , такие слухи возбуждали, и каждый такой поход мы >воспринимали как шанс к сексу.

Стояло лето, было воскресенье, офицеры, как всегда пили и мы поняли >,что сегодня можно было не торопиться, а погулять, просто поболтать. Мой друг был достаточно высокого роста, стройный и русый, и очень смуглый от загара. Мы решили сделать привал, в кустах около тропки, конечно >мечтая, кого-то встретить, проходящих по дорожке. Мы сели на траву, прислонившись к стволам сосен. Было тепло, солнечно, настоящее лето, послеобеденное время. Мы разделись по >пояс, скинув сапоги. Славка, конечно, как всегда, рассказывал о своих похождениях, о >том, что занималься сексом каждый день без исключения и всегда с разными. Он >щедро описывал позы и тела, от этого у нас обоих стояло, так что было >заметно через штаны, этаких два бугорка.

Мы очень возбуждались от таких разговоров. Неожиданно Славик, полез >себе в штаны, под ремень, в ширинку. — Не могу больше, хочу, сказал он.

И показал мне свой хер, с полузалупленной большой красной головкой. Я среагировал быстро и достал своего друга, который уже стоял от его манипуляций.

Славка расстенул штаны и приспустил их, оголив русый лобок , и яйца, его член оказался правильным и длинным, он стоял прислонившись к животу, наклоняясь наискосок и казался каким то особенно >притягательным. Он не стесняясь меня дрочил.

Какие у него крупные яйца, подумал я, надрачвая себе, наверное, все, что >он рассказывал — правда. Это ещё больше меня возбудило. Его обнаженные руки, колени, стопы. Он наяривал, полузакрыв глаза, получая наслаждение. Внезапно мы увидели пацана, который шел по тропинке, появившись >неожиданно и бесшумно, как всегда это бывает в лесу, из зарослей. Мы думали, что >нас не видно, но это было не так. Пацан заметил нас. Мы быстро натянули штаны, пряча с трудом помещающиеся туда свои древки. Он скрылся неожиданно, как и появился.

— Блин, видел нас, испугался и убежал,- вымолвил Славка. — Местный наверное, пацан, сказал я.

Мы натянули форму и медленно пошли по тропе от этого места. Шли мы недолго, наверное, минут десять, как услышали топот чьих-то ног. Мы насторожились, не понимая, кто бы это мог быть. Вдруг, словно из под земли пред нами появилось два пацана, лет 16,которые остановились в нескольких метрах от нас. Словно боясь ближе подойти. Один был светленький, другой покрепче, шатен, оба симпатичные, по-детски смазливые. Они подошли ближе. — Привет, пацаны, вы солдаты? — А чего вам-то надо, не видно что-ли — Да, мы солдаты,-сказал я,- а вы откуда ? — Мы с деревни,-ответил младший — Мы тоже солдатами хотим стать — Прямо сейчас, что ли ?- не удержался Славка. Пацаны кивнули. Мы засмеялись.

-А что вы там делали у поляны? , нагло улыбаясь спросил младший беленький мальчик, словно желая, чтоб его отодрали. Мы >переглянулись, не успев ответить, они сказали: — Можно с вами … вместе дрочиться? Я увидел приоткрытый мальчишеский рот, их милые мордашки, казавшиеся такими детскими.

-Мы и сосать можем, добавил старшенький. Это все было так >неожиданно. Мы со Славиком переглянулись и в один голос сказали — Пойдём !

Пацаны, ничего не говоря, пошли впереди и очень быстро. Наше внимание привлекли их классные задницы в трико, они шагали быстро. Через минуту >мы пришли на какую-то полянку, которую окружали кусты, весьма уютную и подходящую для таких дел. Сказать по правде, эти мальчишки не на шутку возбудили нас. Ребята остановились первыми и неожиданно, без предупреждения не поворачиваясь, начали раздеваться. Они сняли майки в мгновение ока, и уже спускали трико, стоя в полусогнутом положении, и на них не было трусов. Мы увидели их голые попки, одну побольше, другую поменьше. — Вы чего стоите?

Мы схватились за ремни и начали расстегивать их. Наши пацаны >расстилали одежду на травке. Мне понравился младшенький и беленький, похудее, ну >и что, зато смазливый.

У старшего было задница покрепче, настоящая деревенская, её хотелось и потрогать, и трахнуть. Он встал раздвинув ноги, и первым начал >надрачивать себе.

Мы тоже быстро оказались без одежды, они одновременно посмотрели на >наши хуи. (Еще рассказы — на xgay. ru). Мы пошли навстречу друг к другу.

Я обнял своего пацаненка за спинку, он показался мне маленьким, но >попка была у него кругленькой, совсем гладкой и какой-то беленькой.

Я начал сжимать её, краем глаза заметив, как Славке его мальчишка лижет ему соски, по очереди, то один, то другой, при этом лаская ему член. Мой начал делать тоже самое мне, я скользнул по его боку, по попке >и схватил её, затем коснулся его небольшого члена, который вовсю >торчал. Я тоже начал дрочить ему. Мы оба другу друга возбуждали.

Славкин пацан встал перед ним на колени стал сосать его длинных хер, который дождался приключений. Я тоже задвинул парню в рот, он >начал старательно отсасывать, временами полизывая головку, так увлеченно и вполне умело, что мне было по кайфу. При этом пацан надрачивал себе .

Я оттянулся, прикрыв глаза, открыв их, я увидел что рядом что-то происходит. Славка повалил своего пацана на траву, тот улегся на >локотки и выпятил задик, и Славик рукой начал заправлять свою здоровую балду ему в зад. Мой малыш схватил меня за руку, своей мягкой горячей ладошкой и >повел меня чуть поодаль.

Я дико возбудился, глядя на его маленькую, гладенькую, такую нежную попку, его стоящий член. Он повернулся и обнял меня, сказав мне >просто: – Давай, я хочу тебя.

Это меня поразило и накинулся на него, я целовал его в шею, в щеки, нос, даже несколько раз попадая в его рот, такой горячий и >влажный, я навсегда запомнил его вкусные губы, наверное , он наелся земляники…

Мне было интересно ласкать это мальчишеское тело, ставшее неожиданно моим. Я неистово целовал его, обеими руками массируя его ягодицы, ляжки, прижимаясь лобком и стоящим членом к его животу, целуя его взасос, при этом ощущая его язык. И острое желание секса со мной.

Я приподнимал его над землей и ставил снова, снова и снова, он был легкий, отклонял назад, держа за талию, и прижимал с силой к >себе, словно девчонку. Но вот, я,наконец повернул Мишку, так его звали, к себе спиной чтоб получше разглядеть его попку, я прижался к нему, мой член уткнулся >между ягодиц, меня это сразу завело.

Неподалеку стонал Славка и вскрикивал другой пацан. В этот миг я прислонил Мишку к сосне и стал вводить ему в попку свой член, боясь >что при этом кончу. Дырочка была небольшой.

Он прислонился к коре щекой и я видел его лицо. Он наблюдал за мной и помогал мне. Я медленно вошел внутрь, из смазки была только слюна. Я >вошел не полностью, так как он стоял как — то неудобно или был слишком >мал, не вводя полностью я начал размеренно и с увеличивающейся частотой движений трахать этого нежного мальчишку в попку. Он помогал мне, двигаясь в такт моим движениям.

Я был прижат к нему в плотную, и схватил его попку обеими >руками, чтобы управлять его движениями самому и полностью овладеть им. Без предупреждения он начал сам активно двигать попкой, он старался и крутился быстрее, чем я ожидал , и я скоро кончил прямо в него.

Он вероятно почувствовал это, по моим вздохам , и обнял меня правой >рукой за задницу. Я нежно обнял его за животик, испытывая неземное >наслаждение. — Класс, сказал я, когда все окончилось и мы пошли к Славке.

Он еще ебал пацана на траве, так дико , животно возбуждающе, вероятно, из-за того, что он ебал его лежа, держась на руках, при >этом часто вращая задом. Все это потрясающе смотрелось со стороны. Да и у >нас неплохо получилось, подумал я. Я заметил, Мишутка начал надрачивать себе, и я увидел, то >исчезающую, то появляющуюся, в его кулачке залупу, его поросшие пушком яички, и я захотел помочь ему кончить . У меня тоже встал. Малыш стоял немного раздвинув ножки, он доверился мне. Я взял его член и начал быстро-быстро дрочить. Яйца сначала раскачивались в разные стороны, но затем, сжались и подкатили вверх. Он приоткрыл рот, время от времени поглядывая на меня. Красная головка >стала поблескивать от смазки. Я дрочил ему быстро без перерыва. Через полминуты пацан выстрелил спермой.

Славка тоже не отставал и решил кончить прямо на своего пацана. Он >полил длинными струями из длинного выгнутого хера с бордовой залупой спину пареньку, длинными струями попадая ему на шею, по военной привычке ругаясь матом. Это было красивым зрелищем , я начал одеваться. Через минуту мы уже >шли в разных друг от друга направлениях, спеша и дальше служить Отчизне в >этих приветливых и живописных местах.

в бане с солдатами рассказ мной дописан это правдивая история.

Я не знаю кем написан это рассказ, что ее подвигло. Но такой же случай был со мной. Городок где я жила маленький. Баня всего одна, расписание работы, с 08.00 до 13.00 моются мужчины потом с 13.00 до 19.00 женщины.

Обычно я купалась на заводе я повар и в столовой была душевая. Но тут или котел поломался или прорвало трубу не знаю. В ообщем пошла я в баню. Баня маленькая моечное 21 лавки и 3 душа. Намылилась сполоснулась, а села я подальше от дверии чтоб не сквозило. Вдруг двери открылись и вошли солдаты. Женщины писщат, бегут к двери , а я не могу пошевелится.

Только прикрылась подотенцем и шайкой. Девочкой я не была. И в компании от секса не откаазывалась. Солдаты на меня не реагируют моются. Один подошел и говорит хочешь иди в душ. Смотрю солдаты 0 внимания на меня я встала и пошла.

Намылась, напарилась и села на скамейку. Слышу сзади подходят. 1 солдат говорит мне а ты красива. Повернула голову к солдатам смотрю у них члены напрягаются. Ну я красотой не блещ у 218 лет мне , но и не урод я. Вдруг мои руки мягко развели в стороны. Полотенце упало на колени открыв грудь и прикрыв низ живота. Солдаты стоявшие сзади начали трогать мои соски. Они потихоньку начали каменеть. Внизу живота появилось приятное жжение, моя трещинка стала мокреть.

Полотенце отбросили в сторону, появились редкие волосики на лобке. Солдатики сели слева и справа подтащили мою попку к краю скамейки, развели мои ножки и положили себе на колени. Один сел передо мной и давай ласкать дырочку паль цами. Потом язычком Хочешь нас спросили они. Я утвердительно махнула головой. Я легла на скамейку развела ноги, и они по очереди стали в меня входить и кончать. Я испытала шт 10 оргазмов и все текла и текла. Потом меня подняли на ноги хотели посмотреть на меня сзади.

Ух какая круглая попка. Опять по очереди стали входить в меня а один лег на скамью и сосал мне грудь. ю соски стали такие каменные. Я попросила я хочу в ротик. Я видела члоены но стольтко никогда. Здесь были и большие и поменьше и с венами игладкие и с обрезанной крайней плотью.

Тут же мне дали он кончил в рот я облизала его потом следущий кончил на лицо на, волосы. Потом повернув голову увидела они дрочат. Потом в рот вошел следущий. И сзади все менялисьи. Их было 18 или 15 те кто не успевал к дырочкам кончали на спину. Потом к то то а в попу можно я не пробовала, спросим, мою попку сначала разработали пальчиками, а потом входили но мне захотелось. Меня взяли в попку ————- это как 1 дефлорация. И больно и приятно.

Затем парень жлег меня посадили писей лицом к его лицу и вошли в попу. Как меня брали. Как тголько можно и чуствовкалось у них нет еще умения а это заводжиило силно. Дали член в рот я сосала а кончили мы вместе. Ребята облили мне грудь и спину спермой кто то размазал ее по телу язахотела писать и обписала одного парня. Всем стало весело и они пи сали мне на попку на грудь.

Как здорово когда тебя моют столько мужчин. Затем в душе они помыли меня, по очереди исследуя дырочки. А я держала их за члены. И потихоньку массировала их. Самое интересное что к ним, он был последний в этой оргии, и я сдела с ним все что умела, присоединился мой будущий муж. Он у них начальник. Домой пришла веселая, но утром так борлела вынутреенн ие мышцы бедер что пришлось отпрашиваться с работы. Когда мы выходили из бани банщик нам улыбнуся, как бы все зная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *