Sharewood.biz - платное теперь бесплатно
  Секс со всеми        13 октября 2018        16         0

Порно рассказ заложница

Порно рассказ заложница.

Текст Эротические рассказы «Заложница по собственному желанию. Часть 1.» :

Оценка порно рассказа: 8.99.

Был вечер. Мы с Ленкой как всегда задержались в институте и возвращались домой очень поздно. Настроение было великолепное, погода теплая, приближались каникулы, мы планировали классную вечеринку.

До дома оставалось всего ничего и мы уже собирались прощаться, как вдруг из-за угла появилась огромная мохнатая собака… Она злобно скалилась и рычала, приближаясь к нам. Мы с Ленкой замерли на месте и боялись шелохнуться. Пес продолжал наступать , рычать стал громче, периодически переходил на лай. Мы вскрикнули и пустились наутек.

Пока я бежала я думала о том какую же глупость мы сделали, ведь нельзя бегать от собаки, но было уже поздно…Я не смотрела куда мы бежим и не обратила внимание как долго мы бежали… Поэтому едва ли могла сказать где мы очутились. Скорее всего это был соседний микрорайон с новостройками. Собаки было ни видно, ни слышно, вокруг — темно и тихо.

— Ну что? Пойдем обратно? Домой охота. — пробурчала моя подруга и пошла в обратно сторону.

— А ты не боишься этого пса?- сомневалась я в правильности ее действий.

— А не надо вообще никого бояться. Тут все свои. — сказал кто-то совсем рядом и противно заржал. Мы вздрогнули и обернулись.

— Здравствуйте. Мы немного заблудились, от собаки убегали… Как нам быстрее к шоссе выйти. — Ленка не теряла самообладания.

— Оставайтесь здесь?! У нас тут компания, весело… Посидите немного, развлечете дядек и домой пойдете… — ответил бугай. Ленка продолжала с ним какой-то странный и на мой взгляд бессмысленный диалог а я принялась его разглядывать. Рост у него был примерно 1.90, вес наверное 90-100.. таких называют «шкаф». На вид лет 30. Он был в шортах и распахнутой рубашке. Лицо… А вот его лицо меня напугало сильнее, он был пьян и явно обкурен…

И вдруг до меня долетела Ленина фраза:

— Хорошо, но только на полчасика…

— По одному минетику… Нас 6 человек всего… А вы, девчонки – молодые, бодренькие…

— Ну пошли!- кивнула подруга.

— Лена. Опомнись. – заверещала я. – Я никуда не пойду.

Мужик с недоумением посмотрел на мою подругу: «Она что, в отказ пошла? Успокой подругу!»

Лена отвела меня в сторону.

-Дура! Ты жить хочешь?

— Тогда иди со мной и делай то, что я скажу! Я обо всем договорилась с ним!

-О чем?! Я не буду сосать их члены! Я не шлюха!

— Лена, давай убежим? – заплакала я.- Пожалуйста. Я не хочу этого, я хочу домой…

Вдруг меня кто-то нежно обнял за плечи:

— Красотулька.. Я тебя заждался! Ты целка что ли? Давай не ломайся… — это был тот бугай. Он взял меня за руку и я почему то перестала сопротивляться. Я шла как в бреду, и косо смотрела на Лену, которая шла рядом.

«Почти пришли!»- буркнул мужик и достал мобильник.

«Алло, Толя, это я. Спустись и забери девочек. А я за пивом махну… Почему быстро и плохие?… Вот и не говори раз не видел, они обе классные!… жду!»- убрав телефон, бугай спросил:

— Вас как зовут-то, курицы?

— Лена! А ее Оксана.- бойко ответила подруга. В этот момент у меня внутри все сжалось и я поняла, что это конец, конец жизни… Я осознала все происходящее… Кучка мужиков-извращенцев тусуются дома, пьют, курят… потом им становится скучно и они ищут особей женского пола… И сегодня не повезло именно нам… Я всю жизнь боялась изнасилования, но твердо знала одно — что смогу жить дальше, чтобы не случилось. Но это совсем не значило, что я добровольно пойду на это или что я совсем не боюсь. На этом мои мысли закончились так как из подъезда вышел Толян…

— ООООООО. – заржал он.- Ну браток ты даешь. Какие цыпы.

— Я не даю! Дают как раз эти цыпы! – тупо пошутил Толян.

— Ну что, девочки, пошли?! Ночка будет горячей.

Ленка сделала шаг вперед, а я вдруг остановилась.

— Стойте! Ты же сказал – всего на полчасика. Какая ночка. Я не пойду тогда. Это не честно. — кричала я, и видела как Толян и наш громила многозначительно переглянулись.. Последнее что я помню — это какую то тряпку перед своим лицом….

Я очнулась и начала судорожно вспоминать, что произошло и где я. Когда мне это удалось, я вновь потеряла сознание. Проснулась я от того, что Лена сидела рядом и гладила меня по голове. Я встала и осмотрелась: это была просторная комната, у стены стоял большой диван и столик, рядом был шкаф с книгами, с другой стороны был балкон. Подойдя к нему я сразу оценила что высота тут этажей 15.

— Какая же ты дура!! – услышала я голос подруги.

— Ты! Неужели тебя не учили как надо себя вести при встрече с такими ненормальными и маньяками?

— Меня в отличии от тебя учили вообще с посторонними не разговаривать. — в отчаянии и от обиды заверещала я. – тем более ночью. И тем более куда-то с ними ходить…

— Я говорю именно про такие критические ситуации. Маньяки – они на голову больные люди.. К ним нужен особый психологический подход. На них нельзя кричать и с ними категорически запрещается пререкаться и тем более упрекать их в чем-то! Зачем ты так закричала.

— Я очень испугалась! Я хочу домой. – у меня началась самая настоящая истерика. Ленка обняла меня:

— Все хорошо будет… Я надеюсь… — Мы сели на пол и замолчали.

— Лен, они не маньяки… Они совершенно нормальные и здоровые мужики… Просто им скучно… У них недотрах… И им сегодня очень повезло на ночной «рыбалке»…- я в очередной раз всхлипнула и сильнее прижалась к подруге, а она еще крепче обняла меня и гладила мои волосы.

В этот момент дверь распахнулась и зашел мужик нам не знакомый. Он был роста не высокого, но по нему сразу можно было сказать, что он тут босс.

— Привет! А я смотрю вам вдвоем хорошо. Давно вы этим занимаетесь?

Я тут же отодвинулась от Лены.

— А ну-ка вернись на место! – рявкнул босс.

Ленка пододвинулась ко мне сама:

— Она просто боится, не сердитесь на нее. – и поцеловала меня в щеку.

— А мне плевать!- он прошел в комнату и сел на диван.- Я жду продолжения!

— Никакого продолжения не будет! Немедленно выпустите нас из квартиры!- я не знаю откуда во мне вдруг взялось столько смелости, но я вдруг встала и подошла к нему вплотную. – И где все остальные? Обещали шестерых?

Мужик вдруг перестал хмуриться и рассмеялся:

— Ну ты ваще. Такая смелая! Ты мне нравишься! Мужики. Сейчас все будут… Как заказывала… — в этот момент я обернулась на сидящую на полу Ленку, она смотрела на меня своими огромными глазами, открыв от удивления рот. Кто то из вошедших мужиков заметил это и улыбнулся:

— Закрой сосалку! Рано еще!

— Или уже нетерпится?! – подхватил второй.

— Делаем все как договаривались? По минету и мы уходим? — мне настолько сильно была противна вся эта ситуация и мне так сильно хотелось свалить от сюда, что иного выхода я просто не видела. После этой моей фразы раздался такой громкий хохот, что мне стало совсем жутко.

— Ты ведешь себя слишком борзо! И должна быть за это наказана! – сказал босс и у меня потемнело в глазах. Я представила себя привязанной куда-нибудь и выпоротой хорошим ремнем… Жуть! Мерзость! Надо как-то этого избежать!

— Простите мою подругу!- шепотом сказала Лена. — Это нервы!

— Мы верим! – сказал Толян. Сейчас вы нам покажите представление, а потом мы решим что делать дальше!

Тут мой язык снова меня подвел, я не знаю зачем, но посчитала количество мужчин.. Их оказалось 10.

— Погодите. – тихо пробурчала я.- Вы обещали, что вас шестеро будет… Но вас 10?!

— Ты меня достала, сука. — прорычал тот бугай, который нас притащил сюда.

— Ты Лена?- спросил босс Ленку.

— Угомони свою подружку! Представь, что ты «госпожа», а она твоя «рабыня»… Сделай так чтоб она успокоилась, никогда никому не перечила и побольше молчала!- сказав это босс засмеялся.

Неожиданно для меня Ленка вдруг вскочила с места, подошла ко мне и с размаху дала мне пощечину, я взвизгнула… Никто и никогда меня не бил, тем более по лицу…В ту же секунду Лена схватила меня обеими руками за голову и начала страстно целовать… Я плохо соображала, что происходит. Мы пару раз с Ленкой целовались… Но мы были пьяные, вдвоем у меня дома… А тут куча мужиков, незнакомая квартира… Я стояла как вкопанная, порой наверное забывая дышать… Я слышала смех, комментарии…. Я видела как старается Лена угодить этим уродам… Вторая пощечина отвлекла меня от разных мыслей. Она целовала меня все более страстно, больно покусывая.. Потом она начала стягивать мою маечку… Обнажив мою грудь, Лена очень больно ущипнула меня за сосок, я снова вскрикнула, в этот момент она опять меня поцеловала и повалила меня на пол. Лена имела большой постельный опыт, была ласковой и искусной любовницей (это я знала от своего брата) и мне были даже приятны ее прикосновения… Но страх брал свое и я никак не могла расслабиться… Ленка добралась до моих брюк, медленно стянула их и начала массировать мой клитор… Ее пальцы так искусно там порхали, что я невольно начала расслабляться. Она целовала меня, сжимала груди и постепенно начала снимать трусики… Кто-то из мужиком бросил комментарий по поводу того, что я уже вся мокрая, но босс приказал не мешать…

Ленка раздела меня до конца, я лежала посреди комнаты на полу, а она извивалась вокруг стараясь угодить «новым друзьям» и как можно красивее ублажала меня. Я тихо постанывала, она целовала мою киску, играла с ней своим язычком. Затем Ленка очень резко и широко развела мои ноги в стороны и ввела мне во влагалище несколько пальцев, не переставая при этом активно вылизывать мою киску… Я конкретно потекла… Трясясь от страха, я ловила себя на мысли, что хочу продолжения, что хочу секса и что хочу хорошей разрядки… Через несколько мгновений я уже кричала и содрогалась в конвульсиях мощного оргазма…

Мокрая от пота я откинулась на ковер и замерла стараясь отдышаться, рядом села довольная и уставшая подруга… Ужас ситуации нахлынул на меня снова, когда я услышала гром аплодисментов.

— Умничка! Очень красиво кончила! Браво! А вот подруженька твоя облажалась. — сказал босс и глаза Лены раскрылись от удивления..- Я сказал ты кто? Госпожа! А она? Она — рабыня. Госпожа ползающая вокруг рабыни – чушь.

— Простите…- прошептала Лена и вытерла слезу. К ней подошел Толян и обняв, поднял с пола:

— А ты не переживай, сейчас мы все исправим. Тебе как мы поняли нравится роль подчинения… Нравится ползать, кого-то ласкать и ублажать… Сейчас у тебя будет такая возможность. Знакомься! Это Димка и Костя. Сейчас ты пойдешь с ними в соседнюю комнату! Они тебя всему научат… Ребята, проверьте что эта курочка умеет, а что не умеет — научите, выясните, что любит…

— Не маленькие. Справимся! Вставай, Ленусь, и шевели нитками в соседнюю комнату!

Мою подругу капитально лихорадило, она еле передвигала ногами. Они ушли. Еще двое в комнате встали и сказали что хотят выпить и что вернутся попозже.

Осталась я, босс, Толян, бугай и еще какие три придурка… На вид моего возраста… Странно, но у меня в голове пронеслась только одна мысль «ну вот их и шестеро, как и было обещанно» и я ей улыбнулась…

— Смотри-ка, улыбается…. – сказал Толян и подошел ко мне.

— Вино будешь?- неожиданно спросил он, гладя мои плечи. Я кивнула.

Трое молодых и совсем не знакомых мне людей были явно недовольны таким поворотом событий. Они как-то странно и злобно смотрели в мою сторону и о чем — то тихо беседовали. Потом один встал и сделал решительный шаг в мою сторону, в ту же секунду я подвинулась назад.

— Я чего то не понял? Она тут уже 2 часа, и от нее пока никакой пользы… Мы начнем или нет?

-Нет! – неожиданно для меня ответил босс.- Её никто не тронет пока я не разрешу!

— Урод. – сказал второй парень и встал с дивана.- Ты меня кинул с этой бабой… Как это понимать?

Я сидела и хлопала глазами, мне казалось, что сейчас начнется жуткая кровавая разборка… Я уже представила себе море трупов…

— Сейчас Димон с Костяном закончат и вперед…

— Не надо!!- я вскочила с места и умоляюще посмотрела на ребят.- Пожалуйста.

— Значит не вперед! Слышали, что сказала Оксана?- ответил им Толян.

Парни встали и молча ушли. Я благодарно посмотрела на босса, залпом допила свое вино и нагло попросила еще, снова сев на ковер. Пока Толян наливал мне второй бокал, я напряженно думала обо всем происходящем: о сегодняшнем дне в институте, о той злосчастной собаке, о странном поведении этих людей и … и конечно же о Лене…

— Держи! – сказал Толян, потягивая мне бокал.- Ты не голодная?

— Нет.- пролепетала я.- Можно спросить?

-Спроси.- сказал бугай.

— Когда я смогу пойти домой?- я говорила, а сама прислушалась к звукам из соседней комнаты. Ленка страстно стонала и поскуливала. Я немного успокоилась, убедившись, что ее не обижают, хотя и сильно переживала за нее, да и за себя тоже.

— Домой ты отправишься совсем не скоро. У нас на вас есть некоторые планы! Вы нам очень нужны. Обе вместе. Но у каждой из вас свое предназначение.

— Но вы же не можете нас держать тут просто так…- задумчиво сказала я и допила вино.

— А у тебя есть претензии? Тебе не нравится, как с тобой обращаются?- грубо спросил бугай.

— Нравится… Спасибо, что не привязывайте к батарее и не бьете…- грустно улыбнулась я.

— Вот и хорошо. Понимаешь, нам нужны 2 красивые девушки… Для тела и для души.

— Попробуй догадаться, кто из вас для чего?- засмеялся бугай.

— Вы с Леной будете жить в этой квартире. У Вас будут ключи, деньги, машина, если захотите… Полная свобода действий… Между вами будет только одна разница… К тебе будут приезжать, чтобы забрать в дорогой ресторан, на банкет, на важную встречу или просто на виллу… А к Ленке, чтобы просто перепихнуться…

— Почему. Почему такие странные приоритеты?- сказала я. Внутри у меня все сжималось. Я плохо понимала все происходящее. Мне было очень страшно, потому что казалось, что я уже никогда не выберусь от сюда.

— Понимаешь, твоя подруга мне совсем не понравилась… Она старается всем угодить… а это очень плохо… А ты.. Ты произвела впечатление существа гордого и независимого.. Ты смелая и наглая… А еще ты умная… Ты заслуживаешь совершенно другого отношения к себе…

В этот момент я почувствовала, как мне на плечи упало что-то легкое и теплое, я подняла голову и увидела Толяна, который бережно укрыл мои плечи большим махровым полотенцем. Он улыбнулся и вышел из комнаты. Тут я с ужасом поняла, что на протяжении всего этого времени, я сидела здесь голая, посередине комнаты, на полу…

— Ничего не бойся! С вами будут очень хорошо обращаться… И клянусь вас никто и никогда не обидит. — уверенно сказал босс.

Я вдруг вспомнила, что всю жизнь мечтала о дорогих машинах, шикарных курортах и ресторанах… Только все ждут доброго олигарха.. А нам с Ленкой — бандюк с воспаленным мозгом… А с другой стороны… У нас все будет, и нам за это надо будет всего лишь красиво раздвигать ноги и сладко стонать — невелика цена. Я подумала о маме, о друзьях, о своем молодом человеке и пришла к выводу, что это мой единственный шанс в жизни выйти в свет и что больше никто и никогда мне подобного не предложит…

Уверенно, подняв глаза, я утвердительно кивнула.

— Я согласна! Вы не пожалейте.

— Ты умная пташка! Я в тебе не ошибся!- улыбнулся босс. – Макс!- сказал он бугаю.- Выдай ей постельное бельё и покажи ей ее комнату.

Макс поднял меня с пола, немного приобнял и мы вышли из комнаты, пройдя по коридору мы остановились у красивой двери.

— Здесь ты будешь жить. Смотри, нравится?- и он открыл дверь. Описанию эта «царская палата» не поддавалась…

Макс ушел, пожелав мне «спокойной ночи». Я немного посидела на большой кровати и решив принять душ, отправилась в ванную. Открыв дверь, я взвизгнула…

Там на полу сидела и рыдала Ленка… Я села рядом. Теперь уже обнимала её я.

Она вдруг перестала плакать и посмотрела на меня совершенно отрешенными глазами.

— Ксюш… Я не хочу больше жить…- прошептала она и уставилась в стену.

— Почему?- тупо спросила я.

— Потому что… потому что… просто все что было…- она снова заплакала. Я подняла ее голову и заглянула в ее глаза. Не могу сказать, что в них была боль и страдание… они горели каким то странным возбуждение…

— Лена… Они сделали тебе больно?

— Обижали и оскорбляли?

— Нет… Просто… Просто мне понравилось… Понравилось, понимаешь…

— Дура! Зачем же так пугать. Я слышала твои стоны и немного обрадовалась, когда поняла, что тебе хорошо… Что ты тогда рыдаешь сидишь?

— Я не смогу с этим жить… Я не хочу быть шлюхой… Не хочу… Я выросла в приличной семье, окончила частную школу, поступила сама в престижный ВУЗ… А потом меня имею два посторонних мужик… поочереди и одновременно… И мне это нравится… Это не возможно… Не возможно… Не возможно…- шептала она и плакала.

Я не знала, что ей на это сказать. Она всегда упрекала меня в скромности и в чрезмерной порядочности. И если сравнить ее и моё нынешнее состояние — то можно сильно удивиться.

— Лен, а что тебя напрягает?

— Не знаю… Я хочу уйти.

— Это не скоро будет возможно. Мы им нужны.

— Других найдут.- сказала она решительно и резко встала.- Я сейчас просто открою дверь и уйду. Пойдешь со мной?

— Нет.- ответил как мне показалось кто то другой, но только не я.- Я останусь здесь, я обещала. Я практически заключила сделку.

— Какая ты глупая. Какую сделку? С кем? О чем? А если тебя обманули и потом просто убьют?

Я вспомнила, как Толян бережно укрыл меня полотенцем, вспомнила его улыбку и уверенна ответила:

— Ты всегда была такой глупой….- она встала и направилась к выходу.

— Не знаю. Главное уйти от сюда.

— Нет… Я не смогу посмотреть в глаза своей маме и твоему брату после случившегося… Дома меня больше никто не увидит.

Мне показалось, что у Лены помутилось в голове. Она смотрела как-то сквозь меня и говорила уверенным, но отрешенным голосом.

— Леночка, родная моя. Пойдем спать. Давай завтра с ребятами поговорим, может они протрезвеют и отпустят нас?- врала я.- Пожалуйста!

— Нет! Я ухожу… — Она нажала на ручку на входной двери и … она открылась.

— Прощай, Оксанка!- махнула она мне рукой.

— Немедленно вернись. — закричала я.- Куда ты пойдёшь!! Опомнись. Иди спать. ЛЕНА. Стой. — увидев глаза подруги, наполненные страха и услышав шорох за спиной, я поняла, что не стоило так кричать.

— Обе! Шагом марш в комнату. Какой мудак не закрыл дверь?!- проревел босс.

— Это те трое козлов… — ответил Макс.

Я взяла Лену за руку и повела её в комнату. Как только мы зашли внутрь, снаружи сразу щелкнул замок. Всего полчаса назад эта комната казалась мне самой лучшей в мире, а теперь это моя темница. Я села в кресло и расплакалась.

Меня пугало мое поведение… Меня пугали мои мысли… И мои взгляды на происходящее… Наверное, мною в тот момент завладел такой страх, что я на все была согласна.

Странно, но совсем недавно этим принципом руководствовалась Ленка и хорошенько за это поплатилась…

Надо действовать, моя подруга права! Надо бежать! Какая же я дура… Почему ее не послушала? Почему струсила? Теперь нам врятли удастся хотя бы выйти из комнаты… Ленка ничего не знает, а мне то объяснили как мы должны себя вести, объяснили чего мы не можем делать и что нам запрещено… И один пункт мы пытались нарушить… Точнее пытались Ленка, а я струсила… И испортила все не только себе, но и ей…

-Лен.- позвала я шепотом. Мне никто не ответил. Я подошла к кровати и села на край.

— Леночка, прости меня..- начала я, но услышав, как моя подруга сладко посапывает, замолчала.

«Устала»- подумала я и легла рядом.

Я проснулась от того, что кто-то нежно гладил меня по ноге.

— Доброе утро.- промурлыкала я, в надежде хоть как то подбодрить Лену.

— Привет.- радостно ответил мне уже хорошо знакомый мужской голос. Я мгновенно села и по уши завернувшись в одеяло, отползла назад.

— Ты чего так испугалась? Как не родная…- обиженно сказал Толян.

— Я тебе не родная!- огрызнулась я.

— Зачем ты так? Я тебе ничего плохого не сделал…

— Правда?- разозлилась я.- А мое присутствие здесь – это нормально?

— Ну это не моя идея… И потом лично я относился к тебе вчера по-человечески…

— А меня никто вчера не обижал! Уйди, я хочу встать и одеться!

— Во что?- вдруг засмеялся он. И я поняла, что мне действительно нечего одеть.- Вот тебе кое-что на первое время.- Толян поставил на кровать пакет. Через пару дней еще что-нибудь принесу.

— А об этом с тобой поговорят наш шеф и Макс… Куда вы, идиотки, собрались ночью? Куда все таки и как ушла твоя подруга?

У меня по спине забегали мурашки, мне показалось, что кислород в комнате перекрыли.

— Что ты сказал? Лены здесь нет?

-Нет. — он встал с кровати и заходил по комнате.- Она исчезла ночью…

— Этого не может быть… Она заснула раньше меня…

— А потом проснулась… Или обманула тебя и вообще не спала… Ты согласилась остаться. Зачем ты пыталась сбежать?- его голос перешел на повышенный тон.

— Мало ли что я там обещала. Я могла передумать. И не смей на меня кричать.

— Ты не могла передумать! У тебя нет такого права!

— Я живой и свободный человек. Послушай, ты. Кто ты вообще такой и что тебе нужно? Кто дал тебе право читать мне мораль?- я осеклась, испугавшись, что возможно перегнула палку, но увидев ошарашенное лицо Толяна продолжила.- И вообще, если хочешь знать, я не пыталась никуда сбежать… Я пыталась остановить Лену…- я опустила глаза.

— Глупая.- он снова сел рядом.- Это ваша выходка, могла стоить вам жизни… Шеф был так зол, что почти приказал вас убить…

— Ну ведь это он преувеличил?- нервно улыбнулась я.

— Нет… Я очень долго упрашивал его, дать тебе еще один шанс… Сегодня он будет разговаривать с тобой, когда вернется… Главное, расскажи правду и говори смело, не бойся его…

— А почему ты обо мне так заботишься? Ты как то странно себя ведешь и как то совсем неправдоподобно…

— Понравилась ты мне!- ни на секунду не задумался Толян.

Он вдруг резко подался вперед, крепко схватил меня и уложил на кровать. Я затряслась…

— Не бойся…- он наклонился и нежно меня поцеловал. У него были такие нежные и мягкие губы. Не отрываясь от меня от меня, он снял с себя рубашку и кинул ее на пол. Затем он стянул с меня одеяло и аккуратно провел рукой по груди…-

— Ты очень красивая…

— Спасибо… Может мы остановимся на этом?- я умоляющего посмотрела в его глаза.

— Прошу тебя, не отказывай мне…- он с новой силой и страстью поцеловал меня. Одной рукой он ласкал мою грудь, а вторая скользила по моему бедру. Это были руки очень опытного любовника. Мне были очень приятны его прикосновения. Он целовал шею, покусывал мочку моего ушка, и что-то неразборчиво нашептывал. Я лежала ни жива ни мертва… Мне было приятно, я хотела продолжения, но разум говорил об обратном, что надо прекратить, надо остановиться. Надо думать о Ленке, о том как выбраться от сюда…

Когда его рука коснулась моей киски, мысли испарились… Я тяжело задышала и окончательно расслабилась. Толян понял, что я сдалась… Его поцелую спускались все ниже…ниже… ниже… Я больше не могла себя контролировать… Он раздвинул мои ноги шире и прильнул губами к клитору… Я тихо застонала… Потом он остановился и я почувствовала как что-то большое и твердое медленно входит внутрь, я подалась навстречу и крепко обняла Толяна за шею. Он двигался медленно… Гладил мои волосы, целовал глаза, губы, покусывал за соски… Я двигалась с ним в одном ритме, который мы стали постепенно ускорять… Я стонала все громче, а он двигался все резче… Мне уже хотелось кричать… Горячая волна оргазма разливалась по всему моему телу, я выгнулась ему на встречу… Он возбужденно и восторженно зарычал и через некоторое мгновение кончил мне на живот…

Потом он еще раз меня поцеловал и молча одевшись, вышел из комнаты.

Я продолжала лежать и смотреть в потолок… Пытаясь понять, что сейчас произошло.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….. ждите в скором времени.

Порно рассказы.

День тянулся невыносимо долго, особенно это ощущалось в самые неподходящие моменты. Когда Ларе хотелось справить малую нужду, она должна была писать через трусики и джинсы, а темнота могла скрыть это бесстыдство от глаз охранника, который неустанно на нее пялился.

Ларису, дочь высокого милицейского чина, держали в заложниках боевики ЧОА — Чеченской Освободительной Армии. Они приковали ее наручниками к амбарному замку, навесив над головой небольшую дощечку, которая едва прикрывала ее голову от дождя.

Отец Лары служил в Чечне с 98-го года. С тех пор она к нему пару раз ездила, но тогда и подумать не могла, что с ней может произойти ТАКОЕ!

Конвой, сопровождавший дочь начальника к селу Ахтынкай-юлы под Гудермесом был остановлен взрывом управляемого фугаса, сопровождавшие Лару бойцы ОМОНа были обезоружены, некоторые убиты, а саму девушку грубо запихнули в подруливший «газик» и куда-то повезли:

Сегодня должен был прийти Рамен. Кто это, Лариса не знала, но догадывалась, что это довольно-таки значащий человек в среде боевиков, наблюдая за лицами экстремистов во время их разговоров о Рамене. Лара училась в МГУ, на самом престижном факультете — международных отношений. Там их учили определять состояние человека по выражению его лица.

Лариса все время старалась не дышать часто, так как запах был просто-таки невыносим. Ведь она уже два дня ходила «под себя», «хорошо, что хоть срать не захотелось:», подумала девушка. Она просила своего надзирателя дать ей сходить в нормальный туалет, но тот лишь покачивал головой и жадно осматривал тело Лары. Она вообще удивлялась, как чеченец до сих пор не воспользовался ее беспомощностью. Видимо, им строго запретили трогать ее. Лишь бы только отец быстрее ее вызволил:

А отец тем временем рвал и метал. Ему сообщили о похищении его дочери как раз в то время, как симпатичная чеченка делала ему минет. Он орал на всех, зачем-то послал патрули в Гудермес. Террористы позвонили ему вечером и сказали, что они отпустят его дочь, если он уберет блокпосты в городе. Но он то знал, что это было невозможно — измена родине. Он пробовал сказать это звонившим, но те лишь загоготали в ответ, заметив, что в противном случае пришлют генералу кассету с кадрами насилия и убийства его дочери. Старый вояка сел за стол, обхватив голову руками и стал думать. Но что можно было придумать в такой ситуации. Глава 2.

Лара проснулась от яркого света фонаря, светившего прямо в глаза. «Пайдем с намы, Рамен сказал, будэт с табою гаварить:», на ужасном русском языке произнес фразу кто-то рядом, Лара не могла разглядеть из-за фонаря. Она послушно поднялась и поплелась к дому. Ее впихнули в двери и сказали сесть. Она села на пол. Через минуту зашел бородач и пригласил ее в комнату. При этом он снял с нее наручники, облегчив состояние Ларисы.

Девушка вступила в комнату. За столом сидел симпатичный мужчина лет 35. Рядом с ним находилось два бородатых чеченца и один человек внешностью сильно смахивающий на араба.

«Садись же, не стой!», вежливо предложил мужчина, по-видимому, Рамен. Лара послушно села на предложенный стул. «Я думаю, ты знаешь, почему ты здесь?», спросил Рамен. Лариса мотнула головой, она действительно не знала точной причины и цели боевиков. «Хорошо,», ответил Рамен, «я тебе скажу:» Он встал из-за стола и подошел к Ларисе. «Твой отец должен был убрать посты в Гудермесе, чтобы тебя спасти. Но он этого не сделал и, по-видимому, не собирается.» Он достал из ножен на поясе длинный армейский нож. «Поэтому,», зловеще произнес он, «мы тебя убьем!»

Лариса была в прострации. «Убьем:»Какое страшное слово. Она закричала: «Нет, не надо, прошу вас, не надо!» Рамен же провел ножом ей по лицу и быстрым движением отхватил ей кончик носа.

От боли Лара закричала. «Заткнись!», кинул Рамен и сильным левым крюком сбил девушку на пол. Стоящий у дверей охранник передал лежащую у входа видеокамеру арабу. Тот начал сьемку.

А снимать было что. Рамен распорол на девушке всю одежду, сдернул трусы, скривившись от запаха. Он поднял голову шокированной девушки и заставил ее лизать собственное нижнее белье. Затем он достал свой пенис и заставил Лару сосать его; бандита, видимо, возбуждал ее вид, с обрубленным носиком.

Рамен сделал невидимый для Ларисы знак и оба сидящих неподвижно до того момента чеченца с готовностью начали насиловать Лару. Один из них вставил руку до локтя в промежность 19-ти летней девушки, а второй начал вводить свой пенис в узенькое отверстие ануса Ларисы.

Девушка уже практически ничего не соображала из-за охватившей все ее существо боли, но сознание не хотело покидать ее. Через некоторое время все прекратилось, Ларису окатили водой и оставили лежать на полу. Глава 3.

Генерал только что просмотрел послание бандитов на видеокассете и теперь сидел, схватившись рукой за сердце, его глаза были полны слез. «Лара, Ларисочка, доченька, как же так, за что это: за что:» Затем им овладел гнев. Он схватил табельный пистолет, пошел в карцер при штабе МВД и собственноручно расстрелял всех заключенных кавказской национальности. Но легче ему от этого не стало. Даже страх за собственную дочь не был сильнее страха за ответственность в случае снятия блокпостов в районе Гудермеса.

Сегодня Лару насиловали уже раз 5. Ее матка и половые губы болели, так как в ней побывали уже все члены охраны, причем они не просто трахали ее, они насиловали Ларису, специально причиняя ей боль. Затем ей во влагалище засунули на треть длины флагшток и, смеясь, ушли в каптерку нюхать кокаин.

Рамен зашел вечером, опять заставил ее сделать ему минет и ушел, сильно ударив Ларису в промежность кулаком. Она уже не надеялась на освобождение, ее единственным желанием было желание смерти, быстрой смерти.

Генералу позвонил чеченец и сказал, что в случае невыполнения их условий до 1 часа ночи, он получит свою дочь в полиэтиленовом мешке в 2. Генерал лишь молча проглотил еще 5 таблеток валидола.

Ларису разбудил сильный удар в челюсть. Перед ней стоял Рамен, с перекошенным от злости лицом. Он только что узнал, что ее отец убил его братьев, которые содержались в штабе МВД под Гудермесом. «Встань, сука!», орал подонок. Лариса из последних сил приподнялась. Рамен схватил нож и отрезал ей мизинец на правой руке, выбросив его в дальний угол комнаты. Затем он потянул девушку на середину комнаты, бросил ее на стол и поочередно вошел в нее со всех сторон: он трахал ее в рот, во влагалище и в анус. Впрочем, сознание Ларисы было уже далеко от места событий, она не воспринимала происходящее вокруг.

Чеченец не успокаивался. Улыбнувшись в камеру, которая снимала все это, он схватил бутылку от водки и начал вводить ее девушке во влагалище, донышком внутрь. В конце-концов бутылка вошла. Рамен обезумел. Он запрыгнул на стол и начал прыгать на девушке ногами. Он прыгал до тех пор, пока бутылка не треснула и девушку не сотрясли последние предсмертные конвульсии. От этого зрелища охранник, снимавший убийство, начал блевать прямо на тело Ларисы. Рамен схватил нож и начал аккуратно вырезать половые органы девушки. Он вырезал все и бережно сложил в полиэтиленовый мешочек. Через 5 минут курьер-камикадзе уже мчался к генералу по шоссе, неся тому страшную посылку. Еще через 5 минут артиллерия накрыла шквальным огнем дом и сарай, где произошло убийство. Разговор Рамона с генералом был перехвачен спецслужбами, которые, не поняв сути вопроса, решили, что данный квадрат нужно просто стереть к чертовой матери: Глава 4.

Генерал дрожащими руками открыл пакет и вывалил содержимое на стол. От увиденного у него помутнел разум; с трудом соображая, что делает, он взял табельный пистолет и:

Через 15 минут после суицида генерала, ему по секретной факсимильной связи пришло сообщение: «Ввиду отсутствия реальной угрозы нападения боевиков на Федеральные войска в районе Гудермеса, приказано снять все блокпосты в городе и прилегающих к нему населенных пунктах. Приказ принять к исполнению немедленно.»

Если Вам нет 18 лет — покиньте сайт немедленно! (категория 18+). Все истории на нашем сайте — это интеллектуальная собственность авторов эротических рассказов. Ответственность контент рассказов несут сами авторы. Если по Вашему мнению, какой — либо рассказ на опубликован с нарушением авторского права или любых других законов РФ пожалуйста свяжитесь и сообщите об этом администраторам сайта через раздел обратной связи. Владельцы сайта предоставляют только технический ресурс для хранения данных авторами. Любое использование контента для тиражирования и перепечатки, в т. ч. и с изменениями, запрещено без согласия правообладателя оформленного в письменной форме.

2011—2018 StoriesPorno — порно рассказы, эротические рассказы.

Порно рассказ заложница.

Оксана очнулась на полу в каком-то задрипанном бревенчатом домике, стоящем, видимо, не просто далеко от цивилизации, а вообще — в самой лесной глуши. Ноги и руки за спиной были прочно связаны, а голова раскалывалась от той дряни, что ей вкололи похитители. Последнее, что она помнила, это как вчера ночью, когда она ждала приятеля на улице, к ней подошёл парень, попросив закурить. Когда она полезла в сумочку за зажигалкой, тут на неё и набросились, сразу зажав рот, после чего последовал укол и вскоре она отключилась.

«Где я? Какого чёрта? Что вообще происходит?» – испуганно подумала девушка.

Дверь дома открылась, вошёл один из похитивших её парней. Он подошёл к ней поближе и ухмыльнулся.

— Проснулась, красавица? – глумливо спросил он.

Оксана посмотрела на него испуганными глазами.

— Зачем я тут? — спросила она. – Почему меня связали? Я же ничего вам не сделала!

— Ты ценный заложник, — ответил парень, — и мы планируем получить за тебя неплохой выкуп. Скоро твоя родня наберёт нужную сумму, чтобы выручить тебя. А пока у нас есть время, мы можем заняться многими интересными вещами и хорошенько развлечься. Не правда ли?

— Пожалуйста, я же ничего вам не сделала,- повторила Оксана дрожащим и испуганным голосом. – Не трогайте меня.

— Пока ничего не сделала, — согласился похититель, — но сейчас ты сделаешь всё, абсолютно всё, что я тебе скажу, красавица.

Парень схватил девушку за связанные запястья, потянул к себе. Оксана попыталась вырваться, но он был куда как сильнее.

— А ну не дёргайся, сука. — Рявкнул мужчина. — Тут целая компания, полно парней, которые рады разорвать тебя на части, пытаясь урвать побольше. Я же могу прямо сейчас кинуть тебя к ним на пару дней на растерзание, чтобы они оприходовали тебя по очереди и накачали спермой, а затем убили. А семья так и не узнает, что с тобой стало и где ты даже закопана. Но если ты будешь паинькой и вести себя так, как надо, то сделка пройдёт на ура и все разойдутся целыми и невредимыми. Понятно?

Оксана испуганно закивала. Парень довольно ухмыльнулся в ответ.

— Вот и прекрасно.

Взяв с близстоящего столика полный стакан воды и нависая над девушкой, приподняв ей голову, он поднёс её к губам девушки.

— Пей. — сказал он, слегка сжав её волосы на затылке в ладони.

Не дав ей прокашляться из-за выпитого после того, как был убран стакан, он грубо впился в губы девушки, твёрдо сжимая её в объятиях и вдавливая тяжестью тела в пол. Грудь накрыла большая сильная ладонь и сжала почти до боли. Язык парня во рту девушки мешал ей говорить и она лишь стонала. Он не отпустил и только сжал грудь еще сильней, ртом поедая протестующие стоны.

Приподнявшись над дрожащей девушкой, он расстегнул на ней блузку, после чего запустил руку под лифчик и начал грубо лапать грудь девушки. Другая рука заскользила по животу вниз, расстегнула молнию на джинсах и залезла в кружевные трусики, ощупывая аккуратно выбритый лобок и клитор пальцами.

Затем парень заставил Оксану перевернутся на живот и приспустил с нее штаны вместе с трусиками, обнажив гладкие белые ягодицы. Немного погодя со ступней были сняты связывающие их верёвки, джинсы с трусиками были сняты окончательно и отброшены в сторону, за ними последовали кеды и носки. Его руки стали с силой мять ягодицы, затем перешли на бока и бёдра. Лёжа лицом к полу, она чувствовала, как по её ляжкам и ягодицам проходится влажный и вызывающий неприятную дрожь язык. Вскоре послышался звук расстёгивающейся ширинки на джинсах парня. Рывком он поставил девушку в нужное положение и заставил выгнуть спину. Оксана ощутила, как уже вставший член заскользил по её бедру вверх, горячая напряжённая головка прикоснулась к влагалищу, прошлась пару раз вверх-вниз по ней и остановилась у входа. Похититель с силой схватил её двумя руками за плечи и резко вогнал в Оксану всухую свой член, бывший горячим и довольно крупным. Она взвизгнула от резкой боли, ей показалось, что её пронзают насквозь раскалённым железным прутом. Парень принялся грубо иметь её сзади, рыча, как похотливый кобель, и долбя Оксану с немалой силой, каждый раз вставляя всё глубже и жёстче.

Его руки начали грубо сжимать её тело, шарили по ней, пальцы впивались в задницу, сжимали то один, то другой сосок, заставляя девушку стонать. В один момент он случайно вышел из Оксаны, при этом раздался неприятный хлюпающий звук. Она чувствовала, как член трётся с внутренней стороны бёдра, затем головка снова начала тереться у входа. Добравшись губами до шеи, он принялся ставить засосы, затем снова резко вогнал член в Оксану.

Сначала он двигался медленно, раздирая её изнутри, но потом забыл обо всём и снова грубо начал буравить девушку, вжимал в пол. Сперва она дёргалась от боли, пытаясь хоть как-то сопротивляться, но потом, поняв, что это бесполезно, просто лежала в неудобной позе, тихо постанывая и скуля.

Он трахал Оксану как зверь, больно сжимая бёдра, засаживая до упора. Но вскоре дыхание отяжелело, стали раздаваться более хриплые стоны.

— Нет. Нет, только не в меня. Пожалуйста. Я не хочу. ааа.

Наконец, не вынимая своего члена, он стал кончать, полностью игнорируя мольбы и крики девушки. После, не дав ей оклематься, помял её ягодицы, раздвинул их в стороны, открыв анальную дырочку.

— Знаешь, что я хочу с тобой сделать? – спросил парень, поглаживая попу Оксаны.

Она уже начала догадываться по его поглаживаниям, что простым изнасилованием не обойдется и что больше всего его интересует попа. Надо сказать, что анального секса у неё никогда не было и Оксана не была готова даже к анальной дефлорации. Но иного выбора у неё и не оставалось, как терпеть очередную прихоть парня.

— Как тут узенько. Да ты у нас тут ещё девочка, не так ли? Вот так дело. Надеюсь, ты и дальше будешь послушной девочкой, — продолжил он.

— Конечно, я сделаю всё, что надо.

Его рука гладила Оксану, палец тёр анус всё сильнее. И вот он надавил и палец скользнул во внутрь.

— Может всё же не надо туда? Пожалуйста!

— Надо, девочка, надо. Понимаешь, почему. У меня есть понятие, что для полного подчинения девушки надо оставить свою сперму в трёх местах. В её киске, в желудке и в прямой кишке. Когда я поимею тебя везде и в каждом месте оставлю свою сперму, ты будешь безоговорочно принадлежать мне, даже с другими парнями.

Его палец продолжал движения и вот уже добавился второй. Он гладил по кругу, вызывая странные ощущения. Третий палец причинил ощутимый дискомфорт и девушка дёрнулась.

— Тише, расслабься. Хочешь разорванный анус?

— Тогда спокойно. Эротические фото: http://ero-foto. com/ Придётся тебе малость потерпеть, ведь я же намерен взять тебя безо всякой смазки.

Ещё через пару минут он уже использовал четыре пальца. Расширив достаточно анус, парень вытащил пальцы и Оксана почувствовала, как к ней сзади прикоснулась большая красная головка его члена, начала туго протискиваться в попку. Она зажмурилась, стиснув кулачки и приготовилась терпеть.

Он опять надавил головкой на сухую заднюю дырочку. Оксана всхлипнула от боли, пронзившей всё её тело, а член, слегка раздвинув сфинктер, продолжил углубляться в попу девушки. Попа, насаживаемая на член, плотно обхватываемый её стенками, уже разрывалась от боли, а девушка с ужасом думала о том, что же ждёт её зад, когда член прорвётся в неё, да ещё и будет трахать так же, как и в киску.

Но тут парень остановился.

— Хочешь облегчить свою участь? – фальшиво участливым голосом спросил он, слегка ослабив свой напор.

— Да. мне же очень больно, — взмолилась Оксана.

— Наверняка ты отлично сосёшь, — сказал он. – Покажи-ка, на что ты способна. Кстати, этим ты себе как раз и поможешь, смазав член. Так что будь добра, старайся и соси хорошенько.

В следующий миг девушка оказалась перевёрнута на спину, после чего парень, взявшись за её длинные огненно-рыжие волосы, грубо приподнял и поставил на колени. Оксана стала сосать его торчащий член, сразу же приставленный к губам, и старалась она действительно вовсю – беря ствол на всю длину, лаская языком уздечку под головкой, не забывая иногда переходить и на яйца. Но только она разошлась, как была остановлена. Сказав, что хватит лирики, парень снова завалил её животом на пол, заставив подогнуть ноги и приподнять попу. В следующую минуту послышался смачный шлепок от удара по ягодице, а Оксана застонала и впилась зубами в губы, когда палец резко вонзился в её дырочку и стал ходить вверх и вниз, нещадно дроча попу, молясь, чтобы он закончить поскорее насаживать её на палец. Через минуту он извлёк из ануса свой палец и снова приставил член.

— Потерпи-ка чуток, сейчас я насажу тебя всю разом.

В следующий момент он вонзил свой член на всю длину. Оксана взвыла и вся выгнулась дугой, потом рухнула без сил обратно, а парень уже долбил попу, похлопывая по ней и потискивая.

— О Боже. Ааа. Нет. Гос-с-по-ди. Хватит. Нет. Ааааа. Аай, б-боль-но же.

— Такая узкая. Ааа. Вот так, моя хорошенькая. Да, сейчас. Ещё чуть-чуть.

Через пару минут безжалостной долбёжки попа немного привыкла к этим истязаниям и стала не так сильно гореть от боли, но всё же ещё не до конца восстановилась после потрясения и к тому же стала из-за пощёчин и щипков по ягодицам из белоснежной в красную.

Вскоре движения стали хаотичнее, но парень, рыча и стоная во весь голос, всё ещё вставлял плачущей девушке до упора. Но вот наконец он стал кончать, выстреливая потоками горячей густой спермы ей в попку. Оксана чувствовала, как она растекается внутри неё, заполняя внутренности.

— А теперь полежи-ка тихо. Твои кишки должны впитать мою сперму.

Не вытаскивая член, он просунул руки под грудь и сжал каждую в ладони. Так он лежал пару минут, мял грудь и покусывал шею.

Оксана с трудом пыталась сдерживать слёзы и отвращение от его прикосновений. Анус горел. Она чувствовала себя обессиленной и вялой.

— Так. Это ещё не всё, — прохрипел парень, вскоре вставая.

Он схватил Оксану за волосы, поставил на колени и притянул её заплаканное лицо с потёкшей косметикой к своему паху. Она увидела влажный и дурно пахнущий член, находившийся прямо у её губ. Одной рукой держа девушку за волосы, а другой свой член, её мучитель начал водить головкой по лицу, тёрся членом о её щёки, лоб, губы, размазывая остатки спермы куда только можно.

Затем парень принялся за её грудь, стискивая её, мять и потягивать руками или ртом. Сняв наконец лифчик, языком прошёлся по ложбинке меж грудей, перешёл на плоский животик, особенно уделив внимание пупку.

Обняв Оксану за талию руками и сильно прижавшись к ней, снова взялся за грудь, слегка покусывая сосок, втягивая и снова покусывая, сжимая зубами то кончик, то, как можно больше втянув, кусая саму грудь. Вдруг он сильно укусил её, так что она даже вскрикнула от боли.

Но парень не остановился. Он кусал и сосал соски, впиваясь зубами. Оксана чувствовала, как член трётся с внутренней стороны её бёдер. Закончив с грудью и обработав напоследок так же и ноги, пройдясь по ним и потрепав напоследок за бедро, парень снова встал и приблизился к её лицу. Заставив девушку открыть рот, сунул туда снова вставший член. Оксана почувствовала пренеприятнейший вкус члена. Набухшая головка упёрлась в язык. Положив руки на затылок Оксаны, парень медленно стал трахать её в ротик, смакуя каждое проникновение. Её нежные губки обхаживали его горячий твердый ствол, засаживаемый то за щёку, то вглубь до самой глотки.

— Ну что, тебе вкусно, сука? – бормотал насильник. — Давай, работай ртом, сейчас ты у меня по полной получишь.

Он ввёл член в рот Оксаны на всю глубину, прижав руками лицо девушки к своему небритому паху. Головка члена упёрлась в стенки её глотки, мешая дышать.

— Вот так, — довольно прошептал парень. — Теперь ты сможешь рассказать своим друзьям, что действительно научилась отсасывать.

Короткими резкими рывками он начал трахать Оксану в рот и скоро снова кончил, брызнув спермой ей в глотку. Девушке пришлось проглотить её, чтобы не захлебнуться. Это вызвало бурное одобрение у её мучителя.

— Да ты просто молодец, — прохрипел он, вынимая член из её рта.

Оксана обессилено рухнула на пол и затравленно и испуганно взглянула на него.

— Знаешь что? Я думаю, что ты способна и на большее, — сказал парень и, с недоброй усмешкой распахнув дверь домика, вышел. – Эй, народ. Хотите оприходовать нашу девочку-заложницу?

— Но ты же сказал, что не сделаешь этого, не отдашь меня им! Я же была послушной и делала всё как надо. Пожалуйста, не надо. – Девушка перешла на крик, сжавшись в угол.

— Да? А разве я не сказал, что просто не отдам растерзать и прикончить в таком случае? Довольствуйся и этим. И в любом случае – надо же как-то занять и развлечь парней. Так что чем быстрее твоя семья выполнит требования, тем быстрее закончатся твои мучения. А пока.

Через минуты две послышался шум и топот небольшой компании людей, подошедших к дому.

— Ваш черёд, — махнул рукой на Оксану из-за двери парень. — Девчонка уже разогрета как надо.

Остальные одобрительно зашумели, разглядывая круглую аппетитную попку пленницы, длинные стройные ноги, аккуратные упругие холмики груди с розоватыми сосками.

Оксана видела, как они, заходя внутрь, на ходу расстёгивали штаны и доставали свои члены, рассматривая похотливыми и животными взглядами свою жертву.

— Можете не торопиться, — сказал их главарь, ухмыльнувшись, — эта ночь будет очень и очень долгой.

Рассказ №0920.

Название: Буря в пустыне (отрывок из «Империя Зла») Автор: Юрий Никитин Категории: По принуждению Dата опубликования: Понедельник, 06/05/2002 Прочитано раз: 61960 (за неделю: 94) Рейтинг: 88% (за неделю: 0%) Цитата: «Заложники начали негромко переговариваться. Сперва шепотом, затем, видя, что террористы не обращают внимания, чуть осмелели, кое-кто решался даже пошевелиться, медленно оглядывались, искали взглядами знакомых. . » Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]

Заложники начали негромко переговариваться. Сперва шепотом, затем, видя, что террористы не обращают внимания, чуть осмелели, кое-кто решался даже пошевелиться, медленно оглядывались, искали взглядами знакомых. Через два человека от майора сидела молодая пара, то ли муж и жена, то ли жених и невеста, но если поженятся, то брак явно будет удачным: уже сейчас похожи один на другого, словно притирались не один десяток лет. Взгляд Ахмеда то и дело соскальзывал на запястье, где секундная стрелка едва-едва ползла, а минутная так и вовсе примерзла. Валентин сочувствующе бросил: — Уже скоро. Там все рассчитано по минутам. — Да я ничего. — Займись чем-нибудь. — Чем? Валентин холодно усмехнулся: — Да нарушением прав человека! Надо отвлечь массмедиков. Да и правительства зашевелятся. Ахмед кивнул, громко щелкнул затвором, привлекая внимание, поманил пальцем бравого сержанта: — Эй ты. Лицо сержанта стало желтого цвета. Губы полиловели, он едва вышептал: — Что. Что вы хотите? — Что-то ваши спасатели не шевелятся, — буркнул Ахмед. — Им надо увидеть кровь, чтобы побыстрее. Ты не бойся! Один выстрел — и все. Не больно. Даже не почувствуешь. Вставай, два шага вперед. В страшной тишине сержант вскрикнул громко, по-заячьи, упал на колени: — Не убивайте! Я жить хочу! Ахмед смотрел с гадливостью: — Стыдись! Ты же солдат! Ты прошел подготовку. — Да! Но я прошел высшую школу выживания. Меня учили выживать любой ценой. Любой. Он верещал в панике, ибо из дула автомата в руках террориста на него смотрела смерть. Оттуда коротко полыхнет огонь, а стальная пуля разнесет ему череп, а это он не проходил. Его учили убивать и выживать, учили убивать много и быстро, но о том, что могут убить и его, говорилось скороговоркой, тут же переводя разговор на то, какие награды ждут по возвращении, о продвижении по службе, а главное — повышенное жалование, походные, двойные за пребывание в чужих водах. Акбаршах спросил по-английски Валентина: — Чего это он так? Валентин объяснил, с трудом подбирая слова: — Он, как и все американцы. знает, что все американцы произошли от обезьяны. А один американец, который от обезьяны произошел. особенно, тот объяснил, что они и сейчас еще обезьяны, и что не надо душить наши постыдные инстинкты, страсти. Надо жить как обезьяна, что обрела разум. Юный араб отшатнулся, по красивому лицу пробежала судорога отвращения: — Быть такого не может! — Клянусь! Акбаршах смотрел с недоверием. Ахмед оглянулся на них, отступил на шаг, держа заложников под прицелом. У него даже уши задвигались, словно почуял добычу или замыслил какую-то пакость. Сказал с преувеличенным сомнением: — Акбаршах прав, кто вас, гяуров, знает. Для вас соврать, что два пальца намочить. Верно, Акбаршах? А мы вот возьмем и проверим. Эй ты. Хочешь жить, то возьми и поимей вон ту девку. Ах да, ты ж от страха не сумеешь. Тогда дай ей по роже! Сейчас же, иначе получишь пулю в лоб. Он передернул затвором. Мигель передвинулся к молодой девушке, она смотрела устало и покорно. Его губы шепнули едва слышно: — Потерпи. Размахнулся, пощечина получилась звонкая. Он обернулся, русский и араб переглянулись, араб помялся, русский победно улыбался, а араб сказал сердито: — Ты ударил слабо. Бей как следует, иначе. Мигель взглядом попросил у нее прошения, размахнулся, ударил все же не в полную силу, стараясь показать замах богатырским. Ее голова от удара мотнулась в сторону. Нижняя губа лопнула, брызнула кровь. Он оглянулся на араба. Тот помрачнел, посмотрел на русского, снова на американца: — Еще разок! Да как следует. Мигель сцепил зубы, ударил ее в висок. Мэри упала на пол, не двигалась. Похоже, подумал он торопливо, вырубил ее минут на десять-двадцать. А за это время эти дикари чуть утихомирятся, а за это время их выкупят. Ахмед что-то шепнул Акбаршаху, попятился к дверям. Валентин прикрикнул строго: — Куда? — Отлить, командир! У меня мочевой пузырь вот-вот лопнет. Он с виноватой улыбкой развел руками, показал на захваченных, что сидели тихие как мыши под дулами автоматов. Валентин бросил резко: — Дурак! Ты нас застеснялся? Ахмед почему-то посмотрел на Акбаршаха, указал глазами на пленных: — Там три женщины. — Разве это женщины? — изумился Валентин. — Это шлюхи. Разве там есть мужчины? Там трусливые ублюдки. Мочись здесь. Да не в угол, а прямо на американцев. Давай вон на того, больно благородного. Ну-ка, не стесняйся! Ахмед замялся. Валентин оскалил зубы, не боится ли неустрашимый Ахмед, что американец цапнет зубами. Ахмед снова покосился на Акбаршаха, внезапно сказал зло: — Да шайтан с вами! Он подошел к американцу, встал к Валентину и Акбаршаху спиной, расставив ноги. Слышен был скрип расстегиваемой молнии. Потом полилась мощная струя, явно Ахмед терпел долго, а сейчас брызжущая мелкими каплями во все стороны, мощная струя дугой ударила в голову американца, разбрызгивалась, падала на плечи, снова на голову. Американец чуть наклонился, страшась вызвать гнев араба, волосы его слиплись, рубашка промокла. Рядом с американцем сидела молодая американка. Она со страхом и ненавистью смотрела на араба, стараясь не попадать взглядом на его расстегнутую ширинку. Развеселившись, он натужился и остатками струи достал ее. Желтые капли упали ей на белую блузку, там сразу расплылись темные отвратительные пятна. Слышно было, как Ахмед тянет змейку обратно, делал это неспешно, уже без смущения, с нагловатой раскованностью, повернулся к ним спиной и неспешно вернулся к Валентину. — Ты прав, командир, — сказал он с холодным презрением. — Я мочился им прямо в лица, а они. они терпели! Разве это мужчины? Даже женщину облил, и никто не вступился. — Они не мужчины, — объяснил Валентин холодно. — Они американцы. Но ты все же не поворачивайся спиной. У тебя автомат можно было снять в любой момент. — Они трусы, — повторил Ахмед, в голосе было разочарование. Он поправил пояс. Глаза его с насмешкой пробежали по лицу Акбаршаха. Юноша почему-то побледнел. — Они просто американцы, — напомнил Валентин еще раз. Ахмед по его знаку выскользнул сменить Дмитрия, из передней удобнее наблюдать за штатовским спецназом и польскими полицаями. Время тянулось невыносимо медленно. Через полчаса передали, что подготавливают для них пассажирский самолет, баки горючим уже наполнены, сейчас устанавливают связь с правительством, чтобы самолету обеспечили воздушный коридор. Вошел Ахмед, зябко потер руки: — Холодно! Чем бы погреться? Сергей присвистнул: — Холодно? Тебя бы к нам в Пермь в январе. Ахмед обрадовался: — Это приглашение. Дорогой друг, приеду. Покатаемся на белых медведях, верблюдах, тюленях, страусах! — Да у нас там такие страусы, — ответил Сергей туманно. — Что там, за оградой? Заснули? Ахмед покачал головой. В черных глазах было некоторое удивление: — Все время советуются. Друг с другом, с начальством, с экспертами. У всех телефоны. После полиции прибыли спецназовцы, а теперь подтянулись настоящие войска. На каждого из нас по сотне наберется! Немногословный Сергей взглянул вопросительно. Валентин кивнул: — Осталось восемнадцать минут. Сергей чуть дернул уголком губ, поправил подсумок с патронами и вышел. Ему придется прикрывать отход, волнуется. Здесь останется муляж мины, а когда они вырвутся из этого здания, полиции и войскам будет предоставлен выбор: перестрелять их, и тогда здание с заложниками взлетит на воздух, или же позволить улететь на самолете. А к тому времени, когда обезвредят и убедятся, что заложников никто и не намеревался убивать, они уже будут лететь на высоте десять тысяч метров. Дмитрий деловито устанавливал огромную мину. По крайней мере, так она должна выглядеть даже специалистам. Взрывник высшего класса, он знает, как сделать ее практически неуязвимой. Два часа гарантии, что ни разминируют, ни выведут отсюда людей из-за угрозы взрыва. А за это время ищи ветра в чистом небе. Нет необходимости искать убежища у Саддама Хусейна или где-то еще в дальних заморских странах: пока еще никого не отыскали в горах Чечни!

Порно рассказ заложница.

. Она уже третий день сидела под замком у этих уродов, выкравших ее у родителей и ожидающих выкуп. И все это время они насиловали ее, пили водку, играли в карты и договаривал ись по телефону о сумме. Она лежала, истерзанная, измученная голодом и жаждой, на продавленном старом топчане, прикрытая рваной простыней, и прислушивалась к тому, что происходило за дверью. Что на этот раз придумают сделать с ней двое взрослых извращенцев? Соски ее распухли и болели, нежная кожа на груди и ягодицах была в синяках.

Наконец за дверью послышался хохот, топот сапог — и дверь распахнулась. Они вошли в комнату, ухмыляясь и поглаживая ширинки.

— Ну что, детка, ты нас ждешь? — спросил тот, что два дня назад на этом топчане лишил ее девственности. Это был Влад, высокий жилистый парень лет двадцати пяти, с красивым, но жестоким лицом. Он наклонился над ней и приподнял ее голову за волосы, заглядывая ей в лицо.

— Пожалуйста! Дяденьки. Отпустите меня. — в ее голосе слышались мольба и отчаянье.

— Мы же договаривались! Если будешь слушаться нас — уйдешь отсюда живой и здоровой! Но ты же не хочешь слушаться? А, сучка?! И потом, какие мы тебе дяденьки? Ты уже совсем взрослая, вон!, сиськи какие отрастила! — с этими словами он похлопал ее по груди, ущипнув за сосок.

— Я буду слушаться. — Леночка решила не злить своих мучителей, может, тогда они не причинят ей боли. Увидев, что они раздеваются, она спустилась с топчана и встала, широко открыв рот, расставив ноги и упершись руками в пол. Каждый раз они заставляли ее принимать эту позу, и она подумала, что, если сделает это сама, то заслужит их похвалу. Но вышло все совсем наоборот.

— Смотри-ка, Серый, наша маленькая шлюшка, походу, сама жопу подставляет? — заржал Влад, звонко шлепнув девочку по упругой белой попке. — Ты был прав, пора раскупоривать ей задницу!

Он пригнул голову девушки к полу, заставив ее обхватить ноги. Раздвинув ей ягодицы, Влад смачно плюнул в растянувшееся под его пальцами колечко ануса.

— Давай, Серый, теперь ты ломаешь целку! — его явно забавляла ситуация.

Второй Леночкин мучитель, который был чуть постарше Влада, плюнул себе на ладонь и смазал головку своего чудовищно большого члена. Уперев головку точно по центру анального отверстия, он стал неспеша вдавливать его внутрь попы девочки.

— Ну-ка, Влад, растяни ей жопу шире! — с досадой произнес Сергей и с силой втолкнул головку члена в анус. Леночка закричала.

— Заткнись, шалава! А то я тебе туда руку засуну!

Сергей стал медленно продвигать член все глубже и глубже. Лена замолчала, прикусив губу, но по ногам ее заструилась моча.

— Смотри-ка, она уссалась! — развеселился Влад. — Расслабься, сучонка, самой же легче будет! Ну? Попробуй, детка! Давай, это сладко. Ха-ха!! Мы сделаем из тебя классную давалку!

Наконец яички Серого уперлись в тоненькую перегородочку между влагалищем и анусом девочки. Он просунул руку под живот Лены и двумя пальцами зажал ее клитор. Ожидая, пока она привыкнет к огромному предмету внутри себя, он стал щекотать и поглаживать этот маленький, едва развитый бугорок.

Влад тоже решил помочь Леночке успокоиться. Он гладил е! е по спи нке, пощипывал сосочки и, между делом, присев на корточки, направлял Лене в рот головку своего члена.

Постепенно девочка расслабилась, перевела дыхание и стала покачиваться в руках мужчин. Серый неторопливо двигал членом внутри Леночкиной попки. Она тихо стонала.

— Хорошо тебе? — вдруг спросил Сергей. — Скажи: мне хорошо, папочка!

Лену передернуло. Он каждый раз заставлял ее произносить эту фразу. Это означало, что он скоро кончит.

— Да! Мне хорошо, папочка! — на самом деле она в этот раз не врала. Ей неожиданно понравился анальный секс. Сергей не выпускал ее клитора, и она стала интенсивно двигать тазом в такт его ускоряющимся движениям.

. Наконец он кончил, дернулся в последний раз и вынул слегка перепачканный член из Леночкиной попки. Она осталась стоять в той же позе. Дырочка ануса не закрывалась.

— Глянь, Серый, она еще хочет! — Влад неторопливо растянул анальное отверстие девушки еще шире, плюнул туда и с наслаждением вогнал свой член. Лена просунула руку себе между ног и стала ласкать свой клитор.

— Говорил тебе, не надо было ее кормить! — ворчал Сергей, разглядывая свой член. — Хватило бы и нашей спермы, не сдохла бы. Ну ладно, я сейчас ей устрою «эскимо в шоколаде»! — он, развалясь на топчанчике, развернул девушку лицом к себе, ударил ее по щеке и быстро сунул член ей в рот.

Леночке было все равно. Она уже слабо соображала, что происходит. Главным ощущением для нее стало нарастающее с каждой секундой сильнейшее возбуждение, какого она не испытывала никогда! Все тело девушки содрогалось от предчувствия первого в ее жизни оргазма, и когда, наконец, она забилась в конвульсиях наслаждения, судьба ее была решена: она стала добровольной рабыней двух Господ.

День тянулся невыносимо долго, особенно это ощущалось в самые неподходящие моменты. Когда Ларе хотелось справить малую нужду, она должна была писать через трусики и джинсы, а темнота могла скрыть это бесстыдство от глаз охранника, который неустанно на нее пялился.

Ларису, дочь высокого милицейского чина, держали в заложниках боевики ЧОА – Чеченской Освободительной Армии. Они приковали ее наручниками к амбарному замку, навесив над головой небольшую дощечку, которая едва прикрывала ее голову от дождя.

Отец Лары служил в Чечне с 98-го года. С тех пор она к нему пару раз ездила, но тогда и подумать не могла, что с ней может произойти ТАКОЕ!

Конвой, сопровождавший дочь начальника к селу Ахтынкай-юлы под Гудермесом был остановлен взрывом управляемого фугаса, сопровождавшие Лару бойцы ОМОНа были обезоружены, некоторые убиты, а саму девушку грубо запихнули в подруливший «газик» и куда-то повезли:

Сегодня должен был прийти Рамен. Кто это, Лариса не знала, но догадывалась, что это довольно-таки значащий человек в среде боевиков, наблюдая за лицами экстремистов во время их разговоров о Рамене. Лара училась в МГУ, на самом престижном факультете – международных отношений. Там их учили определять состояние человека по выражению его лица.

Лариса все время старалась не дышать часто, так как запах был просто-таки невыносим. Ведь она уже два дня ходила «под себя», «хорошо, что хоть срать не захотелось:», подумала девушка. Она просила своего надзирателя дать ей сходить в нормальный туалет, но тот лишь покачивал головой и жадно осматривал тело Лары. Она вообще удивлялась, как чеченец до сих пор не воспользовался ее беспомощностью. Видимо, им строго запретили трогать ее. Лишь бы только отец быстрее ее вызволил:

А отец тем временем рвал и метал. Ему сообщили о похищении его дочери как раз в то время, как симпатичная чеченка делала ему минет. Он орал на всех, зачем-то послал патрули в Гудермес. Террористы позвонили ему вечером и сказали, что они отпустят его дочь, если он уберет блокпосты в городе. Но он то знал, что это было невозможно – измена родине. Он пробовал сказать это звонившим, но те лишь загоготали в ответ, заметив, что в противном случае пришлют генералу кассету с кадрами насилия и убийства его дочери. Старый вояка сел за стол, обхватив голову руками и стал думать. Но что можно было придумать в такой ситуации. Глава 2.

Лара проснулась от яркого света фонаря, светившего прямо в глаза. «Пайдем с намы, Рамен сказал, будэт с табою гаварить:», на ужасном русском языке произнес фразу кто-то рядом, Лара не могла разглядеть из-за фонаря. Она послушно поднялась и поплелась к дому. Ее впихнули в двери и сказали сесть. Она села на пол. Через минуту зашел бородач и пригласил ее в комнату. При этом он снял с нее наручники, облегчив состояние Ларисы.

Девушка вступила в комнату. За столом сидел симпатичный мужчина лет 35. Рядом с ним находилось два бородатых чеченца и один человек внешностью сильно смахивающий на араба.

«Садись же, не стой!», вежливо предложил мужчина, по-видимому, Рамен. Лара послушно села на предложенный стул. «Я думаю, ты знаешь, почему ты здесь?», спросил Рамен. Лариса мотнула головой, она действительно не знала точной причины и цели боевиков. «Хорошо,», ответил Рамен, «я тебе скажу:» Он встал из-за стола и подошел к Ларисе. «Твой отец должен был убрать посты в Гудермесе, чтобы тебя спасти. Но он этого не сделал и, по-видимому, не собирается.» Он достал из ножен на поясе длинный армейский нож. «Поэтому,», зловеще произнес он, «мы тебя убьем!»

Лариса была в прострации. «Убьем:»Какое страшное слово. Она закричала: «Нет, не надо, прошу вас, не надо!» Рамен же провел ножом ей по лицу и быстрым движением отхватил ей кончик носа.

От боли Лара закричала. «Заткнись!», кинул Рамен и сильным левым крюком сбил девушку на пол. Стоящий у дверей охранник передал лежащую у входа видеокамеру арабу. Тот начал сьемку.

А снимать было что. Рамен распорол на девушке всю одежду, сдернул трусы, скривившись от запаха. Он поднял голову шокированной девушки и заставил ее лизать собственное нижнее белье. Затем он достал свой пенис и заставил Лару сосать его; бандита, видимо, возбуждал ее вид, с обрубленным носиком.

Рамен сделал невидимый для Ларисы знак и оба сидящих неподвижно до того момента чеченца с готовностью начали насиловать Лару. Один из них вставил руку до локтя в промежность 19-ти летней девушки, а второй начал вводить свой пенис в узенькое отверстие ануса Ларисы.

Девушка уже практически ничего не соображала из-за охватившей все ее существо боли, но сознание не хотело покидать ее. Через некоторое время все прекратилось, Ларису окатили водой и оставили лежать на полу. Глава 3.

Генерал только что просмотрел послание бандитов на видеокассете и теперь сидел, схватившись рукой за сердце, его глаза были полны слез. «Лара, Ларисочка, доченька, как же так, за что это: за что:» Затем им овладел гнев. Он схватил табельный пистолет, пошел в карцер при штабе МВД и собственноручно расстрелял всех заключенных кавказской национальности. Но легче ему от этого не стало… Даже страх за собственную дочь не был сильнее страха за ответственность в случае снятия блокпостов в районе Гудермеса…

Сегодня Лару насиловали уже раз 5. Ее матка и половые губы болели, так как в ней побывали уже все члены охраны, причем они не просто трахали ее, они насиловали Ларису, специально причиняя ей боль. Затем ей во влагалище засунули на треть длины флагшток и, смеясь, ушли в каптерку нюхать кокаин.

Рамен зашел вечером, опять заставил ее сделать ему минет и ушел, сильно ударив Ларису в промежность кулаком. Она уже не надеялась на освобождение, ее единственным желанием было желание смерти, быстрой смерти…

Генералу позвонил чеченец и сказал, что в случае невыполнения их условий до 1 часа ночи, он получит свою дочь в полиэтиленовом мешке в 2. Генерал лишь молча проглотил еще 5 таблеток валидола.

Ларису разбудил сильный удар в челюсть. Перед ней стоял Рамен, с перекошенным от злости лицом. Он только что узнал, что ее отец убил его братьев, которые содержались в штабе МВД под Гудермесом. «Встань, сука!», орал подонок. Лариса из последних сил приподнялась. Рамен схватил нож и отрезал ей мизинец на правой руке, выбросив его в дальний угол комнаты. Затем он потянул девушку на середину комнаты, бросил ее на стол и поочередно вошел в нее со всех сторон: он трахал ее в рот, во влагалище и в анус. Впрочем, сознание Ларисы было уже далеко от места событий, она не воспринимала происходящее вокруг.

Чеченец не успокаивался. Улыбнувшись в камеру, которая снимала все это, он схватил бутылку от водки и начал вводить ее девушке во влагалище, донышком внутрь. В конце-концов бутылка вошла. Рамен обезумел. Он запрыгнул на стол и начал прыгать на девушке ногами. Он прыгал до тех пор, пока бутылка не треснула и девушку не сотрясли последние предсмертные конвульсии. От этого зрелища охранник, снимавший убийство, начал блевать прямо на тело Ларисы. Рамен схватил нож и начал аккуратно вырезать половые органы девушки. Он вырезал все и бережно сложил в полиэтиленовый мешочек. Через 5 минут курьер-камикадзе уже мчался к генералу по шоссе, неся тому страшную посылку. Еще через 5 минут артиллерия накрыла шквальным огнем дом и сарай, где произошло убийство. Разговор Рамона с генералом был перехвачен спецслужбами, которые, не поняв сути вопроса, решили, что данный квадрат нужно просто стереть к чертовой матери:

Генерал дрожащими руками открыл пакет и вывалил содержимое на стол. От увиденного у него помутнел разум; с трудом соображая, что делает, он взял табельный пистолет и:

Через 15 минут после суицида генерала, ему по секретной факсимильной связи пришло сообщение: «Ввиду отсутствия реальной угрозы нападения боевиков на Федеральные войска в районе Гудермеса, приказано снять все блокпосты в городе и прилегающих к нему населенных пунктах. Приказ принять к исполнению немедленно.

Голова очень болела, я заставила себя раскрыть глаза, сначала было сложно сфокусировать взгляд, но когда мне удалось это сделать, я смогла оглядеться. Я лежала на обшарпанной кровати в маленькой комнатушке заваленной старьем. Вещи валялись по всюду. На мебели, на полу, на подоконнике, заколоченного окна. Я попыталась сесть, но не смогла, мои руки были связаны за спиной, и ужасно затекли. Несколько минут я беспомощно барахталась, пытаясь сесть, старый матрац перекосился, и я свалилась на пол.

Дверь распахнулась и в комнату вошла девушка. На ней была маска, которая полностью скрывает ее лицо.

-Ты проснулась? – Она подошла и помогла мне сесть. Я была перепугана до смерти, мои губы задрожали. Я с ужасом смотрела на маску.

— Да какого черта – сказала она и сорвала маску. От этого движения я дернулась.

— Ты все равно видела наши лица. – И я вспомнила, вспомнила как, возвращаясь из университета, ко мне подошла эта самая девушка, вспомнила, как она спросила который час. Потом меня кто то ударил по голове, но я не сразу потеряла сознание и видела, как ко мне подбежал парень и потащил в машину, и только в машине уже кто-то другой прикрыл мне лицо отвратительно пахнущей тряпкой.

— Давай сразу договоримся? Без глупостей и через пару дней тебя отпустят. – Сказала девушка.

— Но у меня нет нечего, и семьи у меня нет. – Едва слышно прошептала я.

— Мы знаем, но у твоего парня есть, и он нам даст это если захочет тебя получить обратно?

— А если нет? – Прошептала я.

— Не думай об этом. – Она подняла меня и усадила опять на кровать. Я смотрел на девушку, она была старше меня, хотя я в свои 19 выглядела немного меньше своего возраста. Девушка была высокой с широкими плечами и сильными руками. У нее была короткая стрижка и довольно таки симпатичное лицо. Она выглядела на лет 25 не больше. Бороться с ней было бы глупостью. Силы был не равны. Тем более в доме должны были быть другие.

— Можно мне в туалет? – Попросила я, мне действительно уже было невозможно терпеть. Девушка усмехнулась, глядя, как я заерзала.

— Хорошо. — Она взяла меня за локоть и повела к двери, за дверью в конце темного коридора была дверь с облезшей краской.

— Я помогу тебе. — Ее руки спустились к моей юбке. Я отступила, упершись спиной в дверь.

— Я сама, я не убегу. – Сказала я так решительно, как только могла. Девушка посмотрела мне прямо в глаза.

— Мне оторвут голову если ты что — то такое откинешь, понимаешь? – Я кивнула и повторила.

Девушка грубо повернула меня лицом к двери и расстегнула ремень. Мои руки безвольно повисли. Я не могла ими пошевелить от самых пальцев и до плечей. Как будто тысячи иголок кололи мои руки.

— Затекли — Пробормотала я. Девушка развернула меня к себе лицом и взяла за руку, я застонала от боли. Она осторожными движениями стала массировать, сначала одну руку потом другую. Было больно, но я старалась не показывать ей этого. Через пару минут я смогла шевельнуть пальцами и стала сжимать и разжимать кулаки, что бы восстановить кровообращение. Когда я смогла хоть немного шевелить руками, я поблагодарила ее и открыла дверь в туалет. [email protected] [email protected] [email protected] ICQ 430884767©®

Я вымыла руки и лицо, а потом посмотрела на себя в зеркало. Я была белая как простынь, волосы спутались. Я попыталась пригладить их руками.

— Ты скоро там? — Услышала я из-за двери. Я вышла в коридор. В этот момент в коридоре зажегся свет, и там появились двое.

— Сова ты с ума сошла, какого ты ее развязала! – Услышала я мужской голос. В следующий момент, я уже летела к противоположной стене от сильного удара по лицу.

— Влад мне, что ей горшок подносить? – Девушка, которая развязала меня и которую назвали Совой стояла между мной и высоким парнем.

— Давай тащи ее в комнату, у нас много дел. — Сказал парень. Сова подхватила меня и повела в спальню. Я держалась за разбитый нос и пыталась сдерживать слезы, хотя это у меня не получилось. От боли и обиды слезы сами катились по моему лицу. Она не стала связывать мне руки за спиной как тогда, а ограничилась только тем, что привязала мою правую кисть к изголовью кровати.

— Подожди я сейчас — сказала Сова и кинула мне, какую то тряпку что бы я смогла приложить ее к разбитому носу. Она исчезла за дверью, я пыталась остановить кровь но у меня не получалось, моя голубая футболка была безнадежно испорчена. Меня трясло от страха.

Сова вернулась через минут 15 с миской воды и полотенцем.

— Давай я посмотрю. — Сказала она и убрала тряпку от моего лица.

– Нечего нос не сломан, до свадьбы заживет.- Она обмыла мне лицо и приложила принесенный с собой лед, к переносице.

— Сейчас отдохни мы кое — что решим, а потом позвоним твоему парню. Давясь слезами и удерживая, свободной рукой завернутый в полотенце кусок льда я поджала колени и облокотилась о спину кровати. В голове было пусто, единственное, что я чувствовала это боль и ледяной холод внутри меня. [email protected] [email protected] [email protected] ICQ 430884767©®

Я «отдыхала» не долго, вскоре дверь распахнулась, и появились все трое. Я увидела еще одну девушку, моложе Совы, но старше меня. Выражение ее лица было презрительным, она небрежно откинула свои черные волосы и усмехнулась.

— Заткнись Курица – сказал Влад и подошел ко мне. – Слушай меня Лена, сейчас мы позвоним, твоему Максику – при этих словах он ухмыльнулся – И если он захочет получить тебя обратно живой и невредимой он нам заплатит. А ты будешь пай девочкой и сможешь скоро снова его увидеть. Он вытащил из-за спины мою сумку, вытряхнул все содержимое на кровать и взял мобильник. Номер Макса был первым в списке контактов. Парень набрал вызов и протянул телефон к моему лицу.

— Просто скажи «алле!». — Макс ответил не сразу. На заднем плане в трубке играла музыка.

— Ленка? Ты где шляешься, все уже собрались. — Услышала я голос Макса.

— Але, Максим? – Проговорила я, и посмотрела на парня, тот выхватил трубку и заговорил.

— Привет Макс, Я новый знакомый твоей девчонки, и у нее крупные неприятности…. Какие? Да вот сидит с разбитым носом… Нет не упала, это я ее так! … Не понял?… Объясняю, ты у нас мальчик не бедный и можешь одолжить у папаши некоторую сумму, что б заполучить назад свою шлюшку… Туго доходит до тебя. Похитили мы ее, принесешь денежки и сможешь трахать свою девчонку снова, понял?… Так вот, я перезвоню тебе через пару часов, ищи бабки иначе бабе твоей кранты. Скажешь кому — то кранты и тебе… Денег нет? НАЙДЕШЬ!…- парень протянул мне трубку. – На Леночка попрощайся с Максиком.

— Максим! Помоги мне…- Пробормотала я. Услышав мой голос, Макс быстро заговорил.

— Ленка не волнуйся я во всем разберусь, я….. – Но парень отнял у меня телефон и нажал на отбой.

— Вот так малая, теперь жди и если твой дружек начнет шевелиться у тебя большие шансы выйти отсюда живой. Парень быстро вышел, а за ним выскочила и черноволосая «Курица». Девушка, которую называли Совой, остановилась в дверях, посмотрела на меня, а потом пошла за другими.

После этого разговора я поняла, что шансы у меня минимальные, Максим, хотя и был красивым и умным парнем, сыном богатых родителей он был трусоват и эгоистичен. К отцу своему обращался, только когда у него деньги заканчивались. Я удивлялась, почему он выбрал меня, сельскую девчонку, у которой все, что было это полуразваленная хата в Махровке, Дед мой зимой умер, последний кому я была нужна. И хотя я была и не дурой, но думаю, что только благодаря моей внешности Максим встречался со мной. Гордился, что у него девчонка такая миловидная, маленькая блондинка.

Таких как я он найдет сотни, если захочет. Я была в отчаянье, так как реально понимала ситуацию. Я убрала от лица полотенце, в котором был уже почти растаявшей лед, крови больше не было. Не знаю, сколько я пролежала, глядя на заколоченное окно но вскоре отключилась. [email protected] [email protected] [email protected] ICQ 430884767©®

Меня разбудил удар по лицу. Я вскочила, Надо мной стояла «Курица»

— Кранты тебе «Златовласа», твой парень бросил тебя, не берет трубку, значит плевать ему. А мне бы бабло не помешало. – Она ударила меня опять.

— Тварь малая – Закричала она и ударила опять.

— Перестань! – Закричала я уворачиваясь от удара.

На мой крик в комнату вбежала «Сова» Она подбежала к Черноволосой и оттащила ее от меня.

— Ненормальная, оставь ее в покое!

— А ты что влюбилась в нее, лесба чертова! Из-за этой сучки у нас теперь будут проблемы.

— Отойди от нее, мы еще не решили, что с ней делать! – Сова за волосы оттащила к дверям Курицу.

— Что тут за разборки – В Комнату вошел Влад. — Девочки девочку не поделили? — Он посмотрел на меня.

— Ну что Лена, похоже, что твоему парню плевать на тебя, мы подождем до завтрашнего вечера, и если не свяжемся с ним, будем решать что делать с тобой. – Я молча смотрела на всех троих, мой подбородок трясся.

— А ты хорошенькая – Усмехнулся он и потрепал меня по щеке. Я вжалась в спинку кровати на столько, насколько могла. – Развлечемся? Вдруг это твоя последняя ночь!? Он наклонился, схватил меня за затылок и грубо поцеловал. Я оттолкнула его. Влад засмеялся и схватив меня за ноги растянул на кровати. Рука Влада забралась мне под юбку, я почувствовала его пальцы на резинке моих трусов, тонкая ткань затрещала и порвалась. Я попыталась ого лягнуть ногой, у меня не получилось ударить его в лицо, но я смогла задеть его плече.

Влад перехватил мою ногу и со смехом сорвал с меня легкую юбку. Оказавшись на половину голой, я закричала, прикрываясь свободной рукой, я пыталась ударить его опять. Влад смеялся он почти не прикладывал не каких усилий, что бы удержать меня, а я билась из последних сил. В тот момент я нечего не понимала, мной руководил только инстинкт самосохранения, я не видела и не слышала нечего и некого кроме Влада, который навалился на меня. И если честно я даже не помню, как он фактически отлетел от меня. Между мной и Владом стояла Сова.

— Не прикасайся к ней она моя. – Сказала она.

— Твоя? Влюбилась в эту маленькую сучку? – Тяжело дыша прохрипел Влад. Он стоял облокотившись о стену возле темноволосой «Курицы», которая наблюдала за всем скрестив на груди руки.

— Я повторяю, она моя. – Голос Совы был спокойный.

— Ты что пометила ее уже?

— Да, пока тебя не было. Она моя доля в этом деле. А помнишь, что мы говорили о долях? Это благодаря мне ты вышел на ее малолетнего недоумка.

— И благодаря тебе мы провалились. – Вставила «Курица»

— Мы еще можем подождать. – Ответила Сова.

— Да если бы он был заинтересован в ней, давно бы раздобыл деньги, а теперь нам надо еще думать, что делать с ней. – «Курица» кивнула в мою сторону.

— Что делать? Да хотя бы развлечься… – Влад сплюнул на пол.

— Развлекайся с ней. — Сказала Сова, указывая на темноволосую.

– А девчонку оставь мне. Влад, было, двинулся ко мне, но в руках Совы, откуда — то взялся нож. Влад замер.

— Чокнутая лесби, совсем рехнулась, против друзей с ножиком? Ради этой соплячки?

— Уйди по хорошему. – Все также спокойно ответила Сова. И повернулась ко мне. Я забилась в самый угол кровати и пыталась натянуть пониже окровавленную короткую футболку.

— Я думаю, я лучше, чем он. – Тихо сказала она, сложила нож и убрала его в карман джинсов. Мой мозг отказывался вообще, что — либо понимать, меня всю трясло. Я смотрела то на Сову, то на стоявших за ней ее друзей. Влад наблюдал за происходящим со злостью, а Курица с интересом. Я снова посмотрела на Сову, теперь источником опасности стала она.

— Не надо – Прошептала я.

— Успокойся, от этого никто не умирал. – Сказала Сова и присела на край кровати. Она положила свою руку мне на колена и провела ей по всей ноге от колена до ступни. Прикосновение не было грубым, но животный страх не позволял мне расслабиться. Девушка гладила мою ногу, пристально глядя мне в глаза.

— Попытайся расслабиться. – Ее голос был мягким, я не могу сказать, что я расслабилась, но у меня не возникло желание бороться с ней. Сова подсела ближе, ее рука переместилась чуть выше моего колена. Она слегка потянула меня за ногу.

— Ляг.- Мягко сказала она, в ее голосе было столько власти, что я подчинилась. В руках Совы снова появился нож, я вскочила.

— Тссс… мы просто снимем эту грязную футболку — Сказала девушка и пропустив руку под футболку разрезала ткань. Футболка упала с меня, полностью обнажив. Затем она разрезала веревку, освободив мою руку. Я поджала колени и прикрылась руками. Девушка, положив руку мне на плече, заставила лечь, я все еще прикрывалась руками.

-Просто смотри на меня. – Ее голос гипнотизировал меня. Я смотрела на нее. Она убрала мою руки и заставила меня вытянуть их вдоль тела.

— Нефига себе, сказал. – Сказал Влад. — Мне бы так с бабами! – Я словно вернулась в реальность. И посмотрела туда, где стоял Влад со своей «курицей», которая подалась вперед, что бы лучше видеть. Я опять вскочила, но на этот раз, будучи свободной, я слетела с кровати и забилась в угол между окном и кроватью. Влад сопел, его штаны оттопыривались.

— Убирайся – Сказала Сова. – Я не стою над вами, когда вы трахаетесь.

— Влад пойдем. – сказала Курица, она тоже была возбуждена ее щеки горели. Она обняла его и провела рукой у него между ног. Влад грубо обнял ее и бросив взгляд на Сову грубо поцеловал свою «курицу». Они вышли из комнаты, захлопнув дверь, я проследила за ними глазами и снова посмотрела на Сову. Она снова стала для меня источником опасности.

— Иди сюда — Сказала властно Сова. Я продолжала сидеть на полу, подтянув колени к самому подбородку. Я не двинулась с места. Девушка вздохнула, и обойдя кровать подошла ко мне, осторожно при обняв за плечи, она подняла меня и заставила сесть на кровать.

— Они могут войти в любой момент, поэтому лучше это сделаю я. – Очень тихо проговорила она. И слегка толкнув меня, уложила на кровать.

— Лена, просто смотри на меня.- Сказала она. – Расслабься. Ее руки опять стали ласкать меня, но на этот раз более настойчиво. Она поглаживала мой живот, грудь. Страх постепенно пропадал, оставался только стыд. Но я, не отрываясь, смотрела ей в глаза, ее взгляд был спокойным и таким властным. На какой то момент мне показалось, что опасности не существует, просто происходит, что то новое, что то чего я еще не ощущала. Я немного расслабилась, но когда Сова раздвинула мои ноги села межу ними. Я снова напряглась и опустив руки вниз я снова прикрылась.

— Все хорошо. — Прошептала она мне.

— Не надо. – Снова попросила я срывающимся шепотом. – Не делайте этого, не унижайте меня.

— Все хорошо. – Повторила она. — Просто расслабься и смотри на меня. – Ее руки уверенно убрали мои. Девушка нагнулась и поцеловала мой лоб, она почти лежала на мне, будучи прикрытой ее телом я почувствовала себя немного уверенней. Девушка целовала мое лицо, слезы, все еще лились, но напряжение спало, руки Совы ласкали теперь все мое тело, прикосновения были мягкими, не сравнить с прикосновения мужчины, я чувствовала, что возбуждена. Когда ее руки прикоснулись между ног, я невольно вздрогнула.

— Закрой глаза. – Шепнула она мне на ухо, я послушалась. Теперь она ласкала меня откровенно, ее пальцы проникали в меня, я забыла о том, где нахожусь, и чувствовала только ее. Не знаю, долго это продолжалось, но когда я выгнулась от оргазма, я заставила себя раскрыть глаза и посмотрела на нее.

— Теперь поспи. – Сова прилегла рядом, накрыла меня покрывалом и прижала меня к себе. Не знаю почему, но прижавшись к ней я заплакала.

— Нечего это бывает, сказала она, обнимая меня и покачивая как ребенка.

– Спи, все будет хорошо.

Я уснула почти сразу, в ее объятиях было удобно, реальность стерлась.

Сколько я спала? Голова была тяжелой, я была вся в поту. Я смотрела на обшарпанный потолок.

— Лена? Ты как? – Я обернулась на голос. Рядом на кровати сидела Сова. Я все вспомнила, слезы опять навернулись на глаза.

— Нет, не надо плакать, только хуже будет. Ты горишь вся. – Девушка протянула руку и только сейчас я ощутила, что у меня на лбу лежал компресс.

— Он звонил?- Пошептала я.

— Нет, и не берет трубку. – Ответила девушка. – Влад ездил в университет и наводил справки, Макс уехал вчера ночью…

— Вчера? – Я взглянула на темное окно…

— Ты пролежала в бреду весь день, наверное, такая реакция на стресс. – Сова сменила мне компресс.

— Не убивайте меня. – Я посмотрела на нее. – У меня нет денег, дом в селе, я отдам. И не кому нечего не скажу. Я привстала на локтях. – Не кому не скажу.

— Ляг, не поднимайся, береги силы. – Она заставила меня лечь.

— Беречь силы, для чего? Что бы умереть?- Я горько усмехнулась.

— Лена, я не могу сейчас с тобой говорить, Курица в доме, теперь она и за мной следит. Но ты сейчас должно набраться сил, не бойся. Все будет хорошо. На вот выпей. – Она протянула мне стакан. Отпив глоток, я оттолкнула стакан, вкус был странным.

— Это просто лекарство, понизит температуру, и ты немного спокойно поспишь. Доверься мне…- Взгляд Совы, почему то гипнотизировал меня, и я подчинилась. Я выпила все до капли и отдала ей стакан.

Я проснулась от шума в комнате, кто — то кричал, я открыла глаза и села. Влад держал в руках пистолет направленный на меня, я не отрываясь смотрела на дуло. Меня прошиб холодный пот, сон моментально исчез. Сова стояла в шаге от него, а Курица по другую руку от Влада. Слова слились в один сплошной гул, единственное, что воспринимало мое сознание это пистолет. Не такой как в кино, реальный и я это понимала. Я понимала, что меня пришли убить. А потом раздался выстрел. Я закрыла глаза… настала тишина и глухой звук падающего тела.

Когда я открыла глаза, я увидела стоящего на коленях Влада и лежащую на полу Курицу. Сова стояла над ними. То, что происходило, потом было настолько нереально, что иногда мне кажется, что все это лишь частичка моего бреда. Влад взвыл и бросился на Сову. В едва освещенной светом комнате, я увидела блеск метала, и падающих на пол Влада и Сову. Они боролись, потом еще один выстрел. Потом я наверное опять отключилась так как пришла в себя на первом сидени.

Я была одна, место водителя было пустым, я огляделась, на мне был плед , в которую меня завернули, перед тем как усадили в машину. Машина стояла посреди большего пустыря. Я открыла дверцу машины и вылезла. На какое — то мгновение у меня закружилась голова, я ухватилась за крышу машины и закрыла глаза. Когда головокружение прошло, я осмотрелась, и тут увидела одинокую фигуру, которая шла в моем направлении, СОВА, она шла с лопатой, УБИВАТЬ МЕНЯ, я повернулась, и сначала опираясь о машину, а потом сама, попыталась бежать. У меня это плохо получалось, ноги не слушались меня. Я упала, поднялась, прошла несколько шагов и упала снова. Задыхаясь от слез и трясясь от ужаса, я снова заставила себя подняться.

— Лена! Стой! – Услышала я за спиной. Но не обернулась, а попыталась двигаться по быстрее. Я слышала, как ее шаги приближаются. Я ожидала удара каждый момент, но продолжала бежать. Каждое движение удавалось с таким трудом. Сил не хватало, и я снова упала… На это раз мне не удалось подняться. Сова уже держала меня в своих руках. Я попыталась вырваться, не получалось, я только беспомощно барахталась в ее руках.

— Успокойся, посмотри на меня, слышишь? Посмотри на меня. – Услышала я. Девушка развернула меня к себе, я не осмеливалась смотреть на нее и отвела взгляд. Рядом лежала лопата, я не отрываясь смотрела на нее в любой момент ожидая что Сова схватит ее и ударит. Я заставила себя взглянуть на нее и снова на лопату. Сова, проследила за моим взглядом и поняв мой страх оттолкнула лопату нагой.

— Лена успокойся, все закончилось, все хорошо. Не бойся, посмотри на меня. Просто посмотри на меня. – Заставила себя посмотреть на нее. Ее лицо было перепачкано землей.

— Не убивай меня. – Прошептала я.

— Все хорошо, тебе не чего не грозит. Успокойся, теперь все хорошо, некто тебя не тронет. Я нечего тебе плохого не сделаю. Доверься мне. – Тот тон, с которым она сказала, та уверенность заставили меня замереть. Девушка пристально смотрела на меня, а потом прижала к себе. Поглаживая мои оголившиеся плечи, она прошептала мне на ухо.

— Леночка, все хорошо, давай вернемся в машину. Нам надо уехать отсюда. – Она подняла меня на руки и понесла в машину. Через 15 минут мы ехали по трассе, я сидела снова закутанная в плед, рядом с Совой. Я косилась на нее, Девушка сама выглядела вымотанной.

— Ничего, тут дача одной из моих бывших, мы передохнем там, а потом решим что делать. – Сказала она, скорее себе, чем мне. Я прижала лоб, к холодному стеклу глядя на проносящиеся мимо машины. К вечеру мы въехали в небольшой поселок. Сова нашла нужный дом и припарковала машину. В доме было темно. Девушка посмотрела на меня.

— Я пойду, возьму ключи, а ты не делай не каких глупостей, хорошо? — Я кивнула. Девушка вышла и исчезла в темноте, потом вернулась ко мне, открыла дверцу и помогла мне выйти. От слабости я повисла у нее на плече. [email protected] [email protected] [email protected] ICQ 430884767©®

Мы вошли в пустой дом, Сова зажгла свет и повела меня по коридору. Мы дошли до ванны. Сова включила воду и оставила меня сидеть на краю ванны. Этот дом по всей вероятности был чей — то дачей, не очень большей, но ухоженный. Сова вернулась через пару минут с полотенцами.

— Сейчас ванную примешь, поешь, а потом спать… – У меня не было сил ответить, все, о чем я сейчас мечтала это о теплой воде. Девушка сняла с меня плед и помогла забраться в воду, инстинктивно я сжалась, осознавая свою наготу. Девушка усмехнулась. Положила свернутое полотенце мне под голову и заставила откинуться. Я немного расслабилась. Вода успокаивала, согревала. Сова, обтирала мочалкой мое лицо, и плечи. Ушибленный нос еще побаливал, раны от ремней на руках пощипывали в воде. Я потерла их.

— Лена, я убила Влада, а он убил Курицу, хотел в тебя стрелять, но я оттолкнула его, и он попал в нее, так что теперь тебе не кто не чего не сделает. – Я вопросительно посмотрела на нее.

— И я нечего не сделаю тебе плохого, когда окрепнешь, и я немного отдохну, мы вернемся в город. Сможешь уйти. – Сова обтирала мое тело, я не противилась этому, у меня не было не сил не-желания делать этого. Прикосновения этой девушки были очень нежными и осторожными.

— Спасибо… Сова… – Проговорила я посмотрев на нее.

— Вообще-то я Света. – Усмехнулась девушка. – Совой назвали потому, что когда-то я любила ночную жизнь, клубы, развлечения…- Она помогла мне сесть и вымыла мне волосы, потом помогла выбраться из воды. От воды меня так разморило, что идти я не смогла и Света снова взяла меня на руки. Она отнесла меня в маленькую спальню с двойной кроватью. Света вытерла меня причесала и уложила в постель, наконец-то я легла в чистой постели. Света ушла на кухню за едой, но я не дождалась ее, отключилась моментально, как только моя голова коснулась подушки. [email protected] [email protected] [email protected] ICQ 430884767©®

Утром мне на какой-то момент показалось, что я в детстве, за окном кричали питухи. Я привстала, Света спала рядом со мной. Я встала с кровати. Мои руки были забинтованы, это Света когда я уснула, позаботилась обо мне. На крючке на стене весел, чей — то халат. Я оделась и пошла, искать кухню. В шкафах было пусто, но мне удалось найти чай, и остатки сахара. Пару консервов с засахаренными фруктами. Поев, я почувствовала себя намного лучше. Я сделала чай и понесла его в спальню, Света уже встала она тоже была одета в халат.

— Я думала ты убежала — Сказала она. Я поставила на столик чай и фрукты. И улыбнулась.

— Нет, я поесть искала. – Света почти с таким же аппетитом набросилась на еду. Когда она поела, она снова стала серьезной.

— А ты, почему разгуливаешь? – Ты еще не поправилась. — В постель быстренько. Я не стала спорить, легла. Света открыла шкаф, порылась там и достала сарафан.

— Моя бывшая примерно твоего роста, может немного повыше, тебе должно подойти. Она положила передо мной сарафан. – Вот оденься. Я схожу в магазин тут не далеко, куплю немного еды, и белье тебе. Только Лена, ты же теперь доверяешь мне? – Я кивнула.

– Не убегай, я буду волноваться, оставайся здесь. Ты обещаешь мне?

— Обещаю, я посплю. — Ответила я. Я чувствовала, что устала опять, я все-таки не достаточно окрепла. – Света улыбнулась и потрепав мои волосы ушла. Я откинулась на подушки. Последние два дня мне казались не реальными, и если бы не ноющий нос и забинтованные руки все можно было бы принять за кошмар.

Запах супа из свежих овощей! Я поднялась с кровати надела на голое тело сарафан и пошла на кухню. Света резала укроп.

— Проснулась? – Света обернулась.

— Садись за стол, уже почти готово. – Света налила мне полную тарелку и отрезала хлеб. Я поела с таким удовольствием, словно это было лучшее блюдо в моей жизни. Света смотрела на меня и улыбалась. Она больше не пугала меня, но в тоже время, помня о происшедшем, я не могла расслабиться. Света это видела.

Вечером, когда мы сидели в саду, она решила поговорить со мной.

— Лена, ты простишь меня за то, что я сделала?

— Да. – Ответила я. — Ты спасла меня.

— Но, в общем-то, именно я все это и затеяла. Владу деньги были нужны, Курица его на колесах сидела. А я просто хотела немного подзаработать, вот и выследили твоего парня. Но он никогда не был один, вот и решили взять тебя, он вечно так ходил за тобой.

— Ходил… – Вздохнула я. – Он предал меня, бросил одну.

— Многие мужчины такие. – Света взяла меня за руку. — Ты красивая девушка ты найдешь достойного тебя.

— Вообще-то, мне лучше знать какие девушки бывают, ты именно красивая.

— Так значит ты действительно лесби?

— Да, мужчин я признаю, ты уже сама убедилась какими они могут быть. – Я попробовала вынуть свою руку из ее ладони, но Света сильнее.

— Масик, извини, что я с тобой так, я некогда нечего не сделала бы с девушкой против ее желания. Просто я не хотела, что бы он тебя изнасиловал, его насилие тебе бы было тяжелее перенести. У тебя поднялась температура после меня, а что бы было после него, он бы еще и поранил тебя… – Ей тяжело довались такие слова.

– Завтра я отвезу тебя домой, и попрошу только об одном, не говори обо мне никому, я ради тебя убила, я не хочу сидеть…

— Я не кому ничего не скажу.

Мы почти подъехали к студенческому общежитию, последние минут 15 мы не говорили, каждая думала о своем. Мне, почему то не хотелось расставаться со Светой.

Я вошла в свое обшарпанное общежитие, Света проводила меня до дверей, я попрощалась с ней и уже собиралась идти к лестнице, как меня остановила вахтерша. В маленьком вестибюле толпились старшекурсницы.

— Прокопенко, ты куда?

— ты заплатила за последние два месяца? – Вахтерша говорила громко.

— Я заплачу вам потом. – Я обернулась на двери что бы хотя бы из далека, посмотреть на Свету, но та вероятно услышав мой разговор с Вахтершей остановилась и наблюдала за нами.

— Поздновато ты спохватилась. Комендант велела тебя выселить. Ты не оплачиваешь вовремя жилье, ты не появляешься ночами, это нарушение правил. Мы тебя больше не можем тут оставлять. Мест и так не хватает. – С этими словами вахтерша вытащила мой чемодан и поставила передо мной. Я была в полном шоке. Девчонки, стоявшие в вестибюли, наблюдали за мной.

— Куда же я пойду? Я хочу поговорить с комендантом. – Проговорила я.

— Марья Степановна уехала на неделю, если хочешь, поговоришь с ней потом, но я не думаю что она примет тебя обратно. Мест нет.

— Но идти мне куда? Мне еще три месяца учиться.

— Твои проблемы милочка, иди туда, где ты провела последние три дня. – Мои губы задрожали, я готова была разреветься, пряма перед всеми. Я закатала рукава кофты, которую мне купила Света и подняла чемодан.

— Вот, посмотрите на нее, вены себе резала, ну глупые вы молодые. – Вахтерша указывала на мои забинтованные руки. Старшекурсницы захихикали. От обиды у меня полились слезы.

— Все хватит. — Услышала я за спиной. Рядом стояла Света. Она взяла у меня из рук чемодан обхватила за плечи и подтолкнула к двери.

– Поживешь у меня. А Вам – Обратилась она в Вахтерше. — Некто не давал права унижать девушку.

Света усадила меня в машину, закинула на заднее сидение тяжелый, заполненный в основном книгами чемодан и села за руль.

— У меня поживешь, нечего. – От всего, что произошло, я не могла больше говорить, последние три дня. Меня похитили, держали связанной, избивали, насиловали, а в завершении всего выкинули как собаку на улицу, при этом опозорив перед людьми. Я опять давилась слезами, пока Света везла меня к себе.

— Малыш, не надо, у меня жить будешь, некто не прогонит, у меня квартира есть. Места хватит, я же одна живу. – Света прикоснулась к моей щеке, что бы вытереть слезы.

— Ты горячая, не переживай, сейчас приедем. – Мы въехали в новостройки, где находился дом Светланы. Она припарковала машину и помогла мне выйти. Ее квартира находилась на пятом этаже, не большая, но очень уютная. Света сразу завела меня в спальню и усадила на кровать.

— Давай ложись. — Она сняла с меня кофту, затем попыталась снять сарафан, но я остановила ее.

— Не бойся, давай снимем, его ты вспотела и вся горишь. Температура это реакция на стресс у тебя?

— Да с детства. – Ответила я. Пока мы ехали, я перестала плакать.

— Ну, вот видишь? Не волнуйся, сейчас ляжешь в постель, я оботру тебя, дам лекарства, и ты поспишь. Можешь жить у меня столько сколько захочешь. – Я позволила ей раздеть меня и уложить в постель, Света вернулась с водой в миске и таблетками, первое, что она сделала, это заставила выпить лекарства. Потом стала обтирать, несмотря на температуру, эти прикосновения возбуждали меня. Когда ее рука прикоснулась к моей груди, я вздрогнула, и я посмотрела на нее.

Сета заметила это. Ненадолго задержала руку, но потом продолжила. Чем больше она ко мне прикасалось, тем больше меня это возбуждало, даже не обращая внимание на жар, мое тело начинало реагировать на Свету. Я тяжело задышала. В голове шумело, я вспомнила, как она лежала на мне в ту ночь. Вспомнила, что мне было страшно и приятно одновременно. Я слегка прогнулась, когда она убирала руку, что бы отжать салфетку и смочить ее снова. Света молча наблюдала за мной. Потом она поставила миску на стол и наклонилась.

— Ты же хочешь этого, малыш? — Я не осмелилась ответить ей, я просто кивнула. Света поцеловала меня, приподняла и прилегла рядом. Ее руки стали ласкать меня, все еще мокрую от воды. Когда она убирала руку, я прогибалась, стараясь как можно дольше сохранить этот контакт. Света гладила мою грудь, потом живот, опускаясь все ниже, я не могла больше ждать и застонала.

— Тссс… – Шепнула она мне на ухо и опустила руку мне на лобок, я приподняла бедра, стараясь получить удовольствие как можно больше. Света улыбнулась и проникла в меня. Я стала двигаться на встречу ее руке. Света стала целовать меня всю, начиная от шеи и опускаясь все ниже, когда ее голова оказалась у меня между ног, я подняла руки и прижала их к своему лицу, стараясь сдерживать свои стоны, а потом заметалась в оргазме. Когда я пришла в себя Света уже укрывала меня простыню.

— Поспи, теперь будет лучше. – Она поцеловала меня в лоб, как ребенка целует мать перед сном, Я прижалась к ней и закрыла глаза. Напряжение ушло, температура спадала, мне становилось не только лучше физически, но и спокойнее на душе, я больше не была одна. Я с человеком, который убил другого человека, что бы спасти меня. Теперь я была спокойна, я была защищена. Умиротворенная, чувствующая себя нужной и в полной безопасности рядом со Светой я уснула… [email protected] [email protected] [email protected] ICQ 430884767©®

День тянулся невыносимо долго, особенно это ощущалось в самые неподходящие моменты. Когда Ларе хотелось справить малую нужду, она должна была писать через трусики и джинсы, а темнота могла скрыть это бесстыдство от глаз охранника, который неустанно на нее пялился.

Ларису, дочь высокого милицейского чина, держали в заложниках боевики ЧОА — Чеченской Освободительной Армии. Они приковали ее наручниками к амбарному замку, навесив над головой небольшую дощечку, которая едва прикрывала ее голову от дождя.

Отец Лары служил в Чечне с 98-го года. С тех пор она к нему пару раз ездила, но тогда и подумать не могла, что с ней может произойти ТАКОЕ!

Конвой, сопровождавший дочь начальника к селу Ахтынкай-юлы под Гудермесом был остановлен взрывом управляемого фугаса, сопровождавшие Лару бойцы ОМОНа были обезоружены, некоторые убиты, а саму девушку грубо запихнули в подруливший «газик» и куда-то повезли:

Сегодня должен был прийти Рамен. Кто это, Лариса не знала, но догадывалась, что это довольно-таки значащий человек в среде боевиков, наблюдая за лицами экстремистов во время их разговоров о Рамене. Лара училась в МГУ, на самом престижном факультете — международных отношений. Там их учили определять состояние человека по выражению его лица.

Лариса все время старалась не дышать часто, так как запах был просто-таки невыносим. Ведь она уже два дня ходила «под себя», «хорошо, что хоть срать не захотелось:», подумала девушка. Она просила своего надзирателя дать ей сходить в нормальный туалет, но тот лишь покачивал головой и жадно осматривал тело Лары. Она вообще удивлялась, как чеченец до сих пор не воспользовался ее беспомощностью. Видимо, им строго запретили трогать ее. Лишь бы только отец быстрее ее вызволил:

А отец тем временем рвал и метал. Ему сообщили о похищении его дочери как раз в то время, как симпатичная чеченка делала ему минет. Он орал на всех, зачем-то послал патрули в Гудермес. Террористы позвонили ему вечером и сказали, что они отпустят его дочь, если он уберет блокпосты в городе. Но он то знал, что это было невозможно — измена родине. Он пробовал сказать это звонившим, но те лишь загоготали в ответ, заметив, что в противном случае пришлют генералу кассету с кадрами насилия и убийства его дочери. Старый вояка сел за стол, обхватив голову руками и стал думать. Но что можно было придумать в такой ситуации. Глава 2.

Лара проснулась от яркого света фонаря, светившего прямо в глаза. «Пайдем с намы, Рамен сказал, будэт с табою гаварить:», на ужасном русском языке произнес фразу кто-то рядом, Лара не могла разглядеть из-за фонаря. Она послушно поднялась и поплелась к дому. Ее впихнули в двери и сказали сесть. Она села на пол. Через минуту зашел бородач и пригласил ее в комнату. При этом он снял с нее наручники, облегчив состояние Ларисы.

Девушка вступила в комнату. За столом сидел симпатичный мужчина лет 35. Рядом с ним находилось два бородатых чеченца и один человек внешностью сильно смахивающий на араба.

«Садись же, не стой!», вежливо предложил мужчина, по-видимому, Рамен. Лара послушно села на предложенный стул. «Я думаю, ты знаешь, почему ты здесь?», спросил Рамен. Лариса мотнула головой, она действительно не знала точной причины и цели боевиков. «Хорошо,», ответил Рамен, «я тебе скажу:» Он встал из-за стола и подошел к Ларисе. «Твой отец должен был убрать посты в Гудермесе, чтобы тебя спасти. Но он этого не сделал и, по-видимому, не собирается.» Он достал из ножен на поясе длинный армейский нож. «Поэтому,», зловеще произнес он, «мы тебя убьем!»

Лариса была в прострации. «Убьем:»Какое страшное слово. Она закричала: «Нет, не надо, прошу вас, не надо!» Рамен же провел ножом ей по лицу и быстрым движением отхватил ей кончик носа.

От боли Лара закричала. «Заткнись!», кинул Рамен и сильным левым крюком сбил девушку на пол. Стоящий у дверей охранник передал лежащую у входа видеокамеру арабу. Тот начал сьемку.

А снимать было что. Рамен распорол на девушке всю одежду, сдернул трусы, скривившись от запаха. Он поднял голову шокированной девушки и заставил ее лизать собственное нижнее белье. Затем он достал свой пенис и заставил Лару сосать его; бандита, видимо, возбуждал ее вид, с обрубленным носиком.

Рамен сделал невидимый для Ларисы знак и оба сидящих неподвижно до того момента чеченца с готовностью начали насиловать Лару. Один из них вставил руку до локтя в промежность 19-ти летней девушки, а второй начал вводить свой пенис в узенькое отверстие ануса Ларисы.

Девушка уже практически ничего не соображала из-за охватившей все ее существо боли, но сознание не хотело покидать ее. Через некоторое время все прекратилось, Ларису окатили водой и оставили лежать на полу. Глава 3.

Генерал только что просмотрел послание бандитов на видеокассете и теперь сидел, схватившись рукой за сердце, его глаза были полны слез. «Лара, Ларисочка, доченька, как же так, за что это:за что:» Затем им овладел гнев. Он схватил табельный пистолет, пошел в карцер при штабе МВД и собственноручно расстрелял всех заключенных кавказской национальности. Но легче ему от этого не стало. Даже страх за собственную дочь не был сильнее страха за ответственность в случае снятия блокпостов в районе Гудермеса.

Сегодня Лару насиловали уже раз 5. Ее матка и половые губы болели, так как в ней побывали уже все члены охраны, причем они не просто трахали ее, они насиловали Ларису, специально причиняя ей боль. Затем ей во влагалище засунули на треть длины флагшток и, смеясь, ушли в каптерку нюхать кокаин.

Рамен зашел вечером, опять заставил ее сделать ему минет и ушел, сильно ударив Ларису в промежность кулаком. Она уже не надеялась на освобождение, ее единственным желанием было желание смерти, быстрой смерти.

Генералу позвонил чеченец и сказал, что в случае невыполнения их условий до 1 часа ночи, он получит свою дочь в полиэтиленовом мешке в 2. Генерал лишь молча проглотил еще 5 таблеток валидола.

Ларису разбудил сильный удар в челюсть. Перед ней стоял Рамен, с перекошенным от злости лицом. Он только что узнал, что ее отец убил его братьев, которые содержались в штабе МВД под Гудермесом. «Встань, сука!», орал подонок. Лариса из последних сил приподнялась. Рамен схватил нож и отрезал ей мизинец на правой руке, выбросив его в дальний угол комнаты. Затем он потянул девушку на середину комнаты, бросил ее на стол и поочередно вошел в нее со всех сторон: он трахал ее в рот, во влагалище и в анус. Впрочем, сознание Ларисы было уже далеко от места событий, она не воспринимала происходящее вокруг.

Чеченец не успокаивался. Улыбнувшись в камеру, которая снимала все это, он схватил бутылку от водки и начал вводить ее девушке во влагалище, донышком внутрь. В конце-концов бутылка вошла. Рамен обезумел. Он запрыгнул на стол и начал прыгать на девушке ногами. Он прыгал до тех пор, пока бутылка не треснула и девушку не сотрясли последние предсмертные конвульсии. От этого зрелища охранник, снимавший убийство, начал блевать прямо на тело Ларисы. Рамен схватил нож и начал аккуратно вырезать половые органы девушки. Он вырезал все и бережно сложил в полиэтиленовый мешочек. Через 5 минут курьер-камикадзе уже мчался к генералу по шоссе, неся тому страшную посылку. Еще через 5 минут артиллерия накрыла шквальным огнем дом и сарай, где произошло убийство. Разговор Рамона . с генералом был перехвачен спецслужбами, которые, не поняв сути вопроса, решили, что данный квадрат нужно просто стереть к чертовой матери:Глава 4.

Генерал дрожащими руками открыл пакет и вывалил содержимое на стол. От увиденного у него помутнел разум; с трудом соображая, что делает, он взял табельный пистолет и:

Через 15 минут после суицида генерала, ему по секретной факсимильной связи пришло сообщение: «Ввиду отсутствия реальной угрозы нападения боевиков на Федеральные войска в районе Гудермеса, приказано снять все блокпосты в городе и прилегающих к нему населенных пунктах. Приказ принять к исполнению немедленно.»

Порно рассказ заложница.

Глава 1 День тянулся невыносимо долго, особенно это ощущалось в самые неподходящие моменты. Когда Ларе хотелось справить малую нужду, она должна была писать через трусики и джинсы, а темнота могла скрыть это бесстыдство от глаз охранника, который неустанно на нее пялился. Ларису, дочь высокого милицейского чина, держали в заложниках боевики ЧОА — Чеченской Освободительной Армии. Они приковали ее наручниками к амбарному замку, навесив над головой небольшую дощечку, которая едва прикрывала ее голову от дождя. Отец Лары служил в Чечне с 98-го года. С тех пор она к нему пару раз ездила, но тогда и подумать не могла, что с ней может произойти ТАКОЕ! Конвой, сопровождавший дочь начальника к селу Ахтынкай-юлы под Гудермесом был остановлен взрывом управляемого фугаса, сопровождавшие Лару бойцы ОМОНа были обезоружены, некоторые убиты, а саму девушку грубо запихнули в подруливший «газик» и куда-то повезли: Сегодня должен был прийти Рамен. Кто это, Лариса не знала, но догадывалась, что это довольно-таки значащий человек в среде боевиков, наблюдая за лицами экстремистов во время их разговоров о Рамене. Лара училась в МГУ, на самом престижном факультете — международных отношений. Там их учили определять состояние человека по выражению его лица. Лариса все время старалась не дышать часто, так как запах был просто-таки невыносим. Ведь она уже два дня ходила «под себя», «хорошо, что хоть срать не захотелось:», подумала девушка. Она просила своего надзирателя дать ей сходить в нормальный туалет, но тот лишь покачивал головой и жадно осматривал тело Лары. Она вообще удивлялась, как чеченец до сих пор не воспользовался ее беспомощностью. Видимо, им строго запретили трогать ее. Лишь бы только отец быстрее ее вызволил: А отец тем временем рвал и метал. Ему сообщили о похищении его дочери как раз в то время, как симпатичная чеченка делала ему минет. Он орал на всех, зачем-то послал патрули в Гудермес. Террористы позвонили ему вечером и сказали, что они отпустят его дочь, если он уберет блокпосты в городе. Но он то знал, что это было невозможно — измена родине. Он пробовал сказать это звонившим, но те лишь загоготали в ответ, заметив, что в противном случае пришлют генералу кассету с кадрами насилия и убийства его дочери. Старый вояка сел за стол, обхватив голову руками и стал думать. Но что можно было придумать в такой ситуации. Глава 2.

Лара проснулась от яркого света фонаря, светившего прямо в глаза. «Пайдем с намы, Рамен сказал, будэт с табою гаварить:», на ужасном русском языке произнес фразу кто-то рядом, Лара не могла разглядеть из-за фонаря. Она послушно поднялась и поплелась к дому. Ее впихнули в двери и сказали сесть. Она села на пол. Через минуту зашел бородач и пригласил ее в комнату. При этом он снял с нее наручники, облегчив состояние Ларисы. Девушка вступила в комнату. За столом сидел симпатичный мужчина лет 35. Рядом с ним находилось два бородатых чеченца и один человек внешностью сильно смахивающий на араба. «Садись же, не стой!», вежливо предложил мужчина, по-видимому, Рамен. Лара послушно села на предложенный стул. «Я думаю, ты знаешь, почему ты здесь?», спросил Рамен. Лариса мотнула головой, она действительно не знала точной причины и цели боевиков. «Хорошо,», ответил Рамен, «я тебе скажу:» Он встал из-за стола и подошел к Ларисе. «Твой отец должен был убрать посты в Гудермесе, чтобы тебя спасти. Но он этого не сделал и, по-видимому, не собирается.» Он достал из ножен на поясе длинный армейский нож. «Поэтому,», зловеще произнес он, «мы тебя убьем!» Лариса была в прострации. «Убьем:»Какое страшное слово. Она закричала: «Нет, не надо, прошу вас, не надо!» Рамен же провел ножом ей по лицу и быстрым движением отхватил ей кончик носа. От боли Лара закричала. «Заткнись!», кинул Рамен и сильным левым крюком сбил девушку на пол. Стоящий у дверей охранник передал лежащую у входа видеокамеру арабу. Тот начал сьемку. А снимать было что. Рамен распорол на девушке всю одежду, сдернул трусы, скривившись от запаха. Он поднял голову шокированной девушки и заставил ее лизать собственное нижнее белье. Затем он достал свой пенис и заставил Лару сосать его; бандита, видимо, возбуждал ее вид, с обрубленным носиком. Рамен сделал невидимый для Ларисы знак и оба сидящих неподвижно до того момента чеченца с готовностью начали насиловать Лару. Один из них вставил руку до локтя в промежность 19-ти летней девушки, а второй начал вводить свой пенис в узенькое отверстие ануса Ларисы. Девушка уже практически ничего не соображала из-за охватившей все ее существо боли, но сознание не хотело покидать ее. Через некоторое время все прекратилось, Ларису окатили водой и оставили лежать на полу. Глава 3.

Генерал только что просмотрел послание бандитов на видеокассете и теперь сидел, схватившись рукой за сердце, его глаза были полны слез. «Лара, Ларисочка, доченька, как же так, за что это:за что:» Затем им овладел гнев. Он схватил табельный пистолет, пошел в карцер при штабе МВД и собственноручно расстрелял всех заключенных кавказской национальности. Но легче ему от этого не стало. Даже страх за собственную дочь не был сильнее страха за ответственность в случае снятия блокпостов в районе Гудермеса. Сегодня Лару насиловали уже раз 5. Ее матка и половые губы болели, так как в ней побывали уже все члены охраны, причем они не просто трахали ее, они насиловали Ларису, специально причиняя ей боль. Затем ей во влагалище засунули на треть длины флагшток и, смеясь, ушли в каптерку нюхать кокаин. Рамен зашел вечером, опять заставил ее сделать ему минет и ушел, сильно ударив Ларису в промежность кулаком. Она уже не надеялась на освобождение, ее единственным желанием было желание смерти, быстрой смерти. Генералу позвонил чеченец и сказал, что в случае невыполнения их условий до 1 часа ночи, он получит свою дочь в полиэтиленовом мешке в 2. Генерал лишь молча проглотил еще 5 таблеток валидола. Ларису разбудил сильный удар в челюсть. Перед ней стоял Рамен, с перекошенным от злости лицом. Он только что узнал, что ее отец убил его братьев, которые содержались в штабе МВД под Гудермесом. «Встань, сука!», орал подонок. Лариса из последних сил приподнялась. Рамен схватил нож и отрезал ей мизинец на правой руке, выбросив его в дальний угол комнаты. Затем он потянул девушку на середину комнаты, бросил ее на стол и поочередно вошел в нее со всех сторон: он трахал ее в рот, во влагалище и в анус. Впрочем, сознание Ларисы было уже далеко от места событий, она не воспринимала происходящее вокруг. Чеченец не успокаивался. Улыбнувшись в камеру, которая снимала все это, он схватил бутылку от водки и начал вводить ее девушке во влагалище, донышком внутрь. В конце-концов бутылка вошла. Рамен обезумел. Он запрыгнул на стол и начал прыгать на девушке ногами. Он прыгал до тех пор, пока бутылка не треснула и девушку не сотрясли последние предсмертные конвульсии. От этого зрелища охранник, снимавший убийство, начал блевать прямо на тело Ларисы. Рамен схватил нож и начал аккуратно вырезать половые органы девушки. Он вырезал все и бережно сложил в полиэтиленовый мешочек. Через 5 минут курьер-камикадзе уже мчался к генералу по шоссе, неся тому страшную посылку. Еще через 5 минут артиллерия накрыла шквальным огнем дом и сарай, где произошло убийство. Разговор Рамона с генералом был перехвачен спецслужбами, которые, не поняв сути вопроса, решили, что данный квадрат нужно просто стереть к чертовой матери:Глава 4.

Генерал дрожащими руками открыл пакет и вывалил содержимое на стол. От увиденного у него помутнел разум; с трудом соображая, что делает, он взял табельный пистолет и: Через 15 минут после суицида генерала, ему по секретной факсимильной связи пришло сообщение: «Ввиду отсутствия реальной угрозы нападения боевиков на Федеральные войска в районе Гудермеса, приказано снять все блокпосты в городе и прилегающих к нему населенных пунктах. Приказ принять к исполнению немедленно.»

День тянулся невыносимо долго, особенно это ощущалось в самые неподходящие моменты. Когда Ларе хотелось справить малую нужду, она должна была писать через трусики и джинсы, а темнота могла скрыть это бесстыдство от глаз охранника, который неустанно на нее пялился.

Ларису, дочь высокого милицейского чина, держали в заложниках боевики ЧОА — Чеченской Освободительной Армии. Они приковали ее наручниками к амбарному замку, навесив над головой небольшую дощечку, которая едва прикрывала ее голову от дождя.

Отец Лары служил в Чечне с 98-го года. С тех пор она к нему пару раз ездила, но тогда и подумать не могла, что с ней может произойти ТАКОЕ!

Конвой, сопровождавший дочь начальника к селу Ахтынкай-юлы под Гудермесом был остановлен взрывом управляемого фугаса, сопровождавшие Лару бойцы ОМОНа были обезоружены, некоторые убиты, а саму девушку грубо запихнули в подруливший «газик» и куда-то повезли:

Сегодня должен был прийти Рамен. Кто это, Лариса не знала, но догадывалась, что это довольно-таки значащий человек в среде боевиков, наблюдая за лицами экстремистов во время их разговоров о Рамене. Лара училась в МГУ, на самом престижном факультете — международных отношений. Там их учили определять состояние человека по выражению его лица.

Лариса все время старалась не дышать часто, так как запах был просто-таки невыносим. Ведь она уже два дня ходила «под себя», «хорошо, что хоть срать не захотелось:», подумала девушка. Она просила своего надзирателя дать ей сходить в нормальный туалет, но тот лишь покачивал головой и жадно осматривал тело Лары. Она вообще удивлялась, как чеченец до сих пор не воспользовался ее беспомощностью. Видимо, им строго запретили трогать ее. Лишь бы только отец быстрее ее вызволил:

А отец тем временем рвал и метал. Ему сообщили о похищении его дочери как раз в то время, как симпатичная чеченка делала ему минет. Он орал на всех, зачем-то послал патрули в Гудермес. Террористы позвонили ему вечером и сказали, что они отпустят его дочь, если он уберет блокпосты в городе. Но он то знал, что это было невозможно — измена родине. Он пробовал сказать это звонившим, но те лишь загоготали в ответ, заметив, что в противном случае пришлют генералу кассету с кадрами насилия и убийства его дочери. Старый вояка сел за стол, обхватив голову руками и стал думать. Но что можно было придумать в такой ситуации. Глава 2.

Лара проснулась от яркого света фонаря, светившего прямо в глаза. «Пайдем с намы, Рамен сказал, будэт с табою гаварить:», на ужасном русском языке произнес фразу кто-то рядом, Лара не могла разглядеть из-за фонаря. Она послушно поднялась и поплелась к дому. Ее впихнули в двери и сказали сесть. Она села на пол. Через минуту зашел бородач и пригласил ее в комнату. При этом он снял с нее наручники, облегчив состояние Ларисы.

Девушка вступила в комнату. За столом сидел симпатичный мужчина лет 35. Рядом с ним находилось два бородатых чеченца и один человек внешностью сильно смахивающий на араба.

«Садись же, не стой!», вежливо предложил мужчина, по-видимому, Рамен. Лара послушно села на предложенный стул. «Я думаю, ты знаешь, почему ты здесь?», спросил Рамен. Лариса мотнула головой, она действительно не знала точной причины и цели боевиков. «Хорошо,», ответил Рамен, «я тебе скажу:» Он встал из-за стола и подошел к Ларисе. «Твой отец должен был убрать посты в Гудермесе, чтобы тебя спасти. Но он этого не сделал и, по-видимому, не собирается.» Он достал из ножен на поясе длинный армейский нож. «Поэтому,», зловеще произнес он, «мы тебя убьем!»

Лариса была в прострации. «Убьем:»Какое страшное слово. Она закричала: «Нет, не надо, прошу вас, не надо!» Рамен же провел ножом ей по лицу и быстрым движением отхватил ей кончик носа.

От боли Лара закричала. «Заткнись!», кинул Рамен и сильным левым крюком сбил девушку на пол. Стоящий у дверей охранник передал лежащую у входа видеокамеру арабу. Тот начал сьемку.

А снимать было что. Рамен распорол на девушке всю одежду, сдернул трусы, скривившись от запаха. Он поднял голову шокированной девушки и заставил ее лизать собственное нижнее белье. Затем он достал свой пенис и заставил Лару сосать его; бандита, видимо, возбуждал ее вид, с обрубленным носиком.

Рамен сделал невидимый для Ларисы знак и оба сидящих неподвижно до того момента чеченца с готовностью начали насиловать Лару. Один из них вставил руку до локтя в промежность 19-ти летней девушки, а второй начал вводить свой пенис в узенькое отверстие ануса Ларисы.

Девушка уже практически ничего не соображала из-за охватившей все ее существо боли, но сознание не хотело покидать ее. Через некоторое время все прекратилось, Ларису окатили водой и оставили лежать на полу. Глава 3.

Генерал только что просмотрел послание бандитов на видеокассете и теперь сидел, схватившись рукой за сердце, его глаза были полны слез. «Лара, Ларисочка, доченька, как же так, за что это:за что:» Затем им овладел гнев. Он схватил табельный пистолет, пошел в карцер при штабе МВД и собственноручно расстрелял всех заключенных кавказской национальности. Но легче ему от этого не стало. Даже страх за собственную дочь не был сильнее страха за ответственность в случае снятия блокпостов в районе Гудермеса.

Сегодня Лару насиловали уже раз 5. Ее матка и половые губы болели, так как в ней побывали уже все члены охраны, причем они не просто трахали ее, они насиловали Ларису, специально причиняя ей боль. Затем ей во влагалище засунули на треть длины флагшток и, смеясь, ушли в каптерку нюхать кокаин.

Рамен зашел вечером, опять заставил ее сделать ему минет и ушел, сильно ударив Ларису в промежность кулаком. Она уже не надеялась на освобождение, ее единственным желанием было желание смерти, быстрой смерти.

Генералу позвонил чеченец и сказал, что в случае невыполнения их условий до 1 часа ночи, он получит свою дочь в полиэтиленовом мешке в 2. Генерал лишь молча проглотил еще 5 таблеток валидола.

Ларису разбудил сильный удар в челюсть. Перед ней стоял Рамен, с перекошенным от злости лицом. Он только что узнал, что ее отец убил его братьев, которые содержались в штабе МВД под Гудермесом. «Встань, сука!», орал подонок. Лариса из последних сил приподнялась. Рамен схватил нож и отрезал ей мизинец на правой руке, выбросив его в дальний угол комнаты. Затем он потянул девушку на середину комнаты, бросил ее на стол и поочередно вошел в нее со всех сторон: он трахал ее в рот, во влагалище и в анус. Впрочем, сознание Ларисы было уже далеко от места событий, она не воспринимала происходящее вокруг.

Чеченец не успокаивался. Улыбнувшись в камеру, которая снимала все это, он схватил бутылку от водки и начал вводить ее девушке во влагалище, донышком внутрь. В конце-концов бутылка вошла. Рамен обезумел. Он запрыгнул на стол и начал прыгать на девушке ногами. Он прыгал до тех пор, пока бутылка не треснула и девушку не сотрясли последние предсмертные конвульсии. От этого зрелища охранник, снимавший убийство, начал блевать прямо на тело Ларисы. Рамен схватил нож и начал аккуратно вырезать половые органы девушки. Он вырезал все и бережно сложил в полиэтиленовый мешочек. Через 5 минут курьер-камикадзе уже мчался к генералу по шоссе, неся тому страшную посылку. Еще через 5 минут артиллерия накрыла шквальным огнем дом и сарай, где произошло убийство. Разговор Рамона . с генералом был перехвачен спецслужбами, которые, не поняв сути вопроса, решили, что данный квадрат нужно просто стереть к чертовой матери:Глава 4.

Генерал дрожащими руками открыл пакет и вывалил содержимое на стол. От увиденного у него помутнел разум; с трудом соображая, что делает, он взял табельный пистолет и:

Через 15 минут после суицида генерала, ему по секретной факсимильной связи пришло сообщение: «Ввиду отсутствия реальной угрозы нападения боевиков на Федеральные войска в районе Гудермеса, приказано снять все блокпосты в городе и прилегающих к нему населенных пунктах. Приказ принять к исполнению немедленно.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *